Сан-Саныч#

Пользователи
  • Сообщений

    1 078
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    10

Все посты Сан-Саныч#

  1. Сан-Саныч#

    Новороссия на сегодняшний день

    26 мая 4-я годовщина гибели первых россиян на Донбассе. Погибла группа "Искра". Предательство или халатность до сих пор не ясно.....
  2. Сан-Саныч#

    Нападение на церковь в Грозном

    В столице Чечни была уничтожена группа боевиков из четырех человек. По одной версии, боевики пытались захватить заложников в местной церкви Михаила Архангела, по другой — атаковать резиденцию администрации республики. В перестрелке погибло двое полицейских и один прихожанин, еще двое сотрудников МВД и местный житель получили ранения. Как рассказал “Ъ” источник близкий к правоохранительным органам Чечни, о планах боевиков совершить в выходные в центре Грозного теракт стало известно еще накануне. «Была информация, что боевики вначале обсуждали возможность аткаки на резиденцию администрации республики, однако в связи с тем, что этот объект очень серьезно охраняется, они отказались от этой идеи,— пояснил собеседник “Ъ”.— Но совсем от преступных планов они не отказались, поэтому повсюду в городе, особенно в людным местах, было усиленно наблюдение, полицейские были начеку». Подозрительных молодых людей полицейские заметили в популярном у горожан Цветочном парке, который расположен неподалеку от церкви Михаила Архангела. Там их и настигли полицейские. В перестрелке четыре боевика были убиты. По некоторым данным, одному боевику удалось скрыться. Следственный комитет России (СКР) возбудил по факту нападения уголовное дело. По данным следствия, умерший являлся прихожанином церкви, его личность устанавливается. Понесли потери и силовики — погибло два человек, еще двое получили ранения. Оба сотрудника — старшие сержанты полиции Кайрат Рахметов и Владимир Горсков — служили в Саратовской области и прибыли в Чечню в служебную командировку. В региональном минздраве сообщили, что во время нападения на церковь пострадал заведующий отделением детской хирургии и урологии Гудермесской районной больницы, сейчас его состояние оценивается как стабильное. По словам главы Чечни Рамзана Кадырова, боевики действовали по приказу из одной из западных стран. Как сообщил Рамзан Кадыров в своем Telegram, личности всех нападавших установлены. Двое из них были жителями села Гелдаган, один боевик — из поселка Аргунский. По данным МВД, главарь боевиков — уроженец одного из соседних регионов. Силовики рассчитывают выйти на сообщников боевиков. «Они ( боевики.— “Ъ”), конечно, задумывали серьезную диверсионную операцию, и у тех, которых удалось уничтожить, были помощники, которых мы в обязательном порядке установим и тогда нам будет точно ясно, кто и какие цели перед ними поставил»,— отметил собеседник “Ъ” в правоохранительных органах республики. По некоторым данным, в церкви боевики могли оказаться, пытаясь укрыться от преследовавших их полицейских. «В субботу в грозненской церкви прихожан бывает очень мало, даже в воскресенье их немного тут, а батюшка приезжает из Ставрополья и не каждый день»,— сказал в беседе с “Ъ” один из местных жителей. В правоохранительных органах не исключают, что преследуемые боевики пытались спастись, прикрывшись заложниками из церкви: «Больше им тут просто негде было укрыться, кроме как в церкви». Андрей Краснов
  3. Сан-Саныч#

    Война в Сирии (часть 3)

    Да-да, это который 6-го марта этого года... Действительно нет. Он наш был.
  4. Сан-Саныч#

    Война в Сирии (часть 3)

    Там их несколько упало, но они были ВВС САА
  5. Рекомендация обязательна для поступления на службу, она в обязательном порядке подшивается в Ваше личное дело.
  6. этому списку года три... и по нему уже прошлись неоднократно. Фантазии журналистов.
  7. Сан-Саныч#

    Европа глазами туриста

    Может у кого и есть
  8. Сан-Саныч#

    Обсуждение бомбардировки Сирии

    Может быть из-за того, что они работали из Красного моря? А там группировка сил и средств не позволяла...
  9. Сан-Саныч#

    Обсуждение бомбардировки Сирии

    Сирийские силы противовоздушной обороны (ПВО) не смогли перехватить ни одной ракеты или самолета США, Великобритании и Франции в ходе удара, совершенного сегодня этими странами по трем объектам в Сирии. Об этом заявил представитель Объединенного комитета начальников штабов генерал-лейтенант Кеннет Маккензи. Всего, по оценкам Пентагона, Сирийская армия выпустила более 40 ракет класса земля-воздух. «Большинство этих запусков произошло после того, как наш удар был закончен. Похоже, что режим запустил многие из этих ракет по баллистической траектории, то есть без нацеливания. Усилия Сирии по обороне были в основном неэффективны и очевидно повышали риск для собственного населения, исходя из такого неизбирательного ответа. Если вы запускаете железо в воздух без нацеливания, оно должно куда-нибудь упасть»,— сказал генерал-лейтенант Маккензи. США не располагают данными о работе российских систем ПВО в ходе удара США, Великобритании и Франции, отметил представитель Объединенного комитета начальников штабов.
  10. Сан-Саныч#

