lis041

Рассказики

13 постов в этой теме

Товарищ время пенсионное убивает)..

"Митюня"

В одном, всем известном, училище ВДВ , в простонародии именуемом "мастерской Папы Карло", существовал и работал капитаном, на кафедре огневой подготовки, офицер Митенька, в свое время выношенный и рожденный, с постоянной угрозой выкидыша, Коломенским артиллерийским училищем. Собственно внешне Митенька ничем не выделялся среди массы обманутых Родиной, но славен был своими двумя талантами. О них, о талантах и поподробнее. Как всем известно, или станет сейчас известно, любое военное заведение считается успешно нужным после сдачи годовой проверки. Чтоб сильно не загонять в сон благодарного читателя, остановимся только на одном этапе,- огневой подготовке. В эти счастливые дни, училище, по всем понятиям, должно расцветать и ходить с транспорантами, в благодарность вышестоящим Гуру, за то что дали ему, училищу то есть, возможность истратить сумасшедшее количество боеприпасов любой массы и калибра, и что каждый, включая поварят и кочегаров, может во всей красе, по робингудски, показать свое стрелковое искусство. Но почему то среди всеобщего ликования всегда есть место всепоглощающему горю. Как раз в момент сдачи проверки у некоторых и пули летят иногда в обратную сторону, да и снаряды, бывает не ту мишень поразят. Все это от волнения, конечно, но почему то массово. Вот тут и выходит на первый план в этом спектакле наш Митенька. Герой стрелял из всего, что может стрелять и попадал этим всем именно туда куда нужно было попасть. Надо из миномета пальнуть, Митя переодет в курсанта Пупкина и радует глаз умиленной комиссии своим умением класть мины "в навес". Надо из БМП пальнуть и тут появляется Митюня, но уже каким нибудь Сидоровым и так далее. Ему только паспорта не меняли. Даа, в эти дни Митя купался в лучах славы и всеобщей неподдельной любви. И быть бы , по идее, ему на коне генеральском, да в папахе командирской, но тут проявляет себя его другой талант,- любил Митя выпить. И эта любовь с Большой буквы была у него, как ни прискорбно, возведена в эталон отношений между особью, именуемой гомосапиенсом, и жидкостью, вымученной в свое время гражданином Менделеевым (это как же нужно трубам гореть, чтоб водку придумать?). После проверки Митя собрал весь свой наградной багаж в виде водки, спирта и еще непонятно чего горючего, и заперся в своей однокомнатной общажной крепости. Митя запил. Митя пил широко, с размахом, то есть что Митя пьет,- знали все. В эти дни Митя оборачивался в Митюнище, превращаясь ,как Золушка, в сильного и и как он думал, очень красивого. А для начальника училища, с которым он совершенно случайно столкнулся у его кабинета (как там очутился наш герой, одному министру обороны известно), Митенька превратился в Дмитрия Никодимыча. Встреча была мимолетной, но яркой, так встречается паровоз с застрявшей на путях телегой,- удивление, мощный гудок и на путях конструктор лего "собери телегу". Сначала начальник училища, конечно, удивился, рабочий день и пьяный вхламину капитан никак вместе не вязались для альмаматер будующей гордости Вооруженных Сил. Но после секундного замешательства между начальником и Митюней завязался короткий диалог, звучащий примерно так:
- "Капитааан, твою кочерыгу!! Ты не ох...л ли, а?!!"
Тут в Мите проснулся аристократ,
- "Извольте, тащ полковник, обращаться ко мне Дмитрий Никодимыч, и вообще, если бы не я, топтать бы вам , после проверки, полигон в районе Новороссийска!!".
Митя умудрился все это выпалить без запинки, ухватившись вдруг руками за лацканы полковничьего кителя и приставив, приподнявшись на цыпочках, свой нос к носу начальника. Тот понял каждое слово. Митя, выдав свою тираду, отпустил охреневшего начальника и с видом капризного художника сделал шаг назад как для оценки своего мимолетного, но очень значимого в картине мазка.
- "Ах, Дмитрий Никодимыч! Ну да.."
Ну и дальше, как вы правильно поняли, произошел "наезд паровоза на телегу". Ударом кулака по макушке начальник училища отправил Митюню в далекую страну Оз. А подбежавшему на шум дежурному по училищу, сказал:-"Подметите тут, что соберете складируйте на гауптвахте. Как очнется и начнет буквы различать, ко мне его, я его похмелю..по своему". Что ему потом начальник училища говорил , что ему сделал , неизвестно, но Митя после ходил какой то загадочный и не пил. Месяца через два его перевели по тихому в один из парашютно десантных полков. Слухи о нем долетали редко, но все с интересом эти слухи обсуждали, как когда то вполголоса говорили о разведчиках, ушедших в глубокий тыл противника. И вспоминали . Да,да! Вспоминали, и чаще хорошим словом. Кстати как то, в годы сурового безденежья, когда офицера кормили только идиологией, во многих подразделениях была такая практика. Командир договаривался с каким нибудь комерсом, держащим магазин, и офицеры отоваривались у него в долг "по записи". Не разносолы конечно, но тушенку да макарошки второсортные на стол семейный всегда можно было поставить. А потом , в день получки можно было наблюдать такую картину. Финчасть, очередь в кассу стометровая, у окошка стоит комерс с тетрадкой, и угрюмые офицеры, получив выстраданные, тут же большую долю отдают этому самому комерсу. Со стороны это выглядело как узаконенный рэкет. Так вот в эти дни Митюня особо страдал. Водку в долг не давали, спирт в части то же, даже за жизнь. Митя каждый день думал где достать что нибудь похожее на родной напиток. В эти дни вся жизнь его превратилась в выживание Робинзона Крузо на острове. Людей вокруг не видел, а пить хотелось всегда. И однажды его воспаленный мозг посетила гениальная мысль из разряда "а-ля бизнес по русски". Митя понял, что спасен. Не откладывая свой проект на завтра, Митюня рысью потрусил в магазин к "договорному"комерсу. Митя так был поглощен своей гениальностью, что забыл одеться как следует. На дворе зима, а он в тапках, трениках с оттянутыми коленками и рубашке в овчинной безрукавке. Эдакий дед Мазай, спешащий за заячьей шапкой. В магазине его пропустили почему то без очереди, удивились наверное его виду. Потом опять все удивились, и особенно продавец, когда Митя потребовал в долг ящик тушенки. Так было не принято, и ему отказали. Но постояв немного на коленях, Митя убедил продавца рассказом о нагрянувших вдруг родственниках из Поволжья. Продавец, тетка с образованием церковноприходской школы, вспомнив что то о съеденных когда то в Поволжье то ли котах, то ли кротах, пустила короткую слезу и выделила Митеньке двадцать банок. Окрыленный добычей Митюня, обняв драгоценные банки рванул в ...соседний ларек. Вся его гениальная задумка заключалась в том, что он брал тушенку в долг, стОящую по 40 рублей, а в соседний ларек сдавал по 20 и за настоящие деньги. Получив на руки заветные пиастры, тут же менял их на более заветную водку. Жил в кредит, можно сказать, точнее пил...хотя для Митюни, что жить, что пить- монопенисуально.


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Стащила на профильном форуме ...))

А мы в них даже и не стреляли, почти.

Август. Амур. Начало краснорыбьего хода. Отдельные экземпляры кеты уже начинают прорываться вверх по реке, чтоб отметать икру. Жара. Но на реке хорошо. Только мошка да комары заедают у берега. Пограничная застава оберегает реку. Граница по фарватеру. Но китайцам это как по джонке веслом - бесполезно. Хорошо если веслом, а то ж с моторами узкоглазые лезут. Вот вчера, например.
- Я Река-1- Берегу. За островом скопление «рисов» за фарватером, - «рис» это китаёза, - снимают сети, поставленные ночью в нашей воде. Иду на выдавливание, - нельзя по ним стрелять, по козлам этим узкоглазым. Низзя и кирдык. В инструкции по охране госграницы так и написано: «...запрещается применять оружие по нарушителям государственной границы, зашедшим на территорию Советского Союза с хозяйственно-бытовыми целями и пересёкшими государственную границу СССР. Как то: сбор грибов, ягод, выпас животных, рыбная ловля, охота, сбор и рубка дров...» - вот.
- Я Берег,- отзывается застава, - оружие не применять, выталкивайте их, парни, - легко сказать, попробуй сделай.
Возникает у экипажа обычной южанки, состоящей из четырёх вооруженных пограничников, резонный вопрос: « Млять! Как пресечь нарушение рубежей нашей Родины кучей китаёзов и выдворить их в Китай, не применяя оружие?» - притом, что рисоглазые знают, что стрелять нельзя. Их - двадцать лодок, и на берегу в готовности ещё столько же, а у нас одна южанка и полные мозги бесполезной и бессильной злости.
Так вот, наши умные руководители применяют термин - выдавливание. Это значит, что при всей нашей мощи и силе, например, на море, американский фрегат таранится малым пограничным кораблём своим форштевнем и, при этом вскользь, сметает с палубы пиндоса всё, что у него там понастроено. От радиолокационных и других антенн до артиллерийских и ракетных установок. Только после этого янки тоже жаждут крови ПСКР и, пока бомбомёт не развернётся в сторону свежевыкрашенного борта, и пока артустановка не опустит сдвоенные стволы, уперев их в надстройку корабля вероятного противника, и пока над морем не покажутся вертолёты с подвеской, и пока не вжикнут над палубами наглых нарушителей наши истребители с заполненной по не хочу боевой составляющей, будут амеры нас провоцировать. Будут идти своим курсом в наши воды. Будут не обращать внимания и игнорировать присутствие корабля развивающегося, по их критериям, государства. 

На Черном море оно полегче, да. Там береговая зона обороны. Аэродромы. ВМБ. И то приходится ломать надстройку абрикосовому хаму собственным навалом при максимальных оборотах винтов.
А у нас тут тайга, млин. И из-за двадцати «джонок» с японенскими движками и нескольких сетей сюда «Мурена» не примчится с морскими десантниками на борту. И выкручивайтесь, господа советские пограничники, сами. Потому как по всему руслу одно и то же творится. И отбиваются как могут от этой напасти на реке наши начальники застав.
А оно как-то не очень приятно, когда по телефону или по высокой стойке или в шифрограмме тебе пояснит.
- Ты что, капитан, меня не понял? - рычит комендант участка, с которого снимает стружку начальник отряда.
- Разрешите хотя бы в воздух стрельнуть? - чуть не рыдает НЗ.
- Я те, плять, стрельну! Выдавливай!
- Чем их выдавливать? Тащ майор? Их вон - двадцать с ямахами! А у меня три лодки и мотор, который «Вихрь» - на ладан.
- Руками выталкивай! Бортами дави, веслами нажимай! Но чтоб, ятить-колотить, ни одного нарушителя в зоне ответственности за фарватером! Завтра замкомандующего летит с проверкой вдоль границы. Чтоб порядок был! И меня ни ипёт как! Но без оружия.
- Тащ майор! Какими бортами? Их - двадцать бортов! Я пока одного выталкиваю - оставшихся девятнадцать с лодок сеть снимают! Мои погранцы их вёслами толкают, а они нас вёслами к заставе прут с трёх лодок и ржут в упор, хоть из РПГ по ним сади!
- Я те дам, РПГ. Партбилет на стол положишь! Никакой стрельбы в воздух, а тем более, на поражение из боевого оружия! И всему личному составу под роспись довести! Кто ослушается - трибунал за нарушение инструкции по охране госграницы! Десять лет строгача! Ты всё понял, капитан? Или тебе звёздочки на погонах жмут? - начальника комендатуры можно понять, его начальник отряда в дугу гнёт. А того округ любит так, что хоть в ОЗК на ковёр приезжай и по телефону с оперативным ответственным беседуй. А у меня тут высокие материи не проходят.
- Товарищ капитан, разрешите доложить? - наряд стоит на мостках мокрый, злой и побитый. На руках синяки, царапины. Схлестнулись-таки с китаёзами вёслами. Да куда там, их десять, а моих четверо. Вытолкали молодых пацанов чуть не к самой заставе, что на берегу. Насмеялись. И пригрозили ещё. Слёзы от бессилия на глазах сержанта - старшего наряда. Позор джунглям. И я как мудак должен им повторять о запрещении.
- Тащ капитан? Они нас матом по-русски посылают, а мы смотрим? Они нас вёслами на собственной территории за фарватер выжали, а нам и сделать-то ничего невозможно, почему? Лодку едва не перевернули совсем. А там сами знаете течение такое, что не каждый спортсмен выплывет. Уж лучше вообще не охранять, чем так позориться, - вывод сержанта не окрыляет, а бесит. А что сделать, это же не суша. 

Вон, соседи, в КСАПО понаделали групп повышенной боевой готовности. Собрали туда самбистов, дзюдоистов, боксёров и каратистов со всего округа и в прикаспий выпускают с нунчаками, палками, дубинками, когда белая рыба с чёрной икрой на нерест идёт. Эта банда так выдавливает иранцев на свою территорию, что местные дантисты с сопредельной стороны скоро героями Ирана станут. Так там суша. А у нас вода. Тубийоку в прыжке не пробьёшь сразу по всем, кто на лодках сети ставит, на удушающий приём не взять на воде толком, хуком не дотянешься к соседней лодке, если перед тобой весло выставлено. Одного, может, и кинешь через себя, а остальные как?
- Завтра сам пойду, - сказал капитан. Лучше б не ходил.
- Слишь капитана! Ехай назада! На берега! Не мешай риба ловить! Да! - 
- Софсем уходи! А то утоненишь! Вода холодний! - ржали ирисы, толкая лодку и брызгая вёслами по воде. Страшен в гневе советский офицер, если он мокрый, униженный и обвешан родными матюками от зелёной фуражки, залитой водой, до самых кончиков хромачей, что теперь сушить надо. И жуть от капитана подчинённые чують смертную. Потому, как молчит начальник. Не орёт, не упрекает, не ищет недостатков, а тихо и яростно идёт в канцелярию пограничной заставы.
- Старшину ко мне! - коротко бросает он дежурному вместе с брызгами и каплями воды, что разлетаются по линолеуму пола взлётки при каждом шаге.

