Сан-Саныч#

Пользователи
  • Сообщений

    1 064
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    10

Изменения репутации

  1. Плюс +
  2. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Чудо тюнинги оружия   
  3. Ха-ха
  4. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Обсуждение бомбардировки Сирии   
    Западные СМИ: Россия выиграла без единого выстрела
    МОСКВА — РИА Новости, Виктор Мараховский. Формальные итоги решительного удара западных стран по Сирии подведены. Россия предложила осудить атаку Совету Безопасности ООН. Трое постоянных участников Совбеза (они же участники атаки) оказались против. Резолюция не принята.
    В мире реальных фактов цифры тоже в целом установлены: выпущены 103 ракеты. Правда, президент США Д. Трамп, обещавший, что они будут «новые и умные», опять всех переиграл — прилетели в основном пожилые «Томагавки». На подлете ко всем стратегически важным объектам их поголовно сбили пожилые же системы ПВО Сирии, разработанные в Советском Союзе как раз для борьбы с «Томагавками».
    Британцы выпустили восемь ракет «Скальп» — зато, как гордо отметили в Би-би-си, «каждая была по пять метров в длину». К тому же они новее: их разработали всего двадцать лет тому назад.
    Непонятной остается история с французами: по уверению руководства Франции, они выпустили тоже восемь «Скальпов» с истребителей и три с кораблей. Однако российские ВС цинично отмечают, что никаких французских «Раффалей» в небе не было. Так что не исключено, что эти союзники США получили зачет по участию условно — для поддержания коллективистского духа.
    Ущерб: наиболее успешно все это упало на неиспользуемые здания в провинциях Дамаск и Хомс — в том смысле, что там ракетам и управляемым авиабомбам все же удалось достичь поверхности Сирии. В остальном, несмотря на внезапность атаки и тот факт (усиленно подчеркиваемый американскими официальными представителями), что «Россию даже не предупредили:
    — не погиб ни один мирный житель;
    — не погиб ни один солдат Сирийской Арабской армии;
    — не было разрушено ни одного самолета или вертолета САА;
    — не было ни одного случайного залета в зону ответственности российских систем ПВО;
    — не пострадал ни один используемый аэродром сирийских вооруженных сил;
    — семьдесят одна из ста трех ракет потеряны.
    Фактический эффект акции оказался даже ниже, чем у атаки на авиабазу Шайрат годичной давности: тогда 59 «Томагавкам» удалось по крайней мере а) испортить несколько самолетов, б) повредить рулежные дорожки, выведя аэродром из строя на несколько часов и в) убить нескольких сирийцев.
    На этом факты заканчиваются — потому что группа экспертов Организации по запрещению химоружия прибыла в Сирию лишь спустя несколько часов после налета. А именно она должна установить, случилось ли вообще то, на что решительно отвечали США. И что именно произошло в городе Дума.
    Поэтому главная битва развернулась уже после удара — и, как положено в нашу странную эпоху, это случилось в медийном пространстве. Баталия закипела вокруг вопроса, как понимать случившееся.
    Дональд Трамп, Тереза Мэй и Эммануэль Макрон настаивают на том, что это был мускулистый и выверенный удар возмездия. Что цели достигнуты и возможности монстра Асада хохоча производить химическое оружие для отравления своих людей резко уменьшены. И что если он еще раз попробует — то столь же сокрушительная кара вновь прилетит, несмотря на все возражения России, ибо время для переговоров прошло.
    Пресса западных стран в могучести и сокрушительности кары не уверена. Huffington Post, например, с горечью констатирует, что:
    1) Заявленными целями Трампа было пресечь «убийственное поведение Асада и показать крутизну его патронам — России и Ирану. Но ни одна из целей не достигнута.
    2) Все мало-мальски значимые в военном и административном отношении цели оказались к моменту атаки под российским «зонтиком», который Трамп побоялся задеть.
    3) В итоге Асад «не прекратит наступление», а России «не брошен вызов».
    В редакционном комментарии Reuters «Главная опасность в Сирии — Россия» сообщается, что:
    1) Асад «уже почти победил в шестилетней войне» и не намерен останавливаться;.
    2) Москва, предупредившая заранее, что «в случае создания угрозы жизни российским служащим будут сбиваться не только ракеты, но и их носители», — превратила акцию беспредельной справедливости во что-то бесцельное. Потому что, отмечает автор, ни Россия, ни США не заинтересованы в настоящей схватке между собой в Сирии. Более того: они не заинтересованы даже в том, чтобы показывать друг другу действие своих новейших ракет и противоракетных систем, — зачем кормить противника информацией. Поэтому над пустынями и горами древней страны сражались древние же железные гоплиты холодной войны из прошлого тысячелетия.
    3) Итогового толку никакого. Даже хуже: теперь ясно, что США, безусловно, могут стянуть к Сирии очень много больших страшных кораблей и даже подогнать авианосец. И потратить много старых ракет. Но это будет не столько демонстрация силы, сколько «демонстрация невозможности демонстрации силы». А Россия, как обычно, «показывает мастер-класс того, как добиваться максимальных целей ограниченными силами».
    То есть Россия, даже не сделав ни единого залпа из своих С-400 и «Панцирей», эффективно установила рамки, в которых Запад ее картинно не послушался.
    Отметим, что это все сообщает не какая-то «российская госпропаганда, пытающаяся сохранить лицо Кремля». Это британско-американские авторитетные СМИ так видят.
    Впрочем, другие, тоже авторитетные, СМИ тех же стран исправно торжествуют и отрабатывают версию Трампа — Мэй — Макрона. Кровавый тиран получил урок, если надо, можем повторить, и так далее.
    …Все это подтверждает печальную версию, высказанную нами накануне атаки: «По сути, единственным объяснимым двигателем происходящего оказывается какой-то проклятый всеобщий хайп, из которого элита Запада никак не может вырваться. Более того. Складывается впечатление, что и реальные результаты предполагаемой кары никому не нужны. Кажется, самих западных лидеров удовлетворило бы нанесение сокрушительного удара в виртуальной стрелялке — имей они возможность потом убедить свою аудиторию, что враг понес тяжкие потери».
    В итоге мы наблюдаем шизофреническую картинку. На основании вирусных видеороликов, не имеющих никакого независимого подтверждения, были подняты в воздух настоящие самолеты и выпущены настоящие ракеты.
    Было потрачено, по разным прикидкам, от 70 до 150 миллионов настоящих долларов.
    Однако весь этот реальный мегаудар в реальном мире никого не задел. И более того — по факту понадобился только для того, чтобы в мире виртуальном (там, где хайпуют, твитят и обмениваются интерпретациями) кто-то убедил свою аудиторию в том, что у него есть первичные волевые признаки.
    Отрадно, что руководство США и подчиненных держав пока что все же отделяет свои внутренние медиавойнушки от суровой реальности. И «праздник непослушания России» проводит в специально отведенных для этого местах.
    Но штука вся вот в чем. Следующее поколение западных руководителей может уже не различать, где кончается пиар и начинается реальная война. И это делает наш, реальный мир все менее безопасным и все более тревожным.
  5. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Война в Сирии 2   

    Из более чем 100 «умных»,«красивых»,«белых» ракет до целей долетело менее 25%!

    За счёт координированной и оперативной работы Центра ПВО РФ на территории Сирийской Арабской Республики,все попадания причинили лишь незначительный материальный ущерб, так как предварительно была объявлена эвакуация и уточнение целей ЗУР
  6. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Джедай в Война в Сирии 2   
    Вот бы В-1 приземлить....
    Договорной матч, с условием обязательного проигрыша для нас. Не готовы наши кремляди к ответке. Совсем никак. Это как, к примеру:
    Хочет бандюган квартиру отжать и посулает хулюганов к хозяйке - покошмарить ее. Та зовет участкового, участковый пришел, накостылял, как смог, хулюганам. Хозяйка прибираться в квартире начала. Но тут приперся бандюган с корешами, отодвинул участкового и начал хозяйку мутузить. А участковый стоит и глазками хлопает, да щеки надувает.
    Мы обязаны были ответить. Это вопрос престижа и репутации страны.
     
