Купить тактический жилет купить ботинки тактические купить горные ботинки тактическая одежда купить

01.08.2012

Восемнадцать лет доблести и мужества: отряд специального назначения ВВ МВД «Русь». Часть 1

Рождение

Отряд родился 1 августа 1994 года.

ОСН РУСЬ

ОСН Русь
Спецназовское братство – удивительный феномен, описания которого нет ни в одном наставлении или уставе. Но каждый, кто служит в спецназе, знает, что в самом жестоком бою он всегда может опереться на плечо друга. А значит, победить…

Базой для его создания стал отдельный мотострелковый батальон особого назначения (ОМСБОН), до 1991 года в течение почти тридцати лет выполнявший совместно с 9-м Главным управлением КГБ СССР задачи по охране и обороне Центрального комитета и Московского городского комитета коммунистической партии Советского Союза, располагавшихся в комплексе зданий на Старой площади столицы. Это была образцово-показательная воинская часть. 

С развалом Союза задачи по охране объектов ЦК компартии с батальона были сняты, что зафиксировано в соответствующем указе Президента СССР Михаила Горбачева. Тем не менее в течение некоторого времени батальон продолжал охранять объекты высшей государственной власти – здания и сооружения Правительства России. В конце концов данная функция от ОМСБОНа была передана Главному управлению охраны. Батальон остался без работы.

Руководству МВД и внутренних войск предстояло решить судьбу воинской части. То, что уникальную воинскую часть не следует расформировывать окончательно, тогдашнему командующему внутренними войсками Анатолию Куликову подсказывало не только его окружение, но и анализ ситуации в стране, где роль войск неизменно повышалась.

Череда межнациональных конфликтов, вспыхнувших на руинах былой империи, заставила руководство страны резко менять облик внутренних войск, закреплять за ними новые, важные задачи, основной из которых стала борьба с незаконными вооруженными формированиями, террористическими группами, сепаратистами и экстремистами всех мастей, нашедшими питательную почву для своих идей на Северном Кавказе, в Средней Азии, Закавказье.

Войска, с 1988 года неизменно участвующие во всех межнациональных конфликтах в роли пожарной команды, успевшие повоевать в мирный, казалось бы, период, нуждались в хорошо подготовленных, оснащенных, профессиональных, мобильных подразделениях. Именно такие воинские части создавались на рубеже 90-х годов. Они получили наименование оперативных, что как нельзя более точно отражало суть их служебной и боевой деятельности.

Наряду с оперативными частями вести борьбу с сепаратистами, экстремистами, незаконными вооруженными формированиями были призваны и отряды спецназа, которых к 1994 году во внутренних войсках было два: «Витязь» и «Росич». Один из них – «Витязь» – уже имел солидную историю и не менее солидный для такого подразделения послужной список, успев принять участие во многих серьезных спецоперациях еще в Советском Союзе, а также в новой России. Другой отряд – «Росич» – был создан в 1992 году и входил в состав Северо-Кавказского округа внутренних войск.

Командование войск осознавало: в сложившихся условиях роль подразделений специального назначения, выполняющих боевые задачи любой степени сложности в целях обеспечения внутренней безопасности государства и его граждан, год от года будет возрастать. Во всяком случае ближайшая перспектива мыслилась именно так. 

Обстановка, складывающаяся на Северном Кавказе в начале 94-го года, свидетельствовала, что для спецназа, как и для войск в целом, работы хватит. События 1992—1993 годов в Северной Осетии и Ингушетии, в Южной Осетии, в Москве, где действия отрядов специального назначения внутренних войск были признаны весьма эффективными, лишь подтверждали убеждение руководителей, отвечающих за безопасность и правопорядок в стране: спецназ нужно развивать.


Касаясь же ОМСБОНа, отлученного от охраны правительственных зданий, отметим, что решение сохранить его как воинскую часть было принято на уровне Министерства внутренних дел России. На первом этапе за батальоном закрепили новые задачи, сделав воинской частью оперативного назначения, что позволило сохранить батальон как воинское формирование. При этом учитывали и то, что в ОМСБОНе был традиционно крепкий, высокопрофессиональный коллектив. Длительное время батальон считался лучшим подразделением внутренних войск, был своего рода их лицом. Отбор солдат в подразделение был строжайший. Учитывалось все: не только личные качества призывника, но рост, общефизическое развитие и даже черты лица, которые по традиции должны были быть «стандартного», без характерных особенностей, славянского типа. Стоящий на посту №1 в здании ЦК партии солдат за день мог по нескольку раз встретить проходящего мимо генерального секретаря, не говоря о членах политбюро. В отдельных случаях ему приходилось отвечать на вопросы высших иерархов коммунистической партии, поддерживать беседу. Естественно, на пост №1 в здание ЦК заступали только лучшие военнослужащие, обладающие высокими личными качествами. Не менее строгое отношение было и к подбору офицерских кадров. Стоит сказать лишь, что даже обыкновенный командир взвода назначался на должность только после личной беседы с начальником управления кадров войск.

Батальон носил свое новое название «оперативный» недолго. Приказами министра внутренних дел и командующего внутренними войсками создавался еще один отряд специального назначения.

Решение создать отряд спецназа на базе бывшего ОМСБОНа можно признать вполне логичным и оправданным. Во-первых, очень выгодное расположение – практически центр Москвы. Во-вторых, личный состав батальона отличался профессионализмом, высоким уровнем физической подготовки, дисциплиной, исполнительностью. Все, что выделяло ОМСБОН в своего рода элиту внутренних войск, как нельзя кстати пришлось при создании такого специфического воинского организма, как подразделение специального назначения.

Боевое знамя, святой символ для каждого воинского формирования, досталось новому отряду от своего прародителя – отдельного мотострелкового батальона особого назначения.


Как и уже существующий отряд «Витязь», новый отряд организационно вошел в состав Отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН) внутренних войск, более известной как дивизия имени Ф.Дзержинского – такое название она носила в Советском Союзе. Первым командиром был назначен полковник Павел Зайцев.

