розыскник

Пользователи
  • Сообщений

    159
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    2

Изменения репутации

  1. Плюс +
    розыскник оценил yanki в Росгвардия   
  2. Плюс +
    розыскник оценил кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    председатель Совета при президенте по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, Киркору и Бунимовича надо поставить к стенке и шлепнуть, как диверсантов.... В Краснодарском крае в рамках "эксперимента" детей отмечают по нелепицам - типа "машинку не купили" (и это не фигура речи), а тут реальное наплевательское отношение к жизни ребенка, очевидное даже имбицилу - чрезмерные санкции...
  3. Ха-ха
    розыскник оценил Джедай в Работа полиции (разные страны)   
    Сотрудники службы специального вмешательства Национальной полиции Нидерландов. 
    Лучшие комментарии из сети:
    Но я ведь красивый...
    В боевиках 90-2000х главных героев выдёргивали на опасные задания из кабаков, притонов, постелей с бабой... А теперь из барбершопов и кровати возлюбленного.
     
     

  4. Плюс +
    розыскник получил плюс к репутации от кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    Как  это "зачем ей это было нужно.."(с)? Растит революционерку.Помните,как сказал поэт:"сыну артиллериста пора к коню привыкать"(с).Так же и дочке революционерки.Самое интересное,что есть ведомства,обязанные этим заниматься,не только ФСБ-МВД.Есть еще и подразделения по делам несовершеннолетних в составе МВД,есть органы опеки и попечительства.При творческом подходе революционерку можно и родительских прав лишить и ребенка забрать,так как его жизни и здоровью угрожает опасность.Я это к тому,что работать с революционерками можно и нужно.Почему это не делается-Х.З.Видно и правда это кому-то нужно.
  5. Плюс +
    розыскник оценил кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    И ещё, я Вам открою маленькую тайну, они за это деньги получают. Со всяких НКАО. Типа " Род". Интересная такая конторка. Руководитель её пишет разгромным статьи против майдана. Но сам, почему-то, активно спонсирует здешних россиянских голубо-жёлто-оранжево-зелёных майдаунов. Эдакий плюрализм мнений в одной голове. Правда деньги то и не его. А все из фондов забугорных - голландских и штатовских. Сам руководитель - ещё тот субчик. Махровый педофил! А жена его, то же в руководстве - закоренелая лесбиянка! Так вот, мамашки эти оголтелые получают ежедневную таксу за стояние. Обычно порядка 5 000 р. (Может сейчас и больше, инфляция). И в жажде халявы пихают коляски со своими грудничками и в толпу, и под транспорт... Ну, и Вы правы, тщеславие занимает не последнее место...
  6. Плюс +
    розыскник оценил кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    Правда было бы смешно, если бы не было так грустно. Уже и до больничных добрались. Да и вообще в том традиционном обществе даже если такое и было бы, то разбирательство было бы секретное. И ни одна газетная сволочь бы не посмела вякнуть... По поводу детофила - таких если на взлете гасишь, то стадо тут же рассыпается или, минимум, становится послушным. Нуууу, если происходит обратное, то значит это кому-то нужно и все согласовано ;) Кстати, всегда обращаю внимание на одну устойчивую тенденцию голубо-желто-зеленых - они в своих политотных движухах используют детей, как разменную монету. Или как в выше приведенном ролике (а по фиг, что может начаться давка или мент неадекватный попадется - нового родим), или вообще под БТР начинают коляску с дитем толкать. Ещё и обижаются, когда их выродками-дегенератами называешь. У люмпенов - алкашей и то отношение е детям более бережливое.
  7. Плюс +
  8. Плюс +
    розыскник оценил кик в Росгвардия   
    Мммм, я как бы не совсем милиционер был ;) И специфика моей работы была часто сопрежена с жесткими действиями, а порой и жестокими... И если шла работа по форме (в масках), то ни у кого даже и намека на шальную мысль не было - спросить удостоверение. Даже у самых последних идиотов. А если по гражданке - то тут да, приходилось быстрыми, жесткими и не спортивными методами, известными любому в то время практикующему оперативника, обосновывать, что игра в юриста в данном конкретном случае обречена на муки и печали)))  Раньше-то и на камеру нас никто и не пытался снимать, ибо народ чётко одуплялся - в коком месте эта камера у них может оказаться в ближайшее время)))
  9. Плюс +
  10. Ха-ха
  11. Плюс +
    розыскник оценил кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    Да ГУИНовский спецназ перелупит все это зеленое стадо. Однако, думаю сразу же опять налетят человеколюбы- правозащитники и поднимут дикий ор. Они и так в унисон с нохчами поют о важности посещения имамами исправительных учреждений. Правда у этих имамов изымает ФСБ литературу экстремистского толка, но разве это так важно по сравнению с проблемами прав и свобод и человеколюбия?
  12. Плюс +
    розыскник получил плюс к репутации от кик в Противодействие ОПГ   
    Это понятно.Что там за ситуация-то?Не зная ситуации никто Вам ничего дельного не посоветует.Наймите охрану,установите видеокамеру у себя дома,дабы собирать доказуху  ,хотя бы глазок в дверь.Не открывайте незнакомым.Как только поступили угрозы-сразу новое заявление по факту угроз,после чего,по идее,бандосов должны бы прикрыть,в смысле-поменять меру пресечения с подписки на арест,раз они такие неугомонные.Но лучше полагаться на себя,любимого,если что.
  13. Плюс +
    розыскник получил плюс к репутации от кик в Противодействие ОПГ   
    И здесь секрета нету.От человека зависит.Если без стержня-то один хрен нагнут,с заявой или без.А писать заяву или нет-каждый для себя должен решать.Вот в чем я 100% уверен-не хрен платить уродам.Без разницы,кто они-жулики,или "погоны".
