Ария

Пользователи
  • Сообщений

    599
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    10

Изменения репутации

  1. Ха-ха
    Ария оценил Drew в Размещение экипировки при работе по гражданке   
    Теперь это модно


  2. Нравится
  3. Плюс +
    Ария оценил Море в Кость в горле Украины: неприступный для врагов Крымский мост   
    Что мост, хороший мост. Раньше часто ездил в Кабардинку, к другой сестре. Ну и летом зачастую выбирал комету, а не автобус с его переправой и остановками по пути. Сечас вот сестра решила поехать в Кабардинку по новому мосту. Вот мнение мужа сестры, водителя профессионала - отличный мост! ехать комфортно, удобно и быстро. 
    Керчь 

     
    Новороссийск 

     
    Кабардинка 

     
    Если в Крым лететь самолетом, то надо продумать, как лучше добираться до того места назначения в Крыму. 
    Аэропорт Симферополя конечно новый, современный, но трассу "Таврия" еще не постороили, хоть и темпы строительства возросли после недавних событий. Поэтому вариант самолётом до Анапы и уже оттуда в Крым, для меня, предпочтительнее. На машине он единственно оптимальный.
    Машиной из Керчи до Кабардинки около 200км, У сестры получилось 4 часа (в аэропорту Анапы встретили племяшку из Москвы, погуляли по набережной и гипермаркету в Новороссийске) До Анапы дорога хорошая, от Новороссийска до Кабардинки дорогу всё выравнивают, хотят совсем прямую сделать, без серпантина. Вот на этом участке  бывают пробки.
  4. Плюс +
  5. Плюс +
    Ария оценил Socol218 в Этим стоит гордиться!   
    Бывает такое
     
  6. Плюс +
    Ария оценил Поляков Александр в Путь в спецназ   
    Молодость это недостаток который быстро проходит
  7. Плюс +
    Ария оценил Drew в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  8. Плюс +
  9. Нравится
    Ария оценил Socol218 в учения и тренировки   
    Работа с "колес"
     
  10. Плюс +
  11. Плюс +
    Ария оценил OldMaster в Прорыв границы в Крыму со стороны Украины?   
    «Россия побеждает коварно и молча»: о новом порядке в Азовском море.
    В новостных лентах практически одновременно пронеслись два сообщения, между которыми, на первый взгляд, нет ничего общего.
    В первом из них сенатор Джон Маккейн призвал власти США организовать кибератаки против России «за ее вмешательство в американские выборы» 2016 года.
    Следует признать, что в инициативе сенатора нет ничего из ряда вон выходящего. Предложения тем или иным образом покарать Россию за неправильное поведение (будь то поддержка Сирии, преследование чеченских геев или все то же «вмешательство в выборы») регулярно и максимально громко для публики озвучиваются как официальными лицами, так и просто лидерами общественного мнения США, да и всего коллективного Запада.
    Вторая же новость пришла с Украины. Погранслужба данного гособразования пожаловалась на то, что Россия с конца апреля стала придерживаться жесткой политики досмотра в Азовском море судов, следующих в Мариупольский морской порт.
    По утверждению украинской стороны, в ежедневном режиме останавливаются для досмотра и идентификации членов команды невоенные суда, в том числе туристические теплоходы. Были приведены примеры, когда суда подвергались досмотру несколько раз. При этом замечаний к экипажам от российских пограничников не поступает.
    На появившиеся у СМИ и общественности вопросы ответила пресс-служба пограничного управления ФСБ России по Республике Крым.
    Безмятежно заявившая, что пограничники просто делают свою работу и вся их деятельность «обусловлена необходимостью предотвращения попыток проникновения лиц, причастных к международным террористическим и экстремистским организациям, незаконных мигрантов, контрабандного перемещения на территорию нашей страны оружия, боеприпасов, обеспечения безопасности мореплавания, а также строительства Крымского моста».
    Пояснения пограничников были приняты с иронией. И эксперты, и политики обеих стран убеждены, что происходящее является ответом России на акт государственного пиратства со стороны Украины в виде задержания крымского судна «Норд» с десятью членами экипажа в конце марта.
    Так что же общего между этими двумя такими разными новостями?
    Все очень просто. Они обе являют собой крайне наглядные иллюстрации государственной политики США и России.
    Соединенные Штаты питают слабость к эффектному, если не сказать помпезному, публичному оформлению своих официальных действий.
    Любое значимое решение предваряется масштабной информационной «артподготовкой», громкими — и в основном весьма грозными — заявлениями, обещаниями проявить волю Америки, установить правильный порядок и наказать ослушников.
    Российские же власти, напротив, предпочитают либо вообще не анонсировать свои грядущие действия. Либо — ограничиваются аккуратными комментариями, а то и вовсе сухими и скучными официальными сообщениями.
    Информационно второй подход проигрывает — на первый взгляд.
    Основные «потери» зачастую тут внутренние. Именно «негромкая» — и по тону, и по содержанию — риторика, а то и вовсе ее отсутствие по тем или иным волнующим российское общество проблемам дает повод оппонентам Кремля обвинять его в слабости, бесхребетности и даже в пораженчестве.
    Правда, в последнее время подобные обвинения звучат все реже и поддерживаются все меньшим числом людей. Причина проста.
    Все отчетливее проявляется тот факт, что эффектные подготовительные жесты американского руководства частенько оборачиваются откровенно слабыми реальными ходами (что дает повод вспоминать пословицу про «замах на рубль, удар на копейку»).
    Зато, казалось бы, слабая и беззубая Россия без громких предисловий и грозных обещаний раз за разом преподносит неприятные сюрпризы своим оппонентам.Ссылка
    Трудно подсчитать, сколько раз за эти годы публичное надувание Западом щек оборачивалось действиями, которые вызывали гомерический хохот по эту сторону границы. Из последнего достаточно вспомнить массированный ракетный удар по Сирии, результаты которого вызвали даже некоторое недоумение своей безрезультатностью. А вот действия России регулярно повергают «партнеров» едва ли не в шок своей неожиданностью.
    Чего только стоило потрясение Европы в 2014 году после введения Москвой продовольственного эмбарго после нескольких месяцев предварительных сдержанных предупреждений:
    «А может, все-таки не надо? Мы же будем вынуждены ответить, вам же хуже будет». Однако без громких обещаний и угроз, присущих глобальному гегемону, противная сторона, похоже, разучилась слышать предупреждения. В результате чего раз за разом попадает впросак.
    История с «Нордом» не стала исключением.
    Задержанное в украинской части территориальных вод Азовского моря рыболовецкое судно «Норд»
    Было очевидно, что Москва не оставит без ответа захват российского судна со своими гражданами. Она проявила впечатляющее терпение, дав более месяца украинской стороне на то, чтобы одуматься.
    Однако ужесточение пограничного режима для судов, следующих на Украину, стало для Киева неожиданностью и вызвало привычную реакцию «а нас-то за что?».
    Причем, судя по всему, даже многократные уроки не идут пока впрок ни Украине, ни США, ни Европе.
    В последние месяцы время от времени поступали официальные — и скучные для неспециалистов — комментарии от российских властей по поводу расширения сотрудничества с Центрально-Африканской Республикой (ЦАР), в частности, об оказании этой стране военно-технической помощи на безвозмездной основе.
    И вот уж западные СМИ полнятся удивленными и встревоженными статьями о том, что ЦАР, богатую, в частности, месторождениями алмазов и урана, наводнили российские «военные, наемники, бизнесмены и теневые советники» и Москва «взяла под контроль даже службу безопасности» президента страны.
    Создается впечатление, что за три десятилетия глобальной гегемонии США мир подзабыл, что в конечном счете учитываются не слова, а только дела и результаты.
    Что ж, России придется это напомнить.
    Ирина Алкснис

  12. Нравится
    Ария оценил Drew в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Очень опасный и непрофессиональный перехват российскими ВКС

  13. Ха-ха
  14. Ха-ха
    Ария оценил OldMaster в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Да, старею, начинаю забывать... Правила хождения «до ветру»
  15. Ха-ха
  16. Плюс +
    Ария оценил Drew в Частные военные компании в России - часть 2   
    Два дня не было инета))) а тут такооое))) все почистил! Всем хорошего времяпровождения!!
  17. Спасибо!
    Ария оценил Drew в Война в Сирии 2   
    Стояние у Восточной Гуты 
     
    Отличный  текст Сергея Хапрова о том, где мы находимся. Цельный, логичный, понятный.

    Большой. К прочтению рекомендуется.


    У каждого народа в его истории есть какое-либо великое стояние: на Угре, на Роне, на Рубиконе. Как бы мала не была преграда, позднее оказывалось, что она отделяла одну эпоху от другой. И шансов на возврат к предыдущему порядку вещей уже не оставалось. Когда от подобного исторического водораздела нас отделяют сотни и тысячи лет, наше сознание легко рисует себе величественную атмосферу накануне события и осмысленную погруженность всех участников в разворачивающийся сюжет. Тем тяжелее представить себе, что ты сам находишься в шаге от театра, где развернуться действия, которые потомки посчитают рубежными. Буду искренне рад ошибиться, если стояние у Восточной Гуты окажется просто одним из эпизодов борьбы с вооруженными повстанцами.



    Перед началом изложения своего видения хочу попросить читателей, считающих, что все народы и государства ( за исключением “кровожадной”, “варварской” России) состоят из бесполых ангелов, безотходно питающихся амброзией, которую они и охраняют от варваров при помощи высоко гуманных бомбардировщиков, наследующих традициям высокого Возрождения, - не утруждать ни себя чтением одиозного текста, - ни моих думающих соотечественников продуктами вашего негодования.

    Итак. В Сирии возможно складывается ситуация, которая заслужит сравнение со стоянием на реке Угре или пересечением Рубикона.

