кмурка

СГ
  • Сообщений

    3 570
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    3

Все посты кмурка

  1. Обнаженные бойцы

    Предисловие к русскому изданию В 1956 году в Соединенных Штатах Америки вышла книга под экзотическим названием «Обнаженные бойцы», посвященная одной из страниц в истории боевой деятельности американских военно-морских сил в годы второй мировой войны и войны в Корее. В ней даются некоторые сведения об организационной структуре, подготовке, развитии тактических приемов боевой деятельности специальных команд подводных подрывных работ, обеспечивавших безопасность подхода морских десантов к районам высадки на побережье, занятое противником. В книге сжато и схематично намечены пути дальнейшего совершенствования и развития этой молодой, но прошедшей серьезную боевую школу службы. Авторы книги хорошо знакомы с деятельностью боевых пловцов. Капитан 3 ранга Ф. Д. Фэйн, офицер ВМС США, получив специальную подготовку, являлся активным участником военных действий на Тихом океане. После войны он ознакомился с постановкой обучения и подготовкой подводных диверсантов во флотах Великобритании, Франции, Италии. В 1950 году, с началом агрессивной войны в Корее, инспирированной американскими империалистами, Фэйна назначили командиром отряда подводных разведчиков-диверсантов. В настоящее время Фэйн является одним из руководителей этой специальной службы и уделяет большое внимание развитию свободного, длительного, глубоководного плавания разведчиков и производству различных подводных работ. Дон Мур — журналист и редактор ряда газет и журналов в США. В годы второй мировой войны он имел возможность наблюдать в ВМС США подготовку и боевую работу команд подводных подрывных работ, поэтому его участие в написании данной книги, очевидно, не ограничивалось литературной обработкой, но касалось и существа вопроса. Обычно подготовка агрессивных государств к развязыванию новой войны сопровождается усиленным насаждением милитаризма в виде изучения наследия прошлых войн, широкой рекламой высокого воинского мастерства и боевого духа, присущего их вооруженным силам, восхваления военачальников, особенно тех, кто сейчас относится к власти имущим. Авторы данной книги следуют этому правилу, не забывая показать и себя (прямо или косвенно) в выгодном свете. С видом объективных наблюдателей, избегая открытой проповеди в пользу применения подводных диверсионно-разведывательных сил и средств в будущем, но тенденциозно подобрав боевые эпизоды из прошлого и придав им ореол романтичности, они пытаются убедить западного читателя, что боевые пловцы являются такой силой, что чуть ли не решают судьбу десантной операции, поэтому их подразделения не нужно расформировывать, а, наоборот, необходимо совершенствовать тактические приемы и оснащать лучшей материальной частью. Несомненно, боевые пловцы — разведчики и подводные саперы — несколько облегчают подготовку и высадку морского десанта, однако они не являются определяющей силой в такой сложной операции. Преувеличены авторами и морально-боевые качества боевых пловцов. Несомненно, американский боец в годы второй мировой войны, сражаясь за демократические идеалы против немецкого фашизма и японского милитаризма, действовал хорошо. Ознакомление с гл. 18 данной книги показывает, что совершенно по-иному вели себя американские боевые пловцы, когда они сражались на стороне агрессивных войск государств, выступивших против корейского народа, боровшегося за свою свободу и независимость. Авторам книги приходится преувеличивать опасности, с которыми пришлось встретиться боевым пловцам в корейских водах, чтобы доказать, что и в этой войне американские войска сражались с неменьшим мастерством и энтузиазмом, чем это они делали в годы минувшей войны. Следует отметить, что Фэйн и Мур, как и большинство буржуазных «историков», пишущих о событиях второй мировой войны, умалчивают об огромной, решающей роли, которую сыграли вооруженные силы Советского Союза, последовательно разгромившие гитлеровскую армию на Западе, а затем основу японской военной мощи на азиатском материке — Квантунскую армию на Востоке. Известно, что вступление Советского Союза в войну против Японии значительно ускорило окончание второй мировой войны. Действительно, темпы продвижения американских сил к собственно Японии были низкими, а основная масса японских сухопутных войск почти не тронута. Боевые действия на маленьком острове Гуадалканал, начавшиеся в августе 1942 года, продолжались до февраля 1943 года. Для подготовки десанта на о. Атту, где имелось ограниченное количество японских войск, потребовалось одиннадцать с лишним месяцев. Два с половиной месяца длилась подготовка десантной операции на эвакуированный японцами