    Частные военные компании в России - часть 2

    Я из "Вагнера"... Что такое ЧВК "Вагнер", как туда попадают? Как воюет "Вагнер"? Когда вся пена вокруг ЧВК "Вагнер" спала, выкладываю свою беседу с одним из "вагнеровцев". Судите сами... В.Ш. Сколько ты пробыл? ЧВК. Полгода. В.Ш. Контракт полностью? ЧВК. Полностью. В.Ш. Ты ездил через Краснодар, я так понимаю? ЧВК. Да. От музыкантов (?) В.Ш. Из Краснодара какая география, куда ты? ЧВК. Ты нумерацию отрядов знаешь? В.Ш. Нет. ЧВК. Тогда и не буду говорить, в принципе, не суть. В.Ш. Отряды - это были роты, батальон? ЧВК. Расслабленный батальон или усиленная рота. 300 человек личного состава. В.Ш. С бронетехникой? ЧВК. О! Бронетехника была. По одному БРДМ на роту, а так в основном грузовики… В.Ш. Куда ты попал дальше? ЧВК. Мне сказали, что, учитывая мою репутацию, мне подойдёт самоё лихое подразделение этой организации. Очень талантливый командир отряда, замкомандира. Если сказать совсем кратко, остальные отряды очень быстро понесли потери и наступательный потенциал, утратили. А наш отряд фактически все задачи в этой командировке и затащил. В.Ш. Сколько вас было всего? ЧВК. Точно не знаю. Несколько отрядов было. По нумерации их чуть больше. Одно время хотели набирать ещё больше отрядов, но потом отказались от этой мысли. Пытались делать ещё одну организацию - набирать людей с нероссийскими паспортами. Но барахлит, идёт через пень-колоду, я не знаю, получится, или нет. Короче, я слишком глубоко в вопросы, не касавшиеся моей компетенции, не вникал. Соответственно, силами нашего отряда прорвали полосу… В.Ш. Командовал ветеран? ЧВК. Ты имеешь в виду - ветеран боевых действий? Да, конечно. Он в этой организации чуть ли не с самого начала. И в Луганске он был, и Пальмиру один из отрядов под его командованием брал. То есть человек с большим опытом. В.Ш. Бывший офицер? ЧВК. Ну, знаешь, то, что он служил в российской армии - точно. Дослужился ли до офицера - я не знаю. Замкомандира у нас точно был офицер, с опытом ещё с Грозного. Такой вот сплав опыта и молодости. В.Ш. Вы там были по именам или по псевдонимам? ЧВК. По позывным. По позывным всё. Иногда по имени - отчеству можно. Но в большинстве случаев по позывным нам удобнее. Сначала силами нашего отряда прорывали полосу «опорников» вражеских. Это по направлению на Акербат. Потом за два дня неполных наш отряд взял Акербат. Почему я говорю - наш отряд, потому что остальные, ну…стояли рядом и в этом веселье не принимали участия. Потом мы пробивали подходы к Евфрату, потом форсировали Евфрат. Опять же, наш отряд был на том берегу, все остальные остались на этом… В.Ш. А на чём форсировали? ЧВК. На резиновых лодочках. Мою машинку и несколько машинок перевезли сирийскими транспортёрами, потом транспортёры сломались, а понтонный мост никто не навёл. То есть предполагалось, что мы захватим плацдарм, сирийцы наведут понтонный мост, и по нему потоком могучая сирийская и российская армия хлынут и врага сметут. Действительность оказалась немножко другая - транспортёры сломались, понтоны не навели, и в итоге мы отрядом остались на том берегу. БК было только то, что с собой привели, раненых увозили на резиновых лодках. Вопрос был очень простой: или мы, не оглядываясь ни на кого, забьём всего противника, какой есть у нас в пределах видимости, и офигенно расширим плацдарм, или нас прижмут к берегу и добьют. Поэтому личный состав нашего отряда избрал первый вариант, там махач был - вообще. Я не знаю, гордиться нехорошо, надо быть скромным… короче, пока три дня плацдарм расширяли я там много чего наворотил. В.Ш. Это там Асапов погиб? ЧВК. Нет не у нас Эти три дня «федералов» не было. А понтоны навели потом лихо, когда прибыли российские понтонёры, очень быстро и очень качественно сделали. Где молодцы - там молодцы, я зря критиковать не буду. В.Ш. Дальше что было? ЧВК. А после этого, собственно, основная охота (?) закончилась. Противник ещё чуть пободался, мы, сколько нам поручили, зачистили, вошли в соприкосновение с подпиндосовскими курдами. Ну а потом нас оттуда вывели. Месяц постояли, посмотрели на горы, помедитировали и потом окончательно вывели. В.Ш. Куда вывели? ЧВК. Я точно место не скажу, там были нефтяные поля…Приготовление к отбытию домой. И вот в самом конце декабря прибыли в Россию, и вот, соответственно, дома. По результатам участия писал дневники каждый день, там 400 страниц текста получилось. Но была такая ситуация - всё это уничтожил. До начальства дошло, что я что-то пишу. И мне посоветовали с этим завязывать. Может, оно и к лучшему. Сейчас публиковать нельзя, а лет через 10 произойдут события, и это будет никому не интересно. В.Ш. Расскажи впечатления об «игиловцах», о противнике вообще. ЧВК. Большая часть тех, с которыми мы сталкивались, были русскоязычные наёмники - самые разные: таджики, узбеки, кавказцы. Я так понимаю, что их специально ставили против нашего отряда, потому что они в бою пытались прикинуться своими - и по рации, пароли нередко знали, понимали, о чём мы говорим, т.е. перехватывали радиопереговоры. Кроме того, они явно мотивированные. Человек, который припёрся в другую страну, явно более мотивирован, чем местный, которого принудительно забрили. Судя по внешнему виду, среди пленных, которых брали, довольно значительное количество составляют наркоманы со стажем. То есть, ему 30 лет, а он выглядит на все 50. И наш док тоже самое говорил, что много исколотых и в ломке валяются через пару дней. В.Ш. Ты про русскоязычных? ЧВК. Узбеки, таджики, киргизы, казахи. Русские тоже были, которые против нас стояли, но живьём взять никого не удалось. Предполагаем, что русские - по совокупности признаков. Тушняк был с надписью «не для продажи», тельняшки оставались после них, патроны 5.45. То есть очень много признаков, которые указывают на славян. В.Ш. А не могли хохлы быть? ЧВК. Хохлы? Они бы работали с оружием 7.62 или с натовским. В.Ш. Почему? У них 5.45 - сколько хочешь. ЧВК. Ну, очень хотели хохлов найти, но не попались нашему отряду, другим тоже. В.Ш. То есть не было информации? ЧВК. Была информация, но на уровне слухов, но чтобы реально поймать - не было. В.Ш. А где, говоришь, нашли эту лёжку со всем добром- с тельняшками и прочим? ЧВК. Это было в Дейр-эз-Зоре. В.Ш. В самом или под ним? ЧВК. В окрестностях. Там же город потихоньку перетекает…вот по берегам Евфрата. Где бодались с ними, там и нашли. В.Ш. Зарплату всю выплатили? ЧВК. Нам да. За остальных не скажу. Но нашему отряду, который больше всех воевал выплатили всё и даже кое кому премии за награды. В.Ш. Сколько вы потеряли за полгода наступления? ЧВК. 30- 200, по сотню - 300. В.Ш. Это только ваш отряд? ЧВК. Да. Но и мы бились больше всех. Фактически за всех! В.Ш. Получается, треть отряда выбыла из строя? ЧВК. Ну, фактически - да. Если учесть, что взвод огневой поддержки, т.е. тяжёлое оружие и тыловики не теряли, считай, вообще никого, то штурмовиков - больше половины. В.Ш. На чём? От чего? ЧВК. Главным образом - стрелковое оружие. Артиллерии у противника было очень мало, совсем не сравнить с украми. Подрывы на минах носили единичный характер. То есть, как только мы прорвали полосу «укрепников», стали наступать, они масштабно минировать не успевали. Соответственно, главным образом - потери от стрелкового оружия. В.