Рейтинги


Популярный контент

Отображение контента с самой высокой оценкой от 08.01.2019 суммарно

  1. 2 балла
    Drew

    военные рассказы

    Он трудный самый... ...................................................................................................................... Один из снайперов привел в боевое положение пулемет "Печенег" и доложил об этом своему командиру. Внизу раздавался топот ног - к своим боевым позициям бежали и снайпера, и садыки, и четверо "подсолнухов" - которым расторопный комендант так же выделил фронт обороны на случай внезапного нападения. - Да их тут... - вдруг испуганно сказал снайпер. - Сотни... В этот момент у Паши ёкнуло сердце. Ну, один, ну, два - это безнаказанные цели для снайпера, но сотня - это уже серьёзная проблема, решить которую своими силами вряд ли удастся так же безнаказанно. Шабалин вдруг подумал, что не запомнил имеющиеся здесь ориентиры, и не сможет в ходе боя правильно управлять огнем, о чем тут же сообщил Стешину: - Денис, я не знаю ориентиры! - Понял, командир! - нервно ответил взводник. Он уже крутил маховик, направляя АГС в известную ему точку. - Спокойно! - Паша постарался придать своему голосу больше железа, успокаивая скорее себя, чем Стешина. - Командир, - к Паше подскочил снайпер. - Карточка огня! - Молодец, Федосов! - машинально похвалил его ротный. - Вовремя! В Паше сейчас боролось две сущности - или он в этом бою будет снайпером, или командиром роты. То есть, или он человек, специально подготовленный для управления боем, будет работать по своему предназначению, чему он учился несколько лет, или же он, взяв в руки винтовку, превратится в обычного снайпера, утратив управление своим подразделением, но, возможно, нанесет врагу какой-то вред. Мальчишеские нотки требовали уже сейчас открыть огонь, и бить врага до полной победы, но в тоже время зачатки командирской мудрости требовали перейти к приборам наблюдения, вооружиться радиостанцией и карточкой огня и приступить к управлению не только огнем снайперов, но и заняться наведением огня артиллерии, которая в нескольких километрах отсюда, он был в этом уверен, уже заряжалась и жаждала точного целеуказания. Отставив аккуратно винтовку, Паша поднялся и перешел за столик, на котором стоял ЛПР-4 - лазерный прибор разведки, позволяющий выполнить все задачи, которые возникали перед Шабалиным, принявшим решение встретить врага не снайпером, а командиром. - Денис, - крикнул Паша. - АГС привязан к основному направлению? - Да, - надрывно ответил Стешин в готовности открыть огонь, похоже, больше по наитию, чем по конкретным координатам. - Флагшток блокпоста, отметка тридцать-ноль-ноль. - Есть, - ответил Паша, отмечая в приборе направление на флагшток, параллельно наблюдая силуэты десятка человек, идущих по дороге ускоренным шагом. - Денис! Угломер тридцать один - ноль-ноль. Прицел... пять гранат - огонь! Бах-бах-бах-бах-бах! Пять раз полыхнуло пламя над позицией. Спустя несколько секунд Паша увидел разрывы, которые перелетели цель метров на сто. - Ближе... прицел... угломер тот же... - скомандовал Паша установки прицела. - Пять гранат - огонь! АГС снова озарился вспышками выстрелов. - Ну, а вы что молчите? - крикнул Шабалин, поняв, что снайпера ждут его команды. - Федосов, бросай пулемет, работай винтовкой! Пока они далеко, работаем винтовками! Огонь! Снайпера открыли редкий, но точный огонь из своих СВДС. Паша знал - на дальности в пятьсот метров промахов у них не будет. Новая порция гранат разорвалась в центре групповой цели, и в ЛПР Шабалин увидел, как повалилось несколько человек. Другие же припустили вперед. Прикинув упреждение, Паша скомандовал Денису новые установки прицела, которые тот мгновенно выполнил и послал в ночь сразу десять гранат. Очевидность разнонаправленной атаки давила на психику - враг оставался в большинстве своём не виден, но он стремительно приближался к опорному пункту, угрожая сблизиться настолько, что невозможно будет применить артиллерию. Перспектива встретить игиловцев врукопашную никого не радовала. Паша обшарил местность прибором, чувствуя, как по спине потек холодный пот - без преувеличений и метафор - ему стало реально страшно. Впервые он допустил шальную мысль, что в его жизни