Вновь созданному отряду были определены задачи, среди которых основные – участие в мероприятиях МВД России по пресечению захвата и угона воздушных судов гражданской авиации, оказание содействия органам внутренних дел в пресечении групповых нарушений общественного порядка, массовых беспорядков, оказание помощи Главному управлению охраны России в усилении охраны объектов комплекса административных зданий Правительства РФ при осложнении обстановки, розыск и задержание особо опасных преступников (дезертиров), разоружение преступных вооруженных групп и изъятие у них оружия, освобождение лиц, захваченных в качестве заложников, обеспечение безопасности руководства МВД РФ и внутренних войск в районах, где введено чрезвычайное положение, нахождение в резерве командующего внутренними войсками для решения внезапно возникающих задач.

Список задач, поставленных перед отрядом, относится к моменту формирования – августу 94-го года. Совсем скоро он претерпит ряд изменений, вызванных объективными обстоятельствами.

Период становления – один из самых сложных. Огромное количество организационных, повседневных проблем предстояло решить в кратчайшие сроки. Очень пригодились опыт и багаж профессиональных навыков отряда «Витязь». У него с небольшими изменениями были взяты и организационно-штатная структура, оптимальная на то время, и программы специальной подготовки, уже обкатанные и подтвердившие свою эффективность.


Главный принцип спецназа – добровольность. Поэтому в отряде после организационно-штатных мероприятий остались лишь те, кто сам пожелал продолжить службу в спецназе. Первостепенное внимание при этом уделялось комплектованию боевых групп. Офицерский корпус остался практически весь. Профессиональная подготовка, физические качества офицеров ни у кого не вызывали сомнений. То, что они способны в короткий срок овладеть новыми для себя знаниями, – тоже. Подполковник Евгений Погодин, в то время начальник штаба отряда, вспоминает: «С тем человеком, который отказался служить в спецназе, мы расставались сразу же, несмотря ни на какие его деловые и профессиональные качества. Уже тогда мы понимали, сколь важен морально-психологический климат в таком специфическом формировании, как отряд спецназа. В то время мы очень тщательно подошли к процессу комплектования. Не ставили перед собой задачу во что бы то ни стало заполнить все должности, понимали, что люди должны прижиться друг к другу, притереться. Нам удалось подобрать на те должности, которые не были заняты офицерами бывшего ОМСБОНа, людей из дивизии Дзержинского, из отряда «Витязь». Брали опытных офицеров, служивших до этого в Вооруженных силах в подразделениях разведки, в воздушно-десантных войсках. Главное – нам удалось сохранить добрые традиции ОМСБОНа, присущий ему уровень дисциплины и исполнительности».

Первые месяцы были заполнены напряженной учебой на полигоне в деревне Новая, и на полевых сборах под Ногинском. Реальную помощь оказывали специалисты из «Витязя», именно они помогали проводить занятия по спецподготовке.

По техническому оснащению и вооружению в то время отряд ничем не отличался от линейных частей и подразделений внутренних войск. Все перешло по наследству от ОМСБОНа. Парк техники составляли лишь крытые ГАЗ-53, предназначенные и вполне пригодные для перевозки личного состава по улицам Москвы и дорогам области. Из оружия – штатные автоматы АК, пулеметы, гранатометы. Спецоружие появилось спустя некоторое время – это были пистолеты-пулеметы «Кипарис» и автоматические пистолеты Стечкина, оснащенные приспособлением для бесшумной и беспламенной стрельбы. Главным отличием от обычных подразделений стало новое обмундирование, до этого редко встречавшееся во внутренних войсках. Петербургская фирма «АНА» снабдила каждого бойца четырьмя комплектами удобной и функциональной формы характерной расцветки «камыш». Получил отряд и новые спецназовские бронешлемы – «Маска-1». Иных отличий от обычного подразделения пока не было.

Еще за месяц до ввода федеральных сил на территорию Чечни отряд ежесуточно выделял по одному взводу в вооруженный резерв по усилению охраны Дома Правительства Российской Федерации.

Период становления, в ходе которого офицеры сделали все, что могли, чтобы подготовить солдат к решению новых задач, закончился внезапно. Шел декабрь 1994 года… Именно тогда была поставлена задача убыть в первую командировку на Северный Кавказ – с 12 января 1995 года отряду предстояло участвовать в боевых действиях в Чечне. В командировку отряд выехал без собственного имени, имея лишь номерное обозначение.

Помни свое имя


Вскоре после своего создания отряд получил новые спецназовские бронешлемы – «Маска-1»

В то время традиции давать имена собственные подразделениям спецназа внутренних войск было всего три года. В 1991 году созданному на базе учебного батальона специального назначения дивизии имени Ф. Дзержинского отряду было присвоено имя «Витязь», которое очень быстро прижилось в подразделении, оказалось на слуху. Собственное имя кроме всего прочего выделяло подразделение спецназа из общего ряда воинских коллективов, формируя особый спецназовский дух, своеобразный внутренний климат в отряде. Каждый боец не только гордился тем, что он служит в спецназе, но и своей принадлежностью к отряду с таким звучным именем. Уронить честь спецназовца – значит опозорить не только себя, а весь коллектив, бросить тень на имя отряда. Эта мысль всячески поддерживалась и культивировалась. По такому же принципу отряд Северо-Кавказского округа получил имя «Росич».

Опыт двух отрядов был признан вполне удачным. Поэтому вновь созданному отряду также необходимо было дать имя. К этому в отряде подошли чрезвычайно ответственно, но не торопясь, памятуя о том, что, «как вы яхту назовете, так она и поплывет».

Вопрос об имени встал с первых дней существования отряда. Однако в результате короткого мозгового штурма приемлемого варианта найдено не было. Вопрос был отложен, но к нему периодически возвращались.

Одним из наиболее прижившихся неофициальных названий стал «Центр». Мотивация выбора именного такого названия была в том, что отряд находился практически в центре Москвы. Тем более что одной из его главных задач была борьба с терроризмом в Москве и городах Центральной части России. Имя, правда, неофициальное, получило в отряде на первых порах поддержку. Были даже сделаны памятные фотографии для военнослужащих, увольнявшихся в запас в октябре-декабре 1994 года. На карточках присутствовала надпись «Отряд специального назначения «Центр».

