кмурка

История создания 420-го РПСпН

6 постов в этой теме

В 1985 году на Краснознаменном Северном флоте было начато формирование морского разведывательного пункта, перед которым были поставлены чрезвычайно важные задачи. О том, что явилось причиной создания этой уникальной воинской части специального назначения, рассказывает первый командир 420-го РПСпН, ныне контр-адмирал запаса, Геннадий Иванович Захаров

ПЕРИОД противостояния США и СССР обе сверхдержавы стремились проникнуть в военные планы противника и таким образом добиться преимущества. На Северном флоте 43 самые современные подводные лодки находились в готовности не допустить выдвижение экспедиционных сил США для высадки в Европе. По расчетам военных аналитиков, советские подводники с этой задачей могли справиться ценой серьезных потерь: до 40 подводных лодок должны были остаться на дне Норвежского моря. Но в планировавшейся глобальной войне это была чрезмерная плата за потопление американских конвоев с экспедиционными силами.
В конце семидесятых годов такие возможности советского подводного флота стали вызывать сомнения. Все началось с того, что подводные лодки, находившиеся на боевом дежурстве, стали докладывать о каких-то посторонних квакающих шумах. Тщательно проанализировав и систематизировав эти шумы, аналитики пришли к выводу, что звуки издает американская система СОСУС, предназначенная для отслеживания движения советских подводных лодок в мировом океане. Система представляла собой сеть электрических кабелей, которые покрывали дно Норвежского моря и фиксировали нахождение каждой подводной лодки в том или ином квадрате этой гигантской сети. Система снабжала американцев сведениями обо всех перемещениях советских подводных лодок в данном районе и позволяла нанести превентивный ядерный удар по ним в угрожаемый период, еще до выхода американского конвоя.
Чтобы повысить живучесть подводных лодок, науке была поставлена задача увеличить рабочие глубины советских атомных подлодок, и таким образом защитить их от ударов ядерных торпед. Был специально создан дивизион подводных лодок, имевших единственную задачу — нарушить работу системы СОСУС. Но все меры оказались малоэффективны.
Однако и у американской системы слежения были уязвимые места. Этой ахиллесовой пятой оказались береговые гидроакустические станции (БГАС). При выведении их из строя нарушалась работа всей системы. Однако средств по надежному выведению из строя береговых станций на Северном флоте не было. Единственным гарантированным средством уничтожения БГАС могли стать разведчики специального назначения. Но из-за сложных природных и погодных условий разведывательный пункт на Северном флоте был расформирован еще в шестидесятые годы, а впоследствии специально проведенные в 1981 году исследования показали невозможность применения водолазов-разведчиков на Баренцевом море. Одной из основных причин были низкие температуры воды и воздуха, характерные для Заполярья. Для высадки водолазов в тыл противника при помощи подводной лодки и обеспечения их выхода из торпедного аппарата в подводном положении субмарина должна была лечь на грунт. Небольшие глубины на Балтике и Черном море позволяли решать эту задачу. Минимальные же глубины на Севере составляют около 200 метров. Выход водолазов из лодки, лежащей на грунте на такой глубине, невозможен. Ведь их снаряжение рассчитано на глубины не более 40 метров.
Однако в сложившейся ситуации надо было искать выход. В частности, было предложено создать в составе 561-го МРП Балтийского флота еще один отряд, который бы готовил водолазов-разведчиков специально для Северного флота и в угрожаемый период передавался в оперативное подчинение штабу североморцев.
19 АВГУСТА 1983 года из состава 561-го МРП на Северный флот были направлены офицеры, которым предстояло вести прием групп, подготовленных на Балтике, проводить их доподготовку и решать задачи по уничтожению БГАС. Я был назначен старшим группы, со мной выехали также старший водолазный специалист капитан 2 ранга Жаринов и специалист по радио- и радиотехнической разведке и спецрадиосвязи капитан-лейтенант Коваль.
Наша группа приступила к работе и провела учение. В ходе него вскоре выяснилось, что из 18 водолазов-разведчиков, прибывших с Балтики, под воду могут идти только шесть. Из-за проблем акклиматизации до 70 процентов личного состава, прибывавшего на Север, имели простудные заболевания. Непривычно низкие температуры также оказывали негативное влияние на здоровье личного состава. Летом температура воды не поднимается выше +6 градусов, а зимой из-за повышенной солености она не замерзала даже при -2.
Стало ясно, что в условиях войны это поставит под угрозу срыва боевую задачу. Для того чтобы избежать проблем с акклиматизацией, нужны были люди, которые бы нормально адаптировались к местным природным и погодным условиям.
Мы предложили создать в составе Северного флота часть специального назначения. В результате было принято решение о формировании разведывательного пункта специального назначения, который бы комплектовался предпочтительно жителями Мурманской области. На разработку и создание пункта ушло полтора года. Эту идею поддержал начальник разведки Северного флота Юрий Петрович Квятковский. Предложения по формированию пункта легли на стол главкому ВМФ СССР адмиралу Чернавину.

