flamberg

СГ
  • Сообщений

    1 105
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    21

Изменения репутации

  1. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Drew в Про береты   
    Слава тебе Господи!Хоть не будут голубые береты позорить.
  2. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Poul66 в Частные военные компании в России - часть 2   
    Сколько граждан России погибло в Сирии,не бриттам об этом говорить.Они брехуны известные.Но то,что наши музыканты участвуют в самых важных и опасных операциях в Сирии,это стопудово.И многие успешные операции правительственных войск стали таковыми только благодаря именно нашим ЧВКашникам.  
  3. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Poul66 в Частные военные компании в России - часть 2   
    Сколько граждан России погибло в Сирии,не бриттам об этом говорить.Они брехуны известные.Но то,что наши музыканты участвуют в самых важных и опасных операциях в Сирии,это стопудово.И многие успешные операции правительственных войск стали таковыми только благодаря именно нашим ЧВКашникам.  
  4. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Poul66 в Частные военные компании в России - часть 2   
    Сколько граждан России погибло в Сирии,не бриттам об этом говорить.Они брехуны известные.Но то,что наши музыканты участвуют в самых важных и опасных операциях в Сирии,это стопудово.И многие успешные операции правительственных войск стали таковыми только благодаря именно нашим ЧВКашникам.  
  5. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Poul66 в Частные военные компании в России - часть 2   
    Сколько граждан России погибло в Сирии,не бриттам об этом говорить.Они брехуны известные.Но то,что наши музыканты участвуют в самых важных и опасных операциях в Сирии,это стопудово.И многие успешные операции правительственных войск стали таковыми только благодаря именно нашим ЧВКашникам.  
  6. Нравится
    flamberg оценил Drew в Частные военные компании в России - часть 2   
    Военкор «Комсомолки» Александр Коц поговорил с сотрудниками ЧВК, воюющей на Ближнем Востоке 
    Почти месяц назад двое граждан России Григорий Цуркану и Роман Заболотный попали в плен к боевикам ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). На видеозаписи, опубликованной террористами, Роман рассказывает, что произошло это в провинции Дейр-эз-Зор, где при поддержке российских ВКС ведут наступление правительственные силы Сирии. Однако к Минобороны оба россиянина никакого отношения не имеют.
    Судя по всему, Цуркану и Заболотный были бойцами частной военной компании, которая на земле помогает сирийской армии воевать с боевиками «Исламского государства». Военкор «Комсомолки» поговорил с сотрудниками ЧВК, воюющей на Ближнем Востоке.
    Человек-травма
    О таких не говорят «коренастый, крепкий, осанка выдавала в нем военного»... Обычный парень около 40, пройдешь мимо - глаз не зацепится. Рваные джинсы, стильный джемпер, хороший парфюм. Мы познакомились в 2014-м в окопах под Славянском. Один из тысяч пассионариев, приехавших из России в Донбассдобровольцем защищать идеи русского мира. Семеновка, Донецкий аэропорт, ранение, Иловайск, Дебальцево, снова ранение, лечение в Ростове: «Возвращаться я уже не стал, после второго минского соглашения там скучно. Я ж туда воевать приезжал, а не по плацу маршировать».
    Денис - человек-война. Срочником-десантником воевал в Грозном. Пару лет помыкался на гражданке, заключил контракт, а тут - вторая Чечня. Оттрубил на фронте 9 месяцев, пока не получил свое первое ранение - БТР подорвался на фугасе...
    - Ты прям ходячая травма, Дэн, - смеюсь я при встрече.
    В Москве он был на лечении - две пули прошили плечо и бедро, не задев ничего жизненно важного. На этот раз судьба занесла его в Сирию, под Дейр-эз-Зор. Однако в официальных сводках вы вряд ли найдете упоминание о нем. Одни зовут Дениса «солдатом удачи», другие - наемником. Ему все равно, он просто любит войну, а когда за любимое дело еще и платят неплохо, грех жаловаться.
    - В месяц может получиться и до 300 тысяч рублей, хотя у меня стандартная «ставка» 220 тысяч, - говорит Денис. - Лечение после ранения обеспечивают. Однако если через пару лет начнутся какие-то осложнения - это уже на тебе. Протезирование тоже не оплачивается.