Ш. Снайперы, или просто перестрелки? ЧВК. Снайперы… возможно, что-то, что можно назвать снайперами, только один раз в Дейр-эз-Зоре, когда очень сильно наш взвод попал, буквально за день куча двухсотых -в голову, в грудь. И буквально на следующий день перебросили группу тяжёлых снайперов наши, бригадного подчинения. Я с ними работал. Они быстро забили пятерых человек, подловили группу «духов» с оптикой, выследили их ночью и «отоварили». И после этого такой плотный огонь точный прекратился, и всё. То есть это единственный случай применения снайперов. В.Ш. Сколько тогда человек погибло? ЧВК. У нас? Три «двухсотых» за день, и несколько тяжёлых «трёхсотых». В.Ш. Голова, грудь? ЧВК. И не только голова, грудь. Там были феерические случаи. Один раненый. Помню, оказывают помощь, смотрю, нет задницы. Думаю, как же это так осколком? Оказывается, у него «ВОГ» был в ленте, а туда пуля ударила, и он взорвался. Короче, были такие, очень тяжёлые ранения, довольно редкие, которые не часто увидишь. В.Ш. Если сравнивать с Донбассом, какие ощущения? ЧВК. Совсем другая война. Во-первых, здесь у нас профессиональный личный состав. У всех минимум одна война, у кого три, у кого четыре. Второе - очень мотивированные люди. На Донбассе были разные, и когда начинался реальный жёсткий махач, многие сваливали. А тут, в общем, очень конкретные ребята, приятно работать. Исключительно толковое командование. От командира всё зависит. Вот в этом плане очень доволен. Средства связи - выдали. Радиостанции. Правда, маловато было, вооружение - то же самое, что на Донбассе, может, даже в чём-то хуже. По крайней мере, дали оружие, но… В.Ш. «Шмелей» не дали? ЧВК. Мало очень было. Термобаров не было, «морковок» не было к РПГ. То есть по пехотным средствам было плохо. Противник вполне достойную конкуренцию составлял, потому что «стрелковка» у него та же, вместо наших «Уралов» у них пикапы, а я думаю, в тех условиях - это однозначно лучше. Беспилотники их работали прекрасно, наши никак не работали, средства связи у них работали хорошо. То есть, как бы не в одни ворота играли. В.Ш. Какая-то разведка была у вас? То есть что-то вам давали - данные какие-то, перехваты? ЧВК. Очень грустно всё с разведкой. Ситуация выглядит таким образом - если наш беспилотник работает, он типа самолёта, летит на большой скорости, снимает. Малейший крен какой-то - он снимает не тот квадрат, который ему надо. Заказали мы разведку, пока заказ пришёл «наверх», пока спланировали, пока его отправили, пока получили данные, пока нам спустили - оно уже не никому не надо. Вот в этом плане маленькие беспилотники вражеские - гораздо эффективнее. Командиру надо - он отправил его, посмотрел обстановку… В.Ш. А у нас большие, здоровые? ЧВК. Да. Дорогая и совершенно бесполезная хрень. В.Ш. То есть неактуальная с точки зрения… ЧВК. Я уже вслух лишний раз не скандалю, потому что «оргструктуры» нашли мне угрозу, которую я боюсь. Сказали, что если буду скандалить, меня не пустят в следующий раз воевать. Реально... В.Ш. Собираешься туда вернуться? ЧВК. Я готов ехать куда угодно, где есть реальная работа. Лишь бы дали. А приехать, допустим, на Донбасс и тупо там сидеть под обстрелами не моё.. В.Ш. Возвращаясь к повестке. Что у тебя по планам? ЧВК. В задумчивости я. Если совсем кратко сказать, очень сильно мне понравилось всё, и я хотел бы продолжить, тем более ещё и платят. В.Ш. Сколько у тебя на передых? ЧВК. Понятия не имею. Нас отправили в отпуск, сказали буквально следующее: «Когда понадобитесь, вам позвонят». Причём могут позвонить сразу, могут через 9 месяцев, могут не позвонить вообще. В.Ш. А сама контора осталась там? ЧВК. Конечно, осталась. Есть отряды, кто-то там работает. Мой остался. Его не расформировали. В.Ш. Получается, сколько у вас непрерывное боесоприкосновение происходило? ЧВК. Стояли мы рядом с противником фактически с самого начала, т.е. как с июня встали, они пытались ночью просочиться на наши позиции, мы их отбивали огнём, они подрывались на минах. В общем, с противником мы беспрерывно конектились где-то с июня и где-то по конец ноября. Активные боевые действия - это где-то месяца три, скажем честно. Август, сентябрь, октябрь. В.Ш. Это как раз наступление на Пальмиру… ЧВК. Пальмиру уже брать не надо было, она уже была наша, наступление на Акербат. А потом через Пальмиру-матушку все телодвижения с Евфратом и Дейр-эз-Зором. В.Ш. А на Евфрат когда вышли? ЧВК. Это было в начальных числах сентября. Точно какие - не скажу. Всё было в сгоревших дневниках. В.Ш. Какова была их активность? Пытались ли они наступать, контрнаступать? ЧВК. Пытались. Но, честно говоря, игра была равна, играли два говна. На Донбассе, по крайней мере, когда противник воевал, их дохрена, такая бронетехника, артиллерия, если бы у ИГИЛа было столько артиллерии, сколько было у укров, я вообще не знаю, что с нами было бы. Но артиллерии не было. Танков тоже. Ну, изредка какой-нибудь там бегает-стреляет, наши его отыщут и забьют. Пехота? Ну, меньше было, чем на Донбассе. Правда, получше пехота, конечно. По морально-волевым и пр. В.Ш. То есть морально мотивирована? ЧВК. Конечно, в этом плане - да. Короче говоря, я ожидал гораздо худшего, потому что смотришь телевидение, думаешь: «Блин, там сплошь шахиды!». Да, были шахиды и на машинах, и пешие. Были потери от них. Но если 300 человек, пусть даже очень мотивированных, могут существенно повлиять на судьбу войны, значит, это очень маленькая война. В.Ш. Авиация вас поддерживала? ЧВК. Непосредственно нас - когда Екербат брали, два вертолёта нанесли БШУ по городу. Вот на этом всё ограничилось. Вообще, наше командование отказывалось от поддержки авиации и, по большому счёту, от поддержки артиллерии тоже уклонялось. Почему? Очень велика вероятность была, что по нам попадут. С артиллерией вообще проблема большущая. Дело в том, например, что когда в Дейр-эз-Зоре наступали, а наш отряд единственный сохранил боеспособность, ему артиллерии придали немеряно. Ну, немеряно для двухсот человек: две батареи «Градов», несколько батарей гаубиц, что-то там ещё… В.Ш. Сирийских или наших? ЧВК. Наших. И наших, и контрактных, и вообще всё, что было на том месте наше. Но не было ни одного корректировщика, который мог бы всем этим управлять. Поэтому командование отказалось от поддержки артиллерии. Корректировщики наши, которые были наши пехотинцы, они на тот момент получили ранения и их эвакуировали, а приданные корректировщики отказывались идти со штурмовиками. А если корректировщик сидит в тылу, непонятно, как он накорректирует. В.Ш. Условно говоря, вас мы называем «вагнеровцы», армия - «советы», корректировщики какие - «вагнеровцы» отказывались идти или "советы"… ЧВК. Да, «вагнеровцы», но соседи. В.Ш. Их просто отправляли дальше? ЧВК. Ну, их просто отправили обратно, откуда их прислали к нам с бригады, и всё. В.Ш. Вообще наказание какое было основное - отправка? ЧВК. Да, просто отправка в тыловые подразделения, если не сильно проштрафился, либо в «союз», если сильно. В.