  14. Плюс +
    розыскник получил плюс к репутации от кик в Противодействие ОПГ   
    Да и этот вопрос вовсе не секрет.У кого была "крыша"-тот обращался к "крыше" и решал вопрос без заявы,и всех делов.А уж что было экономически выгоднее,это у барыг-комерсов надо спросить.ИМХО,все зависело от  города,района.Где-то розыск и РУОП работал за "идею" и упорно не желал ссучиваться,а где-то половина "крыш"были красными и мотались на стрелки,а вот итоги были разными:где-то закрывали бандюков по беспределу,найдя у них наркоту или патроны,случайно так,мля,а где-то тупо рамсили с ними разруливая тему по понятиям.Был и промежуточный вариантзакрывали бандосов по беспределу,но за идею,а не за мзду барыжную. Так что факты эти общеизвестны,че секретного-то?Нехай паренек просвещается.
  15. Плюс +
    розыскник оценил кик в Убийство бойца СПН ГРУ в Москве   
    Согласен! Надо быть  законопосоушным, соблюдать все права и свободы других лиц, в частности и меньшинств, а так же быть максимально терпимее и толлерантнее. Я вообще предлагаю всем участникам форума ислам принять, чтобы не оскорблять религиозные чувства правоверных!
  16. Плюс +
    розыскник оценил кик в Убийство бойца СПН ГРУ в Москве   
    Надо ветеранам объединяться.... 
  17. Плюс +
    розыскник оценил кик в Внутренний враг опаснее внешнего   
    Даже если кому претят священники, все равно почитайте - хороший социологический очерк.
  18. Ха-ха
    розыскник оценил Джедай в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    А почему граждане иностранцы слово "кулемет" сокращают буквой "П"? Почему ПКМ вместо ККМ?
    Зрада это или перемога?
  19. Плюс +
  20. Плюс +
    розыскник оценил Osa_Александр в Вопрос к пользователям   
    Скажу про ОМОН, который чаще всего привлекали раньше. Потому что их не успевают привезти, чаще всего. Я за восемь лет службы один только раз, снимая самодельное взрывное устройство одевал защитный костюм сапера. Сапер был в ОМОНе, а защитный костюм был в спецназе УФСИН. И в одном месте пересеклись только один раз. При особо сложной ситуации. То же касается и щитов. Они есть, но вдруг об стенку красочку поцарапают...
    Кстати, лет 20 назад была ситуация с захватом заложника и  взрывным устройством. Группа захвата готовится к работе, все одевают бронежилеты и все такое прочее, а два полковника из руководства ГУВД в одних рубашечках заходят в комнату, где сидит террорист и пинками его выгоняют оттуда. А как перед этим вылетала заложница... женщина около 45-50 лет и массой около 100-120 кг. Она ни одного раза не коснулась ни стен, ни пола, а коридор был узким и извилистым. И тесным. Так что мужики, из группы захвата, чуть не надорвались, пока ее направляли в нужное русло. А полковники даже не запыхались. Старая закалка.
    Или еще одна ситуация, на вокзале нашли "заминированную" машину. Спеца на осмотр отправляют в бронежилете, каске и прочих причиндалах, а рядом наблюдатель из управления в рубашечке с коротким рукавом стоит и смотрит, потому что ему жарко. А то, что он ближе к подозрительному чемодану находится, чем сапер, ему похрен. Потому как начальник все равно прав.
    Ну и последняя ситуация, а кто сказал, что щиты не используют. Просто надо уточнить, что такое щит. Однажды при задержании, в бойца бросили гранату. Он схватил гранатометчика и прикрылся им от гранаты, после чего быстро отбежал за стену так же прикрываясь тем "щитом". При осмотре, граната оказалась пепельницей, сделанной из боевой гранаты. Но боец этого не знал.
    Более того, ОМОН даже штатные пистолеты использовал крайне редко. Потому как отписываться за применение оружия - врагу не пожелаю. Каждый выстрел, даже в воздух - это тонна бумаги и вынутые наружу нервы. Поэтому лежат дробовики в оружейке на всякий случай, а личный состав достает пистолеты и молится, чтобы его не уронить или не передернуть нечаянно затвор, потому как иногда оно стреляет. А все проблемы старались решить кулаками.
    Мой боевой путь закончился в 2002 году, но даже сейчас практически ничего не изменилось.
  21. Плюс +
    розыскник оценил кик в Сообщение о введении правового режима контртеррористической операции в г. Тюмени Тюменской области.    
    Это бытовой конфликт ;) Между ФСБ и лицами, похожими на таджиков)))
  22. Плюс +
    розыскник оценил Drew в Африка - континент непрекращающихся войн   
    Страх и ненависть в Алжире
      Терроризм — явление не новое, но до сих пор не имеющее чёткого определения. По сей день ведутся споры о том, где заканчивается легитимная борьба за свободу или единство, а где начинается политика неоправданного насилия. Размытость границ между понятиями, как и нежелание разбираться в истинных причинах этого явления, вызывают смешанные чувства по отношению к таким организациям, как OAS. Для кого-то они герои, боровшиеся за единство Франции, для кого-то — преступники и позор нации.
    ЧЧей Алжир?
    Алжирскую войну принято считать борьбой колонии за независимость, однако колонией Алжир не был. Он состоял из трёх департаментов, считавшихся частью Франции, а все алжирцы были её гражданами, поэтому правильнее называть конфликт гражданской войной.
    Справедливости ради стоит также отметить, что конфликты на алжирской территории вспыхивали с XIX века. Ещё до французского вторжения Алжир был частью так называемого Варварского берега. Основным промыслом здесь исконно было пиратство. Несмотря на плодородные почвы региона, земледелие считалось занятием недостойным. «Чтоб тебе землю пахать!» — примерно так звучало одно из местных оскорблений. Поэтому, когда на море «улов» был скудным, в стране мог начаться голод.
    Отношение к земледелию мало изменилось и после присоединения к Франции. Основными землевладельцами французского Алжира были «черноногие» (pied-noir) — выходцы из Испании, Италии, Мальты, Бельгии, Швейцарии и Португалии. Было среди них даже немного русских эмигрантов первой волны. Несмотря на столь разный этнический состав, сами себя они называли алжирцами, а коренное население — «арабами» или «мусульманами».