     И зарплату не задерживают?
    - Главное, делать свою работу и не косячить. Существует система штрафов, которая может серьезно уменьшить твой заработок. И если для меня как для москвича это просто хорошая зарплата, то парень из глубинки может за командировку решить свой квартирный вопрос. Поэтому многие приезжают просто, чтобы разобраться со своей жилищной проблемой. Им хватает одной командировки. У меня уже третья. Был и в Алеппо, и под Пальмирой. Хорошая работа, но могут и убить.
    Тихие похороны
    Денис не рассказывает, кто ему платит и в каком подразделении служит. Хотя он прекрасно знает, что я понимаю: он - боец частной военной компании, о существовании которой в России официально никто не говорит. И это тот случай, когда чем дольше молчишь, тем сложнее признать очевидное. А скрывать в век интернета постоянно всплывающие факты практически невозможно.
      На сайтах региональных СМИ то и дело появляются маленькие траурные сообщения: «При исполнении воинского долга в Сирии погиб наш земляк». Как правило, Минобороны подобные новости не комментирует. Или сообщает, что «все военнослужащие в Сирии находятся на своих местах и выполняют поставленные задачи». И в этом нет вранья или лукавства. Потому что бойцы ЧВК структурно не входят в оборонное ведомство, не подчиняются ему. И это - мировая практика. Ни в одной из западных стран потери ЧВК не учитываются правительствами. Именно поэтому, если говорить о социологии, среднестатистический европеец предпочтет, чтобы от его страны на войну поехал профессиональный наемник вместо кадрового военного. Во-первых, уровень подготовки у первого зачастую на порядок выше. А во-вторых, плакать по нему будут только родственники. Никаких торжественных похорон с гробами, обтянутыми национальными флагами, никаких почетных караулов, никаких передовиц в центральных газетах... А следовательно, и никаких причитаний: «За что умирают наши мальчики в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии...»
    И остается только этическая сторона. Получается, что в случае непредвиденной ситуации (того же плена) государство как бы не замечает попавших в беду своих граждан. А как же «русские своих не бросают»?
    «Это просто работа»
    - Ну, во-первых, никто никого все-таки в реальности не бросает, - злится еще один мой знакомый «солдат удачи». - И если вам ничего не рассказывают, это не значит, что государство ничего не делает. А во-вторых, о морально-этических терзаниях думаете только вы, журналисты. Мы же прекрасно понимаем, на что идем, подписывая контракт.
    С Олегом меня тоже когда-то свела военкоровская тропа. Мы познакомились в 2008 году, после войны в Южной Осетии. Тогда он был майором, его подразделение вынесло тяжесть первых двух дней боев за Цхинвал. Он и его бойцы получили государственные награды. О них писали в газетах какое-то время...
    - А потом тогдашний министр обороны Сердюков решил расформировать одно из самых боевых подразделений 58-й армии - мое, - сверлит меня взглядом Олег.
    - Я помню, но тебе же предложили должность.
    - Ага, боевому офицеру нашли место в инженерной бригаде. Спасибо, служите сами.
    На гражданке Олег сначала работал охранником, потом пытался открыть автосервис по модному тюнингу машин, но кто-то спалил его гараж-мастерскую. А в 2015 году один из бывших сослуживцев предложил «работу по профилю».
    - У нас сейчас нет никакой обиды на государство, - объясняет он мне за чашкой чая. - Есть определенные условия, на которые ты соглашаешься, идя в ЧВК. Если тебя возьмут в плен, государство скажет, что оно ни при чем. Если тебя убьют, твое тело, скорее всего, не будут транспортировать на Родину. Зато твоя семья получит от одного до четырех миллионов рублей. В зависимости от контракта. Тебе запрещено упоминать о своей деятельности где бы то ни было, особенно в соцсетях. Родители в большинстве случаев тоже знают об этих условиях. Поэтому и не бегут с жалобами к журналистам в случае трагедии.
    - Много этих случаев?
    - Дерьмо случается, мы же не роботы бессмертные. Какая разница, много или мало. Это не должно быть заботой журналистов. Это ведь не срочники, которых когда-то бросали в мясорубку Грозного с автоматом и двумя магазинами. Это профессиональные наемники, которые знают, куда попали.