    Сначала цифры. Разные источники сообщают, что в Восточном Средиземноморье, Красном море и Индийском океане сосредоточены корабли ВМС НАТО, вооруженные более, чем шестью сотнями КРМБ (крылатых ракет морского базирования). Для неспециалистов напомню, что три операции по вторжению в Ирак и одна в Афганистан начинались с удара крылатыми ракетами из выше указанных акваторий. Начиная с 1991 года, когда СССР, а затем и Россия, в-первые с 1945 года не оказывала поддержки атакуемой стране, интервенции НАТО стартовали с массированного ракетно-авиационного удара (МРАУ) с использованием 700-1200 крылатых ракет морского и воздушного базирования и до 1 000 истребителей и бомбардировщиков. США и НАТО имеет свои авиабазы в Италии, Турции, Катаре и на Диего-Гарсии, кроме того стратегические бомбардировщики Б-2 и Б-52 могут атаковать с аэродромов в Северной Америке. Это позволяет в считанные часы наращивать ударную группировку.

    Подобная концентрация сил означает возможность интервенции в Сирию (вот будет удивительно, если в Саудовскую Аравию) через один-два часа после получения приказа. Результат такого МРАУ предсказуем, по опыту трех интервенций в Ирак, одной в Югославию и одной в Афганистан, - полное подавление сопротивления обороняющихся и уничтожение критически важной инфраструктуры. По информации из неофициальных источников в 2016 году США и НАТО уже готовили подобную операцию для Сирии, но не реализовали ее.

    ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ? И ЧТО ТУТ ОСОБЕННОГО?

    После 1945 года США и европейские державы не могли в одностороннем порядке применять военную силу против стран, которые поддерживал СССР. Для тех кто не знает напомню, что многие современные государства особенно Ближнего Востока только после Второй мировой войны перестали быть колониями либеральных демократий Европы. Иран, Ирак, Сирия, Саудовская Аравия, Израиль и другие страны имеют государственные границы, нарезанные англичанами и французами после 1947 года. В 50-60-ые годы в результате революций к власти пришли национальные лидеры в Египте (Насер), в Сирии (Асад), в Ираке (Хусейн), в Ливии (Кадафи). Когда “ужасный” СССР подавлял восстание в Венгрии в 1956 году, “святые” Франция и Британия за три года до этого подавляли восстание в Египте. В 1962 году “святая” Франция проиграла войну за Алжир, а через шесть лет, в 1968 году, “ужасный” СССР подавил восстание в Чехословакии. В это же время “святые” США уже вовсю демократизировали бывшую французскую колонию Вьетнам. (Хочется спросить у “начитанных” соотечественников, обеспокоенных многовековой “испорченностью” России, почему это современные французы, англичане и американцы изменились и не имеют ничего общего со своими родителями, а мы, современные россияне, - продолжатели “варварских” традиций. Но оставим обсуждение раздвоения личности у “чистых” душой и мыслью, для следущей статьи). Кстати сам недавно с удивлением узнал, что в 1977 году в соответствие с секретным индо-советским военным договором советский атомный флот предотвратил вмешательство американского флота в индо-пакистанский конфликт. Узнал, потому что Индия в 2017 году отмечала сорокалетие данного события.

    В 1991 году история бывших колоний обратилась вспять. К 2018 году ликвидированы или устранены от власти руководители Ирака, Ливии, Египта, Йемена. На краю пропасти стоит Сирия, на очереди Иран и страны Средней Азии. После взятия под контроль данных территорий Китай может забыть о независимых поставках энергоносителей из Ирана, Ирака, Туркменистана, Казахстана и Саудовской Аравии. Поставка ему и от него энергоносителей, продуктов питания и товаров по морю и/или Шелковому пути без разрешения США и коллективного Запада, как и в последние 200 лет (за вычетом периода с 1953 по 1991 годы) будет невозможна. Любителям наивных альтернативных сценариев предлагаю представить себе страну, которая в одиночку под угрозой удара 1200 крылатых ракет и 1000 самолетов, не согласится с санкциями за мельдоний, притеснение геев, неуважение к животным или за колбу с белым порошком. Доказательств, как мы уже знаем не нужно, достаточно заявления в СМИ.

    Единственная сверхдержава, которая в ХХ-ом веке могла ограничивать коллективный запад, в 1991 году отдала Ирак и арабские страны, в 1994 - ушла из Восточной Европы, в 1999 году - отдала Югославию, в 2001 году - сдала договор по ПРО, в 2004 году - приняла расширение НАТО, и цветные революции в Грузии и Украине с перспективой членства последних в НАТО. После принятия Прибалтийских республик, Украины и Грузии в НАТО Россия утрачивала бы контроль за Балтийским и Черным морем и возвращалась бы в допетровские времена. Позиционные районы американской ПРО в Польше и Румынии снимали вопрос ядерного сдерживания, а контроль за газопроводами через Украину и Польшу лишал Россию доходов и влияния на Европу. В принципе партия сыграна блестяще, и заявление Путина в 2007 году на Мюнхенской конференции по безопасности о начале ПРОТИВОСТОЯНИЯ иначе как жалкое чудачество никто и не воспринял.

    Здесь можно сделать паузу, чтобы послушать обвинения в любви к теориям заговора. Поговорить о случайности совпадений, об отсутствии связей между уютными европейскими кафе, убийством Кадафи, поддержкой ИГИЛ, НАТОвскими ракетными эсминцами в Черном море, о бойкоте Сочинской олимпиады из-за притеснения геев, отстранении спортсменов от олимпиады в РИО из-за мельдония и введением экономических санкций за сбитый Малазийский боинг. Так, что если Вас ударили по затылку, ткнули ножом в бок, обчистили карманы и задержали за домогательство к нападавшим, знайте, что все это объединяет между собой только одно - Вы сами, и ищите причину в себе.

    ПРОТИВОСТОЯНИЕ (начало)

    Надо отдать должное нашим западным партнерам геополитические партии они развертывают профессионально, имея более 200 лет опыта в подобных делах. Уже в 2008 году одновременно с началом мирового экономического кризиса, который по слабой экономике России ударил сильнее, чем по западу, начинается война с Грузией. Война с одной стороны подтвердила ставку на нерешительность Медведева и устаревшее обеспечение российской армии, а с другой - на ней прозвучал первый тревожный звонок: Россия впервые с 1979 года уверенно использовала свои войска на территории другого государства (афганский синдром преодолен) и подтвердилась старая истина: стратегическое и оперативно-стратегическое планирование и подготовка театра военных действий русским Генштабом относит Россию к высшей лиге. Многие мои знакомые негодовали, от того что наши танки не взяли Тбилиси и обвиняли Главнокомандующего в нерешительности. “Чистые” душою негодовали, что мы немедленно не сдались и не покаялись. На самом деле активная фаза противостояния началась. Россия начала приучать Запад к своей жесткой реакции, но на фоне старого вооружения и быстрого окончания боевых действий после окрика НАТО, не давала поводов для серьезных опасений.
    Потом была смерть Кадафи и развал Ливии, в ответ рокировка Медведева и Путина. Неимоверный коррупционный скандал с Сердюковым, который прикрыл от внимания западных военных аналитиков десятки миллиардов долларов инвестиций в НИОКРы на новые вооружения. Россия ускоряет создание сил спецопераций. В 2013 году вмешательство вместе с Китаем в Сирийский конфликт и вывоз и уничтожение химического оружия. В результате предотвращение вторжения НАТО в Сирию. Противостояние начинает удаляться от территории России, мир привыкает к самостоятельности России на Ближнем Востоке. Но силы России пока слабы, и Запад реагирует умеренно.
    Усиливается атака на олимпиаду в Сочи, она может поднять национальное самосознание и уверенность в своих силах русских. Цветная революция в Киеве, запланированная на выборы 2015 года, резко переносится на конец 2013 года. Главы всех западных держав бойкотируют Сочинскую олимпиаду (в защиту геев, окружающей среды, в борьбе с коррупцией и против геноцида черкесского народа). Противостояние переносится к границам России. Госпереворот в Киеве переводит ПРОТИВОСТОЯНИЕ в следующую фазу.

    ПРОТИВОСТОЯНИЕ (умеренная эскалация)

    Сюжет предлагается простой. Привычно спровоцированные “народные” выступления на майдане Незалежности (площади Тахрир, Болотной площади, в Алеппо и т.д.) за все хорошее против всего плохого. Острый политический кризис. Россия, наученная опытом Горбачева (ему нерасширение НАТО на Восток было обещано устно), фиксирует урегулирование кризиса подписанием соглашения тремя министрами иностранных дел Польши, Германии и Швеции. На следующий день соглашение нарушено без какой-либо ответственности стран-подписантов. До устного обвинения “highly likely” России 20 странами НАТО в применении боевых газов в Британии остается четыре года.

    Холл Гарднер, известный американский геостратег в своей книге “Крым, Глобальное Соперничество, и Месть Истории”(2015) приводит интересные обсуждения Генри Киссинджера, Пола Ницше, сенатора Лугара и других магистров Холодной войны, которые все 90-ые годы предостерегали западный истеблишмент от расширения НАТО и игнорирования интересов России. Интересно, что вопрос Крыма затрагивался еще в 1994 году, и формулировался как “интернационализация” русского города Севастополя и Черного моря, то есть придания им не национального, а международного статуса под контролем НАТО-ЕС и России. Позже Россию решили из этой группы вычеркнуть. Для “чистых” душой и мыслью поясню, контроль НАТО над Черным морем планировался с начала 90-ых. Вопрос лишь в том, что силовики, реально оценивающие стоимость войны с Россией, предлагали ее интересы учесть, а либералы предпочли обойтись без России.

    Переворот в Киеве, как эскалация ПРОТИВОСТОЯНИЯ, совершен во время олимпиады в Сочи (война в Грузии во время олимпиады в Пекине). Россия еще только начала сосредотачиваться, а Хиллари Клинтон уже превентивно сообщила, что Путин, как и Гитлер использует олимпиаду для маскировки военных планов. (До заявления Бориса Джонсона, что Путин “highly likely” применил боевой газ в Британии на кануне ЧМ 2018 года, чтобы как Гитлер прикрыть свои военные планы, остается четыре года.)