    Почти все франкоалжирцы были ярыми католиками. Возможно, это было связано с жизнью в окружении мусульман. «Черноногие» считали, что европейское происхождение, цвет кожи и вера ставят их на ступень, а то и две выше арабов-мусульман. Коренное население, поддерживавшее французское правительство и принявшее католическую веру, называли «эвольве» (evolvés) — «эволюционировавшие».
    Из девятимиллионного населения Алжира примерно полтора миллиона составляли «черноногие». Большинство из них никогда не покидали своей малой родины, они всегда были активными и порой излишне импульсивными. Все «черноногие» имели оружие и, самое главное, умели им пользоваться. Когда Фронт национального освобождения (ФНО, Front de Libération Nationale — FLN) в борьбе за независимый социалистический Алжир начал взрывать бомбы и убивать белое население, Париж предпочёл оставить эту проблему военным, «черноногим» и сотням тысяч профранцузски настроенных арабов.
    «Алжир французский!» — звучало с одной стороны. «Чемодан или гроб!» — отвечали с другой. Всё это сопровождалось звуками взрывающихся кафе и домов, стонами раненых в уличных боях женщин и детей. Алжирская война 1952–1960 гг. стала одним из самых кровавых конфликтов второй половины XX века, причём каждая из сторон запятнала свою репутацию. Все считали, что сражаются за свой дом, за своё будущее, и готовы были идти с этой верой до самого конца.
    ФНО и его сторонники потерпели сокрушительное поражение, повстанческое движение было обезглавлено в прямом и переносном смысле — до 1981 года во Франции казнили на гильотине. Согласно статистике, за период с конца 1958 по конец 1959 года ФНО потерял больше людей, чем за четыре предыдущих года. К 1960 году Франция фактически одержала военную победу.
      Алжир свободен! Один из самых известных снимков (https://www.causaoperaria.org.br) Однако Шарль де Голль, пришедший к власти в 1959 году, решил дать Алжиру независимость. Он цинично заявил: «Если Алжир останется французским, то Франция станет арабской. Мне такая перспектива не нравится. Если мы не можем дать Алжиру равенство, то лучше предоставить ему свободу». На общенациональном референдуме большинство европейских французов проголосовало за алжирское самоопределение. Но независимость Алжира означала изгнание для миллиона «черноногих», поколениями живших на этих землях, да и сотням тысяч профранцузских арабов это также не сулило ничего хорошего.
    РРубикон де Голля
    Как и все исторические события, война Секретной вооружённой организации (OAS — Organisation de l'Armée Secrète) за Алжир не так однозначна, как может показаться при беглом знакомстве. OAS некорректно причислять к ультраправым или неофашистским организациям — большинство её членов участвовало во французском Сопротивлении, хотя, как и в любой подпольной организации, там присутствовали люди разных убеждений и взглядов.
      Плакаты Секретной вооружённой организации: «OAS не бросит!» (https://ripostelaique.com) В боевых подразделениях организации состояло множество арабов, которые сами были ветеранами войны. Но помимо военного подразделения, состоящего примерно из 4000 человек, у организации было огромное количество гражданских активистов и сочувствующих из числа мирного населения по обеим сторонам Средиземного моря. Среди них были даже депутаты парламента. В сумме число тех, кто ассоциировал себя с OAS, было в разы больше, чем всё Сопротивление времён Второй мировой!
    В январе 1960 года «черноногие» и профранцузски настроенные арабы из страха за свою дальнейшую судьбу подняли восстание против политики Парижа. На центральных улицах Алжира возвели баррикады. Но на этот раз франкоалжирцы защищали себя не от радикалов из ФНО, а от своих же армии и полиции, которым было приказано подавить мятеж любой ценой. Несмотря на симпатию или, как минимум, сочувствие к тем, кто вышел отстоять свой дом, приказ силовиками был выполнен. В результате столкновения 200 человек с обеих сторон получили ранения, а восемь «черноногих» и 12 жандармов погибли. Это момент можно назвать отправной точкой — днём, когда французы открыли огонь по французам.
    После Второй мировой войны и по сей день в ходу шутки про боевые качества французов. Однако для них самих капитуляция стала настоящим позором, который заложил основы национального комплекса вины, наподобие того, что испытывают целые поколения немцев. По этой причине многие восприняли освобождение Алжира как очередную капитуляцию, а правительство Шарля де Голля стали ассоциировать с режимом Виши. Не желая, как они считали, повторять ошибки прошлого, несогласные ушли в подполье.
    3 декабря 1960 года группа активистов из тех, кто принял участие в «неделе баррикад» в начале года, и военные — противники нового курса Франции — встретились в Мадриде. В ходе долгих дискуссий был заключён так называемый «Мадридский договор», который ещё называют антиголлистским. Было решено вести вооружённую борьбу за Алжир в составе Франции. Официально этот день стал днём рождения OAS.
      Плакаты Секретной вооружённой организации. Лозунг слева говорит о братстве, плакат справа предупреждает: «OAS карает кого она хочет, где она хочет и когда она хочет» (https://ripostelaique.com) Мадрид был выбран не случайно. Франко — последний диктатор Западной Европы — дал убежище в Испании всем, кого на родине преследовали за убеждения. Среди них OAS смогла найти сторонников и покровителей. К тому же, многие «черноногие» происходили из этой страны, поэтому имели там родственные и дружеские связи. OAS получила поддержку со стороны правоохранительных органов и испанских элит — в частности, бунтовщиков поддержал Рамон Серрано Суньер, шурин Франко и некогда глава МИД Испании. Так был поднят флаг вооружённой борьбы.
    РРождение OAS
    С января по март 1961 года OAS ещё не имела чёткой структуры и лидера. Однако это не помешало организации провести ряд мероприятий во Франции и Алжире. 25 января от её рук погиб Пьер Попье — либеральный политический деятель, ярый приверженец независимости Алжира. Это произошло на следующий день после его заявления по телевидению: «Французский Алжир мёртв! Это говорю вам я, Пьер Попье». Рядом с телом политика нашли записку: «Пьер Попье мёртв! Это говорю вам я, французский Алжир!» 21 апреля боевики OAS взорвали здание банка Ротшильда в Париже.