    - И за что...
    - Ну, я встречал у нас несколько идейных бойцов, которые за все хорошее против всего плохого. Кто-то - исключительно из-за денег. Кто-то просто больше ничего не умеет и учиться не хочет. Тут дело не в патриотизме, если ты об этом. Гаишник, выходя на работу, не думает же: «Я живу в России, я горжусь своей страной. И я сделаю свою страну безопаснее». Или дворник: «Надо сделать страну чище». Это просто работа. Вот и у нас война - это просто работа. Я офицер, разведчик, я знаю, как делать свою работу хорошо. И если я погибну, это мое личное дело. Чем плоха такая мотивация?
    - У вас все такие?
    - Да разные. У нас же не армия, попадают и с судимостями. Бывает, человек плохой, а солдат хороший. Так мне ж с ним детей не крестить. Там люди реальные подвиги совершают, канонично кинематографичные. А есть уроды, у которых башню сносит. Таких домой отправляем без разговоров. По крайней мере, в моем подразделении так.
    Неформальные рекомендации
    На слуху не самая героическая и не слишком продолжительная история существования ЧВК «Славянский корпус». Около 300 граждан России в 2013 году подписали контракт с компанией, зарегистрированной в Гонконге, и отправились в Сирию на охрану нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор. Однако на месте им пришлось выполнять обычные боевые задачи. В ходе одного из боестолкновений с террористами были ранены шесть российских бойцов.
    Руководителей этой ЧВК Вадима Гусева и Евгения Сидорова по возвращении на Родину осудили по статье «наемничество» на три года. Это громкое дело подняло новую волну энтузиастов, выступающих за легализацию ЧВК в России.
    - Пик подготовки документов пришелся на 2015 год, - рассказал «КП» эксперт комитета по безопасности при Торгово-промышленной палате Ян Браницкий. Он был одним из разработчиков законопроекта о частных военных компаниях. - Шли серьезные обсуждения во многих госинститутах, в том числе и в правительстве. Была подготовлена масса документов, обоснований, разработанных экспертами, в том числе профессором кафедры нацбезопасности Российской академии госслужбы Александром Михайленко. Но все сошло на нет. Однако если говорить о неформальной стороне, то все идеи и рекомендации, которые были озвучены в 2015 году, по мере вступления России за рубежом в некие отношения очень хорошо реализуются на практике.
    - Что это за рекомендации?
    - Они касались того, какие риски можно нивелировать, используя частные вооруженные формирования за пределами России. В первую очередь это отсутствие формальных связей между этими формированиями и госаппаратом страны, проводящей какую-то военную операцию. Упрекнуть государство в том, что его военнослужащие выполняют некие миссии, а то и замечены в каких-то военных инцидентах, невозможно. И мы это видим на примере американцев, французов, британцев... Они в случае чего говорят: «Нас там не было». Во-вторых, ЧВК можно использовать там, где вооруженные силы по разным причинам задействовать невозможно. В том числе из-за того, что это не армейские функции. И этим тоже занимаются и США, и Израиль, и ЮАР... Бригада морской пехоты не будет охранять газоконденсатное месторождение. А охранять надо не вахтершей с дубинкой, а организовывать полноценную оборону в соответствии с боевым уставом. Это может делать частная компания, обладающая силами, средствами и персоналом, который прошел подготовку. Или, к примеру, если США продают какое-то вооружение в третью страну, то этим занимается не огромный монстр типа наших «Рособоронэкспорта» или «Росвооружения». Проводится конкурс среди частных компаний, и туда уезжают частные специалисты. При этом они и обучают в качестве инструкторов, организуют охрану-оборону, ремонт техники и так далее. И все это получается в десятки раз дешевле, чем услуги огромных корпораций.
    Большой легальный рынок
    Сегодня на рынке частных военных услуг Россия практически не присутствует. У нас есть определенная ниша - обеспечение безопасности судоходства. Но это - одна-две компании, хоть и с высоким авторитетом. Есть присутствие наших соотечественников, но под чужими флагами.