В 1985 году был утвержден штат вновь создаваемого разведпункта специального назначения — всего 185 военнослужащих. На должность командира разведпункта был назначен я, капитан 1 ранга Захаров. На должность начальника штаба пункта прибыл выпускник академии капитан 2 ранга Конев, ранее служивший на Каспии. Офицеры для замещения вакантных должностей прибывали со всего Северного флота, включая морскую пехоту и даже морскую авиацию. Требования при отборе кандидатов были жесткими. Основное внимание уделялось состоянию здоровья кандидатов. С каждым новым офицером проводилась индивидуальная беседа, определялась степень соответствия кандидата предлагаемой должности.
В июне 1986 года несмотря на то, что в отряде еще оставались вакансии, был проведен смотр готовности части к выполнению учебных и боевых задач.



Начавшаяся боевая учеба показала несовершенство штата РП. Дело в том, что в условиях низких температур Заполярья для обслуживания водолазного снаряжения, аккумуляторных батарей, подводных средств движения, радио- и гидроакустических станций, другой аппаратуры требовалось как минимум в два раза больше обслуживающего персонала, чем это было предусмотрено вначале.
В состав РП входило два боевых отряда — водолазов-разведчиков и радио- и радиотехнической разведки (РРТР). По штату в каждом отряде было по три группы, но реально было только по одной.
Впоследствии штаты пункта были изменены и насчитывали около трехсот человек.

ОДНОЙ из основных проблем спецназа является вывод групп в тыл противника. Наличие собственных или постоянно закрепленных средств воздушного или морского вывода групп значительно повышает возможности данного подразделения специальной разведки.
Однако на начальном этапе мы столкнулись с технической неготовностью атомных подводных лодок к выводу водолазов-разведчиков в тыл противника. Большие глубины Баренцева и Норвежского морей не позволяли выводить водолазов с грунта. Для того чтобы это стало возможным, лодка должна была встать на якорь в подводном положении. Однако три лодки 671-го проекта, предназначенные для вывода групп специального назначения в тыл противника, как и другие лодки, имели заваренные якоря и аварийные буи. Причины этого "усовершенствования" довольно прозаичны. Из-за несовершенства конструкции в штормовую погоду буи часто срывает, а за их потерю с командира лодки строго взыскивают, якоря же создают повышенный шумовой фон, что ведет к нарушению скрытности лодки. Поэтому, чтобы не иметь проблем, на всех лодках вопреки требованиям безопасности и буи, и якоря не отдаются, поскольку намертво приварены к корпусу.
Несмотря на противодействие со стороны подводников мне удалось положительно решить эту проблему, и лодки стали вставать на подводный якорь для вывода водолазов через торпедные аппараты.
В бригаде разведывательных кораблей Северного флота были размещены корабли и база 420-го РПСпН. Для обеспечения спусков под воду был назначен водолазный корабль ВМ-71, имеющий на борту специальное оборудование, включая барокамеру. А для выполнения учебно-боевых задач нам выделили торпедолов, развивающий скорость свыше 30 узлов.

С НАЧАЛОМ боевой подготовки начался и сбор разведывательной информации, касающийся объектов вероятного противника, расположенных в Норвегии и Исландии. Всего таких объектов мы насчитали более сорока, из которых четыре были те самые береговые гидроакустические станции системы СОСУС.
Против БГАС работал 1-й отряд. 2-й отряд действовал против авиации НАТО, которая базировалась на аэродромах Северной Норвегии. Объектом отряда РРТР был и пост дальнего радиолокационного оповещения, также расположенный в Северной Норвегии.



По всем объектам были собраны аэрофотоснимки, а также снимки, сделанные из космоса. Кроме снимков имелась и другая информация об охране и обороне БГАС, полученная из агентурных источников.
В целях повышения боевой готовности разведывательных групп спецназначения в части были созданы боевые посты приготовления РГСпН к выполнению задачи, где находилось все необходимое имущество группы. Создание таких постов позволило существенно сократить время приведения группы в полную боевую готовность.
Для того чтобы группы имели возможность тренироваться на реальных объектах, на флоте были подобраны подобные объекты, имевшие похожее расположение и инфраструктуру.
Боевая подготовка в условиях Заполярья связана прежде всего с тяжелейшими погодными и природными условиями. На начальном этапе учения были нацелены на изучение физических возможностей человека в этих условиях. Так, на первых учениях штатная группа имела задачу высадиться с вертолета с зависания и далее пройти на лыжах около двухсот километров по тундре. При совершении прыжков вертолет постепенно облегчается и поднимается все выше. Последним сбрасывали тюк с лыжами. По закону подлости он, падая, ударился о камень. Пришлось выполнять задачу на сломанных лыжах. И задача была выполнена.
Группы учились выживать в условиях низких температур. Так, например, выполняя боевую задачу, строили иглу из снега и пытались в ней жить. Практика показала, что находиться в таком убежище более двух суток просто невозможно. Несмотря на то, что иглу была построена по всем правилам и имела вентиляционные отдушины, когда разводили внутри нее огонь, стены начинали таять. Спустя несколько часов все, что находилось внутри, становилось мокрым. В условиях Заполярья сырая одежда и снаряжение — это верная смерть.
Изучалось также состояние человека, пребывающего длительное время в условиях низких температур. Спустя трое-четверо суток у разведчика наступала полнейшая апатия. Один из офицеров разведпункта Игорь Астахов вспоминал, как его старшина, всегда отличавшийся трезвостью мысли и спокойствием, после длительного пребывания на холоде в состоянии полнейшей прострации разрубил на своей ладони банку сгущенного молока из сухого пайка, чудом не повредив себе руку. В банке, развалившейся пополам, был кусок заледеневшей сгущенки.
Единственным средством, реально помогавшим выживать в этих условиях, было сало. Оно даже предохраняло от обморожения открытые участки лица. Достаточно было съесть несколько кусочков. Высокая энергетическая емкость этого замечательного продукта позволяла организму справляться с низкими температурами.
Для того чтобы повысить боеготовность групп специального назначения, офицеры штаба и служб на учениях действовали в качестве командиров групп или отрядов.