Ш. Но тогда уже никто ничего не платит? ЧВК. Я не знаю, какова их судьба. Что-то там выплачивают, голую зарплату за какое-то время, без боевых, без премий. Но я опять же не вникал, меньше знаешь - крепче спишь. В.Ш. Получилось у тебя шесть месяцев? ЧВК. Да, ровно шесть месяцев. В.Ш. Как ощущения от самих сирийцев? ЧВК. Я с ними почти не общался. Ну, ездили в город, покупали медикаменты, когда командование отпустит, на всё подразделение. С военными - они отдельно, мы отдельно. Но есть такой момент. Я к сирийцам в Сирии относился нормально. Наши по-разному относились к сирийцам. Я исходил из того, что лишний раз трепать себе нервы на войне нет смысла поэтому старался позитивно относиться к «мирняку», относиться нейтрально к противнику. В отличие от бандеровцев, у меня особой ненависти нет. Ну, выполняешь боевую задачу… В.Ш. Пленные были? ЧВК. Да, конечно. В.Ш. Русскоязычные? ЧВК. Да. Много было русскоязычных пленных. В.Ш. Именно республики Средней Азии? ЧВК. Ну, да. Прекрасно по-русски говорят. Были у нас здесь, работали строителями по всей России, а потом поехали туда заработать денег. В.Ш. За деньгами? ЧВК. Да. В.Ш. А мотивация - только деньги, или… ЧВК. Ну, один, помню, говорит: «Мы воюем за нашу веру». Я: «Интересно, какая у тебя вера?». Он: «Вера - это джихад». Я: «Любопытно. Ислам - знаю такую веру, знаю буддизм, христианство, а джихад - не знаю. Какие у вас положения, каноны?». В итоге объясняется всё просто - пообещали домик, двух жён и кучу денег. Вот с кем часто беседовал, мотивация сводилась к такому. Но, я думаю, придуряются. Убеждённого исламиста и в расход пустить могут. Нахрен он живой нужен? Потому в плену все сразу ноют - или «меня заставили», или «обманули». Кто скажет, что он идейный, ненавидит русских и хочет их убивать? В.Ш. И что с ними дальше? ЧВК. Их отвозили на допрос куда-то выше, к командованию. А что после беседы с ними было - даже не знаю. Были даже слухи, что депортировали обратно на родину, в Казахстан, Таджикистан, чтобы там их судили. Разумеется, наверняка были случаи, когда пленным не так везло. Но я скажу кратко - меньше знаешь, крепче спишь. Куда меня не просят, не лезу. Работаю строго в своём диапазоне. В.Ш. Связь с домом была? ЧВК. Никакой! Только на базе, откуда вышли на боевые и куда вернулись. А когда по провинциям ходили - никакой. Во-первых, там связи почти нет. Если идут боевые действия, то все вышки, ретрансляторы и проч. разбиваются огнёмв первую очередь. А во-вторых, за найденый сотовый сразу лишали зарплаты. Потому, что любое включение сразу отсекалось и нашими и "духами". А уж разговор на русском это просто вскрытие нашего прибытия в район и расположения. Поэтому рассказы, типа, мне мой друг из района боевых действий позвонил, это враньё галимое! Я своих домашних услышал за неделю до отлёта в Россию, когда уже был на базе. А так пять месяцев был вне связи. В.Ш. А если бы что-то случилось дома? Или если человек был ранен, если "двухсотый"? ЧВК. Ну, связь была у командования.Через знакомых, через тех, кто вернулся, можно было выйти на руководство. А оттуда могли по цепочке передать в отряд, что у такого-то проблемы, могли даже отправить домой. Был такой случай. С ранеными и двухсотыми тем более - сразу эвакуировали в Россию. Хранить "двухсотых" там просто негде. Не зарывать же? Случись такое, народ просто бы разбежался. Пункт "возвращение тела на родину" это было святое. В.Ш. В самом Дамаске не были? ЧВК. В аэропорту. Прилетали и улетали. В.Ш. Красоту сирийскую ты не видел. ЧВК. Нет. Я видел красоту, когда город берёшь, с холмов в бинокль посмотрел на разрывы. Красиво, кругом минареты…а потом уже пошли на штурм, не до того. В.Ш. Забитых много видели? ЧВК. Противника? Поначалу не очень. Они довольно часто - побросали оружие, разгрузки и сбежали. Потом уже, под конец, когда наши их прижали к курдами, вот там много их навалили. В Дейр-эз-Зоре очень много набили. Десятками валялись. В.Ш. Медицина была нормальная у вас? ЧВК. У нас классный док был. Ещё с Донбасса. Вот он умница – кучу народа спас. С ним было надёжно. Медикаментов у него было вдоволь. Брали склады «духовские» там всё самое современное, лучшее. Поэтому ему раздолье было. В.Ш. Я так понимаю, духов гонять ещё долго будут? ЧВК. С момента нашего ухода главная фаза-то закончилась. Противник начал массово сдаваться в плен, причём настолько массово, что поваров из тыловых подразделений перевели в передовые, чтобы кормить сдающихся, а то не успевали. В.Ш. Ты можешь оценить общие потери бригады? ЧВК. Я за всю бригаду не скажу. Но думаю за полгода боёв под сотню «двухсотых» мы потеряли В.Ш. А средства защиты были? ЧВК. Броники и каски, но мы их не надевали. Когда жара до +39 в тени, абсолютно не вариант никакой броник. Особенно при штурмах. Одно подразделение, не наше, пыталось в бронежилетах, касках штурмовать, так они до противника не дошли. Ходили потом по всему полю, собирали с тепловыми ударами бойцов. Абсолютно невозможно. Плюс к тому бронежилеты сами по себе хреновые, как мешок, он висит. Очень тяжело в нём. Неудобный, в отличие от компактных броников, когда прижаты к телу. Но если прижаты, перегрев будет. Плюс к тому - нужно нести на себе БК индивидуальный, групповое оружие. Если ты всё это наденешь и ещё бронежилет, то даже в нормальную температуру далеко не уйдёшь, а если всего этого не возьмёшь, какой смысл идти в бой? В.Ш. Как вообще переносили климат? ЧВК. Очень много было поносов, тепловых ударов и возрастных проблем со здоровьем. Потому что много пожилых людей, а там и гипертонии, и чего только не было. Вообще в ЧВК большинство людей за сорок. Молодёжи очень мало. У молодых ещё много всяких вариантов заработать себе на жизнь. А вот у пожилых и возрастных других способов нет. Особенно в провинции. И "Вагнер" это хороший вариант. А что? Дети уже выросли, ничто особо не держит. Опять же и опыт боевой у большинства. У кого ещё с первой Чечни, а кое кто ещё и Афган "зацепил". Во-вторых, молодёжь - 70 % в армии не служила… В.Ш. И что дальше? ЧВК. Дальше как погворке: «Поживёшь подольше - увидишь подольше». Для ЧВК это особенно актуально.. Влад Шурыгин ЖЖ
  11. Как пояснили разрешители, то это делают как правило при проведении определенных мероприятий, а так не лезут в "чужой огород".
  12. Час назад консультировался с разрешителями (действующими и пенсионерами). Как уже писал выше, четкой инструкции на это нет. Если Вы владелец оружия и документы с собой, то не каких проблем в сверке быть не должно.
  13. Нормативных документов, строго регламентирующих эту процедуру нет. У кого как с фантазией. Ровно неделю назад на подобную тему разговаривали с разрешителями.
  14. Довольно жестко в этом направлении работают в Москве и Московской обл.. У них "ЦУ": те объекты, которые ушли после сокращения ОВО в 2015 г., вернуть до конца 2018 г.+ 10%. На один дружественный нам ЧОП внепланово "наехали" (прокуратура, трудовая инспекция и ОЛРР) в январе. Итог: 10000000 руб. штрафа!!!!!
  15. И если не ошибаюсь, то зарплата стала меньше чем у них была бы в МВД. Александр, что то запамятовал... ЛРР в веденьи ФСВНГ.
  16. Сан-Саныч#