    - Чисто российских компаний нет, есть ЧВК, зарегистрированные в офшорах - на Мальте, Кипре... - поясняет Ян Браницкий. - На Сирии наше государство могло бы оттачивать азы работы частников. Там от полной, разнузданной вольницы частных компаний был пройден путь до абсолютного зарегулирования работы ЧВК. Сейчас на этом рынке безусловно доминируют американцы и британцы, и никакого резона впускать туда конкурентов, пусть даже для охраны наших же объектов, у них нет. В этот бизнес сложно влезть. Но проблема в том, что нет государственной поддержки. Я говорю не о законах и регламентах. Они все действуют только в пределах России. А когда мы говорим о ЧВК, подразумеваем работу за рубежом. Есть объект России - консульство, представительство, нефтяные поля, завод - не важно. Государство должно выстроить абсолютно прозрачную схему: вот объект, вот бюджет, вот честный тендер. Я вас уверяю, в России найдутся люди, которые прекрасно обеспечат охрану и выполнят задачу. Они сами решат вопросы с иностранным государством, с транспортом, с вооружением. Нужны только легальные правила игры.
    Сегодня российские «солдаты удачи» находятся в некоей серой зоне - и финансовой, и юридической. Хотя если говорить о Сирии, то хороший адвокат в случае чего может зацепиться за одну трактовку из Уголовного кодекса. В примечании к статье 359 говорится: «Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях». Однако Россия воюет в Сирии официально, по приглашению законного правительства. А значит, ее граждане, состоящие в ЧВК, не могут быть признаны наемниками. Хотя было бы проще все-таки вывести ЧВК в легальное белое поле. Которое дает неплохие финансовые перспективы. Эксперты оценивают ежегодный оборот частных военных компаний более чем в 100 миллиардов долларов. И на этом рынке мы можем составить серьезную конкуренцию.
    ИЗ ДОСЬЕ «КП»
    Частные военные компании - это коммерческие структуры, которые занимаются выполнением как боевых задач по всему миру, так и специфических. Это и охрана различных стратегических объектов, и обучение иностранных военизированных подразделений, и обслуживание поставленной за рубеж военной техники, и сбор развединформации... Как правило, в ЧВК набирают бывших военных, спецназовцев и сотрудников спецслужб.
    Основные монополисты на рынке ЧВК - это США и Великобритания. Также частные военные компании легализованы в Германии, Польше, ЮАР, Австралиии других странах. Однако их доля на рынке крайне мала.
    Самая известная ЧВК - американская Academi (бывшая Blackwater). В ней - около 20 тысяч сотрудников. 90 процентов заказов получает от правительства. Основная деятельность - Ирак, Афганистан.
    Британская Group 4 Securicor, пожалуй, самая крупная компания - около 500 тысяч человек, что почти втрое больше численности вооруженных сил Великобритании. Эта ЧВК работает в 125 странах мира.
    По разным оценкам, оборот рынка ЧВК может достигать 100 миллиардов долларов в год.
    КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
    Франц КЛИНЦЕВИЧ, первый зампредседателя Комитета по обороне Совета Федерации:
    Для многих это социальный лифт
    - Сегодня у наших серьезных государственных корпораций и больших частных компаний есть интересы за границей - нефте-, газопроводы, танкеры и так далее. Все они нуждаются в обеспечении охраны. Они готовы за это платить, поэтому ЧВК в России были бы полезны, но в рамках законодательства. Должно быть все согласовано. Помимо финансовой выгоды, это важный социальный лифт для многих людей, которые прошли через армию, службу. Это реально востребовано. Многие могут идти даже за небольшие деньги рисковать своей жизнью.
    Маленький пример. В Афганистане было 140 тысяч представителей силового ведомства США. А 240 тысяч - частные военные компании. И 40 тысяч были представителями охранных предприятий. Это в три раза больше, чем нас было в Афганистане, когда Советский Союз вводил войска… Поэтому нашим депутатам нужно наконец согласовать с силовиками законопроект, который бы установил правила игры для частных военных компаний.
  7. Нравится
    flamberg оценил Drew в Частные военные компании в России - часть 2   
    Статья из инета......Может фейк, а может...
    "Я сирийский солдат, меня сопровождала группа российских солдат. Мы ехали на двух микроавтобусах выполнять военную задачу в деревне аш-Шола к юго-западу от города Дейр эз-Зор. 
     