    Мы доллары зарабатываем. Они их производят, все об этом как-то забывают.
  7. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Частные военные компании в России - часть 2   
    Два дня не было инета))) а тут такооое))) все почистил! Всем хорошего времяпровождения!!
  8. Спасибо!
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от OldMaster в Правила приобретения и ношения оружия в России   
    Как пояснили разрешители, то это делают как правило при проведении определенных мероприятий, а так не лезут в "чужой огород".
  9. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Кемерово   
    тему закрываю. Много лишнего началось.
  10. Спасибо!
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от OldMaster в Правила приобретения и ношения оружия в России   
    Час назад консультировался с разрешителями (действующими и пенсионерами). Как уже писал выше, четкой инструкции на это нет. Если Вы владелец оружия и документы с собой, то не каких проблем в сверке быть не должно.
  11. Плюс +
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от AGK в Частные военные компании в России - часть 2   
    Трое представителей командования «ЧВК Вагнера» согласились на условиях анонимности поговорить с корреспондентом Радио Свобода.
    Все они принимали активное участие в войне в Донбассе, воевали в Сирии, у всех за плечами советская армия. Нам удалось проверить личности двоих, часть сообщённой ими информации публиковалась раньше, часть подтвердили другие источники РС, некоторые данные проверить не удалось, сообщает Радио Свобода.
    Собеседники РС подтвердили, что «Отряд Вагнера» берёт истоки в Сирии в 2013 году, когда двое россиян, работавших в ЧВК Moran Security Group — Вадим Гусев и Евгений Сидоров, зарегистрировали в Гонконге ЧВК «Славянский корпус».
    Тогда, по данным петербургского издания «Фонтанка.ру», 267 человек уехали в Сирию для охраны месторождений и нефтепроводов, но по факту они приняли участие в гражданской войне на стороне войск Башара Асада. По словам собеседников РС, их «там потрепали очень крепко» — отряд понёс потери до 90% личного состава. По возвращении в Москву в октябре 2013 года самолёт с выжившими бойцами ЧВК ждали во Внуково — вернувшиеся были допрошены следователями ФСБ, а руководители «Славянского корпуса» Гусев и Сидоров в октябре 2014 года приговорены к трём годам заключения.
        Идея, впрочем, понравилась руководству страны. Был среди первой партии воевавших в Сирии россиян и подполковник запаса Дмитрий Уткин. «Кого-то закрыли, а кому-то сделали такое предложение, от которого невозможно было отказаться, — говорит один из командиров. — Просто на него карта легла». Предложение сперва касалось Донбасса: пока Гусев с Сидоровым сидели в «Лефортово», Уткин и другие командиры начали формировать свои бригады для войны в Украине. «В 2014 году товарищ Стрелков зашёл в Славянск, и куча людей захотела Стрелкову помогать. Пересечь украинскую границу они не могли, потому что на то время граница существовала, и вся организация происходила в Ростове-на-Дону. Арендовали базу, взяли грамотных офицеров спецслужб и Минобороны. Первый отряд пошёл — «Луна», в июне 2014-го, второй — «Степь». Это были фактически ротно-тактические группы численностью до 250 человек. ЧВК тогда не было, но зарплату платили». Одним из отрядов, «зашедших» в Донбасс, был отряд Дмитрия Уткина, его скоро стали называть по позывному командира — Вагнер.
    По словам собеседников РС, за этими группами наблюдали, часть расформировали (к примеру, группу Игоря Безлера (Беса), «группа Вагнера» зарекомендовала себя хорошо, было принято решение её укрупнить. «Вагнер вообще жёсткий человек, не тюфяк, — говорит один из командиров ЧВК. — Он приезжал на позиции под Пальмиру, разделся, у него тут на руке [на плече] немецкая свастика, наколка. Каска у него с рогами. Он родновер (родноверы — религиозное движение языческого толка. — РС)». Впрочем, по словам собеседников РС, неверно говорить о «ЧВК Вагнера» — такой единицы не существует юридически, а Уткин — не первое лицо компании, но лишь командир бригады.
    В 2015 году началась сирийская кампания Вагнера. Собеседники РС уверяют: сегодня в Сирии работает несколько военных компаний с наёмниками из России, но только «группа Вагнера» выполняет настоящие боевые задачи. По словам командиров, численность «группы Вагнера» в настоящий момент составляет порядка 2000 человек (по другим сообщениям, до 4000), кроме того, к «Вагнеру» прикомандирован отряд «Карпаты», состоящий в основном из казаков с украинским гражданством, — ещё 300 человек. Иногда «на обкатку» приезжают группы российского спецназа. Всего же, по прикидкам собеседников РС, в Сирии на стороне правительственных войск служит до восьми тысяч россиян: «Было раньше шесть тысяч, потом провели сокращение и сократили до восьми», — смеётся один из командиров.
    Нефтяная кампания
        По словам собеседников РС (их слова подтвердили и другие источники), договоры с бойцами заключаются на геологоразведку, на работу на нефтяных промыслах, но с оговоркой: работать придётся в районе боевых действий, и нужно быть готовым взять в руки оружие. Оружие выдаётся по прибытии. Новобранцев собирают на воинском полигоне в Молькино (Краснодарский край). Берут почти всех, не особенно проверяя состояние здоровья. Главное, чтобы было 25 лет и не было проблем с законом. Кандидаты проходят проверку на полиграфе (проверяют работу на спецслужбы, криминальное прошлое, сотрудничество с «конкурирующими организациями»), за ним следует разговор с психологом: «Он может вопросы задавать — сколько ты будешь думать времени на то, чтобы убить? Можно ли не убивать, — чисто проверяют, насколько ты воин. Потому что бывает, настроен миллионы зарабатывать, приехал, первый бой, он — не, не надо денег, верните меня назад». Кроме того, в Сирию категорически не берут чеченцев, да и вообще не любят выходцев с Кавказа: «За дагестанцев как-то вопрос решался, а чеченцев… Вот у меня есть рота [чеченцев], готовых ехать куда угодно. Но их не хотят брать». Почему? «У меня в ДНР были чеченцы, я их всех депортировал. Русские лучше всех воюют. Видел я, как чеченцы в Сирии воюют. Если настоящий джигит увидит, что есть возможность ему включить заднюю и никто не узнает об этом в родном кишлаке, то он её включит».
        База «ЧВК Вагнера» на Google Maps (скриншот)
    Новоиспечённые бойцы летят на чартерах из Ростова-на-Дону или Моздока в Хмеймим. Часть личного состава, в том числе украинцы, отправляются в Сирию на БДК (большой десантный корабль. — РС). На кораблях удобнее и возвращаться: «Пришвартовался в Новороссийске, сошёл на берег, и никакой таможни». Обычно всем бойцам необходимо наличие загранпаспортов, однако один из командиров рассказал РС, что в 2016 году по крайней мере несколько самолётов отправили по «зелёному коридору», не проверяя документы.
    Боевые задачи вагнерам ставит сирийское командование, работа ведётся в координации с ВКС РФ: «Там Вагнера пять рот работает и шестая рота «Карпаты». У каждой роты связь со штабом [Вагнера], в штабе сидит офицер ВКС, он координирует авиацию, когда штурмы происходят. Вообще чёткое взаимодействие, временами даже аж приятно, настолько красиво поддерживает и авиация, и артиллерия». Наступления ведутся по классической схеме: сперва авиация и артиллерия «отрабатывают» нужный район, потом его штурмуют бойцы ЧВК.
    «ЧВК не ведёт там полноценные боевые действия, — поясняет один из командиров, — она расширяет зоны влияния, берёт под контроль территории, как правило, нефтяных и газовых месторождений, и эти территории охраняет. За это и получают деньги. Даже Пальмира — там вокруг газовые поля, их брали под контроль. Но невозможно контролировать нефтяное поле, когда от тебя в 500 метрах находятся боевики, — приходится выбивать».
    По словам собеседников РС, деньги за работу ЧВК платит сирийская сторона, все финансовые вопросы решаются через принадлежащую структурам Евгения Пригожина ООО «Евро Полис», зарплаты выплачивают по приезде в Россию на том же полигоне Молькино — без задержек и честно: прослужил три месяца и три дня, за них и получишь. Каким образом происходят расчёты между Дамаском и Петербургом, собеседники РС не знали.
    Фронтовой миллион