    Однако стоит отметить, что большинство акций в тот период заканчивалось провалом. Ярким примером может служить покушение на де Голля. OAS выдала 20 млн франков своему оперативнику, чтобы он организовал убийство президента, но тот не просто скрылся с деньгами, но и предупредил полицию.
      «Франция остаётся». Надпись на дороге в Алжире (http://tenes.info) OAS также отметилась в путче генералов. В ночь на 22 апреля 1961 года ряд высокопоставленных французских офицеров в Алжире, в числе которых были лидеры организации генералы Рауль Салан и Эдмон Жуо, поднял восстание. Их поддержали бойцы Иностранного легиона и части французской армии. В Париже стали реально опасаться высадки десанта мятежников. Де Голль даже ввёл в действие статью конституции, дающую ему неограниченные полномочия. Тем временем OAS провела ряд терактов: прогремели взрывы в аэропорту Орли, а чуть позже бомбы взорвались на Лионском и Аустерлицком вокзалах.
    Путч изначально был обречён на провал, так как среди его лидеров не было согласия. Например, в отличие от Салана и Жуо, остальные генералы на дух не переносили «черноногих», считая их мещанами и основной причиной эскалации конфликта. Поэтому Жан-Жаку Сюзени, лидеру «черноногих» и будущему «политическому мозгу» OAS, было отказано в сотрудничестве. В итоге путч не получил поддержки со стороны мирного населения по обеим сторонам моря. Номинальный глава путчистов Морис Шаль при всей своей браваде не был готов применить силу против французских силовиков.
    В итоге мятеж подавили через пять дней и почти всех его лидеров арестовали, но Салану и Жуо удалось скрыться. Теперь они официально были вне закона и полностью ушли в подполье. Однако они получили ценный опыт того, как не надо поднимать восстания. Также OAS за время царившей в стране анархии успел ограбить несколько банков и правительственных учреждений Алжира — на эти средства организация и просуществовала большую часть времени.
    Грабёж банков (в основном во Франции) был основной статьёй доходов OAS. Ещё одним источником средств был сбор «налогов» с «черноногих». Добровольность уплаты таких податей вызывает сомнения, так как известны случаи «взыскания задолженностей», однако обходилось без убийств — чаще страдало имущество. Эта тактика была позаимствована у ФНО. Как и они, OAS вводила ряд ограничений для франкоалжирцев. Если у мусульман ограничения касались табака и алкоголя, то OAS запрещала сочувствующим выезд из Алжира. В случае чего нарушителю не отрезали нос и губы, как делал ФНО, а накладывали денежный штраф.
    Что касается структуры OAS, то здесь был применён опыт антифашистского сопротивления. Верховный комиссар Солан и его заместитель Жуо стояли во главе, далее следовал Верховный комитет, в который входили: полковники Жан Гард и Ив Годар, писатель Жан-Клод Перо, лидер франкоалжирских студентов Сюзени и генерал Поль Гарди. В организации было три отдела:
    ODM — занимался вербовкой, созданием конспиративных квартир, сбором средств, изготовлением документов, отвечал за внутреннюю безопасность и подготовку боевиков. Им руководил Гард. ORO — вотчина Годара и Перо. Этот отдел занимался сбором разведданных и организацией террористических акций. Кулаком отдела был отряд «Дельта», которым командовал лейтенант Роже Дегельдр. В отряд входило 500 человек. Это подразделение и занималось проведением операций. APP — отдел Сюзени. Под его началом были пропаганда и идеологическая подготовка кадров. Отдел издавал два ежемесячника, организовывал регулярные радиопередачи, печатал брошюры, листовки и плакаты. Благодаря родственным связям «черноногих» сеть охватывала почти всю Центральную Европу. В Бельгии располагались склады с боеприпасами, там же проводились встречи верхушки OAS. В Италии находились учебные центры и мастерские по изготовлению документов. Конспиративные квартиры и вспомогательные структуры OAS также находились на территории Испании и ФРГ.
    Большая часть ячеек OAS, особенно боевых, действовала автономно от центра и друг друга. Но при всех плюсах такой способ организации увеличивал риск потери контроля. Случалось, боевики принимали решения по устранению того или иного человека без ведома Комитета или Верховного комиссара, а порой и вопреки линии руководства.
    С другой же стороны, такое поведение помогало дистанцироваться Солану в глазах общественности от действий своих же людей. Например, после покушения на де Голля в сентябре 1961 года он опубликовал в газете «Ле Монд» открытое письмо, где осудил поступок боевиков. Такие действия также порождали слухи о существовании помимо OAS других террористических организаций, сражающихся за французский Алжир против «предателя де Голля».
    ММы сделаем это без жалости!
    31 мая 1961 года оперативники из «Дельты» Клод Пиегц и Альбер Довекар должны были ликвидировать комиссара французской полиции в Алжире Роже Гавури. Для того, чтобы избежать ненужных жертв среди мирного населения и не поднимать шума, они вооружились лишь ножами. Однако Гавури заметил неладное раньше, чем оперативники успели приблизиться. После непродолжительной погони, во время которой комиссар отстреливался из пистолета, Пиегц и Довекар настигли и закололи свою жертву.
    Боевики OAS считались настоящими экспертами в вопросах насилия. Как правило, это были бывшие солдаты французской армии или выходцы из Иностранного легиона. Арсенал организации варьировался от лёгкого стрелкового до тяжёлого вооружения, имелись собственная артиллерия и вертолёты. Всё это удалось добыть благодаря связям в армейских кругах и, конечно же, деньгам, вырученным от грабежа банков. При наборе не делалось различий по половому и расовому признаку, важны были лишь убеждения. Благодаря этому организация имела возможность проводить операции любой сложности — от сбора информации и диверсий до небольших войн.
    За первые четыре месяца своего существования OAS организовала 1190 взрывов, убила 137 человек и ранила 385. За этот же период члены OAS совершили 109 ограблений на общую сумму 4 млрд франков. К первой годовщине организации за ними числилось 1600 убитых и 5000 раненых. Среди жертв были как члены ФНО и сторонники независимого Алжира, так и мирные граждане.