Вместе с тем параллельно решался вопрос о разработке символики и нарукавного знака отряда. Руководил этим процессом начальник группы по работе с личным составом майор Михаил Минич. Был объявлен конкурс на лучший вариант эскизов символики и нарукавного знака. В итоге появилось около 10 различных вариантов, среди которых оказалось несколько перспективных разработок.

Майор Сергей Юшков

Майор Сергей Юшков до прихода в отряд командовал разведывательным батальоном в Туркестанском военном округе. Он стал первым начальником разведки отряда.

Комиссией был отобран один из эскизов, сделанный рядовым А.Васильевым. Рисунок был взят за основу и доработан. Разработанный вариант представлял собой общепринятый символ спецназа – сжатый кулак на фоне автомата в обрамлении трехцветного государственного флага. Над кулаком размещался красного цвета щит с желтой каймой, в центре которого была белая пантера – символ Отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН). Это означало, что отряд принадлежит к спецназу внутренних войск, структурно входит в ОДОН и призван защищать интересы государства и его граждан. На варианте, подписанном командиром отряда полковником Павлом Зайцевым 13 сентября 1994 года, имеется еще и надпись по кругу эмблемы: «Отряд специального назначения «Центр».

В дальнейшем этот вариант предлагался на утверждение непосредственному начальнику – командиру Отдельной дивизии оперативного назначения, в которую по штату входил отряд. Но эскиз не был утвержден.

Вернулись к этому вопросу в апреле 1995 года. По инициативе нового командира отряда полковника Анатолия Голоскокова было проведено несколько собраний с военнослужащими, на которых рассматривался вопрос о принятии отрядом официального имени.

Солдаты и офицеры предложили около 20 названий, однако поддержку получило предложение самого Голоскокова – «Русь». Название было звучным, оно логично встраивалось в общую цепочку уже имевшихся наименований других отрядов спецназа внутренних войск – «Витязь» и «Росич». Название отсылало к истории нашей страны, ее героическому прошлому. Традиция называть подразделения спецназа и разведки внутренних войск именами, имеющими исторические и героические корни, получила свое продолжение: созданные впоследствии другие подобные воинские части стали именоваться «Скиф», «Вятич», «Пересвет», «Меркурий» (по имени летописного героя Меркурия, жившего в Смоленске и погибшего героической смертью в бою с монголо-татарами).

Один из вариантов символики отряда «Русь»

Один из вариантов символики отряда «Русь» с изображением славянского божества бранной славы и войны – Радигаста (в переводе с древнеславянского – «ратный гость»).

В 1998 году к вопросу о символике и нарукавной эмблеме пришлось вернуться снова, так как отряд был выведен из состава Отдельной дивизии оперативного назначения и подчинен непосредственно главнокомандующему внутренними войсками. Командование отряда – полковник Владимир Иванов и его заместитель по работе с личным составом подполковник Анатолий Артюшкин – обратилось за помощью к профессионалам. Вновь был объявлен конкурс на лучшую символику. На рассмотрение жюри оказалось предложено немало интересных вариантов. 

Стоит заметить, что к работе подключился известный геральдист Юрий Абатуров, участвовавший в разработке эмблемы «державного орла» на тульях фуражек офицеров российских силовых структур, утвержденной впоследствии указом Президента РФ. Отталкиваясь от древнеславянских корней в названиях отрядов специального назначения внутренних войск, некоторые художники и геральдисты предложили эмблемы, в которых обыгрывалась эта тема. На одной из таких нарукавных нашивок предлагалось изобразить славянское божество бранной славы и войны – Радигаста (в переводе с языка наших предков – «ратный гость»). По легенде он символизировал справедливую борьбу, победу над врагом, над темными силами. Изображался в виде воина с головой льва, вооруженного с ног до головы, с боевой секирой или копьем в левой руке, со щитом, на котором была нарисована голова быка. Лев символизировал силу, храбрость, закон и военную мощь. Бык – отвагу и упорство в достижении цели. По преданиям, главный храм Радигаста находился в городе Ретра – столице славянского племени Русь, владевшего землями по южному побережью Варяжского (Балтийского) моря и островом Руссия (Ругия), откуда в 862 году в Новгород пришел князь Рюрик «со своим родом и племенем».

Другим не менее интересным вариантом эмблемы стало изображение мифического славянского героя – Змея Огненного волка. По легенде он появляется на свет в человеческом облике, но может превращаться в любое животное или птицу, чаще всего в волка. Обладает способностью летать по воздуху в ореоле пламени. Совершает подвиги, помогает людям, считается непобедимым и неуловимым.

Рассмотрев не один десяток заявок и эскизных проектов символики отряда, жюри все же выбрало более традиционный вариант в качестве эмблемы, которую спецназовцы «Руси» носят и сегодня.

Из Москвы в Грозный

11 декабря 1994 года Президент России Борис Ельцин подписал свое обращение, в котором обозначил цель ввода в Чечню федеральных войск – наведение конституционного порядка, ликвидация незаконных вооруженных формирований, изъятие у них оружия.


Приказ о выдвижении в Чечню получила вся Отдельная дивизия оперативного назначения. Отряд, входящий в ее состав, в январе 1995 года отправился на Северный Кавказ в свою первую боевую командировку.

Приказ о выдвижении в Чеченскую Республику получила вся дивизия. С момента опубликования президентского обращения до выезда на Северный Кавказ прошел месяц, который был заполнен ежедневными хлопотами. В течение короткого времени предстояло подготовиться к командировке на войну.

Личный состав к выезду был готов, моральный настрой и солдат, и офицеров сомнений не вызывал, пыл некоторых, в большинстве солдат срочной службы, приходилось остужать. Опытные офицеры, за плечами которых были и Афганистан, и горячие точки бывшего Советского Союза, отчетливо понимали всю меру опасности, которая ожидала отряд. Трудности были в другом. Для выполнения задач в Чечне отряду требовалась боевая техника. Парк же состоял из обычных грузовых автомобилей, абсолютно непригодных для действий на Северном Кавказе. С большим трудом отряду удалось получить 4 БТРа, которые собирали по всей дивизии. Бронемашины были не новыми, один из БТРов, участвовавший в событиях 3-4 октября 1993 года в Москве, носил на себе пулевые отметины.