    Россия, как и положено военной супердержаве с традициями высшей лиги, избежала двойного капкана. С одной стороны, Россия не пошла на широкомасштабное вторжение, которое бы привело к большим экономическим, политическим и человеческим затратам и дало бы НАТО карт-бланш на массированный военный ответ. Многие мои “горячие” соотечественники до сих пор критикуют Путина за нерешительность и отказ от танкового броска до Днепра. Другие мои соотечественники, “чистые” душою и мыслью,… короче тоже не довольны. С другой стороны, Россия забрала на этой фазе ПРОТИВОСТОЯНИЯ ключевой актив, приз, ради которого развертывался сценарий - полуостров Крым - непотопляемый авианосец, позволяющий контролировать Ближний Восток, Восточное Средиземноморье, Восточную Европу и часть Южной и Западной Европы. То, что партия сыграна подтвердил визит Киссинджера в Москву ( к нему мы еще не раз вернемся ), который в интервью мировым СМИ заявил, что воссоединение Крыма с Россией - факт неприятный, но свершившийся, и надо начинать строить новые отношения с учетом интересов России.
    Запад, как профессиональный игрок с более, чем 200-летним опытом геополитической борьбы вбросил домашние заготовки: бомбили восточные районы Украины, чтобы заставить Россию официально ввести войска, уронили Боинг, чтобы ввести экономические санкции, разорвали все оборонные контракты Украины и России, перевооружение флота и транспортной авиации России, критически зависели от этих контрактов. (Мы вернемся к перевооружению флота и авиации при обсуждении принципа Больших кораблей).

    На данном этапе стороны решали свои задачи. Запад, по-прежнему недооценивая мощь и решительность России, владеет инициативой, но пытается вернуть Россию в однополярное стойло с минимумом затрат, особенно военных. России пытаются сократить финансовую и технологическо-промышленную базу перевооружения. Ни скорость, ни масштабы перевооружения не осознаются ни западными военными аналитиками, ни российскими любителями порассуждать на оборонные темы. Россия прежде всего покупает стратегическое время, чем позднее запад решится на радикальные военные меры, тем лучше. Основы стратегии требуют принимать сражения только там и тогда, где это тебе наиболее выгодно. Наибольший шок (strategic suprise, в военной терминологии) у запада вызывают: а) бескровное, сверхэффективное взятие Крыма под контроль (даже активные критики Путина среди моих знакомых признавали, что такая эффективность лишает их всяких аргументов), а это требует перерасчета потерь НАТО при столкновении с таким противником; б) неспособность разведки НАТО вскрыть время, цели, маршруты и силы российской операции, и это в условиях глобального контроля за перемещениями каждого человека, телефона или машины; в) появление у России такого количества новых систем радио-электронной борьбы, применение которых не описано даже в теоретических разработках армий НАТО. Самолет-разведчик 70-ых годов разработки в Черном море отключает все электронные системы управления огнем ракетного эсминца, части системы глобального ПРО. Россия покупает еще четыре года.

    ПРОТИВОСТОЯНИЕ (борьба за инициативу)

    Россия, как страна с великой стратегической традицией, понимает, что отдавая инициативу противнику и давая разворачиваться конфронтации у своих границ, она неизбежно проиграет. В лучших традициях Сципиона Африканского Россия смещает фокус противостояния на Ближний Восток, постепенно перехватывая инициативу.

    Краткие результаты Сирии для ПРОТИВОСТОЯНИЯ. Россия может высокоточно +/- 3-10 метров поражать цели с дистанции 2 500 км. Это показано по всем мировым каналам ТВ, включая страны, над которыми пролетали крылатые ракеты. Это требует очередного пересчета потерь НАТО от столкновения с Россией. Телевидение нужно, чтобы западные избиратели в том числе бизнес оценил стоимость войны с “ржавой бензоколонкой”. У России есть десятки морских носителей крылатых ракет и сотни воздушных. И все они за два года в Сирии наносили удары по реальным объектам. Более 50 000 военнослужащих получили опыт реальной войны в современных условиях на чужой территории, раньше этот опыт был только у войск НАТО в Ираке и Афганистане. Все генералы вплоть до командующего дивизии прошли через Сирию. Почти все летчики боевой авиации получили реальный опыт применения современных вооружений. Прошли реальную проверку сотни наименований новых вооружений. Русские подводные лодки в Средиземном море уходят от любых эскортов кораблей НАТО и наносят из под воды удары крылатыми ракетами. Дальняя авиация с российских аэродромов по воздушным коридорам над Ираном и Ираком крылатыми ракетами поражают цели в глубине Сирии. В освобождении городов приняли участие от 10 до 20 тысяч бойцов российских войск спецопераций. Над Сирией без разрешения России практически никто не летает. Из 59 крылатых ракет, запущенных по территории Сирии с ракетных эсминцев США, половина исчезла.

    Итак. На два года внимание от границ России, от Украины и Калининграда переведено в Сирию. Россия переподготовила, перевооружила свою армию в реальных боевых условиях с минимальными потерями для себя. Только представьте, что все тоже самое пришлось бы, не дай Бог, делать в войне за Донбасс. Запад, ожидая, что Россия вот-вот надорвется сама, только только перебрасывает свои бронетанковые дивизии в Польшу. Выборы Трампа (на самом деле Хилари Клинтон) и Путина завершают расстановку сил для перехода к острой фазе противостояния.

    ПРОТИВОСТОЯНИЕ у Восточной Гуты (острая фаза начинается)

    У моих думающих соотечественников могло сложиться впечатление, что меня занимает лишь военное противостояние, а не столь актуальные вопросы экономики, экспорта высоко технологичной продукции и развития российской промышленности. Отнюдь. Именно эти вопросы и занимают меня каждый день, но в отличии от моих “начитанных” соотечественников, которые вот уже сорок лет водят нас по пустыне своих рассуждений, я не считаю, что экономические изменения в столь крупной мировой державе, как Россия, можно планировать в геополитическом и геоэкономическом вакууме. Проще говоря, лавочнику, торговавшему у стен московского Кремля, может и не было дела до стояния на реке Угре, но окончание выплат дани Орде повлияет на экономику Руси. А какая это Орда: степная или атлантическая? Мне без разницы.

    Начавшаяся острая фаза противостояния России с коллективным Западом, этакой евроОрдой, как раз и интересна той геополитической и геоэкономической развилкой, на которой находится мир.

    Итак. Запад больше не стесняется. Запад готов “наказать” (за что выберете сами: мельдоний, геи, Сталин, Крым, Боинг, Арктика…). Ставки очень высоки. В Орде нет денег, долги превысили 100% ВВП Орды. Нужно как и в предыдущие 200 лет собрать дань. Дань, заплаченная Россией тридцать лет назад закончилась. Россия ведет себя неадекватно, не только сама не платит, но и начинает мешать собирать дань с других. Многие народы оживились, и пошли слухи, что может в Вашингтоне и Брюсселе Чингизсхан не настоящий. Такое прощать нельзя и пришло время собирать Большое войско.

    Предлог.
    Интересно было бы в будущем изучить важность архетипа химического отравления в коллективном англосаксонском и европейском бессознательном, но для мобилизации налогоплательщика - оно действует мгновенно и безотказно.
    Многомесячная компания по “разоблачению” господдержки допинга в российском спорте “доказала” налогоплательщикам, что все русские поголовно применяют химию. Пока не боевую. Но попытки вбросить химоружие в Алеппо, Гуте и других городах быстро пресекалось Россией или демонстрацией источников у повстанцев, или предложением химической экспертизы в международной комиссии по химоружию. Эту ситуацию необходимо было резко изменить. Поднять градус и лишить Россию ее аргументов. За несколько дней до дела Скрипаля британские власти осведомленно сообщили, что Асад уже применил или вот-вот применит (нужное подчеркнуть) химическое оружие (новость старая), которое ему поставил северокорейский диктатор Ким Чен Ын (новость свежая). Даже ко всему привыкшие западные СМИ не смогли переварить эту новость. Поэтому на сцену выходит Скрипаль. Действие поставлено в Британии, поэтому она ничего не должна доказывать. Призыв России к привлечению Комиссии по химвооружению, предоставлению химических формул или каких-либо фактов отметается, как смехотворный. Высылаются русские дипломаты из двадцати стран НАТО, за применение боевых газов на территории одной из стран НАТО. Практически на языке профессионалов - это “casus belli”, событие, которое может стать причиной объявления войны. От войны нас отделяет только “highly likely” и 10 000 ядерных боезарядов у России.

    Место стояния.
    С высокой вероятностью это будет Сирия. Будет ли это Восточная Гута, Голанские высоты или нефтяные месторождения на границе с Ираком - непринципиально. Весь театр военного столкновения может растянутся от Калининграда до Северной Кореи, но наиболее интенсивные действия, по моему мнению, развернутся в Сирии вокруг наших военных баз. С 2002 года после вторжения в Афганистан и 2003 года после вторжения в Ирак налогоплательщики, избиратели и телезрители привыкли, что в этом регионе могут применяться средства вооруженной борьбы, которые на территории цивилизованных стран были бы восприняты как “конец света”. Массированные ракетные и авиационные удары, борьба за господство в воздухе, применение средств радио-электронной борьбы, оперативно-тактические ракеты, удары с кораблей и подводных лодок и так далее.

    Концентрация сил.
    Десятки ракетных кораблей НАТО, подводные лодки, плюс одна две авианосных группы, это от 600 до 1 000 крылатых ракет. От одной-двух сотен до тысячи ударных самолетов. Одна-две экспедиционных группы по 3 000 морских пехотинцев в каждой. Несколько тысяч бойцов спецподразделений стран НАТО, 20-30 тысяч арабских боевиков и контингент войск НАТО в Ираке. В принципе классическая интервенция войск НАТО последних 20-25 лет с предсказуемым победным результатом. Но есть одна особенность - русские экспедиционные войска. Подробнее о них чуть позже.

    ТЕПЕРЬ О ГЛАВНОМ. Что выиграла Россия, отложив противостояние на десять лет с 2007 до 2018 года?

    ПЕРВОЕ. Место сражения.