- Пиндец китайцам, щас патроны раздаст, - пытается предугадать связист события на боевом расчёте.

- Петрович тащи-ка мне из склада АТВ боеприпасы в оружейку, - неожиданно спокойным тоном говорит старшине замоченный в Амуре офицер.
- Василий Тимофеевич, я это щас принесу, только скажи, что задумал? Списанными боеприпасами по рисам стрелять? - истёртые боеприпасы в оружейке меняют каждые три месяца. Сменённые патроны, как правило, расстреливают на стрельбище, ныкают по заначкам и делают сувениры на дембель.
- Не, Петрович. Будем приказ командования исполнять. Зачистим фарватер на участке заставы от хозбытовых узкоголовых, - начальник заставы переодевался «на ходу» разговора в подменное полевое обмундирование. В ХБ он стал больше похож на того русского солдата из Великой Отечественной войны, которого прижали к Москве. И сзади заградотряд. В голове приказ номер 227 «Про ни шагу назад!» А в душе обида за состояние дел в Отчизне и желание, если не отомстить, то дать понять наглым китаёзам, что чревато, блин, недооценивать врага, как говаривал их Конфуций. Забыли, суки, кого китайские императоры себе в личные телохранители набирали и почему. Славян набирали, большущие деньжищи платили по те временам и дорожили ими как своей репутацией. Напомнить пора, у кого тут высшее образование на реке есть, а у кого его полное отсутствие присутствия.
- А патроны? - не верит старый прапорщик капитану.
- Заменить согласно плану, - рубит с металлом в голосе начальник заставы.
- Есть заменить, - и старшина уходит.

За дверью канцелярии кипит повседневная жизнь. Надо расчёт сил и средств на следующие сутки составить. И начальник заставы ставит себя в пограничный наряд по обеспечению проверки государственной границы СССР, проходящей по фарватеру реки Амур с семи утра до одинадцати - старшим. С групповым оружием - с пулемётом. Одевает свои рабочие солдатские сапоги, чистит до блеска и в таком виде выходит на боевой расчёт. Пограничный народ на боевом тревожно безмолвствует.
Растёт напряжение на заставе. Ясно всем, задумал что-то начальник заставы. Не зря же он в песочек переоделся. Он в нём только занятия по рукопашке проводит, на стрельбище ходит, да на комплексной полосе пограничника показуху делает.
- Вопросы есть? - заканчивает боевой расчёт начальник заставы. Вопрос есть. Он огромен и интригует всех. Но задать его никто не решается. - Напоминаю, что с девяти до четырнадцати над территорией будет пролетать вертолёт командующего для проверки состояния дел на участке нашей ответственности. И, старшина, чтоб никакая зараза в трусах по дорожкам не ходила. Часовой чтоб стоял аки влитой на вышке и немедленно докладывал об изменениях. Каптёр и дежурный после боевого расчёта в канцелярию. А сейчас - командирам отделений провести дополнительный боевой расчёт, распределить обязанности, доложить старшине и на ужин.

- Товарищ капитан, разрешите войти? - кивок, - Тащщ капитан, дежурный по заставе ефрейтор Дёмин по вашему приказанию прибыл.
- Дёмин, СПШ в кобуре принеси и запиши на меня в книге выдачи оружия, - дежурному некогда удивляться, ему наряд на службу готовить надо. Он быстро уходит. Каптёр провожает ефрейтора поднятыми бровями. Задача каптёру ещё более любопытна.
- Лисичкин, у нас картошка ещё осталась на овощном складе? - вопрос прост, но к чему клонит шеф, непонятно.
- Так точно, до завоза хватит, - всё-таки неуверенно отвечает каптёр.
- Тогда принеси мне штук десять клубней покрупнее. Даже тащи двадцать, только помой хорошенько прежде. Понял? - челюсть отвисает у каптёра, но он быстро соображает, что, наверное, домой хочет лично начальник заставы жене принести несколько килограммов отборной крупной картошечки. Видно, соскучился по хмырю жареной с лучком на сале картохи начальник и его родные. Так это запросто и со всей душой. Каптёр улетает за картошкой, а на стол начальнику заставы ложится коричневая кирзовая кобура СПШ с патронами в мягких петлях патронташа под клапаном, принесённая дежурным. 
- Де тут у тебя расписаться? Ага, - начальник чиркает шариковой ручкой в журнале выдачи и приёма оружия, - всё, свободен. Ночью старшина ответственный, все приказы через него, - напоминает на всякий случай дежурному НЗ. 
- Есть, - дверь за дежурным закрывается. Больше никто не может помешать капитану творить своё дело на благо защиты рубежей нашей Родины. В двенадцать ночи довольный капитан с ремешком кобуры СПШ через плечо выходит из канцелярии. Дежурный провожает до крыльца и передаёт начальника под бдительное око часового. 
- Так, дежурный, я там у коровника выстрелю пару раз из СПШ, так чтоб без лишнего паникёрства, ясно? И часового со связистом предупреди, понял?
- Есть, тащщ капитан.
Старшина смотрит удаляющемуся в сторону коровника командиру с интересом.
Через некоторое время за чёрной громадой хозбытовых построек пару раз негромко хлопает СПШ. В отличие от обычного выстрела ракета в небо не летит.

На следующий день утро встречает заставу летним холодком, обильной росой и дополнительными телефонными нервотрепками, напоминаниями и угрозами.
- Приказываю выступить на охрану границы Союза Советских Социалистических Республик..., - слышится из комнаты приказа.
- Вопросов нет, приказ ясен. Есть выступить на охрану границы СССР с задачей: «Не допустить безнаказанного нарушения государственной границы союза...»,- ну как обычно. С шефом оно как-то надежнее идти против кучи китаёз посредине бурной речки. И пулемёт - он одним своим видом успокаивает.

Навстречу южанке за фарватером на нашей стороне выстраивается целая банда из пятнадцати лодок с рисами, выбирающими из сети ночной улов. Шесть лодок собираются в стаю и хотят блокировать пограничников, пока их сотоварищи выбирают богатую добычу из мокрых ячеек.
- Сто насальника, не просох после вчера, исё хоцеся? - хохот рыбаков и их рожи никак не действуют на капитана. Лодки сходятся.
- Вы находитесь на территории СССР, требую немедленно покинуть наши воды и переплыть на свою часть реки! В случае сопротивления или невыполнения буду вынужден принять все меры к выдворению вас с нашей территории, - в ответ злобные лица.
- Капитана, плыви отсюда, пока цел, стрелять вам запрещено, а у меня рыбаки так и хотят вас искупать в Амуре-реке, - намекает прыщавый заводила на то, что перевернуть лодку китайцам ничего не стоит. Численный перевес почти впятеро и по людям и по лодкам.
- В случае сопротивления буду вынужден применить оружие, - невозмутимым тоном продолжает НЗ.
Китайцы угрожающе приближаются, в руках у них не только вёсла, но и багры со стальными крючьями на конце. Зацепят, качнут один раз лодку, полетят погранцы на один борт, добавят пару дырок в дюралевую обшивку и, если не перевернёмся, то воду будем до самой заставы черпать, а не нарушителей выдавливать. Вот и первый багор дотянулся до лодки. Солдаты пытаются отбиться вёслами, но китайцы на первой лодке приближаются быстро, и пока двое отбиваются от весел, третий цепляю дюраль багром. 
- Тащ капитан, разрешите в воздух? - пулемётчик хватается за свою машинку на дне лодки.
- Отставить,- в руке у начальника появляется давешнее СПШ и нацеливается прямо в лоб самому ближнему китаёзе между наглых и узких глазок. 
- Не бойся, - кричит самый главный, успокаивая, - он стрелять не будет, бей его багром по пистолету, они ничего потом не докажут, - науськивает из-за спин самый основной нападающий. СПШ деловито вспыхивает и грохочет коротким всплеском выстрела. Из двадцатишестимиллиметрового ствола вырывается сноп пламени и ракетная составляющая сигнальной ракеты. Десять метров, шесть метров, восемь метров для СПШ не дистанция. 
«Пинздейц, - убил шеф рисоглазового, нас спас, а сам подставился»,- подумал пулемётчик, - "Ну, птля, щаа я вас размажу за начальника!"
Рулевой пограничник дернулся от выстрела, но против течения держал лодку ровно: «Молодец, шеф! Что ж теперь будет?»
Третий погранец потянулся за автоматом, предупреждая китаёзов движением, что если сунутся, то стрелять и он умеет, а шефа сбросить в воду не даст: «Отольются вам, падлы, наши мокрые портянки. Зато лезть не будете»
Четвёртый пограничник заворожено наблюдал последствия выстрела. Выпущенная почти в упор картофельная пуля в виде двадцатишестимиллиметрового цилиндра, сшибла китаёзу с ног, влупив строго между глаз. От удара браконьер и нарушитель моментально потерял сознание и рухнул как подкошенный ударом громадной кувалды. Этим дело не завершилось. Картоха отрекошетила от крепкого лба и пышно разлетелась в стороны, имитируя разброс мозгов из головы поверженного. Шеф спокойно разломил сигнальный пистолет пополам. Выкинул использованную гильзу. Вытащил из кобуры новый, сунул в ствол, соединил половинки пистолета и спокойно бабахнул в голову следующего нарушителя с багром. Эффект был ошеломляющим. 
- Убили! - завопили на лодке, подвергшейся картофельной зачистке. С остальных плавсредств наблюдали зловещую со стороны картину. Офицер поднял огромный пистолет, выстрелил в голову собрата-рыбака-браконьера в упор, голова разлетелась на мелкие мозговые куски, и части ума плюхнулись в мутную амурскую воду. Затем русский пограничник перезарядил пистолет, и второй китаец свалился без головы внутрь лодки и почил там в бозе невидимый и неподвижный за непроницаемым бортом браконьерской посудины. Крик поднялся невозможный.
В ответ на вопли шеф приказал:
- Лодку на буксир, этих всех повязать, и поехали к следующей, - взятые на абордаж китайцы не посмели даже сопротивляться, как это было ранее. Агрессивный манёвр южанки и два выстрела из СПШ добавили в караван начальника заставы ещё одну лодку и пять нарушителей. Следующий рывок южанки не оставил равнодушными всех китайцев на нашей территории. Иностранные рыболовные суда рванулись в разные стороны от сумасшедшего офицера и его безбашенного оружия.
- Рулевой, давай к заставе.
- Берег, я Река-один! Приготовиться к приёму нарушителей пограничного режима. Ещё три раза съездил начальник заставы на фарватер. К одиннадцати часам дня на самом рыболовном месте Амура была тишь, благодать, и полный порядок.
- Ты как это умудрился сделать, капитан? - пытал своего подчинённого начальник комендатуры.
- Как приказывали, - зловредно отвечал наш шеф коменданту.
- Вот как надо охранять рубежи нашей Родины, - показал вниз на девственную чистоту вод Амура замкомандующего. - Узнать, чей участок, и представить к награждению и внеочередному званию на подведении итогов, - коротко скомандовал он, не глядя. Порученец умудрялся услышать и записывать распоряжения в болтанке и грохоте летящего над рекой вертолёта.

А сетку мы на следующий день сами начали проверять. В наряде-то всегда СПШ есть у одного из пограничников. А поди разбери, что там в стволе? Картошка или настоящий боевой осветительный заряд. А коменданту пришлось рыбки из китайской сетки отвалить, да и с соседями опытом поделиться хотелось, но начальник запретил. Как в воду глядел. Пришлось в следующем году новый способ придумать, как хозбытовиков «выдавливать», а то эти китайцы совсем обнаглели.
Мы ж у них рис не сеем в поднебесной для себя.


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

ХОРОШИЙ МУЖИК 

Раньше я всегда считал, что хороший мужик – это не профессия, но одна история заставила меня немного пересчитать и прийти к выводу, что иногда это все-таки профессия. 
Причем очень полезная, не только для самого - хорошего мужика, она и для всего общества, к сожалению, просто жизненно необходима… 

На днях приходил ко мне мастер в бахилах, чтобы померить наш будущий, пока не существующий шкаф. 

Странное ощущение – шкафа еще нет в природе, а лазерные лучи уже показывают его контуры в пространстве. Почти машина времени… 
Ой, я несколько заговорился и отвлекся от темы. Так вот, даже этот мастер-замерщик тут ни при чем, то есть он конечно же "при чем" и тоже может быть неплохим мужиком, но это далеко не его основная профессия. Но вот этот самый мастер, пока измерял, до какой несуществующей полки я смогу дотянуться, рассказал мне вот такую нехитрую историю про профессионально хорошего мужика: 

- Приезжаю недавно на установку шкафа к одной старушке. Все чин-чином, выгрузились, поднялись на этаж, смотрю в бумаги – что такое? 
В цене явная ошибка. Ну не может такой шкафина с тремя зеркальными дверями и с таким наполнением, стоить так мало. По квитанциям вроде все сходится: предоплата получена, подписи печать, но я решил перестраховаться, мало ли, они там напутают, а на меня повесят потом и скажут: - «А ты куда смотрел? Не видел, что цена почти вдвое меньше?» 