Буквально накануне выезда, 5 января 1995 года, в отряде побывал генерал-лейтенант Анатолий Романов, занимавший тогда должность заместителя командующего внутренними войсками. Анатолий Александрович уже знал, что ему предстоит возглавить группировку внутренних войск в Чечне, поэтому генералу хотелось лично убедиться в готовности тех, с кем предстоит работать в трудных и опасных условиях вооруженного конфликта.

Инструктивные занятия завершились поздно вечером. Потом еще долго офицеры отряда задавали Романову вопросы о численности и вооружении бандгрупп, о национальных обычаях, традициях и укладе жизни населения Чеченской Республики. Досконально интересовались особенностями применения подразделений спецназа. Было со стороны Романова и простое человеческое желание поддержать людей, ведь впереди их ждали суровые испытания. Так сложилось, что отряд и будущего командующего Объединенной группировкой федеральных войск в Чечне будет связывать очень многое.

Но это будет после, а на тот момент, закончив все расчеты, командир отряда отдал приказ на погрузку. Эшелон с личным составом, техникой, оружием, комплектами экипировки и снаряжения вышел с московской станции Пресня в направлении Моздока. Задачи отряда были обозначены так: уничтожение незаконных вооруженных формирований и восстановление конституционного строя в Чеченской Республике. Способами выполнения задач были определены: проведение специальных операций, поисково-разведывательных, поисково-спасательных мероприятий, сопровождение колонн, организация засад, КПП и охрана объектов.


Одной из задач, поставленных отряду, стало проведение поисково-разведывательных мероприятий.

До места добрались благополучно. 15 января в Моздоке отряд встречал командир полковник Зайцев, он вместе с командованием дивизии вылетел в этот североосетинский город днями раньше, чтобы на месте разобраться в ситуации, уточнить места размещения личного состава, провести дополнительные расчеты по дальнейшему переходу в Чечню.

Именно здесь, в Моздоке, дивизии и отряду была поставлена задача выдвинуться в район Грозного, где предстояло организовать пункт временной дислокации, и приступить к выполнению задач.


Из Моздока отряд направился в Грозный, где предстояло организовать пункт временной дислокации и приступить к выполнению задач.

20 января общей огромной колонной вся дивизия, а в ее составе и отряд, двинулась из Моздока на Грозный. К тому времени основные бои в городе, центр которого после новогодней ночи лежал в обугленных развалинах многоэтажек, закончились. Тем не менее в отдельных районах еще укрывалось значительное число банд и вооруженных групп дудаевцев. В тот период в высших политических кругах России бытовало мнение, что с разгромом незаконных вооруженных формирований в столице Чечни в республике удастся раз и навсегда покончить с дудаевским режимом, установить нарушенный конституционный порядок. На Грозный были брошены значительные силы федеральных войск.

Маршрут до столицы Чечни был тяжелым. «Страшная слякоть, грязь, постоянное ощущение опасности, неизвестности. До сих пор удивляюсь, как нашу огромную колонну, которая двигалась по дороге практически вслепую – нормальных карт тогда еще не было, – ни разу не обстреляли», – вспоминает полковник Владимир Иванов, в ту пору занимавший должность замкомандира отряда по работе с личным составом. До окраины города все добрались благополучно. Именно там был организован пункт временной дислокации.


Вскоре отряд принял участие в боевых операциях. Совместно с подразделениями дивизии в январе группы отряда проводили зачистку пригорода Грозного – совхоза «Родина», чуть позже – Старопромысловского района города. В районе Катаяма впервые случились боестолкновения с бандитами. Следующим стал жилой массив – городок Иванова. Именно здесь разведчики отряда под командованием замначштаба майора Владимира Батрукеева обнаружили явочную квартиру боевиков, входную дверь в которую прикрывала граната Ф-1 на растяжке. Обезвредив ее и осмотрев квартиру, разведчики нашли важные документы, проливающие свет на состав и структуру одного из крупных бандформирований, здесь же находилось значительное количество боеприпасов к стрелковому оружию.

Одним из серьезных испытаний для отряда стало участие в бое у грозненского завода «Оргтехника». В корпусах завода засела банда боевиков. Совместно с подразделениями дивизии на эту боевую задачу выехал и отряд. Непосредственно в боевом столкновении участвовали снайперы и пулеметчики 3-й группы специального назначения под командованием капитана Геннадия Морякова. Бандиты были уничтожены.


В Грозном отряд действовал до марта 1995 года. В январе-феврале отряд участвовал в спецмероприятиях в Старопромысловском и Заводском районах чеченской столицы.

Позже отряд принял участие в спецмероприятиях в Заводском районе города. Его зачищали вместе с бойцами кемеровского и курганского отрядов милиции особого назначения. Работа там отняла много сил. Район на западной окраине города отличался большой концентрацией всевозможных промышленных предприятий, большим числом цехов, корпусов заводов, разветвленных коммуникаций, в нем была целая сеть переулков, тупиков, проездов – все это являлось идеальным местом для обосновавшихся там бандитов, многие участки в районе были заминированы. В этих промышленных джунглях предстояло работать бойцам отряда. Чрезвычайное напряжение, связанное с ежедневными боевыми выходами на зачистку, выдержали все. Уже тогда отряд продемонстрировал, что способен выполнять срочные задачи. Конечно, на первом этапе были трудности. В первую очередь потому, что пока еще не было налажено взаимодействие с другими частями и подразделениями федеральных войск, не хватало нормальных карт, средств связи, отсутствовало четкое руководство действиями со стороны старших начальников. Все это приходило постепенно. Но каждый день приносил отряду главное – бесценный боевой опыт. Спецназ – самообучающаяся система. Все мелочи учитывались на вечерних совещаниях в командирской палатке, каждая оплошность подвергалась тщательному анализу. Удачи вселяли уверенность, ошибки заставляли думать. Взросление отряда в Чечне проходило быстро.