    В 2007 году это была бы территория России или стран бывшего СССР с русскоязычным населением. В 2008 году это была Грузия. В случае неудачи России - это утрата военных баз в Абхазии и Южной Осетии, удаление русского флота из Севастополя, кризис вокруг Калининграда. Мало кто знает, что в случае вмешательства НАТО в войну с Грузией русский Генштаб планировал пробить сухопутный коридор в Калининград, его от территории Белоруссии отделяет полоска земли в 120 км, а это боевые действия в Прибалтике. В 2014 году это должна была быть территория Крыма и Восточной Украины, где в случае боевых действий должны были погибнуть с обеих сторон русские, уничтожены русские города и инфраструктура, входящая в зону экономических интересов России. Напомню, что с 1941 года по 1944 год война шла на нашей территории и, уничтожая фашистов, наша армия уничтожала наши города, заводы, дороги. Многие пропустили мимо ушей недавнюю фразу Главкома вооруженных сил России, о том что Россия больше не допустит боевых действий на своей территории.
    Попытки в 2014-2015 годах бомбардировками Донбасса официально втянуть Россию в войну на территории ее культурных, экономических и политических интересов закончились Иловайским и Дебальцевским котлами и подписанием Минских соглашений. Армии НАТО недостаточно неэффективно воюют в сухопутных сражениях и боятся потерь, поэтому всегда выставляют вместо себя армии варваров (местного освобожденного населения). На Украине НАТО получало враждебную России армию в 200 тысяч человек. Независимо от результатов боестолкновений с обеих сторон гибли русские и нарастала социальная рознь. Несмотря на то, что Россия быстро купировала боевые действия на Украине, нам все таки был нанесен урон. Политические элиты Белоруссии и Казахстана напряглись. Необходимо было срочно менять место острого противостояния с коллективным Западом.
    Сирийская кампания, сколько бы не пытались начитанные соотечественники исчислять ее значение в новых трамваях для Екатеринбурга или Пскова, спасла Россию и русский мир от огромных потерь. Невозможно даже представить себе как Россия нанесла бы удар 26 крылатыми ракетами по пригородам Мариуполя, а не по базам боевиков под Пальмирой. Как российский спецназ оттачивал бы навыки быстрого освобождения городов не в Алеппо, а в, не дай Бог, Одессе. Российская армия получила возможность два года вести скрытое/неофициальное, но прямое противостояние с войсками спецназначения США, Британии, Франции, Германии, с самолетами и системами ПВО НАТО. Россия за два года смогла переподготовить и перевооружить более 50 000 бойцов Сирийской армии, что позволит в будущем конфликте снизить русские потери в сухопутных боях. И с арабскими повстанцами, вооруженными странами НАТО на земле Сирии будут сражаться сирийские и иранские бойцы.

    ВТОРОЕ. Союзники, общественное мнение и политические последствия.

    Привычно повторяя фразу о том, что у России нет союзников, мы подразумеваем вечных и безусловных. Ведь с ситуативными союзниками в Сирии у России все хорошо. За время Сирийской кампании Россия смогла провести подготовку будущего театра военных действий. Иран уже был вовлечен в конфликт, разделяет с Сирией основную нагрузку по потерям среди сухопутных войск. Население Ирана - 70 миллионов человек и это сопоставимо с мобресурсами Польши и Украины вместе взятыми. В случае проигрыша России и падении Сирии Иран - следующий кандидат на “демократическую” интервенцию, поэтому сепаратные переговоры почти исключены. Турция - обладатель крупнейшей сухопутной армии НАТО в Европе, держатель ядерного оружия НАТО на авиабазе Инджерлик. За два года в Сирии России удалось, пусть и на время, превратить Турцию из острия копья НАТО на Черном море в нейтральный буфер с левого фланга. Турция даже в 2003 году не дала самолетам НАТО воздушного коридора для бомбардировок Ирака, а после попытки госпереворота в Турции авиабаза Инджерлик блокирована и США выводят оттуда свои самолеты. На прошлой неделе Турция пообещала разбомбить те районы Сирии, в которые вдруг Франция решила ввести свой спецназ. Россия смогла найти общие интересы у Турции с Ираном, улучшить отношения с Ираком и Саудовской Аравией, получить поддержку Египта и Катара, с территории которого США срочно выводят свою вторую по значению авиабазу в регионе.

    Итак, если боевые действия в Донбасе напрягли отношения России даже с привычными союзниками, то два года войны в Сирии открыли для Москвы много новых дверей в регионе. Этот раунд Россия выиграла у НАТО с сухим счетом.

    ТРЕТЬЕ. Качество и количество вооружений, опыт боевых действий, новизна.

    Все выше перечисленные мною системы вооружений, которые страны НАТО сконцентрировали для интервенции в Сирию, они могли также применить и десять лет назад. У России же в 2007 году многих современных систем вооружений или не было совсем, или они были в малом количестве. В 2018 году в Сирии (или в двух часах полета от Сирии) Россия сконцентрировала полтора-два десятка носителей крылатых ракет морского базирования, от нескольких десятков до полутора сотен носителей крылатых ракет воздушного базирования с радиусом поражения до 2,500 километров и более. Несколько десятков установок береговых противокорабельных ракетных комплексов со сверхзвуковыми средствами поражения. На авиабазе в Сирии и в двух часах лета от нее сгруппированы от нескольких десятков до полутора сотен самолетов: истребителей, разведчиков, летающих радаров, бомбардировщиков, противолодочных самолетов и вертолетов. Небо над регионом контролируют от двух до четырех дивизионов С-400, неизвестное число российских и сирийских дивизионов С-300 (несколько самолетов ВВС Израиля было сбито комплексами С-200), неизвестное количество ЗРК Панцирь-С1, Тор-М1 и М-2. Совокупно эта группировка средств ПВО способна нанести непоправимый ущерб авиагруппировке из нескольких сотен самолетов НАТО. Неизвестным параметром для НАТО остается количество и качество систем радио-электронной борьбы, способные сбивать с курса крылатые ракеты (меняя им координаты в системах навигации), самолеты и даже ракетные эсминцы, способные отключать системы управления самолетами и кораблями вплоть до повреждения электроники, способные блокировать все системы связи противника в радиусе от 300 до 3 000 километров, способные ослеплять военные спутники разведки и связи, и наконец делать электронно “невидимыми” как отдельные самолеты и объекты, так и целые войсковые подразделения.

    Россия в 2018 году в Сирии создала группировку сил, которую по многим параметрам не смог бы создать Советский Союз. (Без США все страны Европы вместе взятые не могут создать подобную группировку.)

    ЧЕТВЕРТОЕ. Другие театры военных действий, стратегические фланги, возможность применения ядерных боеприпасов.

    Многие “начитанные” соотечественники могут привести цифры вооружений стран НАТО или размер их ВВП (очень забавный аргумент, как десятки триллионов долларов долга стран Европы делают их мощными бойцами), чтобы показать, что пока Россия собрала все свои силы в Сирии страны НАТО или, как принято говорить, все мировое сообщество нападет на Россию “везде” и накажет ее тоже “везде”.

    Здесь необходимо пояснить, что делала Россия в последние четыре года в Крыму и Калининраде. Нападать на Россию везде нельзя. Если хоть одна неядерная ракета НАТО упадет на один объект гражданской инфраструктуры России, Россия получает моральное право немедленно ответить ударом по гражданской инфраструктуре Европы (Америка далеко и придется задействовать стратегические силы). Один удар по крупному аэропорту, логистическому хабу, водохранилищу или газопроводу принесет крупнейшим странам Европы экономический коллапс невиданный со времен Второй мировой войны. Пяти-десятиминутная задержка вылетов во Франкфурте или Хитроу в Лондоне обычно приводит к недельным судорогам авиаперевозок в Европе. Одномоментное удаление из европейской транспортной сети франкфуртского аэропорта, не только немыслимо как событие, но и не мыслимо по своим экономическим последствиям. Поэтому “начитанные” люди на Западе знают, что сначала надо лишить Россию возможности ответить силой, причем сделать это столь эффективно, чтобы единственным выбором были переговоры и сдача позиций.

    Армии НАТО не могут атаковать Россию везде, так как натовские танки не могут транспортироваться по железным дорогам. Они шире железно-дорожных платформ и будут цепляться с любыми поездами встречного направления. Танки НАТО весят более 60 тонн каждый и их не выдержат большинство малых и средних мостов в Европе. НАТО не сохраняет советский стандарт высоты техники в четыре метра, а значит их техника не сможет пройти под арками мостов, акведуков, развязок и так далее. Это оставляет один вариант перемещения бронетанковых дивизий в Европе - по федеральным автомагистралям. Передислокация одной такой дивизии из Германии в Польшу показала, что: а) немецких дорог не напасешься на такие перемещения; б) переход в 500-600 километров по шоссе снижает моторесурс танков в случае боевых действий; в) немецкий, чешский, словацкий избиратели, грубо говоря, гадят в штаны, понимая что вслед за американскими сюда могут приехать русские танки; г) ну и наконец, хотя американская оккупация стран Европы и, особенно, Германии и не прекращалась с 1945 года, но в межгосударственных договорах стран Европы нет пункта разрешающего американским танкам свободно пересекать их границы, да еще и по федеральным шоссе.