    Мы ехали на машинах, наши водители двигались на небольшой скорости, потому что вплоть до Шолы были сирийские КПП и мы не опасались внезапных атак террористов. 
     
    Как только мы выехали из Шолы, по нам открыли огонь из тяжелых пулеметов. Мне повезло, потому что я ехал во втором микроавтобусе и сумел выбраться из автомобиля, прежде чем он был уничтожен. 
     
    С левого фланга начались выстрелы из стрелкового оружия по нам и русским, около 30 боевиков пытались окружить нас с той стороны. 
    Водитель «Урала» попытался оттащить машиной выведенный из строя микроавтобус, чтобы очистить дорогу перед нашей машиной, но безрезультатно. 
     
    Затем русские солдаты, их было где-то 10, вместо того, чтобы отступать или сбежать, бросились за песчаную насыпь на обочине и начали прикрывать наше отступление. 
     
    Силы сторон были неравными: около 80 вооруженных боевиков, с тяжелым вооружением. Но они не ожидали такого сопротивления. 
     
    Дальше у русских солдат закончились боеприпасы, потому что я больше не слышал звука стрельбы. Через несколько минут я услышал крики и, видимо, русские пошли в рукопашную с применением холодного оружия, но боевиков было слишком много. 
     
    Сейчас, когда я увидел 2 из этих 10 солдат на видео, я всеми чувствами и мыслями сопереживаю вместе с их родственниками, я никогда не забуду это самопожертвование. Эти двое солдат показали себя настоящими воинами, даже находясь в плену. Я обязан своей жизнью этим солдатам, которые приняли бой, хотя они и были в меньшинстве и восхищен поступком, на который они пошли ради нашего спасения".
     
  8. Нравится
    flamberg оценил RAZ в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    Вот точно также и учу. Что в бою - хрен определишь, венозное или артериальное, накладывать, а санинструктор при подготовке к эвакуации уже разберется при осмотре. Обычному бойцу - остановка кровотечения в любых условиях обстановки и под стрессом, в том числе подручными средствами, наложение повязки, вынос из-под огня противника и эвакуация в группе. Плюс типовые бытовые травмы и заболевания, их лечение в полевых условиях.
    Вот именно так оно и происходит во время одиночной подготовки. Снайперы - отдельно, нештатные саперы и санинструктора - отдельно, радисты - отдельно. 
  9. Нравится
    flamberg оценил Drew в Боец российского спецподразделения — о командировке в Сирию и взаимодействии с сирийскими военными    
    С начала российской операции в Сирии там действуют российские спецподразделения. Они не только наводят удары авиации и крылатых ракет, но и участвуют в прямых боестолкновениях с террористами. В августе министр обороны России Сергей Шойгу лично наградил орденами бойцов Сил специальных операций. Они в неравном бою смогли остановить наступление и нанести поражение нескольким сотням боевиков запрещенного в России «Исламского государства». А не так давно «вежливые люди» смогли вывести из окружения взвод российской военной полиции. 

    О своем опыте боевой работы в Сирии «Известиям» рассказал офицер одного из российских спецподразделений. 

    - Как вы оцениваете боевиков ИГИЛ? Как за последнее время изменились их отряды? Появились ли новое вооружение, тактика, современное вооружение? 

    — У нас было несколько командировок, и каждый раз боевики менялись. Так не было, чтобы мы приехали и противник остался прежним. Ситуация не стоит на месте. Например, сейчас у боевиков появилось много приборов ночного видения. Это и бинокулярные устройства, и «Циклопы» (прибор ночного видения с двумя окулярами, объединенными в один блок). Есть и «трубы» — прицелы ночного видения. Они устанавливаются на стрелковое оружие. Есть у боевиков и «тепляки» (тепловизоры). Раньше всего этого добра не было. 

    К примеру, мы захватывали у противника даже белорусские приборы ночного видения «Пульсар». Достаточно неплохие и относительно недорогие изделия с китайской матрицей. Были у них «Пульсары» и с дальномерными блоками. 

    - А насколько эффективно боевики используют ПНВ и тепловизоры? 