    Алжирские радикалы предпринимали ответные действия. За один только ноябрь всё того же года они взорвали шесть кафе, в которых собирались члены организации. В результате погибло множество гражданских.
    Немаловажным фактором успеха OAS в Алжире была молчаливая поддержка со стороны рядовых силовиков. Хотя порой их машины забрасывали «коктейлями Молотова», а командиров убивали на тесных алжирских улочках, они продолжали бездействовать. Начальник французского генштаба генерал Шарль Аллерет, один из непримиримых противников организации, во время своего доклада заявил, что лишь 10% его солдат реально готовы стрелять в боевиков OAS. По его словам, всё дело было в том, что от рук организации чаще гибли сторонники ФНО и те, кто им симпатизировал, нежели мирные граждане и полицейские. По этой циничной логике OAS была для полиции союзником, а не врагом. Стоит также отметить, что в отличие от бомбистов-самоучек из ФНО, многие оперативники «Дельты» некогда прошли обучение в рамках программ НАТО, что позволяло им действовать эффективнее арабских радикалов.
    Понимая, что ситуация теряет контроль, правительство Франции решило прибегнуть к методам, опробованным в Алжирскую войну — пыткам. Только в этот раз француз пытал француза. Всех подозреваемых в сотрудничестве или симпатиях к OAS подвергали «особому» допросу. Начавший говорить после нескольких дней истязаний выводил полицию на других, а те — на третьих и т.д. Например, 12 октября 1961 года после пыток один из жандармов вывел силовиков на конспиративную квартиру. Когда началась облава, там было шесть оперативников «Дельты» — всех их ликвидировали. Казалось, практика особых мер начала давать результаты, но теракты не прекратились.
    Тогда власти решили пойти ещё дальше и создали свою тайную организацию, которая, не будучи официальной, могла действовать вне правового поля. Так были созданы отряды так называемых барбузов (Les Barbouzes — «бородатые»). Их вербовали из числа голлистов нефранцузского происхождения. Барбузов забрасывали в Алжир, где они входили в контакт с OAS, а затем ликвидировали её членов поодиночке. Также они должны были организовывать пропаганду против OAS.
    Среди барбузов был Джим Альчеик, который происходил из еврейской семьи, перебравшейся в Париж из Туниса. Альчеик был чемпионом по карате и поклонником де Голля. Вместе с такими же каратистами-голлистами он добился неплохих результатов, но его вычислили. По иронии судьбы, бомба была заложена в тот самый пресс, на котором печатались пропагандистские листовки голлистов. Этот правительственный эксперимент закончился полномасштабной осадой отеля, в котором 25 барбузов отстреливались от бойцов «Дельты» — полиция при этом просто стояла в стороне, не желая вмешиваться.
    Бородачи-барбузы были не единственными, кого забросили в Алжир. Здесь действовал и «Отряд С» — секретное подразделение из 200 человек, которых отбирал лично глава французской уголовной полиции Мишель Хака, он же и руководил ими. Они устранили около 100 симпатизантов и членов OAS, а также около 600 арестовали. Очень интересно выглядит «вахтовый метод» работы сотрудников этого отряда: они проводили в Алжире по паре месяцев и возвращались в Европу. Возможно, Хака, памятуя о словах Аллерета, боялся, что его люди проникнутся идеологией OAS и переметнутся к врагу.
    ТТеррором на террор
    Любая террористическая организация обречена на гибель, если за неё берётся централизованное государство. Как только прошёл слух, что в скором времени Алжир всё-таки станет независимым, террор OAS стал тотальным. С 15 января по 11 февраля 1962 года было проведено 107 акций. В Париже за сторонниками де Голля велась настоящая охота.
    Чем ближе было окончание войны, тем чаще проводились теракты. В свою очередь, это означало нарушение режима конспирации. В итоге 25 марта 1962 года был схвачен Жуо, правая рука Салана. В день начала судебного процесса над ним OAS организовала 84 покушения, в результате которых погибло 67 человек и ещё 40 было ранено. По словам одного из очевидцев, боевики просто ходили по улицам и стреляли в первых попавшихся мусульман.
      Улица Исли, Алжир, 26 марта 1962 года (http://tenes.info) Для противодействия Франция тоже решила прибегнуть к методам устрашения. 26 марта гражданские активисты OAS проводили мирную демонстрацию в Алжире. Против них были стянуты части правительственных войск, состоящие исключительно из арабов. Они перегородили демонстрантам путь на улице Исли и открыли огонь. Погибло 85 человек и больше 200 получили ранения. Вскоре в Алжир прибыло около 20 000 французских солдат. При поддержке танков и вертолётов они начали охоту на OAS.
    7 апреля 1962 года был арестован Роже Дегельдр, а через две недели и сам Салан. Лишившись верховного командования, организация раскололась. Гард и Сюзени при поддержке «черноногих» планировали сложить оружие. 17 июня они подписали документ, по которому в обмен на признание независимости Алжира боевиками франкоалжирцам предоставлялись гарантии безопасной жизни. Но несогласные и неподконтрольные оперативники сорвали это соглашение, продолжив убивать мусульман.
    Не в силах вести войну с армией, организация развалилась. 15 июля 1962 года последние подразделения OAS были эвакуированы из Алжира. Роже Дегельдру, Клоду Пиегцу и Альберту Довекару были вынесены смертные приговоры, остальным назначили тюремные сроки, но позже амнистировали. Рауля Салана и других участников путча восстановили в армии. Так закончилась непродолжительная, но кровавая история OAS.
  23. Плюс +
    розыскник оценил Drew в Африка - континент непрекращающихся войн   
    Во время нападения исламистов на отельный комплекс в Найроби военнослужащий британского подразделения SAS вывел из здания множество гражданских лиц. 
    Теперь ему будет вручен Крест Георга – высшая гражданская награда в Великобритании и Британском Содружестве, которую выдают за мужественные поступки, совершенные не на поле боя. 
    Военнослужащий, имя которого не раскрывают в целях безопасности, был в столице Кении в командировке – обучал местных силовиков. 15 января он ходил по магазинам в центре города. И когда услышал выкрики и стрельбу – тут же забрал из машины экипировку и ринулся на место событий. 