    Наконец, те факты, ради которых я и совершил данный экскурс в историю сухопутных держав. Армия НАТО - это армия великих морских держав Америки и Британии, а следовательно вся их ударная мощь в том числе и сухопутная доставляйте или по морю, или по воздуху. Для сколь-нибудь приличной атаки на Россию, особенно с контролем территорий им нужны хорошо оборудованные глубоководные порты. Внимание, в Балтийском и Черном морях. В Балтийском море это порты Прибалтики. Отсюда такое стремление принять их в НАТО, а не потому что 8000 их солдат укрепят оборону США. Отсюда же и борьба Гитлера и Сталина за Прибалтику. Это не диктаторская жадность, а борьба за возможность или недопущение стратегических десантных операций. От Прибалтики, как плацдарма стратегического сосредоточения против России приходится отказаться, русские танковые дивизии возьмут под контроль прибалтийские порты быстрее, чем выйдут морские транспорты НАТО из Германии. Вспоминается анекдот американского летчика, который говорил новичку: “Не думай, что если, ты сбил в воздухе все русские самолеты, то по прилете на свой аэродром, не обнаружишь, что русский танкист доедает твой завтрак.” Порты Германии тоже не подходят, как мы выяснили раньше. Остается Польша и ее всегда открытые для НАТО порты. Но здесь есть две неприятности: Калининград и Искандеры. Калининград не случайно не был возвращен Германии, но и не передан в республиканское подчинение ни прибалтам, ни белорусам, в отличие от Севастополя, который пришлось срочно возвращать. Так вот размещение в Калининграде оперативно-тактических ракетных комплексов “Искандер-М” с радиусом действия в 500 км (некоторые западные эксперты утверждают, что 1,500 или даже 2,500, но к тоже им поверит) делает разгрузку американских и британских транспортов с бронетехникой в портах Польши практически бессмысленными. Для обороны самого Калининграда добавлены комплексы ПВО С-400, береговые ракетные комплексы “Бал” и “Бастион” и множество другой современной техники. Кроме того крылатые ракеты Калибр (те которые в Сирии, под телекамеры для достоверных наблюдений были запущены на расстояние 1,500 км и более) развернуты на кораблях, подводных лодках и самолетах Балтийского флота, чтобы оттуда быть способным поражать цели в портах Великобритании.

    Второй стратегический фланг, Южный, Россия прикрыла с помощью непотопляемого авианосца полуострова Крым. Высадка транспортников НАТО в Черном море сегодня невозможна. Порты полуострова Крым для них утрачены, попытки создать военно-морские базы в Одессе носят скорее провокационный характер. Даже ракетные эсминцы НАТО входят в Черное море с большой опаской. В случае начала боевых действий даже проход отдельных американских кораблей через Босфор будет невозможен. Десятки противокорабельных систем “Бал” и “Бастион”, десятки крылатых ракет с кораблей, подводных лодок и самолетов, самодостаточная (то есть способная без дополнительной помощи решать свои задачи) группировка ПВО, истребительной авиации и сухопутные силы численностью в 50 и более тысяч человек делают попытку наказать Россию “везде” крайне дорогостоящей. Желающих вспомнить об украинских нацбатах, остановлю несколькими сообщениями. Три новых дивизии, сформированных в Ростовской области, специально для решения украинского вопроса, воссозданная (единственная в мире) ударная танковая армия, и соединения Южного военного округа, прозванные в Донбасе, как “Северный ветер” - решают не только вопрос нацбатальонов, но и передачу власти на Украине другому правительству в течении 7-14 дней. Так, что ближайшие порты для высадки экспедиционных сил НАТО находятся в Румынии и танкам по их дорогам до России или даже Днепра быстро не добраться.

    Довершает картину на Южном стратегическом фланге военно-морская база в Тартусе и военно-воздушная база Хмеймим, которые должны осложнить силам НАТО даже подход к Босфору. Бомбардировщики Ту-22М (с аэродромов Крыма) и корабли с ракетами Калибр простреливают Южную Европу до портов Франции.
  18. Нравится
    Ария оценил Yamato в Военно-морской Флот (часть 2)   
    Это просто дебильная болтовня, не более. Написавшие статью "спецы" и понятия не имеют о боевых возможностях Кузнеца. Кстати, он единственный в мире авианосец, который несет в себе противолодочное и ударное ракетное оружие, а так же способен вести БД автономно. Так что пусть пишут
  19. Нравится
    Ария оценил Drew в Военно-морской Флот (часть 2)   
    Экс-глава Генштаба РФ прокомментировал отзыв западных экспертов об «Адмирале Кузнецове»
    Москва. 5 апреля. INTERFAX.RU. Российский адмирал не согласен с выводами иностранных экспертов, которые включили тяжелый крейсер «Адмирал Кузнецов» в пятерку худших авианосцев в истории.
    Источник: РИА "Новости"
    «У многих других стран и такого авианосца нет», — сказал «Интерфаксу» в четверг бывший начальник Главного штаба ВМФ России адмирал Виктор Кравченко. По его словам, «Адмирал Кузнецов» действительно уступает американским авианосцам, но в то же время это корабль, который способен эффективно выполнять боевые задачи.
    Так Кравченко прокомментировал выводы авторов издания National Interest, которые назвали российский «Адмирал Кузнецов» худшим авианосцем.
    Если говорить об «Адмирале Кузнецове» в целом, то и по современным меркам это достаточно мощный корабль. Он может эффективно выполнять определенный круг задач. У него есть ударное оружие, противолодочное, противовоздушное. Пройдет ремонт и все будет нормально.
    «Если рассуждать мерками США, у которых более десяти авианосцев, и несколько из них атомные, на современной базе, то с ними сравнивать действительно нельзя. У нашего авиакрыло не очень большое — только 50 летательных аппаратов, а у американцев — до ста», — сказал адмирал.
    «“Адмиралу Кузнецову” немало лет. В то же время, когда он участвовал в операции в Сирии, он показал, что он может приносить достаточно большую пользу», — заявил Кравченко.
  20. Нравится
  21. Плюс +
    Ария оценил Drew в Война в Сирии 2   
    Путешествие по «метро» В.Гуты на авто ( без перевода) но понятно, что тоннели больше 10 км. 
     