о. Кыска. В ноябре 1944 года началась подготовка к высадке на о. Иводзима, а осуществлена она была только в феврале 1945 года. Бои на этом маленьком острове площадью 20 кв. км длились с 19 февраля до 16 марта, т. е. 27 суток. В условиях семикратного превосходства сил американцам понадобилось для овладения островом Лейте два с лишним месяца. Еще более характерна в этом отношении высадка в апреле 1945 года на о. Окинава. Здесь против 80000 оборонявшихся японцев понадобилось сосредоточить 451 860 человек из состава армии и морской пехоты, 1317 кораблей и 1727 самолетов. Бои длились с 1 апреля до 21 июня. Вступление СССР в войну против Японии, во исполнение союзнических обязательств, быстро привело к полному краху японской военной машины и безоговорочной капитуляции в августе 1945 года. Отпала необходимость реализации плана Холси, ставящего целью «еще больше ускорить и без того быстрый темп десантных операций» (стр. 180). Были сохранены жизни американских солдат, матросов и офицеров, которые входили в планируемые потери числом в 1 миллион человек при высадке в собственно Японии. Примечательно предисловие к американскому изданию книги, написанное адмиралом в отставке Р. Тэрнером, бывшим командующим амфибийными силами ВМС США на Тихом океане. Он дает типовую схему боя за высадку морского десанта, принятую в годы второй мировой войны американскими вооруженными силами. Однако удачно выполненные в те годы десантные операции совсем не означают, что методы их проведения будут эффективными и в будущем. Американская армия и морская пехота имели перед собой противника, уступавшего им по маневренности, силе и вооружению. Возможное применение оружия массового поражения в будущем скажется как и а обороне побережья, так и на методах проведения десантных операций. Это изменение, по-видимому, выразится в увеличении количества пунктов погрузки войск на войсковые транспорты, рассредоточении их при переходе морем, расширении фронта и увеличении темпов высадки, сочетании высадки морских десантов с воздушными, использовании высокоподвижных транспортов, десантно-высадочных средств и вертолетов. Сетование адмирала Тэрнера на то, что до начала войны ни флот, ни сухопутные силы США из-за недостатка кадров и средств не были ни организационно, ни технически подготовлены к амфибийной войне, рассчитано на то, чтобы вызвать сочувствие простаков, не знакомых с предвоенной политической историей. Не миролюбие американского империализма было тому причиной. Такой крупный военный деятель, как Тэрнер, отлично понимал стремление американо-английских политиков натравить гитлеровскую Германию и милитаристскую Японию на Советский Союз, чтобы таким путем разрешить свои противоречия. Однако история жестоко посмеялась над этими недальновидными людьми. Советский Союз разгадал их замыслы, и им, же пришлось расхлебывать кашу, которую они сами заварили. В ходе второй мировой войны вооруженным силам США на Тихом океане пришлось подготовить и провести большое количество десантных операций. Этого требовал характер театра: огромные пространства, удаленность баз флота от районов боевых действий, наличие изолированных островных опорных пунктов, длительное удержание которых невозможно без сильного флота и авиации. Эти особенности потребовали создания принципиально новых корабельных соединений. Ими являлись быстроходные авианосные оперативные соединения, амфибийные силы и соединения обслуживания («плавучий тыл»). Авианосные оперативные соединения создавались для проведения одной или нескольких операций по уничтожению морских сил или прибрежных объектов противника. Они широко привлекались для прикрытия и огневого обеспечения высадки морских десантов. Ядром новых соединений, в отличие от «классических» соединений линейного флота, являлись авианосцы. Линейные корабли, крейсера и эскадренные миноносцы выполняли в основном функции поддержки и прикрытия авианосцев. Будучи, по существу, подвижными аэродромами, авианосные оперативные соединения были одними из главных сил ведения войны на Тихом океане. Появление амфибийных сил является результатом широкого развития вспомогательного флота и создания многочисленных новых десантно-высадочных средств. В состав их входили войсковые и грузовые транспорты, штабные корабли (корабли управления), танко — и пехотно-десантные корабли, суда и баржи, транспорты-матки высадочных средств, многочисленные гусеничные плавающие транспортеры для перевозки живой силы и боевой техники, эскортные авианосцы, крейсера, эскадренные миноносцы и другие корабли узкоцелевого назначения. Боевые корабли, входившие в эти силы, осуществляли непосредственное прикрытие транспортов с десантом на переходе морем, участвовали в бою за высадку. Десантные средства специальной