    Кемерово

    Sokol, заработался... будет ПЕРВОЕ апреля
  17. Сан-Саныч#

    Путь в спецназ

    Точно так же, как в другие в/ч. Через военкомат. Приходите и говорите, что хотите проходить службу по контракту в ССО. Если есть набор, то все в порядке, проходите профотбор, если нет - то за отношением в часть.
  18. или я чего то не понимаю
  19. Сан-Саныч#

    Частные военные компании в России - часть 2

    Трое представителей командования «ЧВК Вагнера» согласились на условиях анонимности поговорить с корреспондентом Радио Свобода. Все они принимали активное участие в войне в Донбассе, воевали в Сирии, у всех за плечами советская армия. Нам удалось проверить личности двоих, часть сообщённой ими информации публиковалась раньше, часть подтвердили другие источники РС, некоторые данные проверить не удалось, сообщает Радио Свобода. Собеседники РС подтвердили, что «Отряд Вагнера» берёт истоки в Сирии в 2013 году, когда двое россиян, работавших в ЧВК Moran Security Group — Вадим Гусев и Евгений Сидоров, зарегистрировали в Гонконге ЧВК «Славянский корпус». Тогда, по данным петербургского издания «Фонтанка.ру», 267 человек уехали в Сирию для охраны месторождений и нефтепроводов, но по факту они приняли участие в гражданской войне на стороне войск Башара Асада. По словам собеседников РС, их «там потрепали очень крепко» — отряд понёс потери до 90% личного состава. По возвращении в Москву в октябре 2013 года самолёт с выжившими бойцами ЧВК ждали во Внуково — вернувшиеся были допрошены следователями ФСБ, а руководители «Славянского корпуса» Гусев и Сидоров в октябре 2014 года приговорены к трём годам заключения. Идея, впрочем, понравилась руководству страны. Был среди первой партии воевавших в Сирии россиян и подполковник запаса Дмитрий Уткин. «Кого-то закрыли, а кому-то сделали такое предложение, от которого невозможно было отказаться, — говорит один из командиров. — Просто на него карта легла». Предложение сперва касалось Донбасса: пока Гусев с Сидоровым сидели в «Лефортово», Уткин и другие командиры начали формировать свои бригады для войны в Украине. «В 2014 году товарищ Стрелков зашёл в Славянск, и куча людей захотела Стрелкову помогать. Пересечь украинскую границу они не могли, потому что на то время граница существовала, и вся организация происходила в Ростове-на-Дону. Арендовали базу, взяли грамотных офицеров спецслужб и Минобороны. Первый отряд пошёл — «Луна», в июне 2014-го, второй — «Степь». Это были фактически ротно-тактические группы численностью до 250 человек. ЧВК тогда не было, но зарплату платили». Одним из отрядов, «зашедших» в Донбасс, был отряд Дмитрия Уткина, его скоро стали называть по позывному командира — Вагнер. По словам собеседников РС, за этими группами наблюдали, часть расформировали (к примеру, группу Игоря Безлера (Беса), «группа Вагнера» зарекомендовала себя хорошо, было принято решение её укрупнить. «Вагнер вообще жёсткий человек, не тюфяк, — говорит один из командиров ЧВК. — Он приезжал на позиции под Пальмиру, разделся, у него тут на руке [на плече] немецкая свастика, наколка. Каска у него с рогами. Он родновер (родноверы — религиозное движение языческого толка. — РС)». Впрочем, по словам собеседников РС, неверно говорить о «ЧВК Вагнера» — такой единицы не существует юридически, а Уткин — не первое лицо компании, но лишь командир бригады. В 2015 году началась сирийская кампания Вагнера. Собеседники РС уверяют: сегодня в Сирии работает несколько военных компаний с наёмниками из России, но только «группа Вагнера» выполняет настоящие боевые задачи. По словам командиров, численность «группы Вагнера» в настоящий момент составляет порядка 2000 человек (по другим сообщениям, до 4000), кроме того, к «Вагнеру» прикомандирован отряд «Карпаты», состоящий в основном из казаков с украинским гражданством, — ещё 300 человек. Иногда «на обкатку» приезжают группы российского спецназа. Всего же, по прикидкам собеседников РС, в Сирии на стороне правительственных войск служит до восьми тысяч россиян: «Было раньше шесть тысяч, потом провели сокращение и сократили до восьми», — смеётся один из командиров. Нефтяная кампания По словам собеседников РС (их слова подтвердили и другие источники), договоры с бойцами заключаются на геологоразведку, на работу на нефтяных промыслах, но с оговоркой: работать придётся в районе боевых действий, и нужно быть готовым взять в руки оружие. Оружие выдаётся по прибытии. Новобранцев собирают на воинском полигоне в Молькино (Краснодарский край). Берут почти всех, не особенно проверяя состояние здоровья. Главное, чтобы было 25 лет и не было проблем с законом. Кандидаты проходят проверку на полиграфе (проверяют работу на спецслужбы, криминальное прошлое, сотрудничество с «конкурирующими организациями»), за ним следует разговор с психологом: «Он может вопросы задавать — сколько ты будешь думать времени на то, чтобы убить? Можно ли не убивать, — чисто проверяют, насколько ты воин. Потому что бывает, настроен миллионы зарабатывать, приехал, первый бой, он — не, не надо денег, верните меня назад». Кроме того, в Сирию категорически не берут чеченцев, да и вообще не любят выходцев с Кавказа: «За дагестанцев как-то вопрос решался, а чеченцев… Вот у меня есть рота [чеченцев], готовых ехать куда угодно. Но их не хотят брать». Почему? «У меня в ДНР были чеченцы, я их всех депортировал. Русские лучше всех воюют. Видел я, как чеченцы в Сирии воюют. Если настоящий джигит увидит, что есть возможность ему включить заднюю и никто не узнает об этом в родном кишлаке, то он её включит». База «ЧВК Вагнера» на Google Maps (скриншот) Новоиспечённые бойцы летят на чартерах из Ростова-на-Дону или Моздока в Хмеймим. Часть личного состава, в том числе украинцы, отправляются в Сирию на БДК (большой десантный корабль. — РС). На кораблях удобнее и возвращаться: «Пришвартовался в Новороссийске, сошёл на берег, и никакой таможни». Обычно всем бойцам необходимо наличие загранпаспортов, однако один из командиров рассказал РС, что в 2016 году по крайней мере несколько самолётов отправили по «зелёному коридору», не проверяя документы. Боевые задачи вагнерам ставит сирийское командование, работа ведётся в координации с ВКС РФ: «Там Вагнера пять рот работает и шестая рота «Карпаты». У каждой роты связь со штабом [Вагнера], в штабе сидит офицер ВКС, он координирует авиацию, когда штурмы происходят. Вообще чёткое взаимодействие, временами даже аж приятно, настолько красиво поддерживает и авиация, и артиллерия». Наступления ведутся по классической схеме: сперва авиация и артиллерия «отрабатывают» нужный район, потом его штурмуют бойцы ЧВК. «ЧВК не ведёт там полноценные боевые действия, — поясняет один из командиров, — она расширяет зоны влияния, берёт под контроль территории, как правило, нефтяных и газовых месторождений, и эти территории охраняет. За это и получают деньги. Даже Пальмира — там вокруг газовые поля, их брали под контроль. Но невозможно контролировать нефтяное поле, когда от тебя в 500 метрах находятся боевики, — приходится выбивать». По словам собеседников РС, деньги за работу ЧВК платит сирийская сторона, все финансовые вопросы решаются через принадлежащую структурам Евгения Пригожина ООО «Евро Полис», зарплаты выплачивают по приезде в Россию на том же полигоне Молькино — без