        Заработки разнятся: оклад рядового у Вагнера составляет 150 тыс. рублей в месяц, плюс премия до 100%, за трёхмесячную командировку можно заработать до миллиона рублей. Командир роты за то же время может получить до трёх миллионов. Боец в «Карпатах» привозит в два раза меньше. Если раньше можно было оформить доверенность на родных, которые получали деньги на карточки, то с 2016 года выдавать стали только наличными. За погибших родственникам выплачивают по 3 млн рублей, ранения оплачиваются по сетке: лёгкое — 30 тыс., средней тяжести — 50 тыс., тяжёлое — «у нас бойцу одному заплатили 180 тыс. рублей. По ошибке своя авиация отработала, у него все кишки выбросило. Но остался живой». Если кто в процессе передумал и решил не воевать, его переведут в порт «тягать ящики» — за 1000 рублей в день.
    Наказывают провинившихся бойцов в основном рублём: платят по «тарифу лагеря» — 60 тыс. рублей в месяц, и без премии. «Есть наказание для алкашей — контейнер. На полигоне [Молькино] есть контейнер и в Сирии тоже. Ну вот, у кого-то плохое настроение, хочется кому-то *** дать. Вот ты что-то сделал, тебя сажают в контейнер, и любой желающий может прийти и дать *** тебе. Как раньше привязывали на площади и рядом клали дубину. За сутки, за двое контейнера можно здоровья лишиться».
    Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не ***
    По словам собеседников РС, несмотря на огромную для российской глубинки зарплату, «Вагнер» в последнее время испытывает острую нехватку в кадрах. «Мясники, — объясняет один из командиров. — Вот ситуация: 2017 год, район Дейр-эз-Зора, 100 человек из «Карпат» меняют 300 человек вагнеров. Вагнера стоят на этой позиции полгода. Там пять ключевых высот надо было взять, людей положили немерено, но взять не могут. Они 300 идут в атаку, 20–30 «двухсотых» (погибших. – РС). Через месяц опять идут в атаку, опять 20–30 «двухсотых». Это так, по минимуму. «Карпаты» потеряли 11 человек, взяли эти высоты и ещё две дополнительные, и ещё дорогу перерезали». «Людей нет, толковые не хотят ехать, — продолжает командир. — Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не ***. Кумовство. У «Вагнера» талант — это не самое важное. Чтобы стать командиром роты, надо лизать уметь ему в нужное время, к людям по-скотски относиться, ну, и желательно быть родновером. Там только один толковый командир — Ратибор, командир первой роты, остальные — животные, которые на боевые [позиции] и близко не выезжали, боялись».
        Общей цифры потерь, как и какой-либо статистики, у собеседников РС нет. «В 2015 году с Луганска 60 человек ездило с вагнерами, двое вернулись. Вот так повезло. Нас ездило 50 человек, у нас двое погибших», — говорит один из командиров. По его личным оценкам, с 2015 года до сегодняшнего дня в Сирии погибло до 400 россиян. При этом, по словам одного из командиров, погибших иногда и не доставляют на родину: в договоре с работодателем якобы есть пункт, по которому бойцов могут хоронить на месте гибели. Проверить это невозможно: договоры на руки не выдают. «Ходит слух, что «Вагнер» — проект «Мясорубка», — говорит один из командиров. — Куда девать ополчение [из Донбасса]? Идиотов первой волны, идейных? Это страшные люди, это катализатор общества, они могут будоражить, как дрожжи. А тут и интересы страны поддерживаются, и дрожжей поменьше остается. Вот такой вариант. Имеет право на жизнь».
    Ссора министра и ресторатора
    Как вспоминают командиры, в начале сирийской кампании «группа Вагнера» ни в чём не знала отказа: «У меня стоимость автомата приравнивалась к стоимости автомобиля. Стоимость одного комплекта экипировки у бойца моего отряда была 12 тыс. долларов». На вооружении вагнеровцев были российские танки Т-90, Т-72, БТР, бронеавтомобили «Водник», «Выстрел», «Рысь», «Тигр». Не всё, правда, было новым: «Вот мы БДК в Тартусе разгружали, там ящики со снарядами на 120-е миномёты, и написано каким-то прапорщиком: «Утилизировать. 1986 год». За ручки взялся у этого ящика — ручки в руках, от ящика ничего не осталось. С этих снарядов и мы стреляем, и сирийцы. Там и градовские древние, и на 86-е мины».
        Владимир Путин с Джорджем Бушем на рабочем ужине в Санкт-Петербурге после саммита G8 19 июля 2006 г. Евгений Пригожин стоит за Джорджем Бушем
    Впрочем, по словам собеседников РС, в 2016 году произошла некая ссора между Евгением Пригожиным и министром обороны Сергеем Шойгу. Из-за чего могли поссориться министр и ресторатор, собеседники РС не знают, но отмечают, что с 2016 года снабжение вагнеровцев резко ухудшилось (РС писало об этом). «Им сказали: хотите воевать сами, воюйте, — говорит один из командиров. — И забрали танки, оружие. Всё, что выдали раньше, всё забрали. Вагнера воюют сейчас сирийским оружием». То же относится и к лагерю подготовки: если раньше полигон в Молькино был экипирован по полной программе, сейчас там якобы осталось 30 автоматов, и подготовки де-факто не ведётся. Впрочем, большой проблемы в этом собеседники РС не видят: «Война научит».
        Фото после новогоднего приёма в Кремле 9 декабря 2016 г. Слева направо: Андрей Богатов (Бродяга), Андрей Трошев (Седой), Владимир Путин, Александр Кузнецов (Ратибор), Дмитрий Уткин (Вагнер)
    Грязь, геи и гадюки
    «Страна страшная, — рассказывает один из командиров. — Во-первых, там педерастия процветает. Повально у них это всё развито. Мы только приехали [в Латакию], первый день, прибегает мой боец, аж губы дрожат: сириец подошёл, предлагает, чтобы ему засадили, он за это даёт блок сигарет и бутылку вискаря. Я говорю ребятам, ха-ха, ну что, может, набухаемся сегодня?»
        Башар Асад и Владимир Путин на смотре войск на военной базе Хмеймим. 11 декабря 2017 г.
    «Грязно, всё запущено. Ландшафт: едешь по району, где не было войны, по Латакии, к примеру, центр города, любая улица, обочина, везде прессованный мусор, его никто не убирает, и он только копится. [Торговец] стоит лепёшки продаёт, отвернулся, поссал на эту кучу, опять продаёт. Вот так вот они живут, они хуже цыганей живут. Колбасы нет никакой, мясо у них — это чикен (chicken — курица. — РС). Баранина — дефицит, пару раз покупали, получается баран по 100 долларов, ну или патронов ПМ-овских подгонишь пару-тройку пачек. А так они едят эти лепёшки, чикен не все едят».
        «Кормёжка для солдат — сухпаи, но не зелёные, а синие, гражданской обороны, срок годности давно прошёл. Некоторые взрывались даже, вот такая кормёжка. Сейчас сделали типа лавок, можно обслуживаться по [армейским] жетонам: заходишь в магазин, показываешь жетон, а потом, что проел, с зарплаты удерживают.
    «Спят на позициях прямо на земле: выкапывают лунки, туда — каримат, спальник, сверху бушлат и попросишь, чтобы его камнями придавили. Мы это называем «хоббитские домики».
    «Вода, гигиена — где как. Каждое подразделение само себе бытовуху налаживает. Если хочешь наладить, наладишь. Медицина есть, но нет противоядий от змей, а там змей валом. Рогатая гадюка, эфа. Мы их жарили. Никого не укусили, повезло, но нет противоядий. Я говорю, если укусит, что делать? Да, отвечает, добивай его, куда его везти?»
    «Машины там: либо едет друшпак, он как раритет денег стоит, а так металлолом, но он едет, Мерседес какой-нибудь 1970 года, либо едет серьёзная тачка. Вот, в 2016 году один дед вагнеровский на военном КамАЗе переехал Бентли с тёлкой. Она его поджала, он ей морду переехал чуть-чуть, дверь пассажирскую помял, бампер оторвал. Она за ним гналась до самого порта, но там уже русские автоматчики, куда ты заедешь?»
    «Вообще местное население относится хорошо, русских любят. Особенно детвора маленькая, прямо до слез: «Ой, рашн, ай лав ю, ай лав ю!» Но не везде. Есть палестинские районы, там лучше не ходить, даже с оружием.
    Гоу, раша, гоу
    К сирийской армии собеседники РС относятся с пренебрежением: «Сирийцы воевать не могут, боятся игиловцев. Вот берёшь сто сирийцев, два русских туда даёшь — всё, это уже сто бойцов. Я много раз видел, они чуть что — бросают позиции, убегают. «Гоу, гоу, раша, гоу», — кричат. Куда вы гоу, ***, давайте обороняться! Нет. Идёт, к примеру, штурм, берём высоту, передаём её вечером сирийцам, утром сирийцев нема. Опять игиловская высота. Опять её берём по новой».