конструкции значительно облегчали высадку на необорудованное побережье, позволяли быстро накапливать силы на берегу. Успешность высадки десантов находится в большой зависимости от знания характера искусственных и естественных препятствий на подходах к берегу и их заблаговременного обозначения или уничтожения, гидрометеорологических условий, глубин моря, грунта в районе высадки. Судя по боевым эпизодам, приведенным авторами книги, разведка местности, т. е. сбор физико-географических данных по интересующему району и выявление его инженерного оборудования, организовывалась американцами в первой половине войны плохо. Не оперативное предвидение и не тактическая предусмотрительность адмирала Тэрнера, которому авторы многократно поют дифирамбы, потребовали формирования подразделений боевых пловцов. Большие потери среди них как расплата за шаблон, т. е. неизменность форм и методов обеспечения высадки десантов, оказавшихся удачными в предыдущих операциях на Соломоновых островах, в частности на Гуадалканале, привели к необходимости иметь в составе флота команды подводных подрывных работ. Опыт десантной операции на атолле Тарава в ноябре 1943 года заставил американское командование уделять разведке местности и инженерному обеспечению высадки самое серьезное внимание. Совершенно неправдоподобной является попытка Фэйна и Мура убедить читателей, что «план десантной операции на атолле Тарава был тщательно разработан» (стр. 25). Гибель 1200 солдат морской пехоты только при следовании от севших на рифы десантных судов до берега и потеря 90 из 125 плавающих гусеничных транспортеров говорят о прямо противоположном. Нужно отметить, что из урока, полученного на Тараве, были сделаны надлежащие выводы и организована подготовка подводников — разведчиков и подрывников. Организационно они были сведены в команды подводных подрывных работ. Задачами их были гидрографическая и инженерная разведка в полосе прибрежных противодесантных заграждений до уровня наибольшего прилива, т. е. определение условий наиболее выгодных подходов к району высадки. Они проделывали проходы в естественных и искусственных заграждениях на воде, обвеховывали их, а в процессе высадки выполняли роль своеобразных регулировщиков движения, направляя корабли, десантные суда и высадочные средства по нужным и безопасным направлениям. К концу второй мировой войны в составе американских ВМС было значительное количество команд подводных подрывных работ, они имели свое командование, быстроходные транспорты — плавучие базы, силы огневого обеспечения. Большой расход войсками боеприпасов, горючего и других предметов материально-технического обеспечения после высадки на берег требовал быстрого оборудования причалов для разгрузки судов. В этих работах принимали активное участие команды подводников-подрывников. Широкому, «американскому» размаху подготовки боевых пловцов, быстрой выработке программы и методики обучения способствовал опыт подготовки в школе в Кэмп-Перри разведчиков-диверсантов для Управления стратегической разведки, готовившего агентов в количествах, соответствующих размаху деятельности этого «стратегического» управления. Обучение пловцов в школе, а впоследствии на многочисленных курсах и тренировочных базах происходило в условиях, приближенных к боевым. Рассказывая о системе подбора людей, обучении будущих боевых пловцов, авторы подчеркивают, что школа вырабатывала дух боевой дружбы у обучающихся. Несомненно, чувство опасности сближает людей. Однако Фэйну и Муру не удается скрыть того антагонизма, который существовал между отдельными командами, о чем свидетельствуют дебоши и драки на берегу, в результате чего часто начальникам курсов не оставалось ничего другого, как запрещать одновременное увольнение в город двух подразделений своих питомцев. Случаи самовольных уходов пловцов с частями морской пехоты в глубь побережья, якобы для того, чтобы заняться «более увлекательным делом», вместо выполнения своей боевой задачи, свидетельствуют о наличии недостатков в обучении и воспитании боевых пловцов. В книге мы не найдем критики неудачных или ошибочных действий команд подрывников и их руководителей. Авторы выходят из этого положения просто: если имелись недостатки в выполнении заданий по разведке на главном направлении, то всячески восхваляются успехи в обнаружении и разрушении препятствий на вспомогательном. Так, боевые пловцы, проводившие разведку перед высадкой на Гуаме, уничтожили ряд инженерных сооружений на берегу и рифе, в то же время они не обнаружили поставленных в воде морских противодесантных мин. При разведке в заливе Лейте бойцы понесли потери не из-за недостатка огневого прикрытия, а из-за плохой его организации, явившейся результатом шаблонного решения