задержек и честно: прослужил три месяца и три дня, за них и получишь. Каким образом происходят расчёты между Дамаском и Петербургом, собеседники РС не знали. Фронтовой миллион Заработки разнятся: оклад рядового у Вагнера составляет 150 тыс. рублей в месяц, плюс премия до 100%, за трёхмесячную командировку можно заработать до миллиона рублей. Командир роты за то же время может получить до трёх миллионов. Боец в «Карпатах» привозит в два раза меньше. Если раньше можно было оформить доверенность на родных, которые получали деньги на карточки, то с 2016 года выдавать стали только наличными. За погибших родственникам выплачивают по 3 млн рублей, ранения оплачиваются по сетке: лёгкое — 30 тыс., средней тяжести — 50 тыс., тяжёлое — «у нас бойцу одному заплатили 180 тыс. рублей. По ошибке своя авиация отработала, у него все кишки выбросило. Но остался живой». Если кто в процессе передумал и решил не воевать, его переведут в порт «тягать ящики» — за 1000 рублей в день. Наказывают провинившихся бойцов в основном рублём: платят по «тарифу лагеря» — 60 тыс. рублей в месяц, и без премии. «Есть наказание для алкашей — контейнер. На полигоне [Молькино] есть контейнер и в Сирии тоже. Ну вот, у кого-то плохое настроение, хочется кому-то *** дать. Вот ты что-то сделал, тебя сажают в контейнер, и любой желающий может прийти и дать *** тебе. Как раньше привязывали на площади и рядом клали дубину. За сутки, за двое контейнера можно здоровья лишиться». Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не *** По словам собеседников РС, несмотря на огромную для российской глубинки зарплату, «Вагнер» в последнее время испытывает острую нехватку в кадрах. «Мясники, — объясняет один из командиров. — Вот ситуация: 2017 год, район Дейр-эз-Зора, 100 человек из «Карпат» меняют 300 человек вагнеров. Вагнера стоят на этой позиции полгода. Там пять ключевых высот надо было взять, людей положили немерено, но взять не могут. Они 300 идут в атаку, 20–30 «двухсотых» (погибших. – РС). Через месяц опять идут в атаку, опять 20–30 «двухсотых». Это так, по минимуму. «Карпаты» потеряли 11 человек, взяли эти высоты и ещё две дополнительные, и ещё дорогу перерезали». «Людей нет, толковые не хотят ехать, — продолжает командир. — Отношение к людям скотское, что вы гондоны, пушечное мясо, приехали деньги зарабатывать, что там с вами будет, никого не ***. Кумовство. У «Вагнера» талант — это не самое важное. Чтобы стать командиром роты, надо лизать уметь ему в нужное время, к людям по-скотски относиться, ну, и желательно быть родновером. Там только один толковый командир — Ратибор, командир первой роты, остальные — животные, которые на боевые [позиции] и близко не выезжали, боялись». Общей цифры потерь, как и какой-либо статистики, у собеседников РС нет. «В 2015 году с Луганска 60 человек ездило с вагнерами, двое вернулись. Вот так повезло. Нас ездило 50 человек, у нас двое погибших», — говорит один из командиров. По его личным оценкам, с 2015 года до сегодняшнего дня в Сирии погибло до 400 россиян. При этом, по словам одного из командиров, погибших иногда и не доставляют на родину: в договоре с работодателем якобы есть пункт, по которому бойцов могут хоронить на месте гибели. Проверить это невозможно: договоры на руки не выдают. «Ходит слух, что «Вагнер» — проект «Мясорубка», — говорит один из командиров. — Куда девать ополчение [из Донбасса]? Идиотов первой волны, идейных? Это страшные люди, это катализатор общества, они могут будоражить, как дрожжи. А тут и интересы страны поддерживаются, и дрожжей поменьше остается. Вот такой вариант. Имеет право на жизнь». Ссора министра и ресторатора Как вспоминают командиры, в начале сирийской кампании «группа Вагнера» ни в чём не знала отказа: «У меня стоимость автомата приравнивалась к стоимости автомобиля. Стоимость одного комплекта экипировки у бойца моего отряда была 12 тыс. долларов». На вооружении вагнеровцев были российские танки Т-90, Т-72, БТР, бронеавтомобили «Водник», «Выстрел», «Рысь», «Тигр». Не всё, правда, было новым: «Вот мы БДК в Тартусе разгружали, там ящики со снарядами на 120-е миномёты, и написано каким-то прапорщиком: «Утилизировать. 1986 год». За ручки взялся у этого ящика — ручки в руках, от ящика ничего не осталось. С этих снарядов и мы стреляем, и сирийцы. Там и градовские древние, и на 86-е мины». Владимир Путин с Джорджем Бушем на рабочем ужине в Санкт-Петербурге после саммита G8 19 июля 2006 г. Евгений Пригожин стоит за Джорджем Бушем Впрочем, по словам собеседников РС, в 2016 году произошла некая ссора между Евгением Пригожиным и министром обороны Сергеем Шойгу. Из-за чего могли поссориться министр и ресторатор, собеседники РС не знают, но отмечают, что с 2016 года снабжение вагнеровцев резко ухудшилось (РС писало об этом). «Им сказали: хотите воевать сами, воюйте, — говорит один из командиров. — И забрали танки, оружие. Всё, что выдали раньше, всё забрали. Вагнера воюют сейчас сирийским оружием». То же относится и к лагерю подготовки: если раньше полигон в Молькино был экипирован по полной программе, сейчас там якобы осталось 30 автоматов, и подготовки де-факто не ведётся. Впрочем, большой проблемы в этом собеседники РС не видят: «Война научит». Фото после новогоднего приёма в Кремле 9 декабря 2016 г. Слева направо: Андрей Богатов (Бродяга), Андрей Трошев (Седой), Владимир Путин, Александр Кузнецов (Ратибор), Дмитрий Уткин (Вагнер) Грязь, геи и гадюки «Страна страшная, — рассказывает один из командиров. — Во-первых, там педерастия процветает. Повально у них это всё развито. Мы только приехали [в Латакию], первый день, прибегает мой боец, аж губы дрожат: сириец подошёл, предлагает, чтобы ему засадили, он за это даёт блок сигарет и бутылку вискаря. Я говорю ребятам, ха-ха, ну что, может, набухаемся сегодня?» Башар Асад и Владимир Путин на смотре войск на военной базе Хмеймим. 11 декабря 2017 г. «Грязно, всё запущено. Ландшафт: едешь по району, где не было войны, по Латакии, к примеру, центр города, любая улица, обочина, везде прессованный мусор, его никто не убирает, и он только копится. [Торговец] стоит лепёшки продаёт, отвернулся, поссал на эту кучу, опять продаёт. Вот так вот они живут, они хуже цыганей живут. Колбасы нет никакой, мясо у них — это чикен (chicken — курица. — РС). Баранина — дефицит, пару раз покупали, получается баран по 100 долларов, ну или патронов ПМ-овских подгонишь пару-тройку пачек. А так они едят эти лепёшки, чикен не все едят». «Кормёжка для солдат — сухпаи, но не зелёные, а синие, гражданской обороны, срок годности давно прошёл. Некоторые взрывались даже, вот такая кормёжка. Сейчас сделали типа лавок, можно обслуживаться по [армейским] жетонам: заходишь в магазин, показываешь жетон, а потом, что проел, с зарплаты удерживают. «Спят на позициях прямо на земле: выкапывают лунки, туда — каримат, спальник, сверху бушлат и попросишь, чтобы его камнями придавили. Мы это называем «хоббитские домики». «Вода, гигиена — где как. Каждое подразделение само себе бытовуху налаживает. Если хочешь наладить, наладишь. Медицина есть, но нет противоядий от змей, а там змей валом. Рогатая гадюка, эфа. Мы их жарили. Никого не укусили, повезло, но нет противоядий. Я говорю, если укусит, что делать? Да, отвечает, добивай его, куда его везти?» «Машины там: либо едет