Говорю хозяйке, что, мол, тут какая-то ошибка, надо разобраться. 
Выхожу в коридор, звоню шефу: 
- Алё, я на заказе, тут странности по сумме. Что делать? 
- А, это трехстворчатое зеркальное купе? 
- Да. 
- Не парься, все нормально, делай. Ты свое получишь как обычно и передай хозяину привет от меня. Его Лехой зовут. 
- Так - это Ваш друг? 
- Да нет, какой друг? Обычный клиент, просто хороший мужик. 
- Тут не он, а старушка, видимо его мама. 
- Ну, передай привет через нее и скажи, что Лёха уже может к нам в офис подъезжать, на встроенные плиты посмотреть. Я ему обещал, он знает. 
- Извините, но я все равно не понял, почему такая скидка? 
- Ой, давай не будем о грустном. Ты бы видел, как он красиво торговался – весь офис сбежался посмотреть и поржать. Хуже цыгана на базаре. Меня запутал, заморочил и главное, все время ловил на каждом слове, так, что и не соскочишь: - «Дайте скидку, на ДСП, которого не видно под зеркалами. А если эта фурнитура с этими полками? А если зеркала без уголков? А скидка за то, что не ходовой цвет? А скидка, за то, что я согласился на неходовой цвет?...» 
Так по чуть-чуть, по чуть-чуть, в каждый процент вгрызался. Как все равно бульдог. Оглянуться не успели, как он тридцать процентов отгрыз. Я даже сам расстроился. С такими клиентами одни убытки, но мужик он душевный, просто артист. 
Оказалось, мы оба с ним математическую школу с медалью закончили и на олимпиады ездили, правда в разных городах, не важно… Представляешь, под конец, когда я и так опустился ниже некуда, этот Лёха и говорит: - «Предлагаю пари, я сейчас расскажу вам анекдот и если кто-нибудь из присутствующих, сможет не рассмеяться, то с меня десять процентов, а если ржать будут все, то с вас» 
Мы конечно согласились и он, подлец, выдал такой десятипроцентный анекдот, что сдохли все восемь человек, сколько нас там было, даже бухгалтерша… Потом приедешь, расскажу. 
Ну, ладно, давай, успехов тебе, сделай там, все как надо, «от» и «до», чтобы не ударить в грязь лицом, а то я сдуру пообещал ему гарантию на десять лет, даже в квитанции указал… 

Возвращаюсь к бабке в квартиру, начинаю строить шкаф, а сам все думаю: – чтобы нашего ушлого шефа так на бабки развести – это же каким нужно быть гением. 
Смотрю, в комнате фотка в рамке, на ней трое в камуфляжной форме. Спрашиваю: 
- А на фотографии у Вас кто? 
- Тут мой сыночек Алексей со своими товарищами. Это он мне на день рождения такой шкаф подарил. 
- Какой молодец, а Вы в курсе, что этот шкаф стоит гораздо дороже? Ваш сын еще и торгуется лихо. 

Старушка неожиданно весело рассмеялась, а потом сказала: 
- Да, торговаться Леша умеет – это его работа, он в ФСБ служит переговорщиком с террористами…


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Оля, браво! Прочитал с удовольствием и посмеялся от души!


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Честно стырено у "соседей"...

***
"Осенью 1990 года вместе с возвратившимся из отпуска замполитом прилетел на заставу какой-то мужик в штатском. Ну, прилетел и прилетел, мало что ли что. Вроде не начальство, и на том спасибо. На боевом расчете он ходил чуть в сторонке, ковыряя листву в газоне. По окончании распределения нарядов на завтрашний день слово взял старшина. Мы слегка напряглись, так как ничего хорошего ему говорить не доверяли, а если и доверяли, то как правило какой-нибудь фронт работ провозглашался. Но тот начал издалека буквально следующими словами:
- Товарищи пограничники!
Расслабились, поскольку если бы предстояло рыть канаву, вступление было бы типа: «Грeбaнные дожди затопляют коновязь по скакательные суставы конского состава». Итак, он продолжил:
- Правила соблюдения техники безопасности писаны кровью личного состава и сломанными карьерами непосредственного начальства искалеченного личного состава. За лето в Округе участились случаи травматизма при несении службы верхом.
Потом привел статистику по бумажке и махнул фланирующему неподалеку мужику.
- Прошу любить и жаловать, инструктор пятигорского* ипподрома, мастер вольтижировки Петр Петрович Басос.
Рядом стоящий Сурков незамедлительно закатил глаза и чревовещал, не шевеля губами, впрочем, не очень громко: «Отсос Петрович».
При ближайшем рассмотрении Петр Петрович внешне напоминал вышедшего в тираж провинциального хореографа, с неравномерными по густоте бакенбардами на испитом лице. Хотя столичных хореографов мне и раньше не попадалось, представлял я их именно такими, с вывернутыми носками наружу ногами и откляченной слегка задницей на непропорционально длинном торсе.
Прокашлявшись в манжет, Петрович имел речь.
- Друзья. Я вас научу падать с лошади и коней.
Подивившись краткостью фабулы и изощренной зоологической дифференциацией, мы, те кто был свободен от службы в этот дивный вечер, потянулись было в конюшню за «лошадью и конями», но были остановлены криком: «Стойте, сначала теория на козле! Пройдемте в спортгородок, только принесите пожалуйста седло с недоуздком. » Вконец заинтригованные еще до кучи и козлом, пришли на площадку (стандартный набор - брусья, перекладина, лестницы и т.п.). Притащили седло, наблюдаем. Козел
представлял собой убогое зрелище в виде продольной половины чурбака на четырех ногах.
- Ой, а почему это подпруги две? 
Не получив ответа, Отсос Петрович заседлал козла и тупо стоял с уздечкой в руке. Поняв, что это лишний девайс, он отложил ее в сторону и лихо  вскочил на козла. Зрелище получилось диковатое.
- Или псих, или ХХХХ, - предположил Сурик.
Все, кто услышал, закивали. Подумав, что это одобрение, джигит начал рассказывать о группировке и порядке вынимания ног из стремян. Потом он довольно долго кувыркался на землю в различных ракурсах, проявив несомненную в этом деле компетентность. Тут мимо проходил… рядовой Нурпазыл Сапарович Жантороев, он был только что поменян на вышке и
соответственно экипирован, выдвигаясь на заслуженный отдых.
- Это чо за чмо в моем седле?
Объяснили. Нурик почесал репу и неожиданно спросил:
- А зачем кувыркаться, если и так можно соскочить?
Петрович снисходительно пояснил, мол это образно, предполагается, что лошадь падает.
- Понятно, теперь, товарищ инструктор, оденьте вот это, и покувыркайтесь.
Нурик протянул ему весло (АК-74 с прикладом), предварительно отстегнув магазин. Отсос Петрович задумчиво покрутил железку, но как обычно, в самом интересном месте случился облом.
- Жантороев, почему здесь до сих пор! Марш в дежурку разоружаться!
Это нарисовался прапорщик Арбеков с кружкой молока и полбуханкой в руках.
Петрович воспрял.
- Ну теперь седлайте коней, и потренируемся, пока не стемнело.
Ковыряясь в конюшне, мы с Сурком рассуждали, как он будет заставлять лошадь падать. Я, чертыхаясь с подпругой, с ужасом вспоминал свои полеты с лошади, рост моего Раджа в холке составлял 160 см. Успокаивало то, что заставить моего мерина упасть может только барсучья нора или Надька, жена старшины, и то, если мчаться галопом.
Пришли, уже верхом, обратно на спортплощадку. Петр Петрович, обращаясь к старшине, предложил:
- Вы не желаете потренироваться?
Арбеков чуть не подавился кружкой.
- Нет, знаете ли, подагра мучает нынче. (думаю, перепутал с простатой).
- Принесите, пожалуйста, вожжи или веревку пару метров. 
Принесли.
Примерившись, Петрович подошел к моему животному (я так и думал) и привязал вожжи за переднюю ногу около копыта.
- Чтобы заставить коня упасть, ему надо сделать подсечку.
Подведя Раджа к козлу (!) инструктор забрался в седло и поерзал. Ступни до стремян не доставали. Спешился, подтянул «под себя». И только собрался было лезть опять…
- Товарищ жокей, погодите!
Нурик тащил автомат, СПШ и ремень с подсумком.
- Вот, взял с разрешения замбоя, бинокль и радиостанцию он не дал, говорит разобьете нафиг.
Петрович тоскливо облачился в обычный набор снаряжения и влез на коня.
Сначала Радж не хотел идти вообще. Затем он не хотел идти рысью. В общем, пока я его не пнул, конь мой тупил конкретно. Потом он не хотел «подсекаться». Как только Отсос Петрович дергал за вожжи, Радж просто-напросто подгибал ногу, и мертво вставал из любого аллюра. Автомат тем временем по законам кинематики (или чего там) с железным
стуком бил Петровича по затылку. Веселуха.
Пришлось идти за камчой. Увидев плетку, Радж скакнул с места в карьер и понесся к деревьям не разбирая дороги. Тут все и случилось. Видимо, не вполне осознанно Отсос Петрович дернул подсекая, конь мой бедолага рухнул передней частью, и кувыркнулся. Герой наш летел как сидел. В той же позе, не изменив выражения лица. Просто продолжил поступательное движение на высоте полутора метров, пока не встретил на своем пути грушу. Он так у-ся в несчастное дерево, что осыпались последние плоды, а от звука удара лицом в ствол, в хлеву тревожно замычал Борька .
Итог. Эпидермис лба остался на груше. Из передних зубов остались только клыки внизу. Сколько ребер поломал - точно не знаю, но не меньше чем зубов. И как апофеоз, перфорированный затворной рамой затылок, чудом что вскользь, но до уха. Наутро его, запромедоленного, отправили экстренным бортом в госпиталь штопать и пугать стоматологов всем своим внешним видом.
А серьезных травм у нас на всем фланге и до того не было, и после не случалось."


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Иван Паршиков

 

 

Серия "Легенды военных городков"


  

  

*


  

  Однажды сидели мы компанией, отдыхая под рюмку "чая". Разговор как обычно шел, нет, не о женщинах, а о службе. Ведь военные о женщинах говорят до "чая", а за столом, да под "чай", только о службе. С нами сидел Михаил Николаевич, седой как лунь, старший прапорщик, обычно немногословный, но в этот день его, как прорвало.

   - Мужики, служил я в начале восьмидесятых в Монголии, в интересной части, единственной, наверное, в своем роде в вооруженных силах СССР разведывательной бригаде. Бригада была детищем маршала Гречко. Большая, несколько тысяч личного состава, своя вертолётная эскадрилья, танковые батальоны на Т-62, тяжелая артиллерия и другие средства усиления. Один из батальонов постоянно находился на границе с Китаем, прикрывая её и занимаясь своими разведывательными делишками. Также бригада имела свой аэродром, где садились транспортные самолеты, типа Ан-12. Место дислокации было в местечке под названием Арвай - Хере, недалеко от пустыни Гоби. Как шутили местные остряки: - Манда в Гоби, хер в Арвае. Так вот, например, о Прибалтике говорят - страна дождей, блядей и велосипедов. А мы о Монголии - страна чудес, скота и консервных банок. Там где стояли наши части, вокруг были залежи банок, прямо горы их и частенько бродящие вокруг животные, были "подкованы" одетыми на копыта консервными банками.

  

  

  Кислота

  

  

  

  Расскажу немного о бригаде. Нравы в бригаде были, скажем, так, жесткие. Например, перевод техники на зимний период эксплуатации. Бригада построена на плацу. Начмед проводит лекцию о том, что антифриз яд и пить его нельзя. На столе лежит кусок мяса и его поливают антифризом. Мясо сразу же начинает разлагаться. - Тоже самое произойдет с вашими внутренностями, если вы выпьете антифриза, - слова медика. Вся бригада прошла, посмотрела на мясо. Но в ночь двенадцать солдат траванулись:- Мы думали, что мясо вы полили кислотой, а антифриз на спирту, - оправдывались придурки, когда их откачали.

   - Я не знаю, что этим дебилам еще нужно? - комбриг:- Хоть бля рты им зашивай, а корм через зад. Но ведь и туда будут заливать, через воронку, например.

  

  

  Проклятие

  

  

  Одно время бригаду начали преследовать несчастья, как понедельник, так труп, иногда не один. Как сказал в сердцах комбриг:- Кто-то бригаду проклял!

  

  Так, технические прапора в парковой зоне, втихую собрали УАЗ из запчастей, теперь надо проверить машину. Поехали на рыбалку. Зима, коробка скоростей полетела, сидят в машине греются, ждут утра, заснули и. Поиски на вертолете. Нашли - машина стояла в низинке, газы скопились, итог рыбалки: три трупа - угорели, одного откачали.

  

  Другой понедельник - опять трупы. Учения. В кабине машины спят офицеры, двигатель работает, тепло им. Солдаты же залезли под машину, накрыли палаткой выхлопную, головы наружу, тепло, лепота. Во сне ворочаясь, полностью залезли под палатку и всё! Груз 200!

  

  Следующий понедельник в бригаде ждали со страхом, наконец, вечер, все вздохнули с облегчением и тут взрыв. В зенитном дивизионе, на полигоне, солдат растопил печку в землянке и бросил четыре не разорвашихся снаряда от "Шилки". Они же маленькие и интерес: печку разорвет, или нет. Сидят любопытные кружком вокруг печки, ждут, долго не взрывались "дрова". Надоело, надо посмотреть - дверцу печки открывают и взрыв. Желудок открывшему истопнику, пошинковало в "капусту", плюс ещё трое раненых! Солдат на столе у хирурга пришел в сознание:- Дядя, дяденька, я жить хочу! - хирург со слезами в глазах, ассистентам:-А что я могу сделать?

  

  Череда несчастий закончилась летехой - танкистом и тоже в понедельник. Ночью в парк, с директрисы возвращалась танковая рота. В первом танке в башне этот офицер находился. Он спешил домой, ведь у него родилась дочь. Останавливает танк на повороте, с этого места к дому идти ближе. Задние габариты танка не горели и пушкой второго танка, лейтенанту размозжило голову. После этого смерти прекратились надолго.

  

  

  Поле дураков

  

  

  Как-то бригада вышла на учения и пока стояли в колоннах, дожидаясь приказа на марш, комбриг проехал по боксам и пришел в ужас, примерно сотня неисправных единиц техники остались в боксах. Всё, команда:- После учений техника в парк не становится, место - "поле дураков", всю технику, в том числе гробы туда. В парк, после обслуживания и ремонта, техника только своим ходом. И закипела работа. Как вертелись зампотехи* и технические прапора, надо было видеть. Комбриг назначил время захода в парк исправной техники ежедневно в шестнадцать часов.