задачи. Описание действий команд подрывников в хронологическом порядке дает возможность проследить, как постепенно совершенствовались методы выполнения разведывательных задач и подводных подрывных работ. Подразделения подрывников на начальной стадии их деятельности значительную часть задач выполняли, не упреждая высадку, а после высадки на берег первых бросков десанта, однако позже, по мере накопления опыта, они превратились в авангардные подразделения, обеспечивавшие высадку. Подводники — разведчики и подрывники — стали начинать свою боевую работу за 2–3 дня и даже в отдельных случаях за 7 дней до дня высадки десанта, проводя разведку на широком фронте и на значительную глубину. Добываемые ими сведения (в виде специальных разведывательных карт) получало не только высшее командование, но и командиры подразделений и частей первого броска десанта. Читатель может проследить, как менялись средства доставки разведчиков к районам действий. Первоначально это были обычные корабли и вспомогательные суда, выделяемые из числа оказавшихся в данный момент свободными, но затем (с конца 1943 года) за командами подводных подрывных работ закрепили быстроходные транспорты, переоборудованные из старых миноносцев. Утверждение авторов о неудобствах использования боевыми пловцами подводных лодок не лишено основания. Однако это не значит, что подводные лодки совсем исключены из арсенала транспортных средств, которые можно использовать для перевозки пловцов. Способность подводных лодок длительное время находиться под водой, совершать большие переходы, выпускать и принимать обратно людей из лодки, не всплывая на поверхность, — все это делает их весьма ценным транспортным средством. Трудно поверить, что американцы в годы второй мировой войны после первой неудачной попытки вести разведку боевыми пловцами с подводных лодок ни разу больше к ним не прибегали. Во всяком случае, сейчас, в мирное время, американцы применяют подводные лодки для разведки с использованием боевых пловцов. Артиллерийское и авиационное обеспечение деятельности боевых пловцов проводилось американцами обычно в больших масштабах. У Гуама их действия обеспечивались огнем линейного корабля «Айдахо», крейсера «Гонолулу», двух эскадренных миноносцев и четырех канонерских лодок. То же самое имело место у Тиниана, Иводзимы, Окинавы и в ряде других мест. В условиях, когда обработка побережья проводилась корабельной артиллерией с предельно малых дистанций и оказывалась огневая поддержка «по вызову», подход боевых пловцов непосредственно к берегу не представлял чрезмерного риска. Авторы книги не забыли упомянуть о «вкладе» команд подводников — разведчиков и подрывников — в Нормандскую десантную операцию при открытии второго фронта в Европе. Фэйн и Мур рассказывают, как неторопливо шла подготовка к взлому пресловутого «атлантического вала» гитлеровцев на побережье Ла-Манша. Необходимо отметить, что только на отдельных участках французского побережья были воздвигнуты более или менее серьезные противодесантные заграждения. Это еще раз подтверждает, что причиной задержки высадки союзных десантов на побережье Европы являлось не отсутствие у англичан и американцев материальных возможностей преодоления «Атлантического вала» и не неподготовленность войск, а политические мотивы, стремление обескровить Советский Союз, чтобы при заключении мира диктовать ему свои условия. Читателю следует обратить внимание на то, как американские команды подрывников, предназначенные облегчить прорыв «вала», прибыв из США в Англию, длительное время путешествовали по всей стране в поисках «хозяина», т. е. лица, ответственного за их целеустремленную подготовку к предстоящему штурму. Боевая подготовка команд пловцов, прибывших в Англию, длительное время проходила в элементарных условиях, далеких от действительности. Материально-техническое обеспечение учебы в основном являлось делом рук самих обучающихся. Многих бойцов возмущало отсутствие должного внимания к ним со стороны высшего командования, и они просили перевода их на Тихий океан, надеясь принять более активное участие в войне. Характерно, что Фэйн и Мур, подробно описывая боевую деятельность американских подводников в Нормандии, не упоминают о работе английских боевых пловцов, хотя их там было немало и они действовали не в лучших условиях. Такова союзническая солидарность в американском понимании. Авторы книги преувеличивают трудности, с которыми встречались боевые пловцы на Тихом океане, в Европе и Африке. Конечно, среди подрывников имелись потери от огня противника, в результате нарушения нормальных физиологических условий для жизнедеятельности организма при работе в воде, но были потери и от неорганизованного огня своих кораблей, неналаженной