друшпак, он как раритет денег стоит, а так металлолом, но он едет, Мерседес какой-нибудь 1970 года, либо едет серьёзная тачка. Вот, в 2016 году один дед вагнеровский на военном КамАЗе переехал Бентли с тёлкой. Она его поджала, он ей морду переехал чуть-чуть, дверь пассажирскую помял, бампер оторвал. Она за ним гналась до самого порта, но там уже русские автоматчики, куда ты заедешь?» «Вообще местное население относится хорошо, русских любят. Особенно детвора маленькая, прямо до слез: «Ой, рашн, ай лав ю, ай лав ю!» Но не везде. Есть палестинские районы, там лучше не ходить, даже с оружием. Гоу, раша, гоу К сирийской армии собеседники РС относятся с пренебрежением: «Сирийцы воевать не могут, боятся игиловцев. Вот берёшь сто сирийцев, два русских туда даёшь — всё, это уже сто бойцов. Я много раз видел, они чуть что — бросают позиции, убегают. «Гоу, гоу, раша, гоу», — кричат. Куда вы гоу, ***, давайте обороняться! Нет. Идёт, к примеру, штурм, берём высоту, передаём её вечером сирийцам, утром сирийцев нема. Опять игиловская высота. Опять её берём по новой». «Я спрашиваю там одного переводчика: чего ваши пацаны не хотят воевать? Он говорит, о, много наших убило на войне. Надо, чтобы наши остались, девок ***, чтобы дети были. Я говорю, давай мы будем ваших девок ***, а вы идите воюйте, ваша же родина. Он — не, нам кровь беречь. Я говорю, какую кровь? Гейскую?» К врагам же, наоборот, кажется, относятся с уважением. По словам командиров, большие потери ЧВК несут от фугасов — противник старается минировать позиции, с которых отступает. Вторая проблема — тоннели: «Там с тоннеля танк выезжает, стреляет и уезжает обратно. В один [тоннель] заглянули, там дырка диаметром 60–70 см. Фонариком посветил, там метра три вглубь и тупик, видно, что нет ничего. Но там так сделано, что загиб и резкое ответвление, в него залазишь, а там 20 человек живёт. Вот мы там воевали с игиловцами. Их оружие подвело, у них ПК (пулемёт Калашникова. — РС) был чешский, заклинил, мы его потом забрали в трофеи. Мы их всех поперебили, а один раненый ушёл. Вот следы крови, за хребет ведут, мы туда, в азарте же. Следы вот тут кончаются, и всё. Ушёл, так мы его и не нашли». Атаки противника тоже обычно начинаются с артиллерийских обстрелов: «Сначала зушки (зенитная установка ЗУ-23. –РС) ихние ложат, высунуться не можешь, потом бегут лёгкие смертники». Смертники — в поясах шахидов и почти без оружия, с автоматом и одним магазином, их задача — достигнуть позиции и подорваться. Иногда они могут ехать на пикапах или даже БМП. «Потом бежит стадо бородатых новичков, стреляют. А вот за ними уже идёт ихняя элита. Элита если дошла — всё, перебьют всех», — говорит командир «Вагнера». Впрочем, бойцов ИГИЛ в Сирии не было уже в прошлом году, сегодня ЧВК воюет с различными группами вооружённой оппозиции, среди которых также немало наёмников: турок, марокканцев, украинцев, россиян и граждан Евросоюза: «Как правило, это арабы этнические. Они отличаются от местных. Форма дорогая, бритые, оружие дорогое». В плен не сдаются и пленных не берут. Когда отряд, в котором были собеседники РС, попал под Пальмирой в окружение ИГИЛ, его бойцы пришили гранаты к бушлатам в районе ключицы, чтобы можно было вовремя выдернуть чеку: «Это чеченский вариант, чтобы не опознали даже. В плен нельзя попадать, не хочется в оранжевом комбинезоне доставлять удовольствие в ютубе». Со стороны противника тоже мало кто сдаётся: «Там такая война, что не церемонятся, все прекрасно понимают, что плен — это смерть через пытки. Если моих пацанов это животное [убивало], что мне его, культивировать? Информацию выкачали, если она есть, и застрелили, а если информации нет, застрелили без пыток». Какие пытки? Прострелить что-нибудь, пальцы отрезать. А можно вытаскивать глаза чайными ложками: «У меня есть специалисты, которые вытаскивают. Зрелище шокирующее. Берётся две чайных ложечки, поддевать надо снизу и сверху — и глаз висит». По словам командира, глаз потом можно вставить обратно, впрочем, это утверждение ненаучно. «Такая ещё интересная фишка: вот там набили их [противников] пяток, они валяются. Троим или двоим уши отрезали, а остальным нет. Подминировали их. Придут, кто с ушами — унесут, кто без ушей — в лучшем случае на месте камнями забросают. Не берут безухих». Про разбитую 7 февраля 2018 года американской авиацией колонну проасадовских сил, в которой погибло, по разным оценкам, от десятка до двух сотен россиян, собеседники РС говорят неохотно: слишком мало информации, сами ждут возвращения свидетелей, но заверяют, что 200 человек — цифра преувеличенная, максимум человек 15. Остальные — раненые, многих из которых уже привезли в Россию и развезли по госпиталям в Ростове, Москве и Петербурге. У всех, скорее всего, отобрали телефоны — вероятно, чтобы избежать скандала перед президентскими выборами. Рассказывают, впрочем, что после американской атаки выживших не торопились эвакуировать: «Вот представь, тебя разбамбахали с твоей ротой, а потом вас вывозят, кидают посреди пустыни, а там сейчас зима. Чтобы ты понимал: зима — это когда в бушлате, в ватных штанах, в термичке, в спальнике зуб на зуб не попадает. А тут ты без ничего, после боя, налегке в разгрузках, без воды. Только через сутки сухпаи и воду привезли людям». Надо нам везде! Основная мотивация командиров — вовсе не деньги, уверяют, что первый раз вообще ехали в Сирию за 30 тыс. рублей в месяц, хотя в итоге получили гораздо больше. «Есть понимание, геополитика. Я считаю, что если ты под русским флагом и с русским автоматом, пусть даже с плесневелым сухпаем, воюешь за 10 тыс. км от России, все равно ты воюешь за Россию. Ты ж туда не сам пришёл, тебя туда Россия привезла, значит, интерес государства. А так, если народ будет рассуждать, кухарки начнут: да вот, нам до Сирии далеко, оно нам на *** не надо… Надо нам везде! Может, потому тут нет войны, что она там идёт». При этом, по мнению командира, война в Сирии только начинается: «Три года ещё — это минимум. Этого Башара Асада, они его терпеть не могут. Реально. Его там поддерживает очень маленький процент населения, остальные все против него. Только Путин за него. Россия за него, остальные нет», — говорит он. «Нет войны сирийской, нет войны украинской, есть война между РФ и США, — подхватывает второй. — А это бои местного значения». За своё будущее в условиях этой геополитической обстановки вагнеровцы не переживают: «Войн много впереди, скоро Ливия будет, в Судане вагнера уже воюют. Тем более Путин им всем объяснил, что готовьтесь, ребята, — говорит один из собеседников РС, имея в виду послание президента Федеральному собранию. — Хорошее заявление, давно пора было им сказать, что хватит. Я полностью согласен, в одни ворота нельзя играть бесконечно. Такая держава [Россия], а кучка геев нам будет рассказывать, какая у нас должна быть походка? Да мы сами разберемся со своей походкой». Впрочем, прямого столкновения с США вагнеровцы не хотят, говорят, что любая страна, которая вступит сегодня в полномасштабную войну, неизбежно отстанет в развитии даже в случае победы. Но «если надо будет воевать с Америкой, мы повоюем. Они не умеют воевать. Как Путин сказал, можно придумать разные ракеты — людей не придумаете таких, как у нас. Наши люди, они умеют жертвовать собой».
  20. Сан-Саныч#