  

  Картина: У ворот парка стоит командир, рядом строевик с талмудом, переписывает номера исправной техники. К чести технической мысли, через месяц, в конце концов, осталось только десятка полтора точно "гробов", которые нужно было списать, или ремонтировать. А для этого у комбрига был старлей, пьянь, пьянью, разгильдяй и буян. Зато отец у него служил в бронетанковом управлении в Москве. Обнаружилось это случайно: однажды в бригаду пришли акты на списания всех бронетранспортеров взвода этого старлея, хотя из бригады акты на списание не посылали. К актам были приложены наряды на получение новых коробочек. Расследование, что и как - оказалось, что в части служит "волшебник".

  

  

  Заводская быль

  

  

  После поля "дураков", погнали "гробы" грузиться на железнодорожную станцию Амгалан для капитального ремонта. Естественно до железки на жестких буксирах. Колонной едем, я последний, тяну свой (ротный) Газ-66. Карбюратор у моего тягача - "зурса*" забарахлил, докладываю старшему по стопятке*:- Ладно, догоняй,- старший, а уже темнело.

  

  Отремонтировались быстро. Смотрю вдалеке, свет от колонны дугой, думаю, напрямик поеду по целине, быстрее догоню. Не зря говорят, что кривая всегда ближе. Едем, сначала нормально, а потом, как ухабы пошли, пока до дороги доехали, все внутренности растрясли. Выскакиваем на трассу, что - то легко идет машина, останавливаюсь, мать моя женщина, жесткая сцепка, как хрен, после акта висит, а шестьдесят шестого нет. Колонна уже скрылась:- Машину потерял,- докладываю по радио.

   - Как потерял долбоносик?

   - Так и потерял!

   - Ищи!- и ещё несколько слов, якобы характеризующих мои качества, из эфира выскочили. Делать нечего, поехал искать. Мотал круги, мотал, нет машины, уже второй час ночи, ладно спать, утром найду, ведь равнина, никуда не денется. Спозаранку проснулись, смотрю не видно потери. Тут меня осенило - борозда от буксира на земле. Эврика, как сказал Архимед: "По следу найду!". И поехали, как по лабиринту раскручивать вчерашние следы. Через пару часов, вот она моя машина у юрты монгольской стоит, это монголы уже приватизировали, правда, мы тогда и слова не знали такого. Ну, а дальше неинтересно, доехал, загрузили на платформу. Меня, кстати, уже опять материли, сдали караулу. Миссия, как говорится выполнена.

  

  Через некоторое время вызывает меня ротный:- Поедешь сдавать "шишагу" в Читу на завод. Идешь на склад, там договорено, для "смазки" получишь ящик тушенки. С собой берешь Аракеляна, сержанта. Понял?

   - Так точно, - люди мы военные.

  

  Через два дня уже проходим таможню в Чите. С нами поехал еще техник инженерно-саперной роты с бойцами. У них троих, руки заняты мешками с тушёнкой, ведь ему в отличиё от меня, сдавать семь машин.

   - А зачем вам столько тушёнки? - спрашивает таможница прапора. Тот простой:- Для смазки, при сдаче машин,- отвечает. А дальше комедия, та поднимает трубку и звонит кому-то:- Прапорщик приехал с взяткой, - мы отпали, мигаю своему армяну: "Прячь" - тот молодец наш ящик, в какую-то комнату запихнул.

   - Всё ждите, за вами приедут - она нам, но печати в документах поставила и вышла. Николай, техник говорит мне: - Дергаем, - хотя мне, зачем бежать, ведь я чист перед законом? Но говорят же: жид за компанию удавился, так и мы, кто куда, армянчик мой молодец, тушенку не бросил. Толик "взяточник", например, через окно со своими архаровцами сиганул, а я через дверь и разбежались.

  

  На следующий день встречаемся на заводе. Смотрю, наши машины стоят уже разгруженные и мой шестьдесят шестой, с кабиной полностью деформированной, "матка" у меня упала: "Как сдавать?" Захожу в техотдел. Сидит прапор, ну а "ворон", "ворону", глаз не выклюет:- Выбирай любой акт, - на столе их пачка лежит. Беру снизу, а в нем уже недостатки указаны, у моего мол, нет ковриков. Зашибись: - Теперь жди начальника завода, - прапорщик мне.

  

  Выхожу в курилку, там сидит капитан курит, в руках палку крутит, разговорились. Он местный, возмущается, мол, все заводские уехали полоть картошку, а его оставили. Ну, слово за слово, тут из цеха вылетает боец, несмотря на теплую погоду в шинели и без ремня. - Стой,- капитан ему. Ноль внимания, побежал в сторону. Капитан метнул палку и сбивает солдатика. Я прибалдел: "О порядки!". Подбегаем к упавшему: два карбюратора на продажу уволок: "Ну, дела!".

   - Вот так, каждый божий день боремся с воровством, - жалоба офицера.

  

  Тут приехал начальник завода, я к нему. Он берет акт, ставит резолюцию В.Х. (временное хранение) и печать: - Коврики привезешь, тогда и машину примем,- ошарашил меня, а где я их возьму? Захожу опять в отдел, там уже вместо прапора, сидит писарь, солдат:- Что товарищ прапорщик, не получается сдать? - определил наверное, по моему расстроенному виду. Смотрю, по виду жулик, предлагаю ему за помощь ящик тушенки. Отказывается: - Мне много не надо, пару больших банок,- говорит. Нарисовал я ему банки и он тут же исправляет визу своего шефа - Капитальный ремонт. Все сдал!

  

  Болтаюсь по штабу без дела, жду, когда саперы сдадут свою. Заглядываю в какую-то комнату и вижу: сидит лейтенант за столом с кипой актов. Возле него стоит кастрюля со свежесваренными яйцами, за другим столом солдатик, как я понял потом, заводской, вырезает из старых актов печати. Лейтенант очищает яйцо - прокатывает им по печати. Потом этим же яйцом ставится скопированная на яйцо печать в акт. Как сказал мне лейтенант - цена печати, десять рублей. Во мафия!

  А Толику, технику-саперу сказали: - За ночь свои семь машин разберешь, примем. И разобрали. Вот так мы сдавали машины.

  

  

  Голубые ели

  

  

  Еще бригада была знаменита тем, что в ней росло только четыре тополя у штаба. Ну не принимались саженцы, ведь почти горы, около двух тысяч метров над уровнем моря, почва скалистая. Комбриг отправил экспедицию в заповедник с наказом: саженцы голубых елей. Естественно, как всегда в армии, экспедиция должна была, скажем так, экспроприировать саженцы.

  

  Приехали, огляделись, охраны нет, быстренько накопали, и обратно ласты поворачивают, но тут возникли проблемы: два выстрела из карабина по кузову. Разведчики ноги в горсть и теку. Монголы-егеря на Уазе за ними. Гнали воров до бригады, а там КПП и они за воротами. Через час прибыли власти и наша прокуратура, но, ни саженцев, ни простреленного кузова не обнаружили: саженцы закопали, борт, простреленный из карабина, заменили.

  

  Потом ели высадили и назначили ответственных-за каждым саженцем роту. Кстати большинство принялось, а как им не приняться? Ведь комбриг почти ежедневно осматривал посадки. При такой постановке вопроса, волей неволей примешься. А то и сам корни пустишь.

  

  

  Календарь

  

  

  Так же достопримечательностью бригады был календарь. На сопке, которая господствовала над бригадой, ежедневно выкладывалось число месяца, деревянными щитами. Придумал это комбат - один, майор Давлетшин, по кличке Давлет - хан. Утром первая рота бегала на зарядке на сопку и там меняла числа месяца. Хочу заметить, что ходить на двухкилометровой высоте нормально, а вот бегать да, приходилось легкие рвать.

  

  **

  

  Рассказывая о бригаде, нельзя не вспомнить коменданта бригады, капитана Василия Быкова. Фамилия сама говорит за себя, здоровый был мужик, кулаки, как кувалды, всегда при нём пистолет и нунчаки. На пистолет был навернут глушитель, ведь у него была задача отстреливать бродячую живность. Штатная должность у Васьки была - заместитель начальника разведки. Интересный был мужик, например, ругался только на китайском, ведь по основному образованию, он был переводчиком.

  

  

  Утро

  

  

  Итак, картина из жизни коменданта: Васька утром выходит на службу, заодно вынося мусор из квартиры и такое ощущение, что в это время стихает ветер, который постоянно дул в Монголии и исчезает с глаз вся живность - собаки, кошки и солдаты. Но вначале такого не было. Можно сказать, был край непуганых дураков. Солдаты с различными нарушениями формы одежды, всюду кошки, собаки, даже яки, бывало, забредали в бригаду. Все эти недостатки прекратилось с прибытием Василия.

  

  

  Охота

  

  

  Следующая картинка: по дороге едет комендантский Газ-66, раскрашенный "зеброй". В кузове Васька собственной персоной, шифруется якобы в "засаде". А по дороге идет солдат с нарушением формы одежды, например - поднятый воротник шинели. Машина тормозит, комендант с кузова хватает нарушителя за шиворот, тот начинает сучить ножками, но тщетно - уже в кузове.

  

   Короче шла целенаправленная "охота" на нарушителей - "рабсилу". Комендант ведь развил бурную деятельность по строительству летних камер гауптвахты: три стены, крыша-решетка и решетчатая дверь. Стены и скамейка были сделаны под "шубу", цемента не жалели, на лавку не сядешь, об стену не обопрешься - только стоять.

  

  Хотя были уникумы, однажды посадили в камеру прапорщика, который по пьянке, на машине сшиб электрическую опору, лишив света соседей - монголов. Утром, обходя владения, комбриг зашёл посмотреть на него, а прапор на лавке спит, аки агнец:- Комендант, что-то ты не продумал до конца, - комбриг Ваське. Ведь вроде на такой поверхности спать нельзя? Хотя наши, еще те ухари.

  

  Ладно, со временем при выезде из комендатуры машины, нарушители исчезали, но Васька все равно ухитрялся их находить.

  

  

  Охотник

  

  

  Как я говорил, в обязанности коменданта входило отстреливание бродячей живности. Особенно много было котов, мы их называли "камышовые". Хотя какие камыши? Просто коты были здоровенные, одичавшие, размером гораздо больше сибирских. Корма для них было много - полевые мыши и наши мусорки. Идешь мимо мусоросборников и, кажется, что мусорки дышат, столько было этих котов, правда и собак хватало.

  

  Поэтому Василий почти ежедневно занимался отстрелом. Сначала "охота" шла без проблем, но со временем, капитан превратился для живности в "исчадие ада". Доходило до того, что Васька, выходя на "охоту", маскировался, закрывая лицо газеткой* с дырками для глаз, но тщетно, животные чуяли его за версту, как бы он не шифровался и исчезали.

  

  

  Трамвай

  

  

  А еще у коменданта была исправительная "камера", под названием "Трамвай". Исправлял "трамвай" даже законченных негодяев. Он ("трамвай") представлял собой; тамбур между железной дверью и решеткой шириной десяток сантиметров, далее шла лесенка - спуск в собственно камеру.

  

  Но речь не о камере, речь о тамбуре. "Воспитательные" свойства тамбура обнаружили случайно, однажды приволокли здоровенного, пьянющего разведчика. Как обычно, пьяный солдат начал качать права. Команда: - В клетку его! - активное сопротивление и силами караула его смогли утрамбовать только в тамбур, утрамбовали и на замок. Сначала разведчик дико матерился, потом молчание, далее последовал вой, протяжный и одновременно жалкий. Через двадцать минут понеслось: - Я больше не буду, выпустите, посадите в камеру, простите меня. Когда начальник караула сжалился и открыл тамбур, солдат упал на пол, ведь все у него затекло. Он же был буквально распят между двумя дверьми.

  

  С тех пор, еще несколько мерзавцев попробовали "трамвай". И по бригаде разнеслась весть: - Всё можно пережить, только не "трамвай".

  - Что-то я заболтался, наливайте, а то в горле пересохло,- рассказчик закашлялся и после рюмки "чая" продолжил:

  

  

  Кража

  

  

  Как-то в авиаэскадрильи произошла кража*. Ограбили вещевой склад, хорошие, надо заметить, там лежали вещи. Поиски по горячим следам результата не дали, но шум поднимать не стали. Решили, что у воров должен возникнуть "аппетит" во время "еды". К поискам подключился Василий, ведь он тоже отвечал за порядок во вверенном гарнизоне.

  

  Комендант пошел простым путем: вместе с бригадой в одном городке располагалась танковая дивизия, называлась она "Бийской". Боевая техника дивизии была в Монголии, плюс регламентная группа и охрана, остальные: кадр и приписной состав находился на Алтае. Однажды на учениях дивизию развернули, людей, в том числе тысячи партизан, перебросили авиабортами. Партизаны не зная, что они очутились в Монголии, кинулись по магазинам, а им в ответ:- Мы торгуем за тугрики.

  

  Так вот, охрана техники производилась, в том числе и собаками, большими размерами с хорошего теленка, восточными европейцами. Василий договорился, что на ночь в вещевом складе будут запирать собаку, доставляя её на склад, незаметно для часовых. Недели не прошло, как по бригаде прошелестел слух: - На складе поймали воров. Ворами оказались часовые с подельниками, ведь у нас у русских, что охраняешь, то почти твое.

  

  Суть дела. Ночью, часовой через лаз во втором складе, (склад располагался в ангаре, деля его с автоскладом) пропустил солдата. Вор залез и пропал. Утром, начальник склада с вожатым, пришли за собакой и обнаружили: вора сидящего, как горный птиц, под самой крышей ангара.