службы обозначения войск для своей авиации, низкой воинской дисциплины, плохой организации службы на плавучих базах. Так, говоря о трудностях ведения разведки боевыми пловцами на одном из участков в заливе Лейте, авторы не сводят концы с концами: в результате «губительного» огня японцев было потеряно всего 3 бойца. На участках «Омаха» и «Юта» при высадке десанта в Нормандии американские команды подрывников потеряли в общей сложности не более 50 человек. Какие же это трудности? Значительное количество людей терялось из-за неорганизованной борьбы за живучесть на транспортах — плавучих базах. Описание действий подрывников при высадке десантов в Африке свидетельствует не столько о риске, которому подвергались бойцы, сколько о внимании, которое уделяется американским командованием судоходным рекам для проникновения в глубь территории, занимаемой противником. Самой обширной по объему является 18-я глава, в которой приведены эпизоды, характеризующие деятельность команд подводников-подрывников в войне, развязанной американскими империалистами против корейского народа в 1950 году. Известно, что в этой войне интервенты и их лисынмановские пособники встретили стойкое сопротивление северян. Захватчики начали терпеть поражения. Под ударами молодой армии Корейской Народно-Демократической Республики они откатывались на юг, и к середине сентября 1950 года над ними нависла угроза полного военного разгрома. Американские агрессоры, сосредоточив огромные сухопутные, морские и воздушные силы, решили изменить положение на фронте в свою пользу путем проведения десантных операций в Инчхоне, Вонсане и ряде других мест. В этих операциях американские боевые пловцы не продемонстрировали новых тактических приемов, несмотря на принятые на вооружение технические новинки в виде «аквалангов» (автономных индивидуальных подводных дыхательных аппаратов). Действительно, 5 августа 1950 года боевые действия подрывников у порта Йосу, а 27 августа того же года попытка высадиться у Кунсана, по существу, были сорваны огнем северян. Больших хлопот подрывникам-подводникам доставило разминирование порта Инчхон, а тем более Вонсана, на подходах к которому и внутри гавани противник поставил множество неконтактных мин неизвестных образцов. Моральный дух пловцов понизился после того, как, подорвавшись на минах, погибло два американских тральщика. Не получив победных лавров при выполнении своих непосредственных задач по гидрографической разведке и инженерному обеспечению десантов, команды подрывников стали заниматься диверсионной деятельностью. Известно, что диверсии и шпионаж сейчас официально являются одним из составных элементов внешней политики США: на это Конгрессом ассигнуются громадные средства. Командование военно-морских сил США уделяет большое внимание развитию диверсионно-штурмовых средств: телеуправляемым катерам и торпедам, бесшумным самоходным плотикам, парашютам для сбрасывания водолазо-диверсантов, различным подводным самодвижущимся аппаратам индивидуального пользования, гидрокомбинезонам с кислородными дыхательными приборами и многим другим. Разрабатывая планы осуществления различных диверсий, американцы возлагают большие надежды на сверхмалые подводные лодки. Эксперименты с такими подводными лодками и дыхательными аппаратами получили некоторое освещение в заключительной (20-й) главе книги. В настоящее время наряду с совершенствованием техники происходит совершенствование приемов использования диверсионно-штурмовых сил и средств. Сейчас ни одно учение по высадке десанта не проходит без привлечения разведывательно-диверсионных сил, высаживаемых с подводных лодок, надводных кораблей, самолетов. Подразделения боевых пловцов возглавляются офицерами, хорошо знающими свое дело, имеющими боевой опыт. Первоначальная подготовка рядового и старшинского состава производится в двух специальных школах. Предлагаемая вниманию советского читателя книга содержит ряд интересных факторов. Знакомство с некоторыми деталями ведения разведки и инженерного обеспечения десантных операций поможет отчасти понять дух американских моряков. Бесспорно, заслуживают внимания масштабы и методы подготовки кадров боевых пловцов, огневое обеспечение при проведении ими работ и приемы ведения разведки. Это тем более представит интерес, если учесть, что за последние два года вооруженные силы США провели несколько крупных учений, во время которых отрабатывались все виды десантных операций. К участию в учениях привлекалось большое число кораблей и самолетов, морская пехота и сухопутные войска. Так, например, в учении «Пастраекс-56 Л» в 1956 году участвовало более 100 кораблей Тихоокеанского флота и около 50 000 солдат морской пехоты и сухопутных войск. Осенью 1957 года командование