    — Пока боевики не вполне умеют использовать эту технику. К примеру, когда они работают с прицелами ночного видения, то не учитывают баллистику оружия. Пуля — это не луч лазера. Она летит по определенной траектории. Чтобы попасть, особенно на большом расстоянии, надо при стрельбе вносить корректуры, делать выносы и брать упреждения. Они этого не делают. Поэтому часто не попадают. 

    Часовые на постах «ночники» используют не постоянно. Посмотрят какое-то время и убирают приборы. А потом просто слушают, что происходит вокруг. Поэтому они часто не могут вовремя обнаружить, что происходит рядом с позицией. 

    Но всё равно в боевой работе приходится постоянно учитывать, что у противника есть «тепляки» и «ночники». Особенно когда ночью подходишь к позициям боевиков. Надо вести себя очень аккуратно, контролировать свои движения и внимательно следить за часовыми. 

    - Известно, что отряды ИГИЛ часто используют различные беспилотники. Вы сталкивались с такими изделиями? 

    — В основном они делают их своими руками. Покупают в интернете двигатели, системы управления и другие детали. Используют и квадрокоптеры. Работают беспилотники и квадрокоптеры очень эффективно. 

    К примеру, мы видели такой вариант. «Фантик» (квадрокоптер серии Phantom) с закрепленным крюком. На крюк подвешено самодельное взрывное устройство (СВУ). У СВУ блок дистанционного подрыва и ножки. Устройство для маскировки обклеено травой. «Фантик» его скрытно приносит и ставит в траву рядом с дорогой или в окоп. А боевики следят и, когда кто-то подходит или проезжает машина, дистанционно подрывают заряд. Его мощности хватает, чтобы перебить колесо грузовика. 

    Мы встречали квадрокоптеры с самодельными бомбами. Небольшие тюбики, ударники сделаны из гвоздей, стабилизаторы — из нарезанных пакетов. В заряде дробь. Квадрокоптер практически не слышно. Он подлетает и сбрасывает бомбочку. В радиусе 5 м можно получить серьезные осколочные ранения. 

    При этом боевики понимают важность беспилотников. И стараются сбивать наши и сирийские. У одного нашего подразделения они сбили квадрокоптер. По всей видимости, достали его из СВД. 

    - Можете рассказать о своей боевой работе? 

    — Мы старались поражать противника в самых слабых местах, там, где он нас не ждет, и наносить максимальное поражение. Один раз мы зашли прилично от линии соприкосновения в тыл боевиков. И ночью совершили налет на их позиции. 

    Местность в районе, где мы работали, — это «марсианский» пейзаж. В земле трещины и везде камни, которые собраны в кучи и валы. Причем каждый вал высотой 2–3 м и длиной от 500 м до 1 км. Из-за изгибов и поворотов тяжело сориентироваться на местности ночью. При этом найти противника нелегко. Нагретые камни очень похожи на голову или другие части тела человека. 

    В глубине обороны противника стояло здание. В свое время боевики его взорвали, и оно осело. Но если залезть на его крышу, вернее, на то, что от нее осталось, то открывается хороший обзор на позиции противника. Но чтобы подойти к зданию, надо было пересечь дорогу. А она находится на полутораметровой насыпи, и когда преодолеваешь ее, то становишься очень заметным. А чуть дальше, на перекрестке, у боевиков блиндаж с крупнокалиберным пулеметом. Конечно, пришлось попотеть. Мы начали следить за противником. Ждали, когда боевики потеряют бдительность. Потом быстро преодолели этот рубеж. Заняли позиции, подготовились и начали работать. 

    Боевики явно не ожидали, что кто-то так дерзко сможет напасть на них ночью и так интенсивно их истреблять. Мы тогда «отработали» несколько десятков человек. Сперва у противника был шок. Они не понимали, что происходит и откуда по ним стреляют. Но потом подтянулись их резервы. Противник перегруппировался, и по «дому» начали стрелять со всех стволов, сравнивая наше укрытие с землей. Видимо, противник понял, что с «дома» удобнее всего работать. Плюс мы заметили у них приборы наблюдения. 

    Боевики даже пытались совершить небольшой обход и начали «поливать» по нам с фланга из пулемета. Были и совсем дерзкие. Несколько боевиков пошли напролом. Прятались за камнями. Им удалось преодолеть около 100 м. Правда, мы их всех уложили. 