  

  

  Праздник

  

  

  Однажды комендант попал на монгольский народный праздник. Народные гуляния, кушанья, торговые ряды, музыка, словом праздник. Тут же идут соревнования по национальной борьбе. Борцы здоровенные, в кожаных трусах, как стринги, два ремня в перехлест туловища, короче внушительные горы мяса. Перед началом схватки танцуют танец "орла", полусогнувшись, приплясывают, одновременно руками бьют по бедрам и заднице, грохочут барабаны - красивое зрелище. Итак, схватки прошли, выявился чемпион, еще не знавший, что чемпионом ему не быть.

  

  Ведущий предложил зрителям попробовать свои силы в борьбе с победителем. Желающих нет и тут наш комендант изъявляет желание, разделся, оставшись в синих сатиновых трусах, выходит на площадку. Несколько секунд и победитель на ковре валяется, еще три схватки с другими борцами (проигравшими своему чемпиону) и Василий объявлен чемпионом с призом - баран и монгольский национальный головной убор - островерхая шапка с загнутыми полями.

  

  А впереди Василия Быкова ждал Афган, - замолчал Николаич, засмеялся, что-то вспомнив:- Я ведь в роте связи служил, так вот замполит роты старлей Сережа Колыванов однажды учудил, долго потом бригада смеялась:

  

  

  Вендетта

  

  

  Шел он домой, уже, будучи в отпуске. У него через несколько часов самолет на Союз. Проходя мимо штаба, он не отдал воинское приветствие заместителю комбрига по вооружению майору Шатилову.

   - Товарищ лейтенант стойте, почему не приветствуете?

   - Не заметил товарищ майор.

   - Примите стойку, разгильдяй.

   - Я старший лейтенант, а не разгильдяй.

   - Смирно! Ноги вместе поставьте!- распаляется майор и носком легонько бьет по голенищу сапога лейтенанта. Тот, недолго думая, как хрястнет по ноге майора в ответ и со словами:- Пошел на куй, я вообще уже в отпуске,- пошел дальше.

   - Стойте, я кому сказал, стойте! - вопит майор, но бесполезно Серега уже свернул за угол дома.

  

  Через два часа к Сереге заходит ротный с вестью, что вооруженец поклялся не пустить его в самолет, замкомбрига славился в бригаде мстительным характером. Пришлось разрабатывать операцию по проникновению "наглого" лейтенанта на борт самолета. Когда Серега пришел на аэродром, там уже на летном поле находился Шатилов. Серега договорился с друзьями - его вещи пронесут на самолет, а с летчиками - они оставят люк под кабиной открытым и он проникнет в самолет перед взлетом.

  

  Итак, пассажиры проходят в самолет, Шатилов стоит у самолета, рядом его Уазик. Летчики прогревают двигатели, зам видит, что Сереги нет, успокоенный садится в машину и с аэродрома. Серега же в свою очередь видит, что зам поехал, совершает рывок к самолету. Тот, увидев, что наглец нарисовался, дает команду на разворот и тоже летит к самолету.

  

  Место встречи: Серега рвется по лесенке в кабину летчиков, зам успевает схватить его за ногу и тянет к себе. Оба орут. Тут летеха, второй ногой несколько раз двинул майора по морде лица*, больно и мститель выпустил ногу. Серега скрылся в кабине, люк захлопнулся, двигатели перешли на повышенный режим и замкомбрига пришлось ретироваться от самолета, несолоно нахлебавшись.

  

  Полтора месяца замкомбрига* вынашивал планы мести, высчитывал дни возвращения Сереги из отпуска и дежурил на аэродроме. Но Серега оказался хитрее, в бригаду он вернулся с продовольственной колонной. В течение следующего месяца один искал, а другой прятался. Оба затратили столько сил, что когда через месяц дороги их пересеклись, злость, обида прошла и они оба приняли решение: - Кафе, - хотя по должности вроде не положено, но они напились вместе и с тех пор, можно сказать, стали друзьями,- закончил свой рассказ Николаевич и: - Наливайте, а, то уши развесили.

  =============================

  Конец

  2009 г.

  

  

  Примечания:

  

  • Зампотехи*- Злые языки утверждали, мол, потом с исправных машин снимались агрегаты и бодренько устанавливались на неисправные. Короче шел кругооборот. Утверждать не буду, сам не видел. А людишки со зла много могут наплести.

  

  • Зурса*- Автомашина ЗИЛ -157

  

  • Стопятке*- Радиостанция Р-105.

  

  

  • Быкове* - Фамилии изменена.

  

  • Газеткой*- Истинная правда, хотя здесь, всё правда.

  

  • Кража* - Комический случай, произошедший в Белорусском Военном Округе, в полку тяжелых машин. Один из часовых, охраняя склад с химимуществом, увидел, что в окне откололся кусочек стекла, а внутри недалеко лежат тюки. Такое дело наш солдатик не пропустит. Берет проволоку шестерку, загибает крючком и шурудит имущество. Тут как раз недалече ревизия на складе. Недостача - пятьдесят камуфлированных специальных, прошитых проволокой, костюмов. Прапор плачет: - Не брал, - следствие и возможно бы пришлось ему платить, а цена у этих костюмов была астрономическая, но. Но однажды к пастуху подходит солдатик и предлагает купить камуфлированный костюм, пастух соглашается и при продаже, пастух надевает наручники на солдата. Он оказался милиционером, просто в этот день была его очередь пасти сельское стадо.

  

  • Лица*- Неделю ходил зам с синяками. Серега же в отпуск ехал в форме, а к ней полагались полуботинки фирма, правда тогда фирм не было, была фабрика "Большевичка". Тот, кто носил эту обувь, знает, какая у них подошва.

  

  • Замкомбрига*- Заместитель командира бригады. В нашем случае по вооружению.

  


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

УКРАИНСКИЕ ХРОНИКИ. В ЛЕСУ. (автор: Кокоулин А.А.)

 
   Они не знали, что блокпост у поворота на Славянск уже занят "правосеками". Пошли на усиление без связи. А ребят за полчаса до них накрыли минометным залпом. Положили точненько между заложенными мешками с песком бетонными плитами. Убитых "правосеки" даже не закопали - затолкали в полуотрытую траншею, накрыли целофаном, а сами сели жрать ополченческие припасы.   Через четыре часа, вырыв яму для "правосеков" у дороги, Сашка занял блокпост. Никогда им не победить, все еще билось в голове. Никогда!    И тут - они.   - О-па!    Митрич еще успел жахнуть из двустволки, а Снегирь не успел и этого. Их расстреляли в две очереди. Сашку спасло то, что мертвый уже Снегирь, Вовка Снегирев, своим телом сшиб его обратно в подлесок, подходящий прямо к блокпосту. Ломая молоденькие ивы, Сашка скатился вниз, удачно приземлился на ноги и рванул меж деревьев.    Ничего не было в голове, кроме матюков. И страха, жаркого, заячьего. Сквозь него, как сквозь полиэтиленовый мешок, все туманилось и казалось зыбким. Ноги тянули вперед, подальше от смерти, боже, сохрани-убереги.    ...ля!   Вслед палили длинными очередями. Сашка петлял, ветки и кора сыпались на макушку, пули смачно входили в стволы, приклад АК шлепал по бедру.   - Колора-ад!    Он ухнул в ложбинку метрах в ста от засады и замер. Воздух был сладкий, как мед, легким его не хватало, легкие рвали грудь. Стук крови в ушах заглушал все прочие звуки.    Жив, ля. И что теперь?   Даже выглядывать было страшно. Так и виделось: сразу пуля прилетает в лоб. И все же - бросились в погоню или нет?    Сашка с трудом отлепил пальцы от "калаша", отщелкнул рожок - не полный. Это у Снегиря был полный и два запасных, а у него - двадцать два патрона. Восемь выбиты по ростовой мишени. Сашка попал два раза, и Снегирь сказал, что этого хватит, незачем тратить боезапас, в первое время для Сашки вообще главное - не подставиться по природной дурости. О прицельной стрельбе по врагу и речи пока быть не может. Это позже...    Но позже, похоже, уже не будет.   - Колора-ад!    Сашке захотелось рвануться прочь от голоса, но он вовремя сообразил, что это ловушка. "Правосеки" только его движения и ждут.   - С-суки, - выдохнул Сашка, оглядываясь.    Хвостик ложбинки нырял под поваленное дерево и уводил дальше от карателей. Там вроде и лес был погуще. Сашка переложился и пополз, загребая сырую землю локтями. Тяжелый "калаш" цеплялся за что ни попадя.    Полметра - раз, полметра - два. Ветку долой. "Весло" подтянуть. Сучье дерево распороло камуфляж на плече. Мол, нефиг отступать. Развернись, прими бой. Но это ничего, пусть. Не право ты, дерево.   - Где ты урод?    Голос, кажется, приблизился.   Сашка вжал голову. Это один "правосек" увязался или все они сейчас цепью прочесывают местность? Сколько их там было? Шестеро? Семеро? Падая в ивняк, он не четко ухватил глазом. Рожи и рожи.    Выстрел завяз в листвяном шелесте, пулю послали далеко в сторону.   - Покажись, ватник ...баный!    Не видят!   Сашка загреб локтями быстрее, обогнул кочку и, откатившись, залег в ямке за частоколом тонких осинок.    "Правосеков" все-таки было семеро.   Они мелькали среди деревьев, пригибаясь и присаживаясь на корточки. Трое в черном, двое в камуфляже, еще двое в обычной джинсе и куртках. Цепь у них получалась жиденькая, метров тридцать по фронту.    Если по четыре выстрела на человека... Подпустить поближе? А заметят? Одного он, может быть, и подстрелит, зато остальные...    От мысли о смерти свело живот.   Несколько секунд Сашка корчился, пережидая острый позыв. Вояка, ля, звенели мысли. Сейчас еще обдристаться не хватало.   - Урод, мы тебя все равно найдем, - пообещали ему. - Тут бежать-то некуда. Тут все насквозь видно.    Ага, было б видно, не пуляли б незнамо куда.   Сашка осторожно сдал назад и уперся во взгорок. Дернина грязной пастью нависала над песчаным вывалом. Приплыли.    Чтобы забраться наверх, пришлось бы встать во весь рост. Надо оно?   Сашка осторожно взял влево, и взгляду его открылась лысая полянка, которую незаметно одолеть тоже было невозможно. А справа, сука, с сухой сосенки нападало веток.    Здорово, ля, сам же себя и похоронил.   От мокрой земли камуфляж на коленях стал грязно-темный. Сашка снова подобрался к осинкам, надеясь, что "правосеки" остановились. Или вообще вернулись на блокпост.    Хрена там!   Самому ближнему до ложбинки осталось пройти всего десять шагов. А до Сашки - двадцать пять. Хорошо, смотрел он куда-то в сторону. На плече - нашивки. На шее - наколка свастики. Бритый.    Обычный, в сущности, парень. Враг.   - Э-эй! Колора-ад.    Каратель резко повернул голову, и Сашка, ощущая сосущую пустоту в груди, нырнул к земле.   - Я ж знаю, ты здесь.    На миг захотелось встать в полный рост и выпустить весь "рожок" в говорящего. Но это уж точно была бы верная смерть. А вообще - обидно, подумалось Сашке. И за Митрича, и за Снегиря, и за то, что не "правосеки" от него прячутся, а он от них.    Вроде и пожить не успел.   Сашка шевельнулся, и попавшая под подошву ветка, переламываясь, выстрелила сухим звуком. Почти в сердце.    Хр-рысс!   - Опачки! А чудик-то рядом! - обрадовались за ложбинкой.    Несколько пуль тут же выбили фонтанчики из земли чуть левее, а одна, присвистнув, впилась в дернину. Переломилась и упала осинка.    Сашка, дурак, отвечая, выстрелил в воздух.   Хорошо, переводчик огня был поставлен на одиночные, иначе весь "рожок" и ушел бы прощальным приветом в небо.    "Правосеки", видимо, попадали от выстрела на землю, но через секунду или две выпалили по Сашке патронов сорок.   - Петро! Димась! - прозвучал окрик.    Обходят, понял Сашка. Заберутся сбоку на взгорок, расстреляют в спину. Ля, это же все, все, один против семерых. Нет шансов.    Страх на какое-то время обездвижил, взболтал мысли, выдавив наверх подлое: "Сдаться?". Но сдаться почему-то было еще страшнее, чем умереть.    Пуля, вжикнувшая над ухом, помогла сбросить оцепенение, холодок пробрался за шиворот, и Сашка еще раз, не целясь, выстрелил для острастки. А затем пополз прикрывать фланг. "Правосек", то ли Петро, то ли Димась, перебегал от дерева к дереву, азартный, белобрысый. Мелькала хорошо видимая джинса.    Здесь уже Сашка вжал приклад в плечо и прищурился.    Хоть одного... "Калаш", дернувшись в руках, рявкнул два раза. Каратель с размаха шлепнулся на пятую точку и принялся шустро отгребать обратно, взрывая дерн каблуками.    Промазал, ля.   - Он здесь, здесь! - закричал то ли Петро, то ли Димась источавшим от испуга голосом. - Он с этой стороны!    Но Сашка уже вернулся к осинкам. Осторожно выглянув, он выстрелил по подползающим все ближе фигурам, выбил щепку из дерева.    Сколько там патронов осталось?   - Ну ты, сука, дождался!    Наверное, с минуту "правосеки" лупили по земле и дернине, не давая высунуть голову.   Сашке казалось, он сжался уже до невозможности и проваливается сам в себя. Кора и комочки земли сыпались на затылок и щелкали осколками по камуфляжной куртке.    Ну, давайте, давайте, думалось даже с каким-то азартом, отстреливайте "магазины". У меня еще восемнадцать патронов есть.    Движение с лысой полянки он уловил поздно, только повернуть голову и успел.   Стрельба вдруг стихла, чирикнула где-то в ветвях непонятливая птичка. На край ямки вспрыгнул каратель в черном комбинезоне, узколицый, с серыми злыми глазами. АК в его руках смотрел Сашке в грудь.   - Аллес, руссише швайне, - сказал он и улыбнулся.    Сашка зажмурился.   Ни жизнь не пронеслась, ни мыслей никаких не было. Всплыло на мгновение лицо Митрича, заросшее пегим волосом, да отцовское лицо, давно забытое, вдруг показалось перед закрытыми веками, живое, не как на фотографиях, а из детства. Отец смотрел по-доброму, с легкой грустью.    От короткой очереди Сашка дернулся, принимая горячий свинец в тело, но мгновение кануло, за ним - от темени к пяткам - скользнуло второе, а ни боли, ни темноты не пришло.    Сашка открыл глаза и увидел падающего карателя с удивленно раззявленным ртом. А затем в ямку к нему плюхнулся молодой парень в выцветших зеленых шароварах, в ботинках с обмотками, в ватнике и пилотке. С ППШ.   - Ха! Живой, - хлопнул по плечу Сашку парень. - А я слышу, фрицы тебя зажали, дай, думаю, подмогну.    От него пахло порохом и потом. На пилотке красовалась красная звезда с одним облупившимся лучиком. Стрельба, поднятая "правосеками" после гибели одного из своих, казалось, нисколько его не волновала. Пули, взвизгивая, распарывали воздух, а парень деловито выложил запасной диск и, хмыкнув, улегся рядом с Сашкой.   - Сколько их всего?   - Семеро. Было, - сказал Сашка.   - Ну, нормально. Гранат же у них нет?   - Да вроде нет.   - Тогда живем. Значит, шестеро. Не, фриц этот год ссыкливый пошел.   - А ППШ? - спросил Сашка. - Из Соледара?   - Да не, - парень как-то смущенно улыбнулся. - Еще под Пензой выдали.    Сашка присвистнул.   - Сдавайтесь, суки! - крикнули им.    Парень почесался.   - Смешные все ж фрицы, - сказал он, затем уважительно посмотрел на АК. - Патроны у твоей "машинки" еще есть?   - Есть.   - Тогда так, - сказал парень, поправив пилотку и сунув обратно за пазуху запасной диск от автомата, - я сейчас выпрыгну, отвлеку сволочей, а ты уж будь добр...   - Я попробую, - сказал Сашка.    Парень больно сжал его плечо.   - Нет у тебя времени пробовать! Прицелился - бей!    Он легко приподнялся и рыбкой перескочил через невысокий земляной бортик. ППШ звонко плюнул огнем.    Сашка выдохнул и, привстав, сжал АК.   Страх куда-то улетучился. Небо ясное. Лес сырой. А земля - моя, подумал Сашка. Каратели совсем забыли о нем, целиком сосредоточившись на беглеце. Повернувшись к ложбинке боком, они кто с колен, кто лежа, кто стоя били по мелькающему в кустах ватнику. ППШ стрекотал в ответ.   - Вали! Вали его!   - Шустрый, сука!   - Я ему потом ухо отрежу!    Сашка выцелил ближнего "правосека" и нажал на спуск. "Правосек" упал беззвучно, словно споткнулся, на черном даже не было видно, куда попала пуля.    Готов! - выдохнул про себя Сашка. Это за Митрича.   Под звонкую долбежку "калашей" и буханье дробовиков он выцелил второго. ППШ огрызнулся раз, другой и умолк.    Тунг!   Второй Сашкин "правосек" рухнул носом в землю. Это за Вовку.   - ...ядь, их двое! - в панике крикнул кто-то.    Каратели развернулись, автоматным огнем прореживая бедные осинки. И тут уже из кустов под ноги им вылетела граната на длинной деревянной рукояти.    Раз-два...   Взрыв разбросал оставшихся "правосеков". Парень в ватнике живо, сквозь пороховой дым, выскочил к лежащим. Короткими очередями, добивая, заработал ППШ. Сашка, держа на прицеле корчащиеся, стонущие тела, перебрался через ложбинку. Впрочем, стонущих скоро не осталось.   - Семеро, - подсчитал парень. - Два твоих.   - Ага, - сказал Сашка.    Его вдруг вывернуло от вида крови, искаженных лиц и чуть металлического запаха смерти. Он склонился, отплевываясь остатками обеда.   - Ничего-ничего, - потрепал его за загривок парень. - Это только по первому разу.   - Их бы похоронить.   - Наверное. Только не здесь.   - Почему?   - Здесь где-то я лежу, - тихо произнес парень. - Не хотелось бы с этими.    Сашка выпрямился.   Пилотка. Обмотки. ППШ.    Парень посмотрел ему в глаза:   - В сорок втором меня. Осколками. Но, видишь, если они возвращаются, - он кивнул на убитых, - значит, и мы возвращаемся. И никогда, - скрипнули зубы, - никогда им не победить! Никогда! Ладно, - он устало перехватил ППШ за ремень, - пойду я...   - А как зовут... звали тебя? - спросил Сашка.   - Не помню. Могилка безымянная.    До ложбинки парень не дошел - осыпался шелестом листьев. Был - и нету.