    «Я спрашиваю там одного переводчика: чего ваши пацаны не хотят воевать? Он говорит, о, много наших убило на войне. Надо, чтобы наши остались, девок ***, чтобы дети были. Я говорю, давай мы будем ваших девок ***, а вы идите воюйте, ваша же родина. Он — не, нам кровь беречь. Я говорю, какую кровь? Гейскую?»
    К врагам же, наоборот, кажется, относятся с уважением. По словам командиров, большие потери ЧВК несут от фугасов — противник старается минировать позиции, с которых отступает. Вторая проблема — тоннели: «Там с тоннеля танк выезжает, стреляет и уезжает обратно. В один [тоннель] заглянули, там дырка диаметром 60–70 см. Фонариком посветил, там метра три вглубь и тупик, видно, что нет ничего. Но там так сделано, что загиб и резкое ответвление, в него залазишь, а там 20 человек живёт. Вот мы там воевали с игиловцами. Их оружие подвело, у них ПК (пулемёт Калашникова. — РС) был чешский, заклинил, мы его потом забрали в трофеи. Мы их всех поперебили, а один раненый ушёл. Вот следы крови, за хребет ведут, мы туда, в азарте же. Следы вот тут кончаются, и всё. Ушёл, так мы его и не нашли».
        Атаки противника тоже обычно начинаются с артиллерийских обстрелов: «Сначала зушки (зенитная установка ЗУ-23. –РС) ихние ложат, высунуться не можешь, потом бегут лёгкие смертники». Смертники — в поясах шахидов и почти без оружия, с автоматом и одним магазином, их задача — достигнуть позиции и подорваться. Иногда они могут ехать на пикапах или даже БМП. «Потом бежит стадо бородатых новичков, стреляют. А вот за ними уже идёт ихняя элита. Элита если дошла — всё, перебьют всех», — говорит командир «Вагнера».
    Впрочем, бойцов ИГИЛ в Сирии не было уже в прошлом году, сегодня ЧВК воюет с различными группами вооружённой оппозиции, среди которых также немало наёмников: турок, марокканцев, украинцев, россиян и граждан Евросоюза: «Как правило, это арабы этнические. Они отличаются от местных. Форма дорогая, бритые, оружие дорогое».
        В плен не сдаются и пленных не берут. Когда отряд, в котором были собеседники РС, попал под Пальмирой в окружение ИГИЛ, его бойцы пришили гранаты к бушлатам в районе ключицы, чтобы можно было вовремя выдернуть чеку: «Это чеченский вариант, чтобы не опознали даже. В плен нельзя попадать, не хочется в оранжевом комбинезоне доставлять удовольствие в ютубе». Со стороны противника тоже мало кто сдаётся: «Там такая война, что не церемонятся, все прекрасно понимают, что плен — это смерть через пытки. Если моих пацанов это животное [убивало], что мне его, культивировать? Информацию выкачали, если она есть, и застрелили, а если информации нет, застрелили без пыток». Какие пытки? Прострелить что-нибудь, пальцы отрезать. А можно вытаскивать глаза чайными ложками: «У меня есть специалисты, которые вытаскивают. Зрелище шокирующее. Берётся две чайных ложечки, поддевать надо снизу и сверху — и глаз висит». По словам командира, глаз потом можно вставить обратно, впрочем, это утверждение ненаучно. «Такая ещё интересная фишка: вот там набили их [противников] пяток, они валяются. Троим или двоим уши отрезали, а остальным нет. Подминировали их. Придут, кто с ушами — унесут, кто без ушей — в лучшем случае на месте камнями забросают. Не берут безухих».
    Про разбитую 7 февраля 2018 года американской авиацией колонну проасадовских сил, в которой погибло, по разным оценкам, от десятка до двух сотен россиян, собеседники РС говорят неохотно: слишком мало информации, сами ждут возвращения свидетелей, но заверяют, что 200 человек — цифра преувеличенная, максимум человек 15. Остальные — раненые, многих из которых уже привезли в Россию и развезли по госпиталям в Ростове, Москве и Петербурге. У всех, скорее всего, отобрали телефоны — вероятно, чтобы избежать скандала перед президентскими выборами. Рассказывают, впрочем, что после американской атаки выживших не торопились эвакуировать: «Вот представь, тебя разбамбахали с твоей ротой, а потом вас вывозят, кидают посреди пустыни, а там сейчас зима. Чтобы ты понимал: зима — это когда в бушлате, в ватных штанах, в термичке, в спальнике зуб на зуб не попадает. А тут ты без ничего, после боя, налегке в разгрузках, без воды. Только через сутки сухпаи и воду привезли людям».
    Надо нам везде!
        Основная мотивация командиров — вовсе не деньги, уверяют, что первый раз вообще ехали в Сирию за 30 тыс. рублей в месяц, хотя в итоге получили гораздо больше. «Есть понимание, геополитика. Я считаю, что если ты под русским флагом и с русским автоматом, пусть даже с плесневелым сухпаем, воюешь за 10 тыс. км от России, все равно ты воюешь за Россию. Ты ж туда не сам пришёл, тебя туда Россия привезла, значит, интерес государства. А так, если народ будет рассуждать, кухарки начнут: да вот, нам до Сирии далеко, оно нам на *** не надо… Надо нам везде! Может, потому тут нет войны, что она там идёт». При этом, по мнению командира, война в Сирии только начинается: «Три года ещё — это минимум. Этого Башара Асада, они его терпеть не могут. Реально. Его там поддерживает очень маленький процент населения, остальные все против него. Только Путин за него. Россия за него, остальные нет», — говорит он. «Нет войны сирийской, нет войны украинской, есть война между РФ и США, — подхватывает второй. — А это бои местного значения». За своё будущее в условиях этой геополитической обстановки вагнеровцы не переживают: «Войн много впереди, скоро Ливия будет, в Судане вагнера уже воюют. Тем более Путин им всем объяснил, что готовьтесь, ребята, — говорит один из собеседников РС, имея в виду послание президента Федеральному собранию. — Хорошее заявление, давно пора было им сказать, что хватит. Я полностью согласен, в одни ворота нельзя играть бесконечно. Такая держава [Россия], а кучка геев нам будет рассказывать, какая у нас должна быть походка? Да мы сами разберемся со своей походкой».
    Впрочем, прямого столкновения с США вагнеровцы не хотят, говорят, что любая страна, которая вступит сегодня в полномасштабную войну, неизбежно отстанет в развитии даже в случае победы. Но «если надо будет воевать с Америкой, мы повоюем. Они не умеют воевать. Как Путин сказал, можно придумать разные ракеты — людей не придумаете таких, как у нас. Наши люди, они умеют жертвовать собой».
  12. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Poul66 в Война в Сирии 2   
    https://zvezdaweekly.ru/news/t/20184111122-F1X2o.html
  13. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Yamato в Спецназ СВР "Заслон"   
    Это откуда у вас такие данные? Вы лично видели образцы этих "особых" удостоверений? Как они выглядят? Каким образом осуществляется "переход под крыло ГРУ" сотрудников совершенно другого ведомства, у которых ГРУ является подконтрольным? Вы понимаете, о чем говорите? 
    Наверное на досуге по вечерам читает литер "М" первой формы 
  14. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Socol218 в Спецназ СВР "Заслон"   
    Что за отдел?
    Никто ни куда не переходит. 
    Эти мероприятия были прописаны РБР, не слышал чтоб их переписывали.
    Тут вообще не понятно. Какой моб резерв?
  15. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Yamato в Война в Сирии 2   
    Такое ощущение, что журналюга Тагвай является выпускником ракетного факультета Калининградского ВВМУ, а Денисенцев с красным дипломом окончил факультет РЭБ ВВМУРЭ им. Попова  Как лихо они рассуждают о возможностях Кука и нашей авиации. Видимо сказывается многолетний опыт командования кораблями типа "Орли Бёрк" и флотскими подразделениями РЭБ...
    Тагвай забыл наверное, что Томагавк это старое дозвуковое дерьмо образца 80-х годов прошлого века, не способное вести РЛБ и маневрировать после оценки угрозы нейтрализации. Так же он забыл, что Томагавк был модернизирован только единожды после 79 года - в 1988, когда пиндосы "разогнали" его до 870 км/час  Опасность от ракетного удара Томагавками заключается только в их количестве, а не в боевых характеристиках. А "суперсистема" Иджис настолько устарела, что даже китайцы не стали ее копировать, а пытались скоммуниздить наш "Муссон". 
    По Денисенцеву разговор вообще отдельный
  16. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Alejandro в медицина.   
    рейнджеры и бойцы авиаспасательной группы показывают варианты перемещения раненых в условиях огневого контакта
     