    В это время исламисты из группировки "Аль-Шабааб" (крыло "Аль-Каиды") атаковали гостиничный комплекс. Британец взял на себя руководство спецоперацией, вошел внутрь комплекса и помог вывести оттуда десятки людей.
    Жертвами теракта в Найроби, по последним данным, стал 21 человек, большинство из них кенийцы. Устроившие атаку боевики были убиты. 
    Руководство спецназа озабочено тем, что личность отличившегося военного может быть раскрыта. Мужчина был в балаклаве, но кадры того, как он участвует в штурме отеля и выводит на улицу заложников, облетели весь мир.
  24. Плюс +
    розыскник оценил Socol218 в Африка - континент непрекращающихся войн   
    Молодец, красавчик! Я то думал старина Макклейн уже на пенсии

  25. Плюс +
    розыскник оценил Drew в военные рассказы   
    И вот - Сирия. Или, как уже было принято говорить - "юга", "Саратов" или "Артек". Уже месяц здесь. Уже есть "сирийский" опыт. Уже есть увеличение личного счёта. Есть горячее желание наказать тех, кто поднял руку на Красный Крест, кто убил наших девочек - медицинских сестер мобильного госпиталя. 
    А дома его ждёт жена и маленькая дочь. Малышка смотрела отцу в глаза, плакала, и говорила: "папа, вернись быстрее". Он поцеловал дочь, жену и уехал. 
    И ты никогда не знаешь, увидишь ли ты снова свою семью. 
    Такова предначертанная судьба элитного спецназа. 
    .................................................................................................................................. 
     
    К утру буря стихла, и снайпера зашевелились, стряхивая с себя пылеобразный песок. Змей аккуратно выглянул из развалин, удовлетворенно отмечая, что их следы были надежно занесены песчаной пылью, а следовательно, снаружи нельзя было выявить их прибытие на огневую позицию. 
    Бурый, с которым Змей работал в паре, пробрался на остатки первого этажа. Здесь под покосившейся от взрыва стеной, он разложил свой каремат, и установил "Манлихер" на сошку. Поле зрения из глубины развалин открывалось совсем небольшое, буквально полметра на треть метра, но этого вполне хватало, чтобы наблюдать в прицел участок местности, на котором находилось одноэтажное здание с окружающими его навесами. Там, по данным разведки, находился отряд боевиков, причастный к убийству российских медсестер мобильного госпиталя. Гасан и Бача, которые имели с собой крупнокалиберную винтовку АСВКМ, расположились в полуподвале - в помещении, смежном с тем, в котором пережидали ночную бурю. Их сектор наблюдения и стрельбы так же был очень узок. 
    Вскоре Змей поставил трипод с прибором наблюдения и через щель в стене стал осматривать объект. Возле здания сновали вооруженные люди, под навесами располагались пикапы боевиков, на которых они привозили к месту атаки на госпиталь свои баллономёты и миномёт. Во всем чувствовалась расслабленность "воинов умеренной оппозиции" - у них даже не были выставлены посты, и ни одна машина, по всей видимости, не находилась в положении боевого дежурства. 
    - Тысяча сто двадцать метров, - сказал Змей. 
    - Есть, - ответил Бурый. 
    - Я измерил тысячу сто восемнадцать, - сказал снизу Гасан, с юморком имитируя возмущение. 
    - А сантиметры? - пошутил Змей. 
    - Да ну их, - отозвался наводчик второй пары. - В другой раз посчитаю. 
    - И то - верно, - усмехнулся Змей. 
    Было слышно, как находящаяся внизу снайперская пара накручивает на своего крупнокалиберного монстра огромную банку тактического глушителя. В обычном режиме выстрел из АСВКМ следует производить исключительно в наушниках, иначе можно лишиться барабанных перепонок. Жаждущие невидимости "солнышки" еще месяц назад буквально в тупик поставили краснодарского мастера, предложив ему изготовить глушитель на крупнокалиберную винтовку. Тот долго считал объём расширения пороховых газов при выстреле, мудрил над устройством сепаратора, но в конечном итоге явил заказчику вполне работоспособный образец, который преобразовывал оглушительный грохот в слегка растянутый по времени хлопок, соизмеримый со звуком автоматного выстрела. Полигонные испытания вселили в "крупнокалиберных" снайперов уверенность в своей незаметности, чем они сейчас и не преминули воспользоваться. 
    - Глушитель где? - спросил Змей своего стрелка. 
    - Сейчас будет, - отозвался Бурый. 
    Тактические глушители могут использоваться со штатным патроном, нисколько не влияя на его баллистику, но сильно рассеивая звуковую волну до степени невозможности установить направление на источник звука уже с двухсот-трехсот метров. Плюс ко всему такие устройства полностью исключают вспышку выстрела - что коренным образом решает успех обеспечения скрытности в процессе ночной стрельбы. При стрельбе с подобным глушителем на километровую дальность, звуковая и зрительная необнаружаемость снайперской позиции полностью гарантирована. 
    Вопреки расхожему мнению, в снайперской паре наиболее подготовленным является не тот, который нажимает на спуск винтовки, а тот, который сидит рядом со стрелком, ведет наблюдение за целью и готовит данные для стрельбы. Работа наводчика - выявить цель, рассчитать поправки для производства точного выстрела в зависимости от факторов, влияющих на отклонение пули от теоретической траектории, определить для стреляющего установки прицела. Стрелок вносит в прицел сказанные ему поправки и производит выстрел. Наводчик, по хорошо видимым в прибор наблюдения турбулентным завихрениям воздуха, оставляемым летящей пулей, а так же по видимой точке попадания, корректирует следующий выстрел - и так, пока цель не будет поражена, или не выйдет из зоны поражения. При определенных условиях, правильно рассчитав все факторы, можно добиться поражения цели с первого выстрела даже на весьма значительных дальностях - к чему и стремятся все уважающие себя снайпера. 
    Змей положил перед собой блокнот и стал карандашом заносить туда необходимые данные: записал измеренную дальность, температуру воздуха, размер деривации. 