    Начали отходить от «дома». Но пулемет с фланга не давал пересечь дорогу. А ждать на месте нельзя. Накроют минометным огнем. Пришлось отходить вдоль дороги. Когда противник менял магазины в автоматах и перезаряжал пулеметы, мы резким броском преодолели злосчастную дорогу. После этого относительно безопасный отход нам уже был обеспечен. 

    Несколько дней спустя мы решили спланировать операцию в другом районе по той же схеме. Сначала изучили район, тщательно проработали все вопросы операции, учли предыдущий опыт. 

    Но на этот раз решили взять более мощные огневые средства — ручные гранатометы. Также у нас были автоматы, снайперские винтовки и пулеметы. 

    До места было относительно недалеко. Но мы шли очень осторожно. Поэтому подход занял у нас несколько часов. На пути были чьи-то брошенные позиции. Причем там еще оставались тенты, лежали матрасы. Приходилось останавливаться и осматривать их. Там могли оказаться мины. В траве было много мусора, консервных банок и патронных цинков. Даже если просто зацепишь — будет очень много шума. 

    К объекту мы вышли довольно поздно. Скоро должен был начаться рассвет. Поэтому пришлось действовать быстро и дерзко. Разложились, понаблюдали за позициями боевиков, оценили их количество, вооружение, характер действий. Ну и начали работать. 

    Предметом нашего интереса стали одно здание и подходы к нему. Как мы поняли, это своего рода караульное помещение. Там боевики отдыхали, принимали пищу и готовились идти заступать на пост. Это как раз то, что нам и было нужно. Большое скопление противника, который думает, что он в безопасности, и никак не ожидает атаки. Отфиксировали момент, когда скопилось большое количество боевиков, видимо, на инструктаж. 

    Далее всё развивалось стремительно. Отработали из гранатометов. Здание взлетает на воздух, у боевиков паника. Наши стрелки точными выстрелами добивают тех, кто был отброшен взрывом и начинал приходить в себя. Потом, по данным радиоперехвата, нам сообщили, что мы накрыли четверых важных командиров и несколько десятков боевиков. 

    Правда, выстрелы из гранатометов сразу демаскировали наши позиции и боевики опять полезли изо всех щелей, как в прошлый раз. У противника были скрытые пути сообщения, по которым к нам выдвинулись их пулеметчики. Они развернулись и открыли достаточно точный огонь. Пули ложились так близко, что телом можно было почувствовать их трассы. Всплески были совсем рядом. 

    Начали организованно отходить, прикрывая друг друга под огнем противника. Первый прикрывает, а второй двигается, занимает позицию, далее к нему подтягивается первый и т.д. Боевики вели себя опять очень дерзко. Плюс они хорошо ориентировались на местности. Мы уже прилично отошли от места боя. Вдруг с фланга выскакивает боевик и начинает стрелять. Успел в нашу сторону почти весь магазин выпустить. А я как раз в это время перебегал. Но напарник четко отработал. Я только и услышал звук выстрелов «бам-бам». Четкая «двоечка» прямо по центру «тушки». 

    Если бы чуть подзадержались, то дерзкий боевичок вышел бы нам в тыл. 

    Операция была очень успешная. Шороху мы там навели прилично. 

    - А как взаимодействовали с сирийскими военными? 

    — С ними надо налаживать взаимодействие и всячески их привлекать к выполнению задач. Если мы идем на задачу, то собираем сирийских командиров со всего фронта. Зачастую только на таких встречах они между собой и знакомятся. Помогаем им наладить взаимодействие друг с другом. Объясняем, куда, как и откуда мы будем работать, берем с собой их личный состав. Обязательно инструктируем их о том, чтобы дали нам вернуться из боя и не сразили нас своим огнем. Стараемся оставлять своего представителя для координации. 

    Сирийские солдаты разные. Есть боевые. А бывает, под огнем ты ему говоришь «беги», а он с места сдвинуться не может — ноги стали ватными. А бывает, начинают плакать. С одной стороны, их понять можно. Мы здесь в командировке. Отвоевали — и домой. А они здесь уже шесть лет непрерывно воюют.
  10. Ха-ха
    flamberg оценил Yamato в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Вместо беретов наверняка введут другие головные уборы, типа таких
     

  11. Ха-ха
    flamberg оценил Poul66 в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Боюсь предположить как выглядит берет....Напоминает цвета ЛГБТ..Прости меня Господи.
  12. Ха-ха
    flamberg оценил Drew в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Зачем то мочой залили тельник.....