  17. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Море в Камуфляж   
    я бы "песочным бутаном" эту горку назвал...
    Хотя в названии файла написано gorka-nato. 
  18. Плюс +
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от AGK в Частные военные компании в России - часть 2   
    Трое представителей командования «ЧВК Вагнера» согласились на условиях анонимности поговорить с корреспондентом Радио Свобода.
    Все они принимали активное участие в войне в Донбассе, воевали в Сирии, у всех за плечами советская армия. Нам удалось проверить личности двоих, часть сообщённой ими информации публиковалась раньше, часть подтвердили другие источники РС, некоторые данные проверить не удалось, сообщает Радио Свобода.
    Собеседники РС подтвердили, что «Отряд Вагнера» берёт истоки в Сирии в 2013 году, когда двое россиян, работавших в ЧВК Moran Security Group — Вадим Гусев и Евгений Сидоров, зарегистрировали в Гонконге ЧВК «Славянский корпус».
    Тогда, по данным петербургского издания «Фонтанка.ру», 267 человек уехали в Сирию для охраны месторождений и нефтепроводов, но по факту они приняли участие в гражданской войне на стороне войск Башара Асада. По словам собеседников РС, их «там потрепали очень крепко» — отряд понёс потери до 90% личного состава. По возвращении в Москву в октябре 2013 года самолёт с выжившими бойцами ЧВК ждали во Внуково — вернувшиеся были допрошены следователями ФСБ, а руководители «Славянского корпуса» Гусев и Сидоров в октябре 2014 года приговорены к трём годам заключения.
        Идея, впрочем, понравилась руководству страны. Был среди первой партии воевавших в Сирии россиян и подполковник запаса Дмитрий Уткин. «Кого-то закрыли, а кому-то сделали такое предложение, от которого невозможно было отказаться, — говорит один из командиров. — Просто на него карта легла». Предложение сперва касалось Донбасса: пока Гусев с Сидоровым сидели в «Лефортово», Уткин и другие командиры начали формировать свои бригады для войны в Украине. «В 2014 году товарищ Стрелков зашёл в Славянск, и куча людей захотела Стрелкову помогать. Пересечь украинскую границу они не могли, потому что на то время граница существовала, и вся организация происходила в Ростове-на-Дону. Арендовали базу, взяли грамотных офицеров спецслужб и Минобороны. Первый отряд пошёл — «Луна», в июне 2014-го, второй — «Степь». Это были фактически ротно-тактические группы численностью до 250 человек. ЧВК тогда не было, но зарплату платили». Одним из отрядов, «зашедших» в Донбасс, был отряд Дмитрия Уткина, его скоро стали называть по позывному командира — Вагнер.
    По словам собеседников РС, за этими группами наблюдали, часть расформировали (к примеру, группу Игоря Безлера (Беса), «группа Вагнера» зарекомендовала себя хорошо, было принято решение её укрупнить. «Вагнер вообще жёсткий человек, не тюфяк, — говорит один из командиров ЧВК. — Он приезжал на позиции под Пальмиру, разделся, у него тут на руке [на плече] немецкая свастика, наколка. Каска у него с рогами. Он родновер (родноверы — религиозное движение языческого толка. — РС)». Впрочем, по словам собеседников РС, неверно говорить о «ЧВК Вагнера» — такой единицы не существует юридически, а Уткин — не первое лицо компании, но лишь командир бригады.
    В 2015 году началась сирийская кампания Вагнера. Собеседники РС уверяют: сегодня в Сирии работает несколько военных компаний с наёмниками из России, но только «группа Вагнера» выполняет настоящие боевые задачи. По словам командиров, численность «группы Вагнера» в настоящий момент составляет порядка 2000 человек (по другим сообщениям, до 4000), кроме того, к «Вагнеру» прикомандирован отряд «Карпаты», состоящий в основном из казаков с украинским гражданством, — ещё 300 человек. Иногда «на обкатку» приезжают группы российского спецназа. Всего же, по прикидкам собеседников РС, в Сирии на стороне правительственных войск служит до восьми тысяч россиян: «Было раньше шесть тысяч, потом провели сокращение и сократили до восьми», — смеётся один из командиров.
    Нефтяная кампания
        По словам собеседников РС (их слова подтвердили и другие источники), договоры с бойцами заключаются на геологоразведку, на работу на нефтяных промыслах, но с оговоркой: работать придётся в районе боевых действий, и нужно быть готовым взять в руки оружие. Оружие выдаётся по прибытии. Новобранцев собирают на воинском полигоне в Молькино (Краснодарский край). Берут почти всех, не особенно проверяя состояние здоровья. Главное, чтобы было 25 лет и не было проблем с законом. Кандидаты проходят проверку на полиграфе (проверяют работу на спецслужбы, криминальное прошлое, сотрудничество с «конкурирующими организациями»), за ним следует разговор с психологом: «Он может вопросы задавать — сколько ты будешь думать времени на то, чтобы убить? Можно ли не убивать, — чисто проверяют, насколько ты воин. Потому что бывает, настроен миллионы зарабатывать, приехал, первый бой, он — не, не надо денег, верните меня назад». Кроме того, в Сирию категорически не берут чеченцев, да и вообще не любят выходцев с Кавказа: «За дагестанцев как-то вопрос решался, а чеченцев… Вот у меня есть рота [чеченцев], готовых ехать куда угодно. Но их не хотят брать». Почему? «У меня в ДНР были чеченцы, я их всех депортировал. Русские лучше всех воюют. Видел я, как чеченцы в Сирии воюют. Если настоящий джигит увидит, что есть возможность ему включить заднюю и никто не узнает об этом в родном кишлаке, то он её включит».
        База «ЧВК Вагнера» на Google Maps (скриншот)
    Новоиспечённые бойцы летят на чартерах из Ростова-на-Дону или Моздока в Хмеймим. Часть личного состава, в том числе украинцы, отправляются в Сирию на БДК (большой десантный корабль. — РС). На кораблях удобнее и возвращаться: «Пришвартовался в Новороссийске, сошёл на берег, и никакой таможни». Обычно всем бойцам необходимо наличие загранпаспортов, однако один из командиров рассказал РС, что в 2016 году по крайней мере несколько самолётов отправили по «зелёному коридору», не проверяя документы.
    Боевые задачи вагнерам ставит сирийское командование, работа ведётся в координации с ВКС РФ: «Там Вагнера пять рот работает и шестая рота «Карпаты». У каждой роты связь со штабом [Вагнера], в штабе сидит офицер ВКС, он координирует авиацию, когда штурмы происходят. Вообще чёткое взаимодействие, временами даже аж приятно, настолько красиво поддерживает и авиация, и артиллерия». Наступления ведутся по классической схеме: сперва авиация и артиллерия «отрабатывают» нужный район, потом его штурмуют бойцы ЧВК.
    «ЧВК не ведёт там полноценные боевые действия, — поясняет один из командиров, — она расширяет зоны влияния, берёт под контроль территории, как правило, нефтяных и газовых месторождений, и эти территории охраняет. За это и получают деньги. Даже Пальмира — там вокруг газовые поля, их брали под контроль. Но невозможно контролировать нефтяное поле, когда от тебя в 500 метрах находятся боевики, — приходится выбивать».
    По словам собеседников РС, деньги за работу ЧВК платит сирийская сторона, все финансовые вопросы решаются через принадлежащую структурам Евгения Пригожина ООО «Евро Полис», зарплаты выплачивают по приезде в Россию на том же полигоне Молькино — без задержек и честно: прослужил три месяца и три дня, за них и получишь. Каким образом происходят расчёты между Дамаском и Петербургом, собеседники РС не знали.
    Фронтовой миллион
        Заработки разнятся: оклад рядового у Вагнера составляет 150 тыс. рублей в месяц, плюс премия до 100%, за трёхмесячную командировку можно заработать до миллиона рублей. Командир роты за то же время может получить до трёх миллионов. Боец в «Карпатах» привозит в два раза меньше. Если раньше можно было оформить доверенность на родных, которые получали деньги на карточки, то с 2016 года выдавать стали только наличными. За погибших родственникам выплачивают по 3 млн рублей, ранения оплачиваются по сетке: лёгкое — 30 тыс., средней тяжести — 50 тыс., тяжёлое — «у нас бойцу одному заплатили 180 тыс. рублей. По ошибке своя авиация отработала, у него все кишки выбросило. Но остался живой». Если кто в процессе передумал и решил не воевать, его переведут в порт «тягать ящики» — за 1000 рублей в день.
    Наказывают провинившихся бойцов в основном рублём: платят по «тарифу лагеря» — 60 тыс. рублей в месяц, и без премии. «Есть наказание для алкашей — контейнер. На полигоне [Молькино] есть контейнер и в Сирии тоже. Ну вот, у кого-то плохое настроение, хочется кому-то *** дать. Вот ты что-то сделал, тебя сажают в контейнер, и любой желающий может прийти и дать *** тебе. Как раньше привязывали на площади и рядом клали дубину. За сутки, за двое контейнера можно здоровья лишиться».
    Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не ***
    По словам собеседников РС, несмотря на огромную для российской глубинки зарплату, «Вагнер» в последнее время испытывает острую нехватку в кадрах. «Мясники, — объясняет один из командиров. — Вот ситуация: 2017 год, район Дейр-эз-Зора, 100 человек из «Карпат» меняют 300 человек вагнеров. Вагнера стоят на этой позиции полгода. Там пять ключевых высот надо было взять, людей положили немерено, но взять не могут. Они 300 идут в атаку, 20–30 «двухсотых» (погибших. – РС). Через месяц опять идут в атаку, опять 20–30 «двухсотых». Это так, по минимуму. «Карпаты» потеряли 11 человек, взяли эти высоты и ещё две дополнительные, и ещё дорогу перерезали». «Людей нет, толковые не хотят ехать, — продолжает командир. — Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не ***. Кумовство. У «Вагнера» талант — это не самое важное. Чтобы стать командиром роты, надо лизать уметь ему в нужное время, к людям по-скотски относиться, ну, и желательно быть родновером. Там только один толковый командир — Ратибор, командир первой роты, остальные — животные, которые на боевые [позиции] и близко не выезжали, боялись».
        Общей цифры потерь, как и какой-либо статистики, у собеседников РС нет. «В 2015 году с Луганска 60 человек ездило с вагнерами, двое вернулись. Вот так повезло. Нас ездило 50 человек, у нас двое погибших», — говорит один из командиров. По его личным оценкам, с 2015 года до сегодняшнего дня в Сирии погибло до 400 россиян. При этом, по словам одного из командиров, погибших иногда и не доставляют на родину: в договоре с работодателем якобы есть пункт, по которому бойцов могут хоронить на месте гибели. Проверить это невозможно: договоры на руки не выдают. «Ходит слух, что «Вагнер» — проект «Мясорубка», — говорит один из командиров. — Куда девать ополчение [из Донбасса]? Идиотов первой волны, идейных? Это страшные люди, это катализатор общества, они могут будоражить, как дрожжи. А тут и интересы страны поддерживаются, и дрожжей поменьше остается. Вот такой вариант. Имеет право на жизнь».
    Ссора министра и ресторатора