  22. Плюс +
    Ария оценил Drew в Курды, Курдистан. Проблематика.   
    Что из себя представляют курды
    Говорить кто такие курды, как о едином народе нельзя, ибо мы имеем дело не с единым этническим массивом, а с пестрым конгломератом - отличными друг от друга этническими, религиозными и языковыми группами с преимущественно племенным самосознанием, а следовательно – с совершенно отличными друг от друга идентичностями. Шаг к формализации независимости может нарушить сбалансированное состояние и принести гораздо больше вреда, чем пользы для самих же курдов
    О курдском вопросе на современном этапе и современном состоянии курдоведения рассказывает Кавказскому геополитическому клубу директор Института востоковедения Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван), заместитель директора Центра азиатских и африканских исследований НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург), доктор филологических наук, профессор Гарник Асатрян.
    - Уважаемый Гарник Серобович, события последних лет значительно усилили интерес к курдскому национальному движению и курдам как таковым. В этой связи хотелось бы прояснить некоторые базовые вопросы. Прежде всего, можно ли говорить о том, что курды представляют собой единый народ? 
    - Действительно, к курдам и к курдскому вопросу сегодня проявляют интерес все: и непосредственно занимающиеся курдами, и так или иначе вовлеченные в курдские дела, и далекие от курдов и курдского вопроса люди. Тем, кто не знает «эзотерики» курдского вопроса, кто столкнулся с ним в связи с последними развитиями, просто мониторя события на Ближнем Востоке за последние годы и почитывая курдские ресурсы, может показаться, что с курдами вот-вот произойдет что-то из ряда вот выходящее - скажем, создание собственного государства, к чему они как бы давно идут. Но это, поверьте, весьма поверхностное и иллюзорное восприятие курдской действительности.
    Всплески международного интереса к курдам бывали часто, причем не меньшей интенсивности, чем нынешний; просто в отсутствие интернета это было менее заметно. Да и «экспертов по курдам» было гораздо меньше, и говорили они в основном по существу. И во втором десятилетии XX века, и в конце 40-х, и в конце 50-х, и в 70-х годах прошлого века курдский вопрос стоял не менее остро. Можно сказать, что он появлялся в международном информационном поле с интервалами в 20-30 лет - всякий раз, когда курдский фактор целенаправленно актуализировался для решения тех или иных вопросов на ближневосточной арене.
    О курдах начинают активно говорить разного рода «поборники» их прав, прочат им создание государства, потом все стихает, почти предается забвению, чтобы вспыхнуть вновь через несколько десятилетий. При этом основной фон этих информационных взрывов – не собственно курды, а некая очередная ближневосточная драма: перипетии распада Османской империи, Первая мировая война, политические кризисы в республиканской Турции, конец Второй мировой войны, политическое развитие в Ираке и, наконец, появление ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация – прим.) и т.д….
    Таким образом, курды преимущественно выступали сопутствующим фактором неких более широких политических процессов — как правило, фактором манипуляции, объектом воздействия третьих сил, действующих, как правило, вовсе не в интересах курдов. Полагаю, и нынешняя волна интереса к курдскому вопросу – как бы его не сформулировали на данном историческом этапе – стихнет, как только будут решены поставленные определенными силами задачи в регионе.
    А теперь конкретно к вашему вопросу.
    Говорить о курдах как о едином народе, разумеется, ни в коем случае нельзя, ибо мы имеем дело не с консолидированным гомогенным этническим массивом, а с пестрым конгломератом - весьма отличными друг от друга этническими, религиозными и языковыми группами с преимущественно племенным самосознанием, а следовательно – с совершенно отличными друг от друга идентичностями.
    Можем ли мы говорить о единстве курдов-алевитов, шиитов, суннитов или курдов, принадлежащих к суфийским орденам? О единстве говорящих на принципиально разных диалектах, по сути – разных языках? Курд из Диарбекира и курд из Санандаджа или Сулеймании контактируют через третий язык - либо персидский, либо турецкий, либо арабский… Вообще, «курд» - во многом искусственный термин, распространившийся в течение последнего столетия на разнородные этнические сообщества. Исторически он восходит к социониму в значении «скотовод, кочевник»; такое значение термина до сих пор сохраняется по всему южному Прикаспию.
    Понятие «курдский народ», а вместе с ним и «Курдистан» последовательно внедрялись в последние полтора столетия – по мере целенаправленного оформления курдского фактора как очень удобного инструмента манипуляции и влияния на политическую ситуацию в разных частях огромного пространства. Представьте себе крупный разношерстный людской массив без четкой идентичности, с преимущественно племенной и клановой самоидентификацией и в высшей степени мифологизированным сознанием, населяющий уязвимые точки знакового региона. Трудно представить себе более удобный объект для использования в разных исторических контекстах, в зависимости от конъюнктуры момента.
    Мы, по сути, имеем дело с разными народами, выступающими под общей искусственной вывеской «курд». Увы, это – непопулярная истина, о ней долгое время вообще не принято было говорить. Но впервые достаточно четко эта идея была сформулирована в работе «Курды северо-западного Ирана» советского востоковеда Олега Людвиговича Вильчевского, служившего во время Великой Отечественной Войны в разведотделе Закавказского Военного округа. Труд его так и не дошел до широкого читателя, будучи издан ограниченным тиражом Разветотделом ЗАКВО для служебного пользования под грифом «секретно». Олег Людвигович, стараясь не согрешить перед академизмом и одновременно не нарушить табу, нашел нейтральную формулировку: он пишет о «курдских народах»...
    При этом речь идет именно о курдском (пусть и условно) конгломерате. Я принципиально оставляю вне этого поля этнические и этно-конфессиональные образования, порою весьма многочисленные (вплоть до 5 миллионов), которые огульно причисляются к курдам курдскими националистическими кругами с подачи псевдоакадемических структур. Заза, гураны, авроманы, баджаланы, шабаки, езиды, лакцы (не путать с кавказскими лакцами), кальхоры, файли, луры, бахтияры и т.д., которых всегда стараются – реально или виртуально - вовлечь в курдское поле, вовсе не являются курдами! Это совершенно отдельные народы, говорящие, как правило, на собственных языках (заза, гурани, лури и т.д.) и имеющие собственную - ярко или латентно выраженную идентичность. В случае же с курдами говорить о какой-либо общей идентичности просто не представляется возможным. 
    - Что же означает «быть курдом» для рядового курда, который задумывается над этим вопросом?
    - Единого мало-мальски обобщающего ответа на вопрос «Что означает быть курдом» просто не существует. Нет конкретных маркеров курдской идентичности, если не считать таковыми десятилетиями впрыскиваемые идеологемы вроде «курдской национально-освободительной борьбы» или «великого Курдистана», занимающего территорию целого ряда государств в Передней Азии, или фантастические мифологемы типа «мы, курды - потомки мидийцев, шумеров, Зороастра, Сасанидов, Аршакидов…».
    Чувство принадлежности к единой общности основывается на фундаментальных, незыблемых основах. Самосознание же среднего курда, не заряженного политикой, далекого от политической конъюнктуры, зиждется, скорее, на его племенной атрибуции, а устремления лежат преимущественного в рамках племенных интересов. А вброшенные извне якобы с целью консолидации курдского массива и укрепившиеся в сознании мифологемы лишь разрыхляют и без того шаткую основу общекурдского единства.
    - Уместно ли рассуждать об общих надеждах и чаяниях, в равной или хотя бы преобладающей степени характерных для курдов всех государств их проживания – Ирана, Ирака, Сирии, Турции и т.д.? 
    - Я уже частично ответил на этот ваш вопрос. Очевидно, говорить об общих надеждах и чаяниях в, условно говоря, «курдском пространстве», конечно же, нельзя. Для начала следует четко определить, что мы здесь понимаем под термином «надежды и чаяния». Если говорить об общих политических целях всех курдов, то надо учитывать, что собственно политические чаяния, как мы их понимаем, сознанию среднестатистического курда не свойственны. Они всегда были представлены лишь в узкой прослойке – в племенной верхушке, а сегодня еще и в умах представителей определенных интеллектуальных группировок, которые и создают всю эту атмосферу, связанную с «надеждами и чаяниями». Но даже в этом случае речь идет об интересах определенной части курдов. Все остальное – «от лукавого»; все эти общекурдские чаяния – желание заинтересованных сил «запустить» курдский фактор сразу в нескольких странах – не только в Ираке, но и в Иране, Сирии, Турции, используя его «по назначению» в зависимости от конкретных целей.
    - Что можно сказать о курдском национальном движении как политической силе – в первую очередь, существует ли оно, в каких формах, каковы его требования? Каков его главный лозунг? 
    - Так называемое «Курдское национально-освободительное движение» - понятие условное. Любое противостояние курдов надо рассматривать в контексте политических и прочих реалий конкретной страны. И тут необходимо отметить два важных момента. Во-первых, в ряде случаев - во многих знаковых моментах упомянутого противостояния – речь шла вовсе не о курдах, а о других народах, ошибочно причисляемых к курдскому конгломерату. Так, например, история «курдского» национально-освободительного движения «обогатилась» восстанием Шейха Сайда 1925 года, Дерсимским восстанием 1937 года и т.д. В реальности же все это – часть истории народа заза, хотя и связанная с общим анатолийским политическим фоном.
    Во-вторых, далеко не всякую форму антиправительственного противостояния следует относить к проявлению национальных устремлений. Часто это было проявлением возникавших противоречий между племенной верхушкой и центральными властями, а порой и просто формой грабительских набегов, как в случае с так называемым «восстанием» Исмаил-бека Сымко (Сымитко) в Иране, объявившим себя в 20-х гг. прошлого века «царем Курдистана»: он не только вырезал все христианское население (армян, ассирийцев) Хоя и Салмаста, но и активно истреблял курдские племена, не входившие в конфедерацию Шакак.
    Головорез, о жестокостях которого сохранились поражающие воображение свидетельства очевидцев, предстает в официальной курдской историографии одной из ярких фигур курдского «национально-освободительного движения», сражавшегося за «освобождение курдского народа». Убитый в 1930 году персидскими войсками, Исмаил-бек Сымко оброс агиографией чуть ли не курдского мученика: мне доводилось видеть фото его трупа у ног персидских солдат, висящие в солидных рамках в домах живущих в Европе курдов.
    Так что к «курдскому движению» можно подобрать множество эпитетов, среди которых определение «национально-освободительное» подходит в наименьшей степени. Я не вижу единого курдского национального движения как феномена, а следовательно не могу говорить ни о его формах, ни о требованиях, ни о лозунгах. Еще раз: мифологемы – не в счет. 
    - Какую роль играет во всем этом религиозная составляющая?
    - Что касается религиозной составляющей у курдов в целом, то она никогда не играла решающей роли, за исключением, пожалуй, алевитской среды, да и то с оговоркой, ибо в данном случае алевитско-суннитское противостояние исторически маркировало, по большому счету, межу между иранской и тюркскими стихиями (сейчас это, конечно, не столь однозначно). А вообще ислам среди курдов всегда имел достаточно сильные позиции: из курдов вышло много прославленных суннитских теологов-улемов. Но религиозная составляющая никогда не была частью курдской политический повестки.Возможно, именно это и нашло отражение в турецкой пословице «По сравнению с армянином и курд - мусульманин».
    - Все мировые и региональные державы – Россия, США, Великобритания, Иран, Турция, Ирак – выступили против проведения референдума в Иракском Курдистане. Скажется ли это на жизнеспособности рождающейся государственности? 
    - Чтобы быть предельно объективным, отмечу, что курдский регион Ирака находится в гораздо более благоприятном положении, чем остальная территория страны. Это касается и экономического состояния, и социальной защищенности, и более-менее структурированного порядка по сравнению с тем, что творится вокруг на Ближнем Востоке. Поддержка союзников (прежде всего, США) – огромные финансовые вливания, поставки оружия, организационная помощь, серьезный собственный ресурс в виде нефти, продолжительный период нейтральности потенциальных противников курдской государственности – Турции, Ирана, Сирии, а также ослабленная центральная власть в Багдаде - все это способствовало созданию островка сравнительного благополучия в разрушенном Ираке.
    Сама идея референдума автоматически исключает наличие почти всех этих факторов, а о лояльности соседей или центральной иракской власти, серьезно набирающей силу в последнее время, придется просто забыть. Не следует забывать и о позиции меньшинств в курдском регионе – езидов, туркмен, ассирийцев, шабаков и проч., которые высказали однозначное желание остаться в составе единого Ирака и, безусловно, будут бороться за это с оружием в руках. Добавим сюда еще и проблему спорных территорий, которые им никто не уступит. В общем, вызовы будут на всех уровнях. Все это ставит под сомнение жизнеспособность курдской государственности. По большому счету, у курдов Ирака сейчас идеальное состояние – курдский регион наделен достаточной степенью самоопределения в составе Ирака для реализации программ, нацеленных на жизнеобеспечение своего населения. Шаг к формализации независимости может нарушить это сбалансированное состояние и принести гораздо больше вреда, чем пользы для самих же курдов.
    - Справятся ли курды на нынешней ступени развития национального движения с собственной государственностью, или перспектива изначально обратиться в failed state для того же Иракского Курдистана гораздо более актуальна? Если вынести вопрос в сферу высших смыслов – достойны ли курды своего государства? «Потянут» ли они его? 
    - Если отойти от условно внешних факторов, которые я озвучил в ответе на предыдущий вопрос, и обратиться к собственно курдским реалиям, то и тут очевиден целый ряд противоречий, свойственных курдской среде и еще раз подтверждающий отсутствие у курдов единых целей, устремлений, общих национальных задач. Оставляя в стороне абсолютное неприятие идеи референдума Курдской рабочей партией (ПКК), будут актуализированы противоречия между различными группировками, партиями, племенами и кланами в среде курдов самого Ирака. Не ровен час, совсем недавно стихшая вековая вражда между кланами Барзани и Талабани может вспыхнуть вновь, с новой силой.
    Хрупкий баланс, возникший в курдском сообществе на фоне общерегиональных проблем, может быть нарушен в одночасье, при любом изменении ситуации. Эти противоречия существуют даже в такой, казалось бы, стабильной структуре, как пешмарга. Существует расхожее мнение о том, что пешмарга - грозная сила, способная самостоятельно защитить безопасность курдского гособразования. На самом же деле, как бы пешмарга ни были вооружены и кто бы их ни обучал, это – не регулярная армия в полном смысле этого слова, а, скорее, объединенный корпус племенных дружин. В случае внутрикурдских противоречий этот корпус может утратить видимое единство. Даже сейчас у пешмарга нет единого командования, обеспечивающего общую координацию действий. Они в состоянии вести позиционные бои преимущественно в горных условиях, но противостоять регулярной армии в сколь-нибудь долгосрочной перспективе пешмарга не могут по определению.
    Межплеменные, межклановые противоречия испокон веков были частью курдской действительности и, что важно, остаются таковыми до сих пор, что является не только следствием, но и доказательством того, что племенная атрибуция является главным маркером идентичности в курдской среде. Построить же государство может только сообщество с государственным мышлением, поднявшееся на уровень интересов национальных, даже если они входят в противоречие с интересами прочих уровней. Без этого нельзя приступать к строительству полноценного государства.
    Те курдские лидеры и политические силы, которые выступают сегодня против проведения референдума на данном историческом этапе – это не предатели и коллаборационисты, как их называет барзанийская пропаганда, а те представители курдского образованного класса, которые уже мыслят национальными категориями. Думаю, и сам Барзани чувствует эти истины, несмотря на личные амбиции и желание остаться в истории в качестве создателя курдского государства. Иначе как понять его недавние слова о том, что референдум состоится в любом случае, так как никто не предложил нам за это время какой-либо приемлемой альтернативы. Значит, лидер допускает наличие адекватной альтернативы, при которой можно было обойтись на данном этапе без референдума.
    - Реалистично ли вообще создание независимого курдского государства – на территории ли курдских кантонов Сирии, турецкой Восточной Анатолии, Иранского Курдистана - с перспективой или без объединения этих территорий в единое государственное образование? Как изменит его возникновение геополитическую картину региона и мира?
    - Возможность создания некоего курдского гособразования – да и то, не в ближайшей перспективе, я допускаю только на территории Турции в случае распада этого государства. Говорить о едином курдском государстве как следствии объединения курдонаселенных территорий названных Вами государств абсолютно нереально. Нет такой перспективы.
    - Какими Вы видите курдское национальное движение и перспективы курдской государственности через условные десять лет? Произойдут ли качественные изменения?
    - И то, и другое требует качественных изменений, прежде всего, в сознании курдских сообществ. Десятилетие – это слишком короткий срок, чтобы говорить о формировании новой формы сознания, тем более - общекурдского. Скорее, наоборот, я предвижу возникновение новых курдских идентичностей, новых дроблений в курдском конгломерате.
    - В каком состоянии сейчас находится курдология (Kurdish studies) как наука в России и мире? Насколько важны курдские исследования для осознания и прогнозирования развития ситуации на Ближнем Востоке? 
    - Курдология – самая проблематичная область востоковедения. Тому есть две причины: во-первых, она безумно политизирована околонаучными, а порою и ангажированными академическими кругами, во-вторых, это – та область, где вольготней всего себя чувствуют дилетанты. Возможно, поэтому именно эта сфера знания, как никакая другая, подвержена в своих профанных, псевдонаучных измерениях двум ярко выраженным трендам, если не сказать - бедам: архаизации и романтизации. Первый исключает возможность объективного анализа ранней истории, да и вообще истории курдов: на опасность архаизации всего курдского указывал еще выдающийся востоковед XX столетия Дэвид Маккензи. Второй – романтизация - не позволяет подходить объективно к курдскому вопросу как таковому, давать реальную оценку деятельности курдов, понять мотивацию поведения тех или иных курдских группировок, а, следовательно, существенно затрудняет прогнозирование ситуаций, связанных с курдским массивом.
    Все упомянутые проблемы сопровождали курдологию с самого ее зарождения. И если на ранних этапах многое объяснялось недостаточной изученностью вопроса, то позже в ход пошли откровенные фальсификации как следствие уже упомянутых ангажированности или непрофессионализма. Упомянутый мною О.Л. Вильчевский отмечал по этому поводу: «Курдами занимались походя все и поэтому – никто». Та же ситуация, увы, и сегодня.
    Академическая курдология стала уделом самых стойких солдат науки, образующих сегодня некую «эзотерическую прослойку», пока еще защищенную от посягательств авантюристов. Вне ее пределов – курдологическая мифология! Причем этой мифологии так много и она столь вездесуща, что начинающий курдолог рискует попасть в ее сети гораздо быстрее, чем в ученики к добротному ученому. Беда эта повсеместна: в России это - следствие упадка академического востоковедения в постсоветский период, да и, что скрывать, определенная инерция отчасти мифологизированной и подчас политизированной советской курдологии. На Западе – следствие общей установки на промотирование курдского фактора с целью его последующего использования.
    Приведу лишь пару крайне одиозных примеров: издание Гарвардским (!) университетом монографии «Курды» курдского автора Мехрдада Изади, написанной в духе сказок «Тысячи и одной ночи», в которой откровенная новокурдская мифология подана как историческая истина. Или, скажем, защищенная в одном из престижных европейских университетов диссертация некоего курдского исследователя на тему «Курдистан и его меньшинства 2500 до н.э.». А как вам переиздание в Германии опубликованного в Армении еще в советское время езидского культового текста, в котором немецкий ученый и его курдский соавтор лихо подменяют термин «Эздихана» (т.е. «обитель езидов») словом «Курдистан», просто чтобы придать езидскому тексту курдскую атрибуцию? Тогда как в период, когда эти тексты слагались, понятия «Курдистан» не было и в помине. К сожалению, не менее одиозные издания по курдологии выходили и под грифом некогда прославленного Востфака Санкт-Петербургского университета - это я говорю с особым сожалением.
    Об этой повсеместной вакханалии невежества можно говорить до бесконечности. Я обратился к теме фундаментальных проблем курдологии в обобщающей работе «Prolegomena to the Study of the Kurds» (есть в открытом доступе в интернете), в которой, надеюсь, мне удалось расставить некоторые точки над i в этом хаотическом поле и обозначить стратегию развития курдологии как академической дисциплины. Наука о курдах может серьезно развиваться там, где есть сильная иранистика, частью которой курдология является. Я лично уделяю этой области особое внимание и, надеюсь, в Институте востоковедения Российско-Армянского Университета в Ереване, который я сейчас возглавляю, это направление станет одним из перспективных.
    Курдский фактор всегда будет играть существенную роль в региональном развитии. Отдавая должное наиболее информированным специалистам по региону из аналитического сообщества, руководствующимся преимущественно пусть и обширными, но общими сведениями по курдам и результатами ситуационного анализа, я не представляю реального прогнозирования без глубокого знания предмета, подразумевающего фундаментальную научную подготовку по ряду областей востоковедения.
  23. Плюс +
    Ария оценил IrokeZ в учения и тренировки   
  24. Плюс +
    Ария оценил Drew в Анализ ошибок   
    АНАЛИЗ ОШИБОК ВОЕННЫХ В РОДЕЗИЙСКОМ БУШЕ ПРОТИВ ПАРТИЗАН
     