  Через четыре часа, вырыв яму для "правосеков" у дороги, Сашка занял блокпост. Никогда им не победить, все еще билось в голове. Никогда!


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Афганистранное
 
 
  ...Бронетранспортсёр (сра-ашно же!..), паникующим Броневозиком из Ромашково, слилипутился и сразу выцвел, словно плёнка старого чёрно-белого фильма про недоросликов. "Недоросликов", сгармошканных в бронедристпортёре, – восемь, включая мну. И – как семян у Медеи – засадников, собирающихся нам засадить. Точней, не засада это, а рассада – анти-Язоновая (анти-Язовая?..): взгулливеривает прямо скрозь неДРА терактотовая армия, зубчищами бабай-расчёски готовая прочесать псориазную агро-плешь (в лишаисто-зелёной коросте джузгуна) от последней невыведенной броневошки.

 Безо всякой "дозубовости" (чё себя вооружать, чтоб кого-то запужать, при таком-то росте?!). Безликие (из-за оставляемого впечатле дубликов единой серии) и безлицые (потому-как забедуинены наглухо, кроме пылкающих – привет Бормоглоту! – глазных кратеров). Вточки визири из раньшей сказки про тысячу и одно арабское приключение (можа, с того на арабов и машут?..). И если их и не девять сотен плюс адын, то тыща-то – уж по-любэ!.. "Люди в белых халатах", абанамат!.. Ну-да, какие из них "хирурги" – известно любому "шурупу", мигом вспоминающему остро… кхы-кхы!.. …словицу: «Хочешь жить – умей ввертеться!»

 …Или, всё-таки, не в белых, а в чёрных халатах?.. Мы ж в негативе!.. Гарантом буду – это из будущего, как и "по-любэ" – «Алиса в стране чуdeath»!.. Коль сейчас же (как у Трофима, незвукозаписывающегося покамест тож) не "ударим враз из всех стволов", да "не запросив капитуляции", – сами "алисами" станем (а кто не станет, того поставят)! Тут уж иль Пули, или Хумри!..

 Стукаюсь башкой, грюкнувшей так, будто она в каске, об попугающе вторящую ей, тоже бесшлемную голову Хайруллина, и слышу писк детского, резинового утёнка со свистулькой в брюшке (свой писк! И свистулька не в брюшке, а, по-моему... Вот именно: "помой ему"!): в отсеке – не пацаны, а умруны! Нет, лица спокойные, глаза открытые, хотя уже нездешние... Но, главное, – цветные все!.. В смысле, не монохромные!.. Напоминают персонажей из "Семнадцати мгновений" (из "Семи...", получается), в новой версии раскрашенных томатной пастою, не "линялых", как я!..
 
 Да когда ж их?!.. И почему не вместе со мною?!.. А вот этот наш "лбомс!" с Хайруллиным и было – "когда"! Зульфиявленная одним из "хоттабычей" железная борода! Иголка из неё, вместо волоска, вдунутая в наш бэтр ("не по злобе, а по судьбе" я его "броне-тряс-подтёром" ярлычил: беру слова свои обратно, и косяка ему не пишем)!.. А почему меня не трахтибидохнуло?.. Не "по кочану" – по уже на носах зарубленному и на губах затёсанному: «"Броня" с задраенным люком – братская могила!»

 ...«Эх, полным-полна моя "коробочка"!..» "Щукарём" из... Ну, ладно, не "щучкой" – "завитушкой", оброненной Жучкой, вываливаюсь наружу!.. И в этот миг моджакеда (ни елды себе  – кермедж!?), размером с рампу "прямого" (Ил-76-го), гиппопотопнула, – в десантном оставшихся гроте, в жестянке копчёной зашпротив...
 
 
«...Вьётся пыль под сапогами,
Берцами, "кимрами",
А кругом бушует пламя,
Да пули свистят...
 
Эх, дорога:
Пыль да туман...»
 
 
  – ...Это он немного от наркоза пьян...
 
 
 
 
 Самара, госпиталь на Осипенко, 1988 г . 


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Унесённый шуравихрем
 
 
СПУСТИЛСЯ В ЛЮК КО МНЕ БЕССОН
И НЕ ДАЁТ УСНУТЬ, ПАДЛЮГА!

КАК ОБРЕСТИ ЗДОРОВЫЙ СОН?!
БЕССОНА КАК ПРОГНАТЬ ИЗ ЛЮКА?!

 
 
  
 ...В моих мусульмаятных синдрёмах (это я слова, на манер автоматных магазинов, перематываю язылентой: "муслим" + "муки", "синдром" + "дрёма"; не воляпюки, а свычка, зёма!) – вываранивает из-за бруствера дракон-комодух, с узкомордием Каифы-Гафта, на коем, вместо карабасо-бородасов, – чёрные волосы-полозы, напоминающие первые трубчатые жгуты Эсмарха (мои, вон, накатанные на приклад, разложились на жаре, посвисав дохлыми, розовобрюхими платигельминтами, и толку от них – ни на каплю). Медузогоргоныши эти колышутся, будто бумажные жалюзи в домашнем кабинете, куда мне вернуться уж – безокновпарижево...

 Вараноид же, тварью из фильмов со спецэффектами Харрихаузена, раскорячивается, принимая упор, лапой с обратным суставом отламывает с башки пулемётный рог (а затрофеенный мною "103-й" – выблевал всё!..
/"трофейный" "103-й" потому, что катятся в наступленье "нулевые", а я в – цинкодесятых окопался, безо ржавчиной уже сожранного "74-го"/) и прямо из этого "бананострела" вбубухивает в меня сверху, почти в упор, толстые, короткие червепули, проедающие бронетюфяк, вросший в моё генералопесчанокарьерное тело.

 А у меня – лишь кольцо в носу!.. И я-ДШБык – реву, выдирая его с соплями и ноздрями, и, одним из осколков моей, унесённой шуравихрем башки, – провжикиваю в то-самое окно с мануфактурными ламелями, машущими на размётанные взрывом брадоудавчики чуркоящерицы!.. 



 
"...Возвернулся, Ладимирушка-охотничек?.. И-и-и-хи-хи-хи!.."


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

СПЕЦНАЗ - это не просто, или чему учат в спецподразделениях.
День 1.
В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто несогласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди.
 
День 2.
Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке.
 
День 3.
Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим - тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет.
 
День 5.
Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы.
 
День 7.
Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров.
 
День 9.
Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы. Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор.
 
День 10.
Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы. Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем.
 
День 11.
Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует.
 
День 12.
Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал.
 
День 13.
Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу.
 
День 14.
Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: "Пусть мальчики погуляют", но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется.
 
День 15.
Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками - как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались. Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше?
 
День 16.
Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи "каждый дурак умеет метать". Завтра будем метать зонтики.
 
День 17.
Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука. По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет. Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике.
 
День 18.
Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно.
 
День 19.
Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять.
 
День 20.
Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить пол-пачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз.
 
День 21.
Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков.
 
День 22.
Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням - летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом.
 
День 23.
Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались?
 
День 24.
Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача - незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили.
 
День 25.
Утром к командиру пришел председатель местного АО "Колхоз" с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате - следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину.
 
День 26.
К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода - 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа "пиранья". Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение.
 
День 27.
Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их.
 
День 28.
Кто-то сдуру спросил у сержанта, какие пистолеты и автоматы предпочитают ниндзя. В ответ сержант завелся как трактор "Беларусь" и прочел нам лекцию о том, что настоящий ниндзя одним гвоздем может перебить целую роту. Руки и ноги у сержанта тяжелые (знаем, пробовали), поэтому он не преувеличивает. А всякие там пистолеты только зря оттягивают трусы, и нужны ниндзе как собаке пятый хвост. Еще сержант по секрету сказал, что если хорошо и грамотно метнуть стул, то можно сбить вертолет. Но для гарантии лучше пользоваться двумя стульями, один - в морду, а другой - в хвост. А если ножки у стула титано-вольфрамовые, то и БТР не поздоровится.
 
День 29.
Обучались метать пули от пистолета Макарова. К концу дня Сидоров выбивал на мишени 100 из 100, хотя раньше, стреляя из пистолета, ему это не удавалось. Сержант говорит, что если привезут крупные мишени, то будем учиться метать в них гири.
 
День 30.
Нам повезло! Сегодня мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения.
 
День 31.
Учились ловить пулю зубами. Для самозащиты от тех сумасшедших, что любят пострелять. Вместо пуль использовали желуди, потому что обычную пулю нужно ловить мягко и ненавязчиво, а мы так пока не умеем. Чудо в перьях орет со столба каждые полчаса. Начали сверять с ним часы.
 
День 32.
Учились правильно фехтовать холодным оружием. Фехтовали, правда, палкой от швабры, а не мечом. Так как натуральный меч дали только подержать и понюхать. Чтобы мы случайно не попортили мебель и казенную обстановку (стенды, сараи, деревья, траву). Полковнику, сидящему на телеграфном столбе, закинули авоську с бананами. Этот шутник съел не только бананы, но и авоську.
 
День 33.
Обучались фехтованию на веревках. С маленькими гирьками на конце. Иванов в порыве энтузиазма размахался так, что взлетел. После этого мы начали учиться летать, под руководством мудрого сержанта и его пинков. Вечером развлеклись тем, что ползали по потолку и били мух. Глаза у мух от такого зрелища были по пять копеек.
 