    Как вспоминают командиры, в начале сирийской кампании «группа Вагнера» ни в чём не знала отказа: «У меня стоимость автомата приравнивалась к стоимости автомобиля. Стоимость одного комплекта экипировки у бойца моего отряда была 12 тыс. долларов». На вооружении вагнеровцев были российские танки Т-90, Т-72, БТР, бронеавтомобили «Водник», «Выстрел», «Рысь», «Тигр». Не всё, правда, было новым: «Вот мы БДК в Тартусе разгружали, там ящики со снарядами на 120-е миномёты, и написано каким-то прапорщиком: «Утилизировать. 1986 год». За ручки взялся у этого ящика — ручки в руках, от ящика ничего не осталось. С этих снарядов и мы стреляем, и сирийцы. Там и градовские древние, и на 86-е мины».
        Владимир Путин с Джорджем Бушем на рабочем ужине в Санкт-Петербурге после саммита G8 19 июля 2006 г. Евгений Пригожин стоит за Джорджем Бушем
    Впрочем, по словам собеседников РС, в 2016 году произошла некая ссора между Евгением Пригожиным и министром обороны Сергеем Шойгу. Из-за чего могли поссориться министр и ресторатор, собеседники РС не знают, но отмечают, что с 2016 года снабжение вагнеровцев резко ухудшилось (РС писало об этом). «Им сказали: хотите воевать сами, воюйте, — говорит один из командиров. — И забрали танки, оружие. Всё, что выдали раньше, всё забрали. Вагнера воюют сейчас сирийским оружием». То же относится и к лагерю подготовки: если раньше полигон в Молькино был экипирован по полной программе, сейчас там якобы осталось 30 автоматов, и подготовки де-факто не ведётся. Впрочем, большой проблемы в этом собеседники РС не видят: «Война научит».
        Фото после новогоднего приёма в Кремле 9 декабря 2016 г. Слева направо: Андрей Богатов (Бродяга), Андрей Трошев (Седой), Владимир Путин, Александр Кузнецов (Ратибор), Дмитрий Уткин (Вагнер)
    Грязь, геи и гадюки
    «Страна страшная, — рассказывает один из командиров. — Во-первых, там педерастия процветает. Повально у них это всё развито. Мы только приехали [в Латакию], первый день, прибегает мой боец, аж губы дрожат: сириец подошёл, предлагает, чтобы ему засадили, он за это даёт блок сигарет и бутылку вискаря. Я говорю ребятам, ха-ха, ну что, может, набухаемся сегодня?»
        Башар Асад и Владимир Путин на смотре войск на военной базе Хмеймим. 11 декабря 2017 г.
    «Грязно, всё запущено. Ландшафт: едешь по району, где не было войны, по Латакии, к примеру, центр города, любая улица, обочина, везде прессованный мусор, его никто не убирает, и он только копится. [Торговец] стоит лепёшки продаёт, отвернулся, поссал на эту кучу, опять продаёт. Вот так вот они живут, они хуже цыганей живут. Колбасы нет никакой, мясо у них — это чикен (chicken — курица. — РС). Баранина — дефицит, пару раз покупали, получается баран по 100 долларов, ну или патронов ПМ-овских подгонишь пару-тройку пачек. А так они едят эти лепёшки, чикен не все едят».
        «Кормёжка для солдат — сухпаи, но не зелёные, а синие, гражданской обороны, срок годности давно прошёл. Некоторые взрывались даже, вот такая кормёжка. Сейчас сделали типа лавок, можно обслуживаться по [армейским] жетонам: заходишь в магазин, показываешь жетон, а потом, что проел, с зарплаты удерживают.
    «Спят на позициях прямо на земле: выкапывают лунки, туда — каримат, спальник, сверху бушлат и попросишь, чтобы его камнями придавили. Мы это называем «хоббитские домики».
    «Вода, гигиена — где как. Каждое подразделение само себе бытовуху налаживает. Если хочешь наладить, наладишь. Медицина есть, но нет противоядий от змей, а там змей валом. Рогатая гадюка, эфа. Мы их жарили. Никого не укусили, повезло, но нет противоядий. Я говорю, если укусит, что делать? Да, отвечает, добивай его, куда его везти?»
    «Машины там: либо едет друшпак, он как раритет денег стоит, а так металлолом, но он едет, Мерседес какой-нибудь 1970 года, либо едет серьёзная тачка. Вот, в 2016 году один дед вагнеровский на военном КамАЗе переехал Бентли с тёлкой. Она его поджала, он ей морду переехал чуть-чуть, дверь пассажирскую помял, бампер оторвал. Она за ним гналась до самого порта, но там уже русские автоматчики, куда ты заедешь?»
    «Вообще местное население относится хорошо, русских любят. Особенно детвора маленькая, прямо до слез: «Ой, рашн, ай лав ю, ай лав ю!» Но не везде. Есть палестинские районы, там лучше не ходить, даже с оружием.
    Гоу, раша, гоу
    К сирийской армии собеседники РС относятся с пренебрежением: «Сирийцы воевать не могут, боятся игиловцев. Вот берёшь сто сирийцев, два русских туда даёшь — всё, это уже сто бойцов. Я много раз видел, они чуть что — бросают позиции, убегают. «Гоу, гоу, раша, гоу», — кричат. Куда вы гоу, ***, давайте обороняться! Нет. Идёт, к примеру, штурм, берём высоту, передаём её вечером сирийцам, утром сирийцев нема. Опять игиловская высота. Опять её берём по новой».
    «Я спрашиваю там одного переводчика: чего ваши пацаны не хотят воевать? Он говорит, о, много наших убило на войне. Надо, чтобы наши остались, девок ***, чтобы дети были. Я говорю, давай мы будем ваших девок ***, а вы идите воюйте, ваша же родина. Он — не, нам кровь беречь. Я говорю, какую кровь? Гейскую?»
    К врагам же, наоборот, кажется, относятся с уважением. По словам командиров, большие потери ЧВК несут от фугасов — противник старается минировать позиции, с которых отступает. Вторая проблема — тоннели: «Там с тоннеля танк выезжает, стреляет и уезжает обратно. В один [тоннель] заглянули, там дырка диаметром 60–70 см. Фонариком посветил, там метра три вглубь и тупик, видно, что нет ничего. Но там так сделано, что загиб и резкое ответвление, в него залазишь, а там 20 человек живёт. Вот мы там воевали с игиловцами. Их оружие подвело, у них ПК (пулемёт Калашникова. — РС) был чешский, заклинил, мы его потом забрали в трофеи. Мы их всех поперебили, а один раненый ушёл. Вот следы крови, за хребет ведут, мы туда, в азарте же. Следы вот тут кончаются, и всё. Ушёл, так мы его и не нашли».
        Атаки противника тоже обычно начинаются с артиллерийских обстрелов: «Сначала зушки (зенитная установка ЗУ-23. –РС) ихние ложат, высунуться не можешь, потом бегут лёгкие смертники». Смертники — в поясах шахидов и почти без оружия, с автоматом и одним магазином, их задача — достигнуть позиции и подорваться. Иногда они могут ехать на пикапах или даже БМП. «Потом бежит стадо бородатых новичков, стреляют. А вот за ними уже идёт ихняя элита. Элита если дошла — всё, перебьют всех», — говорит командир «Вагнера».
    Впрочем, бойцов ИГИЛ в Сирии не было уже в прошлом году, сегодня ЧВК воюет с различными группами вооружённой оппозиции, среди которых также немало наёмников: турок, марокканцев, украинцев, россиян и граждан Евросоюза: «Как правило, это арабы этнические. Они отличаются от местных. Форма дорогая, бритые, оружие дорогое».
        В плен не сдаются и пленных не берут. Когда отряд, в котором были собеседники РС, попал под Пальмирой в окружение ИГИЛ, его бойцы пришили гранаты к бушлатам в районе ключицы, чтобы можно было вовремя выдернуть чеку: «Это чеченский вариант, чтобы не опознали даже. В плен нельзя попадать, не хочется в оранжевом комбинезоне доставлять удовольствие в ютубе». Со стороны противника тоже мало кто сдаётся: «Там такая война, что не церемонятся, все прекрасно понимают, что плен — это смерть через пытки. Если моих пацанов это животное [убивало], что мне его, культивировать? Информацию выкачали, если она есть, и застрелили, а если информации нет, застрелили без пыток». Какие пытки? Прострелить что-нибудь, пальцы отрезать. А можно вытаскивать глаза чайными ложками: «У меня есть специалисты, которые вытаскивают. Зрелище шокирующее. Берётся две чайных ложечки, поддевать надо снизу и сверху — и глаз висит». По словам командира, глаз потом можно вставить обратно, впрочем, это утверждение ненаучно. «Такая ещё интересная фишка: вот там набили их [противников] пяток, они валяются. Троим или двоим уши отрезали, а остальным нет. Подминировали их. Придут, кто с ушами — унесут, кто без ушей — в лучшем случае на месте камнями забросают. Не берут безухих».
    Про разбитую 7 февраля 2018 года американской авиацией колонну проасадовских сил, в которой погибло, по разным оценкам, от десятка до двух сотен россиян, собеседники РС говорят неохотно: слишком мало информации, сами ждут возвращения свидетелей, но заверяют, что 200 человек — цифра преувеличенная, максимум человек 15. Остальные — раненые, многих из которых уже привезли в Россию и развезли по госпиталям в Ростове, Москве и Петербурге. У всех, скорее всего, отобрали телефоны — вероятно, чтобы избежать скандала перед президентскими выборами. Рассказывают, впрочем, что после американской атаки выживших не торопились эвакуировать: «Вот представь, тебя разбамбахали с твоей ротой, а потом вас вывозят, кидают посреди пустыни, а там сейчас зима. Чтобы ты понимал: зима — это когда в бушлате, в ватных штанах, в термичке, в спальнике зуб на зуб не попадает. А тут ты без ничего, после боя, налегке в разгрузках, без воды. Только через сутки сухпаи и воду привезли людям».
    Надо нам везде!
        Основная мотивация командиров — вовсе не деньги, уверяют, что первый раз вообще ехали в Сирию за 30 тыс. рублей в месяц, хотя в итоге получили гораздо больше. «Есть понимание, геополитика. Я считаю, что если ты под русским флагом и с русским автоматом, пусть даже с плесневелым сухпаем, воюешь за 10 тыс. км от России, все равно ты воюешь за Россию. Ты ж туда не сам пришёл, тебя туда Россия привезла, значит, интерес государства. А так, если народ будет рассуждать, кухарки начнут: да вот, нам до Сирии далеко, оно нам на *** не надо… Надо нам везде! Может, потому тут нет войны, что она там идёт». При этом, по мнению командира, война в Сирии только начинается: «Три года ещё — это минимум. Этого Башара Асада, они его терпеть не могут. Реально. Его там поддерживает очень маленький процент населения, остальные все против него. Только Путин за него. Россия за него, остальные нет», — говорит он. «Нет войны сирийской, нет войны украинской, есть война между РФ и США, — подхватывает второй. — А это бои местного значения». За своё будущее в условиях этой геополитической обстановки вагнеровцы не переживают: «Войн много впереди, скоро Ливия будет, в Судане вагнера уже воюют. Тем более Путин им всем объяснил, что готовьтесь, ребята, — говорит один из собеседников РС, имея в виду послание президента Федеральному собранию. — Хорошее заявление, давно пора было им сказать, что хватит. Я полностью согласен, в одни ворота нельзя играть бесконечно. Такая держава [Россия], а кучка геев нам будет рассказывать, какая у нас должна быть походка? Да мы сами разберемся со своей походкой».
    Впрочем, прямого столкновения с США вагнеровцы не хотят, говорят, что любая страна, которая вступит сегодня в полномасштабную войну, неизбежно отстанет в развитии даже в случае победы. Но «если надо будет воевать с Америкой, мы повоюем. Они не умеют воевать. Как Путин сказал, можно придумать разные ракеты — людей не придумаете таких, как у нас. Наши люди, они умеют жертвовать собой».
  19. Ха-ха
  20. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Анализ ошибок   