    День вывода Советских войск из ДРА

    Тех, кто был "за речкой", с праздником!!!
  21. Сан-Саныч#

    гибель десантника на прыжках

    Гибель десантника из-за нераскрывшегося парашюта попала на видео время публикации: 1 октября 2017 г., 19:23 | последнее обновление: 1 октября 2017 г., 19:57 Военнослужащий ВДВ погиб во время прыжка с парашютом в Бурятии, сообщили в воскресенье РИА "Новости" в пресс-службе Восточного военного округа (ВВО). Десантирование снимали на видео, оператор запечатлел и смертельный инцидент. Региональное издание "Номер один" сообщает, что у десантника основной парашют раскрывался с задержкой, и он дернул кольцо запасного. Тот раскрылся быстро, и в итоге оба купола запутались. В сообщении военных уточняется, что ЧП произошло 29 сентября. "Для установления всех обстоятельств случившегося на месте происшествия работает комиссия воинской части совместно со следственными органами", - сообщили в пресс-службе ВВО. "Номер один" сообщает, что погибший - родом из Еравнинского района, служил по контракту в 11-й отдельной десантно-штурмовой бригаде в Сосновом бору. Это был его второй контракт. 28 сентября он отпраздновал свой 26-й день рождения. Подробнее: http://www.newsru.com/russia/01oct2017/buryatia.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  22. Сан-Саныч#

    Война в Сирии 2

    Андрей, а "Игла" чьего производства бала? Если наша, то разве мы не "застраховываем" свою авиацию от подобных вещей?
  23. Сан-Саныч#

    Война в Сирии 2

    Объясните мне, я тормоз... А что такое распознавание свой-чужой на ПЗРК? Почему был захват цели?