В первые дни командировки, в одну из ночей, в гости заехал офицер отряда «Витязь» Иван Цисарь. После короткого приветствия приступили к анализу служебно-боевой ситуации, сложившейся на тот момент в Чеченской Республике, и в частности в районе города Грозный. Присутствовали практически все офицеры отряда, свободные от службы. Такое общение очень много дало в плане познания спецназовской науки. Прошло оно в неформальной обстановке, при этом офицеры свободно обменивались мнениями, имея реальную возможность сосредоточить внимание на таких деталях и нюансах, которых нет ни в каких уставах и наставлениях. Чуть позже по такому же сценарию проходила встреча с одним из руководителей СОБРа ГУБОП МВД России полковником Леонидом Петровым. В середине февраля в «Русь» прибыл знакомиться с коллективом командир отряда специального назначения «Росич» Игорь Семин. На встрече, продолжавшейся более шести часов, успели обсудить все: и тактику действий спецназа в городе, в лесу, в горах, и особенности планирования и устройства огневых засад, и практику взаимодействия с аналогичными подразделениями Министерства обороны.

Туман в Алдах

В течение января – февраля 1995 года федеральные войска фактически очистили Грозный от дудаевских бандформирований. 25 февраля отряд вместе с первым полком Отдельной дивизии оперативного назначения, а также кемеровским ОМОНом вышел на южную окраину города. В пригороде Грозного, населенном пункте Алды, вплотную примыкающем к столице республики, предстояло провести специальную операцию по проверке паспортного режима, изъятию оружия, задержанию и ликвидации бандгрупп. Стандартный набор мер, обозначаемый одним словом – «зачистка».

8 ОСН "Русь" в Адлах

Уникальная фотография – бойцы отряда перед спецоперацией в Алдах. На фото третий слева – заместитель начальника штаба майор Владимир Батрукеев. За несколько дней до гибели…

Ранним утром боевые группы, возглавляемые командиром отряда полковником Зайцевым, стояли на окраине Грозного. Впереди были Алды, почти сплошь застроенные частными одноэтажными домами. Развернув командный пункт, Зайцев и командиры других подразделений, участвовавших в спецоперации, вносили последние уточнения в ее план, оговаривая порядок взаимодействия групп.

Четкое планирование, даже педантичность в принятии важнейших решений всегда отличали Павла Васильевича. «В ОМСБОН Зайцев, как и я, пришел командиром взвода. Это были еще 70-е годы. В батальоне он прошел все должности, стал командиром батальона, а потом и командиром вновь сформированного отряда спецназа. Достаточно энергичный, спортивный, он был немного старше меня. На него всегда было приятно посмотреть: стройный, подтянутый. Возможно, кому-то он казался несколько суховатым в общении, замкнутым, но такой у него был характер – подобные ему люди не раскрываются перед первым встречным. Я его знал хорошо и уважал крепко. 

Командиром батальона он стал в декабре 1993 года. Уже тогда было ясно, что вскоре здесь будут создавать отряд спецназа. Конечно, основная нагрузка по формированию отряда легла на Зайцева. Его распорядительность, деловитость очень здорово помогли всем нам пройти самый сложный период становления достойно. Он сумел так распределить обязанности офицеров, что каждый, занимаясь своим делом, работал на общий результат. Все у него шло планомерно, без дерганий, криков, ненужной суеты. Поэтому вполне правильно поступили наши старшие начальники, доверив Зайцеву стать первым командиром отряда», – вспоминает Евгений Погодин.

Плотный белесый туман ватным одеялом накрыл то февральское утро. Такие туманы – обычное природное явление в зимней Чечне. В нескольких метрах практически ничего не видно. Перед началом операции следовало подождать, пока мокрая взвесь хоть немного развеется.

То, что произошло дальше, предвидеть было невозможно.

В удалении от КП командира отряда из тумана сначала донесся мерный гул работающего двигателя, потом из плотной пелены смутно выступил силуэт какой-то машины. Она остановилась в нескольких десятках метров от отряда. Явственно послышалась русская речь: кто-то свой. Но Зайцев, встревоженный появлением техники, которой по плану операции быть не должно, поставил задачу начальнику разведки выяснить принадлежность появившейся из тумана машины. Сделать это тот не успел.

В следующую секунду от машины оторвалась огненная струя, взмыла в небо, таща за собой длинный хвост. Пролетев над головами бойцов отряда, огненная стрела скрылась в тумане, хвост хлестко рухнул прямо на скопление людей, находившихся на командном пункте, – спецназовцев, омоновцев, военнослужащих других подразделений, участвующих в спецоперации. Раздался чудовищной силы взрыв. Его последствия оказались катастрофическими. Взрыв унес жизни 28 человек. Командир отряда полковник Павел Зайцев погиб, заместитель начальника штаба майор Владимир Батрукеев получил смертельное ранение, на госпитальных койках от тяжелых ранений и ожогов скончались начальник связи отряда старший лейтенант Виктор Клочков, снайпер рядовой Алексей Пантелеев, заместитель командира взвода связи старший сержант Владимир Фролов.


Окраина Грозного. Поселок Алды. На месте гибели боевых товарищей.

Огненная стрела и тянущийся за ней хвост – это хорошо известная в военной среде УР, установка разминирования. Эффективное средство по разминированию сплошных минных полей, когда плотность заложенных мин не позволяет обезвредить их иначе, чем провести массовый подрыв адских устройств. Пущенная по специальной направляющей небольшая ракета тянет за собой длинный, в несколько десятков метров хвост, или, точнее, шланг, заполненный взрывчатым веществом, как правило, пластидом. Падая на минное поле, шланг взрывается, вызывая детонацию мин. По образовавшемуся таким образом в минном поле проходу могут двигаться войска.

Произведя залп, неизвестная машина скрылась. Чья она, выяснить не удалось. Да в тот момент уже не это было главным. Требовалось срочно принимать решение, эвакуировать раненых, выводить отряд из зоны поражения, потому что предсказать, что последует за взрывом, было невозможно. Уже позже, по завершении специальной операции, установили, что машина-убийца – это свои и принадлежала одному из подразделений морской пехоты. Именно такие случаи добавляли неразберихи в первые месяцы боев в Чечне, когда нельзя понять, где свои, а где бандиты. А раз нельзя предсказать, предвидеть, значит, надо готовиться к худшему.


Первый командный состав «Руси». Слева направо: заместитель командира отряда по тылу подполковник Юрий Кузнецов, заместитель командира отряда по работе с личным составом подполковник Владимир Иванов, командир отряда полковник Павел Зайцев, заместитель командира отряда по технике и вооружению подполковник Владимир Тарасов. Лето 1994 года.