  13. Ха-ха
  14. Ха-ха
    flamberg оценил Socol218 в Немного "чёрного юмора" (на тему "майдана" и прочих "цветных" революций) - часть 2   
    Один умный хохол в сети сказал:
    -Нам говорили, что придет Россия и наступит крах. Крах наступил, а Россия все нет.
  15. Нравится
    flamberg оценил Socol218 в Работают   
    Всем тем кто работал и не вернулся!
     
  16. Нравится
    flamberg оценил злыдень в Частные военные компании в России - часть 2   
    Я не про достоверность или недостоверность информации. Я про его "долг говорить правду". "Правду" он любитель публиковать... Какой будет заказ - такая будет и "правда". Одно слово - чёрт помойный
  17. Нравится
    flamberg оценил Джедай в Частные военные компании в России - часть 2   
    Это то таки да, но не из пальца же все это высосано. И это при всем пафосе и секретности  "оркестра", гнать взашей их особистов надо. Вместе с руководством.
  18. Нравится
    flamberg оценил кмурка в Российская полиция переходит на Глоки   
    глок и так официально состоит на вооружении МВД, сейчас в наличии он есть в подразделениях ГРОМ и ЦА МВД
  19. Нравится
    flamberg оценил Море в Суровая красота службы   
    художник явно "не в теме"
    ... за продукты не скажу, но патроны в нём не наши??? ну ладно, может ПК экспортный под их патрон, НО почему лента "раком" заправлена???
  20. Нравится
    flamberg оценил OldMaster в Китайцы   
    Есои не монтаж, то &₽анутые на всю голову, хотя боротся с рождаемостью можно и таким образом.
  21. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Yamato в Европа глазами туриста   
    Если старушку отправят на пенсию,то многое поменяется,согласен.Но немцы,во многом,утеряли свой,когда-то знаменитый боевой дух.У них вместо стержня характера - кисель.Самые крутые из ни,это те.кто живёт на территории ГДР.
  22. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Socol218 в Европа глазами туриста   
    Уважаемые коллеги,моё мнение таково,что вся Гейропа прогнётся под мигрантов.Сами французы,немцы и далее по списку,кроме,может быть,венгров и поляков,наденут хиджабы,отпустят бороды,примут ислам.лишь бы не бороться.Спокойствие и толерантность.во их девиз.И будут осуждать нас за то,что мы боремся с терроризмом и убиваем "онижедетей",вместо того,чтобы возлюбить их.
  23. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Socol218 в Европа глазами туриста   
    Уважаемые коллеги,моё мнение таково,что вся Гейропа прогнётся под мигрантов.Сами французы,немцы и далее по списку,кроме,может быть,венгров и поляков,наденут хиджабы,отпустят бороды,примут ислам.лишь бы не бороться.Спокойствие и толерантность.во их девиз.И будут осуждать нас за то,что мы боремся с терроризмом и убиваем "онижедетей",вместо того,чтобы возлюбить их.
  24. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Socol218 в размещение снаряжения   
    Всё лучше подгонять исключительно по себе и по своим потребностям на данный момент.В 80-е у каждого в группе была, своя,по своим вкусам и потребностям, подогнанная снаряга,проверенная и отшлифованная в процессе боевой работы.А на эти фотки смотрю с суеверным ужасом,и рука так и тянется совершить крестное знамение.Недаром пиндосский спецназ на всеамериканских соревнованиях проиграл спецуре Гондураса.
  25. Плюс +
    flamberg получил плюс к репутации от Socol218 в размещение снаряжения   
    Всё лучше подгонять исключительно по себе и по своим потребностям на данный момент.В 80-е у каждого в группе была, своя,по своим вкусам и потребностям, подогнанная снаряга,проверенная и отшлифованная в процессе боевой работы.А на эти фотки смотрю с суеверным ужасом,и рука так и тянется совершить крестное знамение.Недаром пиндосский спецназ на всеамериканских соревнованиях проиграл спецуре Гондураса.