настают последние минуты - отчего захотелось взвыть. Пока это чувство было еще неконкретным, предположительным, ибо и враг пока еще был далеко, но страх стал нарастать, заставляя думать о бегстве с позиции - пока еще не поздно. - Так! - криком Паша старался успокоить и себя, и как ему казалось, всех остальных. - Угломер тридцать пять - тринадцать, прицел ... Денис уже крутил маховик, разворачивая АГС левее. - Три гранаты - огонь! Увидев разрывы, Паша внес поправку и второй очередью Денис накрыл еще одну группу боевиков. Шабалин отчетливо увидел, как упали два человека, а остальные быстро рассыпались по сторонам, создавая бессмысленность дальнейшей стрельбы по ним из АГС. Денис лихорадочно менял "улитку" на гранатомете, а Паша схватил "Акведук" в попытке выйти по связи на артиллерию группировки: - Цунами, я Барс, прошу огня... координаты... цель: открыто расположенная живая сила... В это время между элеватором и блок-постом уже начали рваться снаряды - артиллерия подключилась к отражению атаки, очевидно, подумал Паша, наводимая "подсолнухами". - Барс, я Цунами, - отозвалась радиостанция. - Вы на элеваторе? - Так точно! - Управление огнем ведёт Мажор, у него приоритет. - Принял, - отозвался Паша. - Координируйте с ним ваши действия. - Принял, - снова сказал Шабалин, а когда абонент отключился, проговорил: - И где мне искать этого Мажора? - Командир, куда? - крикнул Денис. - Я готов! - Сейчас... - Паша прильнул к прибору. Шаря взглядом по местности, Шабалин видел множество бегущих к нему фигур, но все они были сильно рассредоточены, тем самым не образуя целей, достойных для работы автоматическим гранатометом. Измерив до одной из бегущих фигур дальность, Паша снова почувствовал, как страх врывается в сознание - прибор показал триста метров до цели. Через несколько минут вся эта орава боевиков, жаждущая расправы над гяурами, будет здесь, на элеваторе... и тогда уже будут востребованы отнюдь не снайперские навыки... - Денис! Прицел... угломер... с рассеиванием по фронту... всю ленту - огонь! Понимая свою наступившую бесполезность, как управленца, Паша бросился на каремат, где стояла его винтовка. Времени на правильную и удобную изготовку уже не было, на выцеливание точки попадания - тоже. Поэтому, как только первая движущаяся фигура нарисовалась в прицеле, Шабалин подвел метку по центру корпуса и утопил спуск. Бегущий человек упал, словно запнувшись, и Паша тут же повел стволом дальше, ища следующую цель. Боковым зрением, хотя нет, наверное, даже не зрением, а каким-то шестым чувством, Паша почувствовал, как Денис, оставив пустой АГС, примостился над мешком с песком со снайперской винтовкой, воя от злости и ярости из-за теряемого драгоценного времени, необходимого для включения ночного прицела. Второго боевика Паша тоже снял на бегу, третий стоял с гранатометом на плече - выстрел - и он тоже завалился на землю. - А! Твари, - заорал Шабалин. - Получайте! В прицеле оказалось сразу двое, и Паша выстрелил в середину двойной фигуры - кого-то, да свалит снайперская пуля. И точно: один упал, второй оставался на ногах, но и он вскоре свалился от следующего выстрела. - Где? - Паша уже не контролировал свои крики, словно сознание, отвечающее за голосовые связки, ушло куда-то в сторону, отделилось от той части разума, которая сейчас занималась выживанием - уничтожением врага. - Кто еще? До врага было уже не более двухсот метров. Затвор застыл в заднем положении, и Шабалин на нервах даже пару раз надавил спуск, удивляясь, почему цель не падает. Лишь злость заставила его осознать, что всего лишь нужно сменить магазин. В поле снова начались разрывы снарядов, но они гремели где-то в стороне, не принося вреда тем, кто наступал на участке, находящимся в поле зрения Шабалина. Паша снова и снова находил цели и делал точный выстрел, который заставлял бегущего по полю человека падать. - Так вам, твари! - орал капитан, чувствуя как безумный страх, прежде зовущий к бегству, заменяется чем-то другим, ранее не испытанным. - Да сколько вас тут будет! Паша, подстрелив очередного, и увидев, как он беспомощно упал, от нестерпимой внезапной боли, тут же свернувшись в позу эмбриона, почувствовал, как что-то запылало в его сердце. Враг, минуту назад