День 34.
Полковник свалился со столба. Вчера мы забыли его покормить, поэтому он сожрал ласты. После чего упал вниз, не удержавшись на телеграфном столбе. Сержант философски заметил, что так поступают настоящие ниндзя, когда им приходится долго сидеть в засаде. Пусть он останется голым, но задачу свою выполнит. Сержант намекнул, что неплохо бы потренироваться и нам в съедении собственной одежды. Пришлось отвлекать его от этого плана анекдотами. Вечером развлеклись тем, что сбивали мух прямо на лету, плевками.
 
День 35.
Обучались ползать по зеркальным стенкам по технологии мух. Только мухам хорошо, а нам не хватает конечностей. Зрелище до того прикольное, что самое трудное - не заржать. Хотя падать на гвозди уже не больно, но сержант требует разгибать их обратно. Вечером было скучно. Мухи после вчерашнего шоу куда-то попрятались. Развлеклись ночной охотой на тараканов.
 
День 36.
Пойманных тараканов аккуратно покрасили в синий цвет с красным кантиком и втридорога загнали в ближайшем зоомагазине как экзотических пауков с Мадагаскара. Вечером на эти деньги отмечали 36-й день обучения. Про закуску сразу не подумали, поэтому пришлось наведаться на огород к председателю АО "Колхоз". Сторожевых волкодавов тоже угостили коньяком.
 
День 37.
Косили траву. Голыми руками. Потому что сержант сказал, что косилкой всякий дурак сумеет. Судя по всему, нам же ее и кушать. Зашел председатель и пожаловался, что его собаки вчера объелись беленой. Во всяком случае, вид у них был такой. Объяснили, что собакам не хватает витаминов. И пива. С собой председателю завернули бутылку коньяка и три мешка скошенной травы.
 
День 38.
Обучались полетам на воздушных шариках. Средство, конечно, тихоходное, но бесшумное и вгоняет противника в шок. Пока он вправляет выпавшую от удивления челюсть и три раза протирает глаза, можно натворить делов. Во время обучения строили глазки пролетавшим мимо голубям. Голуби от удивления впадали в штопор.
 
День 40.
Пришел председатель и сказал, что у него взбесились кролики и устроили дебош. Спрашивал, что с ними делать? Лопатой сразу или подождать? Объяснили председателю, что у кроликов период летней шизофрении. Бывает такое иногда. А мы-то гадали, кто давеча свистнул пакетик с ЛСД... У нас шутка над сержантом сорвалась. А "витаминчики", оказывается, кролики схрумкали.
 
День 41.
Обучались маскироваться под зверей. Петрова в порыве чувств чуть не трахнул медведь, но получил по гландам, после чего они остались лучшими друзьями. Сидоров, мечтавший попробовать французскую кухню, "закосил" под аиста и обожрался лягушками.
 
День 42.
Сегодня последний день обучения на птицеферме, хотя мы называем ее курятником. Сержант произнес чувственную речь. Он отметил, что угробил на нас больше месяца лучших лет своей жизни, но хоть чему-то научил "этих идиотов", и выразил уверенность, что к концу жизни мы научимся больше. Если доживем. После чего подарил нам один ниндзявский меч, на долгую память. Сам Маклауд держал его в руке. Все расчувствовались и устроили банкет. Но все интересное только начиналось...


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Продолжение спецназовской саги)
Хроники спецназа....продолжениеДень 1.
Спали до обеда. Но пришел какой-то лейтенант и начал нас будить. Мы не поняли его наглость и продемонстрировали ему и на нем древний ниндзявский прием "Кьюзки матт". Лейтенант почему-то обиделся. Чтобы он не выл как белуга во время сенокоса, налили ему 500 грамм. Лейтенант выпил и выть перестал. Тут проснулись все и начали гудеть вместе с лейтенантом. Попутно развязался разговор о том и о сем. Вот что нам рассказал лейтенант. Начальство решило, что для разнообразия в нашей диверсионной подготовке пригодится умение грамотно управлять различными средствами передвижения. Поэтому для нас вновь наступает учебный сеанс.

День 2.
В целях конспирации за нами приехал рефрижератор с надписью "Куры". Загрузились и поехали. Стало скучно... и мы принялись распевать песни. Через два часа водители попросили нас заткнуться, так как их достали просьбами продать парочку кур-мутантов, которые от холода спасаются тем, что травят анекдоты и поют блатные песни на языке аборигенов Новой Зеландии. Прибыв на место, мы разлеглись на травке и дали синхронного храпу.
День 3.
Пришел майор и сказал, что он тут самый главный ас. На что ему резонно возразили, что асы - одноглазые. Майор несколько смутился, но рассказал душераздирающую историю о том, как он брал за жабры звуковой барьер. Крылья от самолета были в ремонте, а самолет с двигателем требовалось испытать. И майору пришлось брать звуковой барьер прямо на шоссе. Мы чуть не разрыдались. Птичку было жалко. В смысле - самолет.
День 4. 
Пришли инструкторы и раздали нам мотоциклы. Зачем-то прочитали лекцию о том, что мотоциклы бывают трех видов. Трехколесные - для детей и пенсионеров, двухколесные - для обычных людей и одноколесные - для профессионалов. Ну да, как же... Одноногие пехотинцы быстрее и лучше бегают. Покатались с удовольствием, правда, инструкторы орали, что столбы надо объезжать, а не ездить по ним вверх.
День 5.
Инструкторы начали натягивать перед нами тросы. Но мы не растерялись и перекусывали их налету. Инструкторы начали орать, что тросы они натягивают для того, чтобы мы почувствовали себя одним целым с мотоциклом и перепрыгивали бы через них. Мы ответили, что не можем быть единым целым с мотоциклом, так как мотор у нас в заднице не предусмотрен. Инструкторы почему-то посмотрели на нас как на идиотов.
День 6.
Обучались "брать барьер". Иванов переволновался и проехал сквозь барьер (кирпичную стенку). Остальные просто перепрыгнули ее, схватив мотоцикл в охапку. Инструкторы заплакали. Вечером Иванов, Петров и Сидоров вышли прогуляться на моцион. Не понравились рокерам. Впрочем, рокеры им - тоже. Наши немного попинали рокерам технику, до "восьмерки". Потом подумали и попинали еще немного - до "девятки". Интересно, как рокеры будут ездить на "девятке"?
День 7.
Инструкторы плюнули на нас. В том смысле. что раз не получилось с легким наземным транспортом (они бы еще метро сюда притащили), то, возможно, получится с летающим. Водили нас на экскурсию в ангар к вертолетам. Иванов попробовал антенну на зуб. Откусил, но инструкторы не заметили. У Сидорова с инструкторами возник спор, который закончился тем, что Сидорова назвали "земляным червяком". В качестве ответной меры Сидоров завязал лопасти винта узлом. Инструкторы долго ругались.
День 8. 
Сусанин угробил два вертолета. Сам Сусанин, вылезая из-под обломков, отделался легкими царапинами, а инструкторы, сидевшие с ним рядом в вертолете - большим шоком. Зря они сказали, что если мы угробим эти вертолеты, то нам пришлют новые.
День 9. 
Так как свежие вертолеты к завтрашнему дню завезти не успеют, мы отправляемся на стрелковый полигон.
Хроники диверсионного подразделения. Стрелковый полигон.
День 1.
Сегодня на туристическом "Урале" добрались до стрелкового полигона, где нас будут учить стрелять из всех движимых средств оружия. Нашим инструктором по стрельбовой подготовке будет сержант. Говорят, что он хороший снайпер, и с десяти метров попадает в глаз бегущему таракану.
День 2.
Обучались стрелять из пистолетов. Как оказалось, ногами стрелять интереснее, чем руками. Но все равно - не интересно. Зато обнаружили, что в качестве бумеранга они плохо, но летают. Сержант сказал, что если мы будем так извращаться, то в следующий раз будем стрелять из аркебузы. Сейчас! Пусть сначала найдет хоть одну штуку в потребном состоянии.
День 3.
Сегодня нам показали автомат. С точки зрения грамотоного ниндзя - это хорошая дубина. А если еще хорошо наточить ножик, то им можно будет косить траву. Для зайцев.Петров поспорил с сержантом, что тот не попадет с трех раз в мишень. Сержант попробовал и - не попал. Еще бы - Петров незаметно погнул дуло автомата.
День 4.
Учились стрелять из автоматов. На радостях израсходовали 15 ящиков с патронами и выкосили всю траву на стрельбище. Гильзы, правда, пришлось собирать граблями и лопатами.
День 5.
Учились собирать и разбирать автоматы различных моделей. Сидорову удалось собрать из различных деталей (вслепую) настолько хитрую штуковину, что сержант охнул и сел прямо на то место, где стоял.
День 6.
Обучались использованию снайперской винтовки на малогабаритных мишенях. Неожиданно приехал с инспекцией генерал. А в это время Иванов решил проверить дальность винтовки, и, в качестве эксперимента, застрелил гуся на даче у местного прапорщика (которая почему-то оказалась не так далеко от полигона). Прямо в скворечнике, если так можно выразиться. Генерал задумчиво почесал биноклем в затылке и сказал: "Ну, вы, блин, и пуляете..."
День 7.
Прапорщик выставил Иванову гусиную претензию. Спор Иванова с прапорщиком по поводу гусей закончился тем, что прапорщик остался должен еще три гуся и банку майонеза.
День 8.
Устроили банкет для генерала, на посошок. Вечером закантовали его бесчувственное тело в самолет. После того, как самолет взлетел, выяснилось, что это не тот самолет. То-то летчики сопротивлялись... Кроме того, по ошибке, вместо штабных документов ему в портфель засунули руководство "Как правильно разводить кур в условиях оазиса Сахары".
День 9.
Обучались ночной стрельбе из пулемета с оптическим прицелом. Пока разобрались, что к чему, успели скосить пол-рощи. Потом Воробьев догадался снять прибор ночного видения, после чего результаты стали намного точнее. Дрова, что скосили, решили не трогать - устроим здесь пикник.
День 10.
Обучались стрельбе из стингера. Забавная штука... Но за угол не стреляет, проверили. Сидоров в качестве эксперимента выстрелил стингером белке в глаз. И попал. Потому как оспорить это оказалось невозможно из-за отсутствия тушки, но хвост белки опознали.
День 11. 
Сусанин попросил сержанта показать грибные места, так как последнего гуся уже съели. Через три часа Сусанин приволок мешок грибов, из которых мы сразу начали делать шашлык. А сержант вернулся через трое суток, одетый в униформу папуаса. Случайно заблудился.
День 15. 
Обучались стрелять из миномета. Незаметно положили на мину булыжник. В результате, после "запуска" мина полетела в одну сторону, а булыжник - в другую, но с тем же курсом. Сержант чуть не упал туда, где стоял. Но прочистил горло и сказал, что это новый тип мины - с разделяющейся боеголовкой. Запустили еще несколько мин аналогичным способом. Кончилась эта забава тем, что пришел лесник и заявил, что пора прекращать раскидывать всякую фигню, а то лоси пугаются и запрыгивают прямо на деревья. А ему надоело снимать их обратно.
День 16.
Учились собирать и разбирать миномет. Сидоров, как всегда, собрал хитрую штуковину. Сержант сказал, что он не в курсе, будет ли это "устройство" работать, поэтому все отошли подальше. "Устройство" работает, но мина летит по синусоиде. Перевернули штуковину кверху ногами, мины стали летать по косинусу.
День 17. 
Знакомились с пушкой. Теоретически. Потому что сержант сказал, что он боится представить себе результат того, что мы сможем с ней сотворить, и каким местом она после этого будет стрелять. Если сможет. А научиться из пушки стрелять можно и по учебнику.
День 18. 
Нам показывали сегодня настоящий танк. Пока мы его щупали - погнули танку хобот. Сержант долго ругался десятиэтажными выражениями...