    Автор статьи долгое время прослужил в Британской Южно-Африканской полиции. Активно участвовал в боевых действиях, как в составе регулярных частей, так и в составе иррегулярных формирований (охрана ранчо и ферм). 
     
    Хотя родезийская война в настоящее время (1981 год) закончилась, но уроки, которые можно и нужно из нее извлечь, до сих пор актуальны для военнослужащих разных армий. Мы с удовольствием публикуем эту статью, в которой собрана и обработана информация полученная на допросах от пленных террористов. Хотя эта информация была получена в ходе войны на африканском континенте, основные ее положения могут быть усвоены и успешно применяться военнослужащими, действующими в разных частях света. 
     
    Множество экспертов считало и считает вооруженные силы Родезии единственной армией, умевшей успешно воевать в буше. Но есть и другая сторона медали – и возможно эта мысль приходила кому-нибудь в голову – насколько такое мнение разделяли противники родезийцев, террористы из группировок ЗАНЛА и ЗИПРА? 
     
    Поскольку я служил инструктором в Британской Южно-Африканской полиции, то у меня была уникальная возможность услышать мнение террористов из первых уст – от них самих на допросах. Большинство из них было просто запуганным молодняком – заявляющим, что им по 20 лет, хотя больше чем на 16 они не тянули. Когда они говорили (часто это были отрывочные односложные ответы), то по лихорадочно метавшимся глазам и общему возбуждению, было понятно, что их занимала только одна мысль: что с ними будет? Ограничится ли дело тюрьмой или придется идти на эшафот? Или же им сделают предложение работать на вооруженные силы или полицию? 
     
    Дело в том, что родезийцы использовали (и очень успешно) десятки захваченных в плен террористов. Одни были интегрированы в элитные боевые части или подразделения следопытов, а другие использовались, в основном, во вспомогательных службах. Кое-кого даже использовали в ходе учений. Всех захваченных террористов обстоятельно допрашивали, и любая информация, которая могла принести хоть какую-то пользу, немедленно распространялась среди командиров соответствующих частей и подразделений. Как будет видно ниже, далеко не вся она носила лестный характер. 
     
    За исключением небольшой редактуры, в основном стилистического характера, то, что представлено ниже – это точная копия документа, изданного одним из Провинциальных управлений БЮАП в начале 1977 года. Документ имел гриф «СЕКРЕТНО» и был озаглавлен: «Оценка террористами тактики вооруженных сил Родезии». 
     
    1. Управление в Гвело получило возможность допроса захваченных террористов, с целью, помимо всего прочего, выяснить, какие ошибки допускали вооруженные силы, были ли они сами свидетелями этих ошибок, либо слышали о них от своих товарищей или инструкторов в лагерях. Допрашиваемые террористы настаивали на том, что нижеприведенные ошибки носили постоянный характер, и если вооруженные силы найдут способ избавиться от них, то процент успех значительно возрастет. 
     
    2. ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА.
     Этот аспект вызвал наибольшую критику со стороны террористов, в наибольшей степени это, в частности, относится к резерву сухопутных войск и полицейским резервистам. Именно плохая физическая подготовка является главной причиной того, что большая часть террористических групп не была обнаружена и уничтожена. Для успешного ведения боя и преследования отступающих террористов, вооруженные силы должны увеличить минимальную дистанцию бега со снаряжением и вооружением на тренировках – минимум до 25 км. Особо подчеркивалось, что в наиболее толково организованных лагерях, инструктора настаивали, чтобы все перемещения осуществлялись только бегом – вследствие чего физическая подготовка кадров резко возрастала. 
     