    АНАЛИЗ ОШИБОК ВОЕННЫХ В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ ПРОТИВ ПАРТИЗАН
     
    Автор статьи долгое время прослужил в Британской Южно-Африканской полиции. Активно участвовал в боевых действиях, как в составе регулярных частей, так и в составе иррегулярных формирований (охрана ранчо и ферм). 
     
    Хотя родезийская война в настоящее время (1981 год) закончилась, но уроки, которые можно и нужно из нее извлечь, до сих пор актуальны для военнослужащих разных армий. Мы с удовольствием публикуем эту статью, в которой собрана и обработана информация полученная на допросах от пленных террористов. Хотя эта информация была получена в ходе войны на африканском континенте, основные ее положения могут быть усвоены и успешно применяться военнослужащими, действующими в разных частях света. 
     
    Множество экспертов считало и считает вооруженные силы Родезии единственной армией, умевшей успешно воевать в буше. Но есть и другая сторона медали – и возможно эта мысль приходила кому-нибудь в голову – насколько такое мнение разделяли противники родезийцев, террористы из группировок ЗАНЛА и ЗИПРА? 
     
    Поскольку я служил инструктором в Британской Южно-Африканской полиции, то у меня была уникальная возможность услышать мнение террористов из первых уст – от них самих на допросах. Большинство из них было просто запуганным молодняком – заявляющим, что им по 20 лет, хотя больше чем на 16 они не тянули. Когда они говорили (часто это были отрывочные односложные ответы), то по лихорадочно метавшимся глазам и общему возбуждению, было понятно, что их занимала только одна мысль: что с ними будет? Ограничится ли дело тюрьмой или придется идти на эшафот? Или же им сделают предложение работать на вооруженные силы или полицию? 
     
    Дело в том, что родезийцы использовали (и очень успешно) десятки захваченных в плен террористов. Одни были интегрированы в элитные боевые части или подразделения следопытов, а другие использовались, в основном, во вспомогательных службах. Кое-кого даже использовали в ходе учений. Всех захваченных террористов обстоятельно допрашивали, и любая информация, которая могла принести хоть какую-то пользу, немедленно распространялась среди командиров соответствующих частей и подразделений. Как будет видно ниже, далеко не вся она носила лестный характер. 
     
    За исключением небольшой редактуры, в основном стилистического характера, то, что представлено ниже – это точная копия документа, изданного одним из Провинциальных управлений БЮАП в начале 1977 года. Документ имел гриф «СЕКРЕТНО» и был озаглавлен: «Оценка террористами тактики вооруженных сил Родезии». 
     
    1. Управление в Гвело получило возможность допроса захваченных террористов, с целью, помимо всего прочего, выяснить, какие ошибки допускали вооруженные силы, были ли они сами свидетелями этих ошибок, либо слышали о них от своих товарищей или инструкторов в лагерях. Допрашиваемые террористы настаивали на том, что нижеприведенные ошибки носили постоянный характер, и если вооруженные силы найдут способ избавиться от них, то процент успех значительно возрастет. 
     
    2. ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА.
     Этот аспект вызвал наибольшую критику со стороны террористов, в наибольшей степени это, в частности, относится к резерву сухопутных войск и полицейским резервистам. Именно плохая физическая подготовка является главной причиной того, что большая часть террористических групп не была обнаружена и уничтожена. Для успешного ведения боя и преследования отступающих террористов, вооруженные силы должны увеличить минимальную дистанцию бега со снаряжением и вооружением на тренировках – минимум до 25 км. Особо подчеркивалось, что в наиболее толково организованных лагерях, инструктора настаивали, чтобы все перемещения осуществлялись только бегом – вследствие чего физическая подготовка кадров резко возрастала. 
     
    3. МЕТКОСТЬ СТРЕЛЬБЫ.
     Неоднократно подчеркивалось, что террористы проходят правильную партизанскую подготовку – избегать боестолкновений с вооруженными силами насколько возможно, за исключением случаев, когда боестолкновение происходит после тщательной подготовки и на условиях террористов. Меткость стрельбы всех подразделений вооруженных сил в условиях стрессовых ситуаций оценивается как плохая. Наиболее упорными в преследовании террористических групп являются подразделения Родезийской Легкой пехоты – но у них отсутствует навык стрельбы с ходу по движущимся целям, и таким образом, результативность огня оказывается невысокой, а причиненный урон – небольшим. Подразделения полка Родезийских Африканских стрелков, Часть Обеспечения БЮАП и резервисты считаются наиболее скверно подготовленными в этом отношении – у них есть тенденция при боестолкновении немедленно залегать и вести неприцельный огонь в воздух. Вооруженным силам предлагается (в сочетании с увеличением объемов ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ) тренировать подразделения вести прицельный огонь в движении по движущимся целям. Цели должны изображать человека, находящегося в положении для стрельбы на корточках – поскольку именно эта поза характерна для тактики террористов, готовящихся отступить или рассыпаться. 
     
    4. УМЕНИЕ ВЫЖИВАТЬ И ДЕЙСТВОВАТЬ В БУШЕ.
     Отсутствию данного навыка у военнослужащих и полицейских допрашиваемые террористы уделяли особое внимание. Допрашиваемые делали определенную скидку на то, что значительная часть военнослужащих и полицейских до службы жили в городе – но то же самое касалось и большой части террористов. После трех месяцев начальной физической и огневой подготовки, основное внимание в лагерях террористов уделялось быстрому передвижению по необитаемым местностям. Группа из 8-10 террористов выходила в определенную точку, далее группе указывался ориентир на значительном отдалении. На первых порах группу сопровождал инструктор, постоянно подбадривая террористов и заставляя их идти на пределе возможностей. Позже группы посылались на подобные тренировочные марши самостоятельно – каждый раз из террористов назначался новый командир группы. Группам давалось практически недостижимое время на пересечение местности – с обещанием, что тех, кто придет вовремя в расчетную точку будут ждать вода и пища. Те, кто опаздывал, лишались воды и пищи и направлялись на следующий маршрут. Позже в эту практику были внесены определенные изменения – инструкторы обстреливали группу на марше, ведя огонь боевыми патронами поверх голов; устраивали засады, чтобы проследить за реакцией тренируемых и вынуждали тех прибегать к методам сокрытия следов и ухода от преследования. Подобные методы подготовки крайне рекомендуется применять в вооруженных силах. 
     