Отряд в один момент оказался обезглавленным. Решительные действия офицеров штаба Отдельной дивизии оперативного назначения, которые в то время находились на месте трагедии, – полковника Виктора Ракитина, полковника Аркадия Обухова, подполковника Анатолия Голоскокова и начальника разведки отряда майора Сергея Юшкова позволили в кратчайший срок эвакуировать раненых и убитых, обеспечить организованный вывод боевых групп в безопасное место. Управление не было потеряно.


Конечно, такое трагическое стечение обстоятельств трудно даже было представить. Тем более объективное развитие ситуации накануне трагедии ничего подобного не предвещало. Напротив, отряд выполнял все задачи, до этого момента не имея ни одной потери.

Уже тогда проявился особый моральный климат, сложившийся в отряде, где дистанция между офицером и рядовым минимальна, где внутренние, человеческие связи гораздо крепче внешней военной субординации. Спецназовское братство – не просто красивый оборот речи, но объективная реальность. И не считаться с ней нельзя.

Положение было сложным. Это понимало и командование дивизии, в которой состоял по штату отряд. Без руководства военный организм не может существовать. Тем более в боевой обстановке. Было принято решение назначить временно исполняющим обязанности командира отряда одного из опытных офицеров дивизии. Отряд воспринял эту новость без энтузиазма, тем не менее военная организация не предполагает обсуждение приказов начальства. Однако на общем собрании отряда было принято решение просить у командования дивизии на время, пока из Москвы не прибудет один из заместителей или новый штатный командир, оставить руководить отрядом майора Сергея Юшкова, чей авторитет среди спецназовцев был чрезвычайно высок. Надо отдать должное старшим начальникам. Просьбу спецназовцев удовлетворили. В течение недели Юшков выполнял обязанности командира. «Для нас 25 февраля навсегда стало Днем памяти погибших товарищей, – вспоминает он. – Но при этом отмечу главное – февральская трагедия не надломила людей, напротив сплотила, заставила относиться к своему делу еще более ответственно, серьезно».

В отряде изготовили памятник, на котором были написаны фамилии погибших товарищей. Сделанный из крыла самолета, он был установлен в Алдах на месте трагедии. Однако через некоторое время, чтобы избежать глумления и издевательств над памятью павших, памятник перенесли во временное расположение отряда, где он стоял до окончания командировки. В настоящее время он находится на плацу отряда в Москве.

«Мотострелковый спецназ широкого профиля»

Весенний период 1995 года характеризовался проведением крупномасштабных спецопераций в населенных пунктах Чечни, каждый из которых приходилось освобождать от бандформирований с большими усилиями, жертвуя солдатами и офицерами. Всякий раз операции предшествовали переговоры со старейшинами. Цель преследовали одну: избежать кровопролития, взывая к разуму наиболее уважаемых жителей того или иного села. Требования при этом были одни: выдача оружия и членов бандгрупп, содействие в проверке паспортного режима. Как правило, переговоры оказывались безрезультатными, и в населенный пункт входили войска.

Следующим населенным пунктом, в котором предстояло работать спецназу Отдельной дивизии оперативного назначения, стал Аргун. Именно в этом городе отряд действовал в последней декаде марта 1995 года под командованием подполковника Владимира Иванова.

Ни о какой зачистке, мягкой или жесткой, говорить не приходилось. Выбитые из Грозного бандгруппы закрепились в городе, организовав в нем зону сплошной обороны. Добавим, что этот город, находящийся всего в нескольких километрах к востоку от Грозного, и в дальнейшем доставлял федеральным войскам немало неприятностей. Всякий раз, как ситуация обострялась в самой чеченской столице, в Аргуне с зеркальным отражением вспыхивали бои. Местные бандформирования отличались хорошей организацией.



В ходе гудермесской операции отряд «Русь» действовал с одним из ее руководителей от внутренних войск – генералом Павлом Масловым, ставшим впоследствии командующим внутренними войсками.

Операция по освобождению Аргуна была спланирована не в пример лучше грозненской. Видимо, сказался накопленный опыт. Возле города была собрана мощная группировка войск, состоявшая из частей и подразделений Российской армии, десантников, внутренних войск, ОМОНов и СОБРов. Отряды специального назначения внутренних войск «Витязь» и «Русь» составили сводный отряд спецназа, которому предстояло действовать в городе.

Спецоперация началась с артподготовки. Обстрел не прекращался несколько часов. После этого разведывательные подразделения отрядов «Витязь» и «Русь», форсировав небольшую речушку, вышли на западную окраину Аргуна. Вместе с разведподразделениями отрядов выдвинулись и их командиры – полковник Александр Никишин и подполковник Владимир Иванов. На местности определили дальнейший порядок действий. Подтянулись основные силы. На ночь заблокировали северо-западную часть Аргуна, включая населенный пункт Мескер-Юрт. С утра штурмовые группы отрядов вошли в город.

Сопротивления практически не было. Боевики, попав под мощный артиллерийский залп, покинули город. Отряды «Русь» и «Витязь» проводили зачистку кварталов. Однако не все боевики вышли из Аргуна. Некоторые бандиты, уйдя из-под огня артиллерии, наносившей основной удар по целям на окраинах города, отошли к центру. Там в ходе продвижения войск, вспыхивали перестрелки. Но это уже были отдельные боевики, которые пытались прикрывать отход главных сил бандгрупп. Некоторые из них были уничтожены прямо на огневых позициях. В целом же город был освобожден достаточно быстро. Эффективные и слаженные действия всех подразделений федеральных войск продемонстрировали реальную возможность проведения грамотных операций. Совместные действия двух отрядов были эффективными. Кроме этого отряд имел реальную возможность на деле, в боевых условиях перенимать спецназовские наработки и опыт, составляющие фундамент профессионализма первого во внутренних войсках отряда спецназа, каковым являлся «Витязь».