внушавший ему бесконечный ужас, и вот-вот способный обратить Шабалина в бегство, вдруг оказался ничуть не страшнее картонной мишени, коих он за свою жизнь перестрелял тысячи... Это было как щелчок в голове. Раз, и Шабалину стало совершенно безразлично - умрёт он сейчас, или нет - а вот уничтожение врага приобрело какой-то другой смысл. Нельзя сказать, что это было удовольствие, но при очередном попадании Паша понял, что теперь, после того, как слетел этот безумный страх, от точного выстрела он вдруг получил удовлетворение. Как от хорошо проделанной работы. - Ну, вот и поговорили... - сказал Паша, вставляя третий магазин. В этот момент в небе зажглись несколько осветительных ракет, очевидно запущенных кем-то из обороняющихся, а первые бегущие к элеватору боевики стали снимать растяжки минного заграждения, и взрывы мин тут же остановили их неудержимый бег. Наткнувшись на эту смертельную преграду, боевики стали группироваться перед минным полем, определяя его начертания по разрывам мин, вызванным своими же погибающими при этом товарищами. Мгновенно Паша понял - этот момент упускать нельзя. Винтовка тут, конечно, хороша, но все же для групповой цели есть инструмент получше... - Денис! К гранатомету! Вдвоём они подскочили к столу, на котором стоял АГС, Стешин быстро сменил "улитку". Паша выкрутил маховик прицела на прямую наводку, и ухватился за ручки: - Погнали! Распределив ленту на несколько коротких очередей, в свете горящих "люстр", с упоённым удовлетворением Шабалин наблюдал разрывы гранат прямо среди людской массы. Оттуда слышались вопли боли и ужаса, но остановиться Паша уже не мог. Кто-то начал стрелять "Шмелями" и штурмовыми гранатами, сбоку взревел двигатель БМП, и "бэха" вышла из укрытия, феерично поливая врага трассирующими пулями. Полминуты - и в наступающих полетела еще одна "улитка", заставляя их снова рассредоточиться - но уже для того, чтобы ринуться обратно в пустыню. Федосов молотил духов из "Печенега", громко при этом нецензурно выражаясь в адрес запрещенной в России террористической организации, члены которой сейчас падали под его непрерывным огнём. Паша снова бросился к винтовке, но из-за ярких "люстр" стрелять с ночным прицелом было уже невозможно. Сделав несколько выстрелов открытым прицелом, Шабалин прекратил это занятие - оно, как оказалось, не доставляло никакого удовольствия, в сравнении со стрельбой через "ночник". Накал огня стал спадать. Где-то война еще продолжалась, но на снайперском посту наступило затишье. - Прогнали, - сказал Денис, вытирая со лба капельки пота. - Эй, снайпера, все живы? - Я, кажется, жив, - первым отозвался Шабалин. Снизу и со сторон стали раздаваться голоса, подтверждающие свою живучесть. В поле снова начали рваться снаряды - артиллерия работала добросовестно, на результат. Паша посмотрел на часы - с момента начала боя прошло полтора часа, а по ощущениям - словно пять минут. На посту появился возбужденный Сагитов. Как оказалось, он был ранен, и пока Паша накладывал ему повязку на предплечье, майор коротко рассказал: - Похоже, они новую тактику испробовали на нас - не группируясь, к означенному времени вышли в указанный район и одновременно атаковали. Поэтому разведка их и проворонила. - А они по нам разве стреляли? - спросил Шабалин, мотая бинт. - Я, признаться, пока труса праздновал, внимание на это не обратил... да и сейчас ход боя наверное не вспомню... - Стреляли, - кивнул Марат. - Из минометов, из безоткаток, из пулеметов и гранатометов, когда ближе подошли. Но вы молодцы, из агээса грамотно их накрыли перед минным полем. Прямо во как грамотно! И в нужный момент! Это их, похоже, и окончательно обратило в бегство. - Я, - сказал Паша. - Кажется, еще и из винтовки стрелял... Марат повернулся и посмотрел на ротного в свете новых "люстр", горящих высоко в небе. - Первый раз в такой зарубе? - Первый, - кивнул Шабалин. - Тогда понятно, - рассмеялся Сагитов. - Со всеми такое бывает. В этот момент Паша вдруг почувствовал острое желание рассмеяться, но его опередил Стешин, заржав как конь. Шабалин секунду помедлил, и подхватил хохот от всей души...
  2. 1 балл
  3. 1 балл
    Drew

    Кто на фото?

  4. 1 балл
    OldMaster

    анекдоты

    Нашу армию не победить!