    3. МЕТКОСТЬ СТРЕЛЬБЫ.
     Неоднократно подчеркивалось, что террористы проходят правильную партизанскую подготовку – избегать боестолкновений с вооруженными силами насколько возможно, за исключением случаев, когда боестолкновение происходит после тщательной подготовки и на условиях террористов. Меткость стрельбы всех подразделений вооруженных сил в условиях стрессовых ситуаций оценивается как плохая. Наиболее упорными в преследовании террористических групп являются подразделения Родезийской Легкой пехоты – но у них отсутствует навык стрельбы с ходу по движущимся целям, и таким образом, результативность огня оказывается невысокой, а причиненный урон – небольшим. Подразделения полка Родезийских Африканских стрелков, Часть Обеспечения БЮАП и резервисты считаются наиболее скверно подготовленными в этом отношении – у них есть тенденция при боестолкновении немедленно залегать и вести неприцельный огонь в воздух. Вооруженным силам предлагается (в сочетании с увеличением объемов ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ) тренировать подразделения вести прицельный огонь в движении по движущимся целям. Цели должны изображать человека, находящегося в положении для стрельбы на корточках – поскольку именно эта поза характерна для тактики террористов, готовящихся отступить или рассыпаться. 
     
    4. УМЕНИЕ ВЫЖИВАТЬ И ДЕЙСТВОВАТЬ В БУШЕ.
     Отсутствию данного навыка у военнослужащих и полицейских допрашиваемые террористы уделяли особое внимание. Допрашиваемые делали определенную скидку на то, что значительная часть военнослужащих и полицейских до службы жили в городе – но то же самое касалось и большой части террористов. После трех месяцев начальной физической и огневой подготовки, основное внимание в лагерях террористов уделялось быстрому передвижению по необитаемым местностям. Группа из 8-10 террористов выходила в определенную точку, далее группе указывался ориентир на значительном отдалении. На первых порах группу сопровождал инструктор, постоянно подбадривая террористов и заставляя их идти на пределе возможностей. Позже группы посылались на подобные тренировочные марши самостоятельно – каждый раз из террористов назначался новый командир группы. Группам давалось практически недостижимое время на пересечение местности – с обещанием, что тех, кто придет вовремя в расчетную точку будут ждать вода и пища. Те, кто опаздывал, лишались воды и пищи и направлялись на следующий маршрут. Позже в эту практику были внесены определенные изменения – инструкторы обстреливали группу на марше, ведя огонь боевыми патронами поверх голов; устраивали засады, чтобы проследить за реакцией тренируемых и вынуждали тех прибегать к методам сокрытия следов и ухода от преследования. Подобные методы подготовки крайне рекомендуется применять в вооруженных силах. 
     
    5. НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЕ ПУНКТЫ.
     Процедура разбивки и присутствия на НП подвергалась серьезной критике. Личный состав на НП в течение дня совершал ненужные передвижения, носил форменные рубашки с короткими рукавами или закатывал рукава. Некоторые наблюдатели вообще снимали рубашки и загорали – по всей видимости, не понимая, что оголенные белые руки и/или тело видны на значительном удалении. Подразделения на НП часто курили, опять же, не будучи информированы о том, что запах сигаретного дыма можно учуять (особенно тем, кто провел в буше долгое время) на значительном расстоянии – в иных случаях до 200 метров. Также сообщалось, что иногда личный состав на НП слушал музыку по транзисторным приемникам. Террористы заявляли, что, имей они в своем распоряжении снайперские винтовки, то в ряде случаев без особых проблем могли уничтожить личный состав на НП. Личному составу вооруженных сил, который задействован в наблюдении предлагается камуфлировать свое снаряжение и вооружение – поскольку они, похоже, пребывают в уверенности, что в этом никакой необходимости нет. К тому же НП часто разбивают на самой вершине возвышенности – вследствие чего силуэты или движение личного состава отлично заметны. Террористы же, напротив, устраивают свои НП на склонах возвышенностей. 
     
    6. ЗАСАДЫ. 
    Террористы также подвергали критике то, как организуются засады – в частности отмечалось, что личный состав храпел, курил, использовал парфюмерные изделия (лосьон после бритья) и мыла с резким запахом. Террористы, проводя в буше долгое время, через определенный период приобретали запахи, свойственные бушу. Личному составу вооруженных сил предлагается не возвращаться на базу каждые несколько дней, но оставаться на заданиях в буше на продолжительное время – для аналогичной акклиматизации. 
     
    7. МЕСТА ВСТРЕЧИ. 
    В ходе передвижения террористической группы, особенно если она движется на цель, командир группы, как правило, назначал точки сбора. Если в ходе боестолкновения с вооруженными силами группа рассыпалась, то оторвавшиеся от преследования террористы направлялись к ближайшей точке и ждали там 10 минут, после чего уходили к следующей и ждали там 15 минут и т.д. Чем дальше было расположено место встречи от места боя, тем более времени предназначалось на ожидание. Это опять-таки указывает на то, что террористы скептически относились к способностям вооруженных сил грамотно организовать преследование. Допрашиваемые однозначно заявляли, что если бы вооруженные силы начинали немедленно преследовать террористов, то соотношение уничтоженных/плененных террористов было бы гораздо выше, поскольку у недостаточно подготовленных рекрутов уровень боевого духа сразу после боестолкновения крайние низок. 
     
    8. ДЕЙСТВИЯ ПОСЛЕ БОЯ. 
    В дополнение к тому, что после боя крайне редко предпринималось оперативное и длительное преследование террористов, также отмечалось, что вооруженные силы, как правило, приступали к малоэффективной и длительной круговой зачистке. По словам допрашиваемых, большое количество террористов в ходе такой зачистки успевало скрыться либо спрятаться. Использование служебных собак в такой ситуации – желательно сразу же после боя – может принести существенную пользу. 
     
    9. ТЕХНИКА ПАТРУЛИРОВАНИЯ. 
    Данный аспект также подвергался критике. Перед тем, как подразделение армии или полиции входило в крааль, его необходимо было держать некоторое время под наблюдением с НП – однако на практике ни до, ни после визита подобного не происходило. Как только подразделение появлялось в пределах видимости, то из крааля к террористам, располагавшимся неподалеку, немедленно посылался подросток с предупреждением. Вовремя начатое и продолженное преследование террористов армейским или полицейским патрулем могло бы часто закончиться поражением противника. Ежедневное патрулирование часто ни к чему не приводило, поскольку за подразделениями велось скрытое наблюдение, как террористами, так и местным населением. Для достижения результатов вооруженным силам стоит применять некоторые методы террористов – в частности замаскированные НП. Также было указано, что НП и патрули, состоящие только из европейцев малоэффективны – поскольку белы зачастую не понимают ни языка, ни привычек и традиций местного населения. Для солдата-африканца любая подозрительная активность и нарушение привычного ритма жизни будет сразу бросаться в глаза, в то время как солдат европеец ее может просто не заметить. 
     
    10. ПОВЕДЕНИЕ ВО ВРЕМЕННОМ ЛАГЕРЕ.
     Террористы очень часто посещали временные лагеря в буше, устроенные вооруженными силами – после того, как личный состав армии или полиции их оставил. Иногда террористы находили в них выброшенные носимые запасы продовольствия – часть содержимого при этом была нетронута. По очевидным причинам это вносило приятное разнообразие в «меню» террористов. Кроме того, террористы иногда находили нетронутые консервы, а также письма от жен/подружек и брошенные документы. 
     
    11. КАМУФЛЯЖ ВООРУЖЕНИЙ. 
    Допрашиваемые упоминали, что оружие очень часто видно издалека – особенно на фоне камуфлированной формы, которую носят армия и полиция. Из-за этого неоднократно были сорваны засады – поскольку блеск оружия под солнцем задолго их выдавал. Допрашиваемые предлагали наносить на вооружение камуфлирующую краску или обматывать оружие маскирующей лентой. 
     
    12. МИНЫ
     Как правило, после того, как террористы минировали участок дороги, за ним производилось наблюдение – в целях оценки эффективности. Все допрашиваемые отмечали низкую дисциплину подразделений, как в момент подрыва мины, так и после. Как правило, после взрыва, личный состав не рассредоточивался, а, напротив, собирался гурьбой у покореженной машины или вокруг раненых – таким образом создавая для террористов прекрасную возможность внезапно атаковать собравшихся. Допрашиваемые отмечали, что если бы сразу после взрыва следовал ответный огонь по очевидным близлежащим местам, где возможно устроение замаскированного НП, то в этом случае террористические группы, скорее всего, бежали бы – вынужденные выдать себя и превратиться в преследуемых. Кроме этого, ответный огонь и преследование существенно влияло бы на боевой дух террористов – они могли убедиться, что личный состав при взрыве не пострадал и готов немедленно атаковать. 
     
    Насколько мне известно, все предложения, сделанные в этом документе, были тщательно учтены. Во все подготовительные программы для личного состава вооруженных сил и полиции в масштабе всей страны были внесены изменения – с акцентом на упомянутые предложения. Стрельбища были переделаны с тем расчетом, чтобы там могла производиться стрельба по движущимся мишеням; были внедрены программы интенсивной физической подготовки; лекции существенно изменили; в начальную подготовку в обязательном порядке была включена огневая подготовка с боевой стрельбой – как и отработка действий при организации засад и противозасадных мероприятий. Я помню, как-то раз пришла директива из Управления объединенных операций, гласящая, что на все вооружение должна быть нанесена камуфлирующая краска – какая немедленно началась охота за зеленой и бежевой красками, стоило видеть собственными глазами. 
     
    Дело не в том, что родезийцы были плохо подготовлены – как раз подготовлены они были неплохо. Дело в том, что даже самые отлично подготовленные и дисциплинированные солдаты прежде всего люди, с присущими всем недостатками – и элементы лености или невнимательности к деталям, не замечаемые самими людьми, для противника видны предельно ясно. Именно поэтому, пленные, при правильном использовании, могут служить бесценными помощниками. 
     
    В случае с Родезией над ошибками была проделана огромная работа. Но, тем не менее, по моему мнению, ни одна армия в свободном мире не может похвастаться тем, что тратит значительное количество времени на отработку базовых приемов и действий. Для настоящего строевого солдата времени на отработку и повторение основ никогда не бывает много.
  25. Ха-ха
    Ария оценил Drew в Клички. позывные   
    Странные позывные))