    Продолжив визуальное изучение объекта, за полчаса Змей насчитал всего двенадцать человек, обнаружил на крыше спутниковую антенну серьезной станции космической связи, которой у простых боевиков явно быть не должно, и кроме того, определил, что как минимум двое из наблюдаемых людей явно не были аборигенами - по манере держаться, по элементам снаряжения и цвету лица, это были не боевики. 
    - Пиндостанцы, - резюмировал Змей. - Справа второй, наблюдаешь? 
    - Вижу, - Бурый слегка переместил ствол винтовки, тут же подобрался всем телом, чтобы не вытягиваться на цель силой мышц, а сохранить естественную точку прицеливания. - Гасим урода первым? 
    - Ты же слышал, на постановке задачи, было особо указано - американцев не убивать. 
    - "Не убивать" я слышал, - ответил Бурый. - Могу ранить в ногу. Пусть лежит и думает о своём поведении. Если сдохнет - видит Бог - я не хотел. Сам помер. Я стрелял только в ногу. 
    - Обсудим, - кивнул Змей. 
    - Командир, - раздался снизу голос Гасана. 
    - Чего тебе, мой юный друг? 
    - На крайней справа машине высокая антенна-куликовка. На ней привязан зеленый флажок джихада. Наблюдаешь? 
    - Вижу, - Змей довернул свой прибор наблюдения и точно - небольшой кусочек зеленой материи безжизненно висел на трехметровой высоте наборной антенны - сигнализируя о полном отсутствии ветра на данном участке местности. 
    - Прям подарок для нас, - съязвил снизу Бача. 
    - Ага, - улыбнулся Змей. - Личный вклад от воинов джихада в свою собственную погибель. 
    - Не в погибель, - встрял Бурый. - А в переход к гуриям... 
    Все четверо расхохотались. 
    Пронаблюдав за объектом еще пару часов, пришли к выводу, что враг никуда не торопится. Справа ожила примыкающая асфальтированная трасса - по ней стали ездить машины и даже двинулись пешеходы. До трассы было около километра, и это уже следовало учитывать - как бы оттуда не пришла помощь боевикам, начни снайпера уничтожать людей на объекте. Для этого Змей, побродив по развалинам, наметил еще две позиции, с которых можно было бы попытаться отразить атаку со стороны дороги. 
    После полудня перекусили, немного отдохнули и стали готовиться к главному - к реализации справедливого возмездия. 
    К "Манлихеру" у Бурого было четыре магазина по десять патронов - один магазин в винтовке, три он выложил перед собой. Еще пару пачек патронов он выложил ближе к Змею, предполагая, что с началом результативной стрельбы наводчику можно будет отвлечься на наполнение опустошаемых магазинов. Расположенный в полуподвале "главный калибр" имел два заряженных магазина по пять патронов и еще штук сорок в специальной сумке. Еще какое-то количество боезапаса находилось в рюкзаке, но Бача считал, что ему для выполнения задачи с лихвой хватит и того, что было под рукой. 
    - Эй, двое, - Змей обратился к нижесидящим. - Вы пыль перед стволом размели? 
    - Нет, - честно ответил Гасан. - Одну минуточку... а у кого спиннинг? 
    - У меня к рюкзаку приторочен, - ответил Бурый, не отводя головы от щеки приклада. 
    Гасан перебрался в "жилой" полуподвал, где лежало ненужное при стрельбе имущество, и достал телескопическую удочку, которая в сложенном виде была не больше полуметра. Закрепив на её конце специальную губку, Гасан вернулся на позицию, разложил удочку и стал с её помощью убирать пыль перед стволом АСВКМ. На это ушло несколько минут, за которые Бача успел своему наводчику предложить работу в клининговой компании "с хорошей зарплатой и соцпакетом". Бурый успел предложить Гасану произвести уборку в его квартире сразу по возвращению из "Саратова" в родные пенаты. Змей же успел обнаружить третьего иностранца в числе наблюдаемых боевиков. 
    - А вот и третий. 
    Его рассмотрели более внимательно. По всему чувствовалось, что он там всем заправляет. 
    - Командир, - снизу раздался голос Гасана. 
    - Чего тебе? 
    - А знаешь, чем отличается русский снайпер от иностранного? 
    - Национальностью? 
    - Ну... не только. 
    - Чем еще? 
    - Тем, что он после выстрела лезет к убитому снимать дорогие натовские шузы. 
    Все давно знали этот избитый снайперский анекдот, но всё же посмеялись - ведь Гасан старался, рассказывал. На самом деле по результатам боёв уже был издан ряд приказов, запрещающих снайперам выходить к врагу за подтверждением своего результата. Ибо находились и такие отчаянные парни - с которыми, судя по резкости приказов, определенно произошли какие-то неприятности. С недавних пор подтверждением результатов боевой работы признавалась видеозапись целей в момент их поражения - для чего появились и прицелы, и приборы наблюдения, оснащенные встроенными видеокамерами. Так же был и страхующий начальство бесконечно жизнерадостный приказ, запрещающий снайперам сил специальных операций приближаться к линии фронта ближе, чем на пятьсот метров - мол, работайте с безопасного расстояния, у вас замечательные, дальнобойные стволы... и повсеместно приказ этот нарушался. Впрочем, в данной ситуации этот приказ неукоснительно исполнялся - снайперская группа отстояла от линии фронта куда дальше, чем пресловутые пятьсот метров... 
    - Начинаем, командир? - спросил Бурый. 
    - Сейчас, - Змей привстал со своего места и осмотрел подходы к развалинам. 
    В радиусе километра не было ни души. 
    - Всем внимание! - Змей повысил голос. - Американцев не убивать. По готовности - огонь! 
    Бурый загнал патрон в патронник, приложился к винтовке, немного пошевелился, выбирая положение, при котором появится естественная точка прицеливания - на конкретной цели, удаленной от него более чем на километр. 
    - Боковая поправка - ноль, - сказал Змей. - Полное безветрие... 
    - Есть, - ответил Бурый, удостоверившись, что маховичок горизонтальных поправок прицела выставлен на ноль. 