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

С. Козлов. Сапер ошибается только раз
Нельзя сказать, что переводчика отряда — старшего лейтенанта Олега Золкина — вообще не интересовало военное дело. Как-то, еще находясь в трезвом состоянии, он стал свидетелем приготовлений своего соседа старшего лейтенанта Кабачного Паши к занятиям по минно-подрывному делу, которые тот собирался проводить со своей группой. Увидев взрыватели и имитационные запалы, он стал спрашивать Пашку, что это и как работает. Кабачный не просчитал, к чему это может привести, и подробно все рассказал. Он даже показал, как при помощи элементарного механического взрывателя МУВ и имитационного запала можно заминировать, в учебных целях конечно, буквально все.
Золкин попробовал заминировать дверь и позвал хозяйку, постучав в окно. Женщина, давно и тайно любившая своего постояльца, решила, что наконец свершилось, и ее страсть оказалась востребованной. Радостно войдя во времянку, она стремительно распахнула дверь и... «подорвалась» на «мине», установленной начинающим сапером. С перепугу она села на пороге, но когда поняла по заразительному смеху жестокосердного Золкина, чьих это рук дело, то резко встала...  Только глубокое чувство, которое она испытывала к нашему герою, спасло его от неминуемой гибели. Поскольку объектов для очередных экспериментов больше не о было, то очередной жертвой коварных «закладок» стал сам Учитель. «Подорвавшись» открывая шахматную доску, Пашка, не стесняясь в выражениях, пообещал в следующий раз набить Золкину морду и ушел на занятия. Вечером этого дня Золкин должен был заступать в наряд. Золкин прекрасно понимал, что Пашка не упустит момента и, пользуясь его отсутствием, обязательно приведет на ночь какую-нибудь даму. В связи с этим он задумал коварнейшую подлость, решив заминировать место утех — единственную кровать, на которой спали по очереди (второй при этом обычно ютился на стареньком диванчике рядом с печкой). Надо отдать должное и сказать, что Золкин был отнюдь не глуп. Поэтому он заминировал кровать весьма хитроумным способом. На нее можно было сесть и даже лечь одному человеку и не «подорваться». Даже два тела, находящиеся на кровати в покое, не съинициировали бы «подрыв». Лишь раскачав кровать до определенной амплитуды, ложе достало бы шток, шток — Т-образную чеку, которая высвобождала ударник. Далее бы раздавался хлопок имитационного запала. Но этого Золкину показалось мало, и он, вынув из взрывпакета огнепроводный шнур, вставил в образовавшееся отверстие дульце запала. Внезапный подрыв взрывпакета в замкнутом помещении может напугать и человека с весьма устойчивой психикой, даже такого, как Пашка, не говоря уже о даме. А подрыв во время совокупления чреват весьма тяжелыми последствиями. Однако Золкин об этом абсолютно не задумывался. Довольный своей шуткой, он прибыл в часть для заступления в наряд. По дороге завернул в бар «Феодосия», где «улучшился» посредством принятия на грудь ста пятидесяти граммов коньяка. Однако времена были отнюдь не дореволюционные. Запах сего благородного напитка, учуянный начальником штаба, не мог быть им воспринят благосклонно. В результате Золкина отстранили от заступления в наряд, а вместо него заступил случившийся рядом из по иронии судьбы Пашка Кабачный. Начштаба, пообещав сурово наказать переводчика, ушел в штаб. А Золкин, которого это нимало не заботило, отправился продолжить начатое, то есть сначала в бар, а потом и в ресторан «Одиссей».  Ближе к закрытию он познакомился с какой-то дамой и, заболтав ее вконец за десять минут, уговорил провести с ним сказочную ночь. По дороге домой он продолжал очаровывать свою спутницу, рассказывая всевозможные небылицы, а также вышибая слезу историей о неверной супруге. Все шло по обычному в таких случаях сценарию. Было это весной. Печку топить уже не было необходимости. Войдя в помещение, влюбленные сплелись в объятиях. Слившись в долгом и страстном поцелуе, они повалились на кровать. С кровати полетели вперемежку женская и мужская одежда, за ними и более интимные детали туалета обоих полов. Вскоре «станок» мерно заскрипел. Про установку «мины» пылкий любовник-подрывник забыл... Золкин был значительно легче Пашки, и поэтому ложе не доставало до штока. Критическая точка была достигнута только в момент кульминации совокупления... Взрыв получился на славу. Комната наполнилась пороховыми газами. Олег перепугался так, что слетел с кровати. Мгновенно протрезвев, он даже не сразу понял, что случилось, а когда наконец до него дошло, что он стал жертвой собственного розыгрыша, то дико захохотал. Дама, ошалело моргая глазами и полагая, что ее «любимый» тронулся рассудком, все же спросила: «Олежек, что это было?». Сквозь смех он попытался объяснить, что собирался заступать в этот день в наряд, что это он сам установил мину-сюрприз... Зачем он это сделал, Золкин рассказать не успел, поскольку получил от подруги мощную оплеуху. После этого она быстро собралась и на прощание сказала, что такого извращенца еще в жизни не встречала. Золкин продолжал биться в безудержном хохоте... 


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Нашел в ЖЖ

 

ТАРАКАН

 

Я честно попытался удовлетворить просьбы некоторых моих читателей и написать рассказ без флотского разговорного языка (мата, по-вашему), метафор, аллегорий, иносказаний и коротко. Прочитал получившиеся четыре предложения и что-то загрустил, а потом чувствую, мне что-то горючее на спину капает: оборачиваюсь, а там сидит Историческая Достоверность и плачет, читая мой рассказ. Тут же недоразумение это я стёр, конечно, налил ей чаю и опять взялся за старое, - так что под кат заходить на свой страх и риск. Там  всё так, как было на самом деле, без украшательств и редактуры. Ну всё, не реви уже, сказал же - сейчас нормально всё будет. И не сёрбай, когда чай пьёшь, - мешаешь сосредоточиться на тебе.
 

 Если вы никогда не спали на подводной лодке, то считайте, что вы нормально не спали никогда вообще потому, что спится на подводной лодке так же сладко, как в маминой утробе. Представьте: полнейшая темнота, шелест вентиляции, приятное гудение электрического тока в проводах и мерный гул механизмов...вот прямо сейчас пишу и глаза сами закрываются. А ещё на подводной лодке ты, почти всё время, заёбан уставший в усмерть.  А какие там снятся сны...эх.
 
    И вот,  вы сладко спите после полутора суток вынужденного бодрствования, а вас начинает кто-то грубо хватать руками, трясти и орать прямо в ваши свит дримсы:
- Эдииик!!!! Эдиииикбляааа, вставай! Бляааа, Эдик, пиздец, просыпайся!!!!
Ага, началось, думаю я себе спросонья. Механизмы гудят, вентиляция шелестит, значит на лодке всё в порядке.  Вот она, значит, как подкралась-то, Третья Мировая... Это Игорь, так вероломно трясёт меня за плечи - наш турбинист, а, впоследствии комдив-три.
- Да, встал, Игорь, встал! Хватит меня уже так беспардонно трясти! Что случилось-то?
Но Игорь уже выскочил из каюты и орёт в соседней:
- Борисыыыч! Борисыыычбля, вставай!!! Бляаааа, Борисыч, пиздец просыпайся!!!


   Вот жешь, интриган хренов. Через минуту стоим в проходе между каютами: Игорь в РБ и подпрыгивает, мы с Борисычем в трусах и озабоченных лицах.
-Бля, мужики, мне таракан в ухо заполз!! Что-делать-то!!!! - Игорь, конечно, в панике. Мы с Борисычем, как знатные тараканологи, сохраняем внешнее спокойствие.
- А точно? - уточняет Борисыч, принюхиваясь.
- Сочно, бля!!! Он лапами в ухе там шевелит!!! Я это чувствую!!!
- Надо что-то делать, - говорю
- Да неужели!!! - орёт Игорь, - да вы гении, ёп вашу мать, так быстро соображаете!!!
- Надо его убить, для начала, - рассуждает Борисыч, - чтоб он дальше в мозг к тебе не полез.
- Вмоск!? Какэтавмоск?!!! - Игорь взрослый, спокойный и очень умный мужчина, но сейчас, как малое дите, право слово.
- Как-как. Через Евстахиеву трубу, конечно же, - блистаю я анатомической эрудицией.
- Ну дык давайте убивайте  иво уже быстрей!!!
Заглядываем с Борисычем Игорю в ухо.
- У тебя ж пистолет, может застрелим его? - предлагает Борисыч.
- Не вариант, мозг-то у пациента мы не заденем, наверняка, но вот патрон я потом хуй спишу.
- Бляаааа. Бля-бля-бля. - причитает Игорь
-О! - догадывается Борисыч, - надо его утопить!!! А может он испугается и обратно вылезет от этого!!!
 
   Ну всё. Решение принято. Игорь убегает в душ, топить или пугать таракана, мы с Борисычем одеваемся, хохоча, и бежим следом.  Заглядываем в душ, - Игорь льёт воду в ухо максимальным напором.
- Ну что там? - искренне волнуясь, спрашиваем мы.
- Да, вроде, перестал шевелиться.
- Ну заебись, ещё пару вёдер влей, на всякий случай!!!
Влил. Сидим в центральном.
- Ну, что - шевелится?
- Да нет, вроде, вода только булькает.
- Чо, надо его достать теперь... как-то.
Ну нашли шурупчик потоньше, с мыслью им тараканий труп проткнуть, навернуть и вытащить. Инженеры же (один ядерщик, другой электромеханик и третий в панике) и всё такое. Борисыч, высунув язык от напряжения, начинает засовывать шурупчик Игорю в ухо.
- Ойбля!! - вкакивает Игорь, - зашевелился опять!!!
- Не прокатило, - вздыхает Борисыч, - пошли-ка покурим-ка.
 Поднимаемя на мостик. Зябко. Четыре часа утра, темно, холодно, сыро и неуютно. Закуриваем.
- А может его это, - дымом травануть? Эдик, дунь-ка мне в ухо дымом, да побольше.
Ну что не сделаешь, ради друга? Набираю дыма побольше и начинаю задувать его Игорю в ухо.  И тут. На мостик заходят удивлённые глаза командира (он дежурным по дивизии стоял).
- Что это, блядь, тут происходит на моей подводной лодке?!
- Игорю Юрьевичу таракан в ухо заполз, тащ командир, - докладывает Борисыч потому, что у меня-то рот занят, - пытаемся его оттуда вытравить.
- Да лааадно? - улыбается командир такому, неожиданно интересному, событию в серых буднях береговой жизни, - а чо он туда заполз-то? Этот одесский еврей там сосиски от друзей прячет, небось?
- Товарищ капитан первого ранга!!! - негодует Игорь, - я попросил бы!!!!
- А ты таракана попроси, может вылезет. С сосиской. Ладно, не ссы, - русские на войне своих не бросают! Хотя тыж хохол, тебя, вроде как, и можно. Чо делали-то, докладывайте.
Доложили.
- Ну вы долбоёбы, чтоли? - удивляется командир, - тараканы же назад не ходят, как бы он сам вылез-то, пугатели?
Ну вот, блядь, откуда он это знает?
- Значит так. Сейчас пошлю машину дежурную за доктором нашим. Надеюсь, что за это время он до мозга не доберётся. Хотя, тараканы же кости не грызут, вроде бы.
- Ну тааащ командир! - требует уважительного к себе отношения Игорь.
- А будешь пиздеть, - не пошлю. Так что попиететнее тут со мной. Тепереча от мине тут всё зависит. Пошли пока, чаю попьём.
 
   Сидим в центральном,  пьём чай. Командир, Борисыч и я, в смысле, пьём, а Игорь носится кругами вокруг командирского стола.
- Игорь, не мельтеши! - не выдерживает командир, - Что ты, как профурсетка, при первом минете матросу, - линолеум мне весь до дыр сотрёшь!
- Да он шевелиться там, - как не мельтешить-то?
- А вот не будешь больше сосиски от друзей в ушах прятать. Я вот не прячу, ко мне тараканы в ухо и не залезают!
- Ну таааащ командир!
- Не ной! Будь мужиком, блядь!
- Легко вам говорить!
- Конечно, легко. Я сосисками с друзьями делюсь же!
- .......!!!!
 
   Привозят злого и невыспавшегося доктора Андрюху.
- Что тут у вас опять, аппендицит? - подозрительно косится на меня Андрей.
- Гороздо хуже, товарищ военврач! - торжественно докладывает ему командир, - к Игорю Юрьевичу в ухо заполз таракан и теперь тщетно пытается найти там его мозг!
- Чтобля? Таракан? А как он туда заполз-то?
- И я о том же, - радостно поддерживает его командир, - предлагаю назначить служебное расследование и, до его окончания, никаких действий с тараканом не производить, для сохранения в целостности оперативной обстановки! Да ладно шучу, не пучь глаза, а то лопнут сейчас - давай Андрюха, доставай.
- Да я вам ветеринар, чтоли? Меня в академии медицинской этому как-то забыли научить.  Пошли в амбулаторию, будем что-то думать.
 Всей делегацией двинулись в амбулаторию. Там Андрюха перебирает какие-то пузырьки и думает, а мы прост о сидим и делаем вид, что тоже думаем. Игорь бегает из угла в угол.
- А! Во! Придумал! - показывает нам Андрюха какой-то пузырёк, - ложись, Игорь, на кушетку!
- А что там в пузырьке этом? - опасливо коситься на пузырёк Игорь.
Андрей молча смотрит на него минуту, другую, третью....
- ЭПОКСИДНАЯ СМОЛА ТАМ!!! Залью её тебе в ухо, а потом сделаю трепанацию черепа и добуду себе брелок с тараканом!!!! Вот я тебя спрашиваю, что ты там в испарители свои сыпешь, чтоб пресная вода была? Нет? И ты мне моск не еби! Ложись, я сказал, блядь, сука любопытная, пока я добрый!!!!
    Ну кто в здравом уме, пусть даже и с тараканом в ухе, будет спорить с военным врачом? Правильный ответ - никто. Доктор закапал Игорю в ухо какую-то маслянистую жидкость, обождал минут пять и каким-то хитрым пинцетом аккуратно вытащил таракана на белый свет.
- Ты там это, поглубже загляни, - нет ли сосиски?
- Нет, Сан Сеич, видимо, таракан всю съел, видите, какой жирный? Ну вот, дарю тебе, Игорь, этого таракана, носи его на шее и не забывай думать о Смерти!
 Доктор у нас добряк, конечно, был и широкой души человек. Мне аппендикс мой пытался подарить в банке с формалином, мол, поставь его дома на полку и не забывай думать о Смерти. Самурай, херов.
- Ну что, - потирает руки командир, - дело сделано, пол шестого утра, спать всё равно уже не вариант, может отработочку вахты забабахаем посерьёзнее?
- Ну таааащ командир, - ноем все в унисон, даже доктор, который в отработках и не учавствует, практически.
- Ладно, лентяи и бездельники. Как вы мхом-то не поросли до сих пор? Но стресс снимать запрещаю категорически!!!
- Ну тащ командир, ну полшестого же утра, ну что мы совсем, чтоли?
- А что - нет? Рассказывайте мне тут сказки венского леса, а то я не заню вас. Ладно пошли ко мне в салон, по чуть-чуть у меня есть.

- Только вы это, мужики, не рассказывайте никому, а то же заподъёбывают потом в усмерть, - попросил нас Игорь в салоне за рюмочкой коньяка

- Каааанешна-канеееешна, ну о чём ты, братан - дружно ответили мы и сдержали своё железное подводное слово. Примерно часа полтора.

Так вот и закончилась эта история, всего с одним трупом, после которой я и обладаю, не знаю зачем, знанием, что тараканы назад не ходят.
А это на фотографии со мной Сергей. Игорь есть на одной из фотографий в предыдущих постах. И да, это мы, опять-таки, на Северном Полюсе.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!


Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.


Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.