Практически сразу после взятия города Аргун сводный отряд «Витязь-Русь» был направлен для штурма второго по величине города Чеченской Республики – Гудермеса. Операция проводилась тем же составом группировки войск, в том числе и ее руководством. Несмотря на разнообразие привлекаемых частей и подразделений различных силовых ведомств – Министерства внутренних дел, Министерства обороны, Федеральной службы контрразведки, Министерства юстиции, – управление и взаимодействие было организовано безукоризненно. Именно в ходе гудермесской операции отряд «Русь» познакомился с одним из ее руководителей от внутренних войск – генералом Павлом Масловым, ставшим впоследствии командующим внутренними войсками. Штурм Гудермеса состоял из нескольких этапов. На первом – сводный отряд совершал марш через населенные пункты Новая Жизнь и Курчалой, подходил к городу с южной стороны и сосредотачивался в установленном месте в Джалкинском лесу. С других сторон Гудермес также был блокирован подразделениями Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Сложность первого этапа заключалась в том, что значительную часть маршрута пришлось преодолевать вне дорог, а в это время года реки полноводны, ручьи превращаются в бурлящие потоки, становится труднопроходимой и система арыков. Однако люди и техника выдержали это испытание.



Весной в Чечне начинается бездорожье, ручьи превращаются в бурлящие потоки, становится труднопроходимой и система арыков. Однако люди и техника выдержали это испытание.

Пока шли переговоры о возможной сдаче города, личный состав отряда отдыхал и готовил вооружение и технику к предстоящему штурму. Команда на начало операции поступила около 4 часов утра. В 5 часов отряд изготовился на исходных позициях. Артиллерия и авиация не применялись – местные жители сумели убедить боевиков покинуть город. Начали работу в своей полосе ответственности. Большую часть Гудермеса прошли спокойно. Население отнеслось к вводу войск сдержанно, какая-то его часть – приветливо, а отдельные люди выходили навстречу с продуктами и плакали. Лишь в самом конце города, на северо-восточной окраине, отряд подвергся обстрелу из автоматического оружия со стороны стоящих у леса домов. Однако дистанция для стрельбы была предельная, около 600 метров, поэтому никто не пострадал. Мгновенно отряд развернулся из походного в боевой порядок. По домам отработали из крупных калибров наводчики пулеметов БТРов, а также по команде произвели несколько пусков огнеметчики из РПО-А «Шмель». Два выстрела огнеметов попали прямо в окна двухэтажного каменного здания, оно медленно осело и частично рухнуло. Огневые точки боевиков были подавлены. Позже группа досмотра обнаружила в разрушенном доме два обгорелых трупа и несколько единиц стрелкового оружия. Формально специальная операция в Гудермесе закончилась, однако еще несколько дней отряд проводил выборочную проверку паспортного режима по отдельным адресам. На базу возвращались прямой дорогой через Гудермес, Аргун и Грозный.

Спустя короткое время оба отряда были переброшены под Самашки, где командование федеральных войск планировало провести крупномасштабную специальную операцию. Руководил ею генерал Романов. Войска начали стягиваться к селу за несколько дней. Все это время Анатолий Александрович вел переговоры со старейшинами, попытки мирных жителей покинуть село пресекались боевиками.

В Самашках действовало значительное количество федеральных войск, к операции привлекалась софринская оперативная бригада, бойцы московского ОМОНа и СОБРа. Операция, грамотно разработанная на бумаге, сразу пошла не по плану. Задержка с ее началом составила почти 10 часов. За время, пока старейшины вели переговоры с командующим, боевики успели хорошо подготовить огневые позиции, заминировать пути вероятного движения войск. Лишь в 16.00 первые штурмовые группы вошли в село. Быстро наступившие сумерки были озарены вспышками выстрелов и взрывов. В селе шел тяжелый бой. Особенно трудно пришлось солдатам и офицерам софринской оперативной бригады и московским омоновцам. Приняв ночной бой, они понесли значительные потери, погибло около двух десятков человек. Ни у «Витязя», ни у «Руси», действиями которой руководил заместитель командира отряда по спецподготовке подполковник Виктор Спиридонов, потерь не было. Самашкинская операция получила широкий общественный резонанс. Войска были обвинены в беспричинной жестокости, при этом чеченцы, поддерживаемые отдельными депутатами Государственной Думы России, не стеснялись приводить в качестве обвинений совершенно фантастические факты зверств российских солдат. Однако о количестве погибших и раненых в ходе спецоперации военнослужащих федеральных войск, попавших на улицах села в тщательно подготовленные огневые засады боевиков, не упоминалось вообще. А например, в одной из известных московских газет обнаруженные в селе шприц-тюбики промедола, которые используются военнослужащими для снятия болевого шока при ранении, были представлены как свидетельство того, что войска, вступившие в Самашки, находились… в состоянии наркотического опьянения. Информационная диверсия возымела действие: российская и зарубежная пресса всячески муссировала непроверенные и неподтвержденные ничем факты, для расследования ситуации была назначена парламентская комиссия, которая после длительного разбирательства в конце концов установила истину: в селе шел жестокий бой, ни о каких «зверствах» российских солдат и речи не могло быть.

Запад Чечни, вдоль границ с Ингушетией, был чрезвычайно насыщен незаконными вооруженными формированиями. Вытесненные из Грозного, бандиты не потеряли управления, вели активные боевые действия. Треугольник сел: Самашки – Бамут – Орехово весной 1995 года стал зоной повышенной опасности, постоянных боестолкновений.

Жестокие бои развернулись в апреле под Бамутом. Группировка бандитов тщательно готовилась к встрече с войсками, умело используя рельеф и построенные еще в Советском Союзе укрепления, в которых располагались ракетные шахты. Бандиты вели себя дерзко, чувствуя уверенность в своих силах, сдаваться не собирались. Генерал Романов, планируя операцию, собрал под Бамутом группировку внутренних войск: две бригады оперативного назначения и три отряда спецназа: «Витязь», «Росич» и «Русь», которые должны были действовать совместно. С начала чеченской кампании это было впервые.

Романова отличало тщательное и вдумчивое планирование действий подчиненных подразделений в сочетании с особой человеческой заботой о каждом, кто должен был идти в бой. И на этот раз, собрав на КП командиров штурмовых групп всех трех спецназов, он лично инструктировал каждого, обращая особое внимание на то, чтобы берегли людей.