    - На фоне стены стоит, справа от окна... - подсказал Змей первую цель, руководствуясь тем, чтобы в случае промаха первого выстрела, по попаданию пули в стену можно было судить о величине необходимой поправки. 
    - Вижу. 
    Бурый установил перекрестье "мил-дота" ровно в центр груди человека, неподвижно стоящего на фоне стены. Дальность он уже выставил, прокрутив маховичок вертикальных поправок. 
    - Видео пошло, - сказал Змей, включив свой прибор наблюдения в режим видеозаписи. 
    Он вскинул руку и посмотрел время. Надо запомнить для последующего отчета о проделанной работе... 
    Бурый вывел параллакс в норму, включил видеокамеру и начал обработку спуска. На "Манлихере" SSG-08 устройство спускового механизма не подразумевает задержку спускового крючка на "предупреждение", и поэтому многие снайпера, считающие для себя "предупреждение" более комфортным фактором, сами дорабатывают свои винтовки. В частности Бурый под спусковой крючок на обычный суперклей приклеил кусочек школьной стирательной резинки, обрезав её таким образом, чтобы в последнюю долю миллиметра она обеспечивала упор в неё спускового крючка. Ощутив сопротивление спуска, снайпер понимал, что до выстрела остаётся лишь одно слабое шевеление указательного пальца. 
    Тыщщщ! 
    Глушитель растянул звук выстрела, а винтовка толкнула Бурого в плечо. Отработанным движением он тут же выбросил стрелянную гильзу, и загнал в ствол новый патрон. 
    В свою оптику Змей увидел полёт пули - даже не саму пулю, а только возмущение воздушных масс, которые пришли в движение, пронзённые несущейся смертью. Турбулентный след стремительно приближался к ничего не подозревающему человеку, который, как ни в чем не бывало, продолжал стоять на месте. Спустя две секунды пуля достигла цели, пробив её насквозь и уже за человеком выбив из стены небольшое облачко пыли. 
    - Цель, - подтвердил Змей попадание. 
    Дальше снайпер уже сам выбирал, кого ему валить следующим. 
    - На углу, - бросил Бурый. 
    Змей увидел, как у здания застыл, видимо, от удивления, человек. Снова прозвучал хлопок выстрела. Через две секунды человек упал. 
    - Цель, - снова подтвердил Змей. 
    В стане врага началось движение. Кто-то нагнулся над первым подстреленным, и тут же лёг рядом от третьего точного попадания. Четвертый выстрел Бурый сделал в проём окна, куда неосторожно высунулся один из боевиков. 
    Из здания выскочило еще несколько человек, куда-то в сторону затарахтел пулемет, двое бросились к ближайшей машине. 
    Снизу громко прозвучал выстрел "главного калибра", и Змей увидел, как стоящий на крыше здания пулеметчик, вместе с прикрывавшей его кирпичной кладкой, был буквально сметён на землю, совершив эффектный кувырок в воздухе. 
    Еще одного боевика Бурый упокоил сразу, как только тот замер за рулем автомобиля. 
    В суете, царившей на базе боевиков, Змей видел, как мечутся трое американцев - по ним никто не стрелял. Они были на открытом пространстве, и при других раскладах уже давно бы раскинули мозгами. Но они оставались живы, лишь с ужасом наблюдая, как один за другим разлетаются на кровавые ошмётки местные боевики. 
    - Это вам за Галю, - упоённо шипел после каждого выстрела 25-летний капитан сил специальных операций. - Это вам за Надю... 
    Первыми десятью выстрелами Бурый сложил семь человек. Сменив магазин, он начал было выцеливать бок человека, торчащий из-за угла, как его остановил Змей. 
    - Спутниковую антенну надо сбить... 
    - Есть, - отозвался снайпер. 
    Снизу снова грохнул крупнокалиберный монстр - а на базе боевиков запылал пикап. 
    Тремя выстрелами Бурый добился прямого попадания в антенну, которая, развалившись на фрагменты, упала с крыши на землю. 
    - Больше никого не вижу, - сообщил снайпер. - Кроме американцев. 
    Змей обшаривал прибором базу боевиков - было понятно, что уцелевший враг скрылся в самом здании, за толстыми каменными стенами. Бача поджег оставшиеся машины, попутно завалив еще одного боевика, пытавшегося найти за пикапами укрытие. 
    - Половину перебили, - сказал Змей. - Остальных сейчас будем выкуривать... 
    Минуты три никого не было видно, потом в оконном проёме появилась голова. Змей, разглядев в ней боевика, громко спросил: 
    - Бача, в окне голову наблюдаешь? 
    - Наблюдаю, - подтвердил снайпер. 
    - Бей по стене прямо под голову. Посмотрим, пробьёт или нет... 
    - Есть... 
    Раздался выстрел. Под окном взметнулось облако пыли, в небо полетели обломки стены. Когда пыль осела, все увидели зияющий проём. 
    - Замечательно, - удовлетворенно сказал Змей. - А теперь пройдись по всему дому. Бурый, принимай, кто выбегать будет... 
    АСВКМ стала методично ломать укрытие, и буквально после трех выстрелов из здания выскочил вначале один, потом еще двое - они побежали по накатанной дороге в сторону асфальтовой трассы, которая располагалась примерно в километре от базы. Всё это пространство было открыто, и очевидно, пытающиеся спастись люди уповали избежать смерти за счет скорости своего перемещения. 
    - Первый боевик, следом американцы, - сообщил Змей. 
    - Упреждение? - спросил Бурый. 
    - Обожди пока, - ответил Змей. - Сейчас они слишком быстро бегут, сложно упреждение посчитать. Через минуту устанут, замедлятся, или вовсе остановятся, чтобы отдышаться, тогда их и сложим. В общем, терпение, мой юный друг, терпение... 
    Бурый радостно хмыкнул. 
    Из дома выскочили еще двое, и побежали вслед первым, с отрывом метров в сто. Бача сделал в доме еще две дыры, и тут на крышу выскочил какой-то человек с белым флагом. Он стал яростно размахивать полотнищем, озираясь во все стороны.