    5. НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ.
     Процедура разбивки и присутствия на НП подвергалась серьезной критике. Личный состав на НП в течение дня совершал ненужные передвижения, носил форменные рубашки с короткими рукавами или закатывал рукава. Некоторые наблюдатели вообще снимали рубашки и загорали – по всей видимости, не понимая, что оголенные белые руки и/или тело видны на значительном удалении. Подразделения на НП часто курили, опять же, не будучи информированы о том, что запах сигаретного дыма можно учуять (особенно тем, кто провел в буше долгое время) на значительном расстоянии – в иных случаях до 200 метров. Также сообщалось, что иногда личный состав на НП слушал музыку по транзисторным приемникам. Террористы заявляли, что, имей они в своем распоряжении снайперские винтовки, то в ряде случаев без особых проблем могли уничтожить личный состав на НП. Личному составу вооруженных сил, который задействован в наблюдении предлагается камуфлировать свое снаряжение и вооружение – поскольку они, похоже, пребывают в уверенности, что в этом никакой необходимости нет. К тому же НП часто разбивают на самой вершине возвышенности – вследствие чего силуэты или движение личного состава отлично заметны. Террористы же, напротив, устраивают свои НП на склонах возвышенностей. 
     
    6. ЗАСАДЫ. 
    Террористы также подвергали критике то, как организуются засады – в частности отмечалось, что личный состав храпел, курил, использовал парфюмерные изделия (лосьон после бритья) и мыла с резким запахом. Террористы, проводя в буше долгое время, через определенный период приобретали запахи, свойственные бушу. Личному составу вооруженных сил предлагается не возвращаться на базу каждые несколько дней, но оставаться на заданиях в буше на продолжительное время – для аналогичной акклиматизации. 
     
    7. МЕСТА ВСТРЕЧИ. 
    В ходе передвижения террористической группы, особенно если она движется на цель, командир группы, как правило, назначал точки сбора. Если в ходе боестолкновения с вооруженными силами группа рассыпалась, то оторвавшиеся от преследования террористы направлялись к ближайшей точке и ждали там 10 минут, после чего уходили к следующей и ждали там 15 минут и т.д. Чем дальше было расположено место встречи от места боя, тем более времени предназначалось на ожидание. Это опять-таки указывает на то, что террористы скептически относились к способностям вооруженных сил грамотно организовать преследование. Допрашиваемые однозначно заявляли, что если бы вооруженные силы начинали немедленно преследовать террористов, то соотношение уничтоженных/плененных террористов было бы гораздо выше, поскольку у недостаточно подготовленных рекрутов уровень боевого духа сразу после боестолкновения крайние низок. 
     
    8. ДЕЙСТВИЯ ПОСЛЕ БОЯ. 
    В дополнение к тому, что после боя крайне редко предпринималось оперативное и длительное преследование террористов, также отмечалось, что вооруженные силы, как правило, приступали к малоэффективной и длительной круговой зачистке. По словам допрашиваемых, большое количество террористов в ходе такой зачистки успевало скрыться либо спрятаться. Использование служебных собак в такой ситуации – желательно сразу же после боя – может принести существенную пользу. 
     
    9. ТЕХНИКА ПАТРУЛИРОВАНИЯ. 
    Данный аспект также подвергался критике. Перед тем, как подразделение армии или полиции входило в крааль, его необходимо было держать некоторое время под наблюдением с НП – однако на практике ни до, ни после визита подобного не происходило. Как только подразделение появлялось в пределах видимости, то из крааля к террористам, располагавшимся неподалеку, немедленно посылался подросток с предупреждением. Вовремя начатое и продолженное преследование террористов армейским или полицейским патрулем могло бы часто закончиться поражением противника. Ежедневное патрулирование часто ни к чему не приводило, поскольку за подразделениями велось скрытое наблюдение, как террористами, так и местным населением. Для достижения результатов вооруженным силам стоит применять некоторые методы террористов – в частности замаскированные НП. Также было указано, что НП и патрули, состоящие только из европейцев малоэффективны – поскольку белы зачастую не понимают ни языка, ни привычек и традиций местного населения. Для солдата-африканца любая подозрительная активность и нарушение привычного ритма жизни будет сразу бросаться в глаза, в то время как солдат европеец ее может просто не заметить. 
     
    10. ПОВЕДЕНИЕ ВО ВРЕМЕННОМ ЛАГЕРЕ.
     Террористы очень часто посещали временные лагеря в буше, устроенные вооруженными силами – после того, как личный состав армии или полиции их оставил. Иногда террористы находили в них выброшенные носимые запасы продовольствия – часть содержимого при этом была нетронута. По очевидным причинам это вносило приятное разнообразие в «меню» террористов. Кроме того, террористы иногда находили нетронутые консервы, а также письма от жен/подружек и брошенные документы. 
     
    11. КАМУФЛЯЖ ВООРУЖЕНИЙ. 
    Допрашиваемые упоминали, что оружие очень часто видно издалека – особенно на фоне камуфлированной формы, которую носят армия и полиция. Из-за этого неоднократно были сорваны засады – поскольку блеск оружия под солнцем задолго их выдавал. Допрашиваемые предлагали наносить на вооружение камуфлирующую краску или обматывать оружие маскирующей лентой. 
     
    12. МИНЫ
     Как правило, после того, как террористы минировали участок дороги, за ним производилось наблюдение – в целях оценки эффективности. Все допрашиваемые отмечали низкую дисциплину подразделений, как в момент подрыва мины, так и после. Как правило, после взрыва, личный состав не рассредоточивался, а, напротив, собирался гурьбой у покореженной машины или вокруг раненых – таким образом создавая для террористов прекрасную возможность внезапно атаковать собравшихся. Допрашиваемые отмечали, что если бы сразу после взрыва следовал ответный огонь по очевидным близлежащим местам, где возможно устроение замаскированного НП, то в этом случае террористические группы, скорее всего, бежали бы – вынужденные выдать себя и превратиться в преследуемых. Кроме этого, ответный огонь и преследование существенно влияло бы на боевой дух террористов – они могли убедиться, что личный состав при взрыве не пострадал и готов немедленно атаковать. 
     
    Насколько мне известно, все предложения, сделанные в этом документе, были тщательно учтены. Во все подготовительные программы для личного состава вооруженных сил и полиции в масштабе всей страны были внесены изменения – с акцентом на упомянутые предложения. Стрельбища были переделаны с тем расчетом, чтобы там могла производиться стрельба по движущимся мишеням; были внедрены программы интенсивной физической подготовки; лекции существенно изменили; в начальную подготовку в обязательном порядке была включена огневая подготовка с боевой стрельбой – как и отработка действий при организации засад и противозасадных мероприятий. Я помню, как-то раз пришла директива из Управления объединенных операций, гласящая, что на все вооружение должна быть нанесена камуфлирующая краска – какая немедленно началась охота за зеленой и бежевой красками, стоило видеть собственными глазами. 
     
    Дело не в том, что родезийцы были плохо подготовлены – как раз подготовлены они были неплохо. Дело в том, что даже самые отлично подготовленные и дисциплинированные солдаты прежде всего люди, с присущими всем недостатками – и элементы лености или невнимательности к деталям, не замечаемые самими людьми, для противника видны предельно ясно. Именно поэтому, пленные, при правильном использовании, могут служить бесценными помощниками. 
     
    В случае с Родезией над ошибками была проделана огромная работа. Но, тем не менее, по моему мнению, ни одна армия в свободном мире не может похвастаться тем, что тратит значительное количество времени на отработку базовых приемов и действий. Для настоящего строевого солдата времени на отработку и повторение основ никогда не бывает много.
  21. Ха-ха
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от Socol218 в Кемерово   
     
    Sokol, заработался... будет ПЕРВОЕ апреля
  22. Плюс +
  23. Плюс +
  24. Плюс +
    Сан-Саныч# оценил Drew в Путь в спецназ   
    Забудьте все. Вам поздно везде. Тем более в ЛЮБОЙ спецназ.
  25. Плюс +
    Сан-Саныч# получил плюс к репутации от AGK в Путь в спецназ   
    Точно так же, как в другие в/ч. Через военкомат. Приходите и говорите, что хотите проходить службу по контракту в ССО. Если есть набор, то все в порядке, проходите профотбор, если нет - то за отношением в часть.