Тем не менее операция шла тяжело. В результате ожесточенного боя на господствующей в этом районе высоте – Лысой горе – отряды «Витязь» и «Росич» понесли серьезные потери, среди спецназовцев были убитые и раненые.

Штурмовые группы «Руси» и «Витязя» сумели дойти лишь до середины села, встретив ожесточенное сопротивление боевиков, вернулись на исходные позиции. Командующий, не желая рисковать людьми, вынужден был операцию прекратить. Выбить засевших в селе бандитов не удалось. Войска предпринимали еще несколько безуспешных попыток войти в село. Село было заблокировано с севера, востока и запада. Бамут освободят от боевиков чуть позже, когда к нему стянут дополнительные силы Российской армии, а в операции будут задействованы артиллерия и авиация. «Русь» под Бамутом потерь не понесла, обеспечивала вывод из окружения 8-й бригады оперативного назначения. В историю отряда также вошла спецоперация, в которой впервые участвовали три отряда специального назначения внутренних войск – «Русь», «Витязь» и «Росич» – по зачистке от боевиков лесного массива в районе Самашек.

В конце апреля отряду предписывалось выдвинуться в район населенного пункта Орехово и совместно с «витязями» организовать блокирование села.

К Орехово отряд направился, возглавляемый новым командиром.

Полковник Анатолий Голоскоков был назначен на должность командира в самом конце марта 1995 года, а 15 апреля уже вылетел в Чечню. 17 апреля Анатолий Иванович прибыл на КП командующего группировкой, руководившего спецоперацией в Бамуте, доложил Романову о прибытии. Там, на КП, имел возможность наблюдать за действиями своих новых подчиненных – отряд штурмовал село. Когда бойцы вышли из боя, Романов представил им нового командира.



На войне вчерашние мальчишки быстро становились мужчинами, опытными бойцами. Они несли на себе основной груз боевых задач…

Коллектив принял Голоскокова хорошо, многих офицеров он знал и раньше по совместной службе в дивизии. Опытный, дельный, спокойный и чрезвычайно ответственный, он сочетал в своем характере принципиальность и твердость с заботой о людях, внимательным отношением к их проблемам. Очень быстро авторитет командира в отряде стал непререкаем благодаря его личным человеческим качествам.

Под Орехово отряд простоял почти месяц. Войска блокировали село, однако входить в него не стали, помня печальный опыт Самашек и Бамута. Кроме того, имелись довольно точные разведданные, что село подготовлено к длительной обороне: были прорыты траншеи, ходы сообщения, оборудованы огневые точки. Попытки войти в село натыкались на яростное сопротивление бандитов. Чтобы не терять времени, отряд занялся проведением спецопераций на его окраинах, вел разведывательно-поисковые действия в близлежащих населенных пунктах: Валерике, Гехи-Чу. Выставив дозор, разведчикам отряда удалось в один из дней задержать двух бандитов, пробиравшихся в Орехово с донесением.

Именно там в апреле 1995 года был найден вариант названия отряда, который совсем скоро стал широко известным не только среди коллег из российских силовых ведомств, но и в обществе. Большинству военнослужащих такое наименование показалось очень достойным. «Русь» – это звучит гордо!

Простояв под Орехово больше месяца, отряд был передислоцирован в Ханкалу, в резерв командующего группировкой. Кроме этого командующий приказал вернуть в «Русь» одну из боевых групп, которая в то время находилась в Хасавюрте, где выполняла задачи по охране КП Отдельной дивизии оперативного назначения. Здесь при охране КП соединения был тяжело ранен боец отряда рядовой Дмитрий Яшин. В одну из ночей он, стоя на посту, сумел различить в темноте нескольких человек, приближающихся к посту. Боец приказал им остановиться. В ответ прозвучали выстрелы. Первая же пуля попала в Яшина, но он сумел открыть ответный огонь, ранил одного из нападавших. Бандиты вынуждены были уйти, унося с собой раненых. Подоспевшие на помощь спецназовцы обнаружили истекающего кровью бойца. Врачи боролись за его жизнь почти полгода, Дмитрий перенес несколько операций, но в октябре 1995 года скончался на госпитальной койке.

В целом участие отряда в спецоперациях в различных населенных пунктах Чечни весной 1995 года можно характеризовать как выполнение несвойственных спецназу задач. Сам характер операций – крупномасштабных, с жестокими боестолкновениями в населенных пунктах, штурмом укрепленных позиций противника – требовал именно общевойсковых действий. Вот почему на этом этапе отряды специального назначения скорее выполняли функции мотострелковых, а точнее, оперативных частей. Характерным отличием был лишь более крепкий, особый «спецназовский» моральный дух бойцов, что не раз проявлялось в специальных операциях, уже проведенных отрядом к тому времени.

Тем не менее для «Руси» участие сразу в нескольких крупных операциях стало хорошей школой. И солдаты, и офицеры получили реальный боевой опыт.

Отметим, что подобное использование подразделений специального назначения имело место в Чечне и в дальнейшем. При этом вряд ли подобную практику можно списать на непонимание начальниками истинного предназначения спецназа. Хотя бывало и такое. Дело в другом – нередко сказывался существенный недостаток сил и средств. Вынужденные одновременно отрабатывать множество задач, войска оказывались распылены по большой территории. Спецназ же, как наиболее мобильное и боеготовое воинское формирование, всегда оказывался, что называется, под рукой…

В мае в Чечне установилось некоторое затишье, основные боевые действия на равнинной части практически закончились, боевики были выдавлены в горы, где продолжали оказывать сопротивление федеральным силам, однако лишенные возможности пополнять свои запасы, постепенно теряли силы.

Командующий хорошо относился к отряду, возможно, понимая, что «Русь» не имеет того опыта, каковым обладает «Витязь» или «Росич», поэтому и держал отряд в своем личном резерве.

И все же понятие «резерв» в армии отнюдь не означает спокойное времяпрепровождение под крылом у начальства. Резерв обычно используют в крайних случаях, когда все брошенные в пекло боя силы истрачены или когда ситуация требует немедленного на нее реагирования.

Продолжение следует....
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Количество показов: 3661

Смотрите так же на Спецназ.орг: 





Возврат к списку