В процессе боевой подготовки я всячески избегал десантирования с воздуха. Дело в том, что в годы Великой Отечественной войны на Севере было всего две заброски разведывательных групп с парашютом. При этом одну из них из-за сильного ветра разбросало на большой площади, а командир погиб. Наиболее вероятным был признан морской способ вывода групп в тыл противника. Поэтому все время боевой подготовки было посвящено отработке этого способа действий.
Выход на скальные участки норвежских фьордов весьма и весьма затруднителен. Даже когда удается подойти к берегу, из-за того что камни очень скользкие, невозможно зацепиться за берег. Для решения этой задачи придумали использовать складную саперную кошку, которую бросали в камни берега. Берега фьордов нависали отвесными скалами, высота которых достигала в некоторых местах 500 метров. Для их преодоления необходимы твердые навыки по горной подготовке. Базовый курс проходили в горном учебном центре в Кировакане в Армении. Совершенствовали навыки и на своих скалах. Нередко в ходе учений без всякого горного снаряжения, лишь используя саперные лопатки для вырубания ступеней, преодолевали обледенелый, почти отвесный подъем высотой более ста метров.
Стоит особо подчеркнуть, что несмотря на экстремальные природные условия и чрезвычайно напряженный характер проводимых тренировок, в 420-м разведпункте не было ни одного ЧП, связанного со смертельным исходом. Дело в том, что перед каждой задачей я разрабатывал плановую таблицу действий личного состава в аварийных и других внезапно возникающих ситуациях на период проведения учений или других мероприятий, связанных с риском для жизни. В ней моделировались все, даже самые невероятные ситуации, с которыми могли столкнуться наши разведчики. Кроме этого в таблице четко указывалось, что должны делать в таком случае руководитель и военнослужащий, попавший в неприятную и опасную ситуацию. Я добивался от своих подчиненных досконального знания "своего маневра" и умения действовать в самых трудных условиях, что не один раз спасало человеческие жизни.
Решая задачи боевой подготовки, разведчики пункта систематически работали над повышением уровня охраны и обороны военно-морских баз Северного флота. Они умело вскрывали недостатки в системе охраны и жизнеобеспечения баз, проникая на объекты и минируя их. Естественно, что к следующим учениям моряки устраняли свои огрехи, но разведчики выявляли и использовали новые.
Не обходилось и без спецназовских приколов. Однажды группа из 14 человек на учениях действовала против бригады ракетных катеров. Разведчики проникли на объекты, которые охраняли часовые, вооруженные автоматами с боевыми патронами, и "заминировали" их. После этого посредник пошел докладывать комбригу о том, что воинская часть выведена из строя. Тем временем командир группы "заминировал" свинарник и канализационную колонку, чем вывел из строя часть по-настоящему. Хотя это "безобразие" длилось недолго и канализацию вскоре разминировали, но получить от командира части взыскание разведчик успел.


(взято с официального сайта журнала "Братишка")


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Есть на форуме кто-нибудь из ныне действующих бойцов 420го МРП?отпишитесь в личку,пожалуйста!


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

brodiaga,  верхнее фото снято в ЦСН СБП, в подвальном тире,год примерно 1994,может начало 95,не позже. Контр-адмирал Захаров и капитан 2-го ранга Шмелёв (на тот момент - начальник штаба центра) показывают А.В. Коржакову вооружение и снаряжение групп спецназа. Стоят спиной к фотографу, слева направо Захаров, Коржаков, боком в форме - Шмелёв.Далее, боюсь ошибиться, но по моему,Портнов Виктор,мичман на тот момент(3ГСН)(думал,что это командир отряда Прончев Андрей,но он такую шапку не носил :smile: ) и Алексеев Андрей( каплей или старлей, точно не помню,опять же) На первом плане,двое из 2ГСН (узнать не могу по этому фото), третий, в водолазной снаряге - Андрей Левашов, боец 3ГСН.


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Здравия! Может кто рассказать про данный МРП? Набирают ли туда контрактников? Условия набора? Благодарю.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!


Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.


Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.