НАТО провело крупнейшие в послевоенный период маневры. Они проходили на пространстве от мыса Нордкап (Норвегия) до восточной части Средиземного моря. По сообщениям печати, в них принимали участие до 500 кораблей, около 1000 самолетов и 120000 человек личного состава войск НАТО. Наряду с нанесением «атомного удара» на севере Европы и действиями на коммуникациях в Атлантике на восточном побережье Средиземного моря при поддержке кораблей 6-го американского флота высаживался с вертолетов десант в составе 7000 солдат морской пехоты, с которыми взаимодействовали турецкие и греческие воинские части. С нашей стороны было бы неправильно отрицать или преувеличивать значение диверсионно-штурмовых сил в общей системе боевых действий на море. Их боевые возможности надо знать. Несмотря на наличие преувеличений и спорность отдельных утверждений авторов, книга может быть полезной для офицеров военно-морского флота и инженерных войск Советской Армии. Книга дается с незначительными сокращениями, не влияющими на общее содержание. А. И. Родионов. читать
  2. В 1985 году на Краснознаменном Северном флоте было начато формирование морского разведывательного пункта, перед которым были поставлены чрезвычайно важные задачи. О том, что явилось причиной создания этой уникальной воинской части специального назначения, рассказывает первый командир 420-го РПСпН, ныне контр-адмирал запаса, Геннадий Иванович Захаров ПЕРИОД противостояния США и СССР обе сверхдержавы стремились проникнуть в военные планы противника и таким образом добиться преимущества. На Северном флоте 43 самые современные подводные лодки находились в готовности не допустить выдвижение экспедиционных сил США для высадки в Европе. По расчетам военных аналитиков, советские подводники с этой задачей могли справиться ценой серьезных потерь: до 40 подводных лодок должны были остаться на дне Норвежского моря. Но в планировавшейся глобальной войне это была чрезмерная плата за потопление американских конвоев с экспедиционными силами. В конце семидесятых годов такие возможности советского подводного флота стали вызывать сомнения. Все началось с того, что подводные лодки, находившиеся на боевом дежурстве, стали докладывать о каких-то посторонних квакающих шумах. Тщательно проанализировав и систематизировав эти шумы, аналитики пришли к выводу, что звуки издает американская система СОСУС, предназначенная для отслеживания движения советских подводных лодок в мировом океане. Система представляла собой сеть электрических кабелей, которые покрывали дно Норвежского моря и фиксировали нахождение каждой подводной лодки в том или ином квадрате этой гигантской сети. Система снабжала американцев сведениями обо всех перемещениях советских подводных лодок в данном районе и позволяла нанести превентивный ядерный удар по ним в угрожаемый период, еще до выхода американского конвоя. Чтобы повысить живучесть подводных лодок, науке была поставлена задача увеличить рабочие глубины советских атомных подлодок, и таким образом защитить их от ударов ядерных торпед. Был специально создан дивизион подводных лодок, имевших единственную задачу — нарушить работу системы СОСУС. Но все меры оказались малоэффективны. Однако и у американской системы слежения были уязвимые места. Этой ахиллесовой пятой оказались береговые гидроакустические станции (БГАС). При выведении их из строя нарушалась работа всей системы. Однако средств по надежному выведению из строя береговых станций на Северном флоте не было. Единственным гарантированным средством уничтожения БГАС могли стать разведчики специального назначения. Но из-за сложных природных и погодных условий разведывательный пункт на Северном флоте был расформирован еще в шестидесятые годы, а впоследствии специально проведенные в 1981 году исследования показали невозможность применения водолазов-разведчиков на Баренцевом море. Одной из основных причин были низкие температуры воды и воздуха, характерные для Заполярья. Для высадки водолазов в тыл противника при помощи подводной лодки и обеспечения их выхода из торпедного аппарата в подводном положении субмарина должна была лечь на грунт. Небольшие глубины на Балтике и Черном море позволяли решать эту задачу. Минимальные же глубины на Севере составляют около 200 метров. Выход водолазов из лодки, лежащей на грунте на такой глубине, невозможен. Ведь их снаряжение рассчитано на глубины не более 40 метров. Однако в сложившейся ситуации надо было искать выход. В частности, было предложено создать в составе 561-го МРП Балтийского флота еще один отряд, который бы готовил водолазов-разведчиков специально для Северного флота и в угрожаемый период передавался в оперативное подчинение штабу североморцев. 19 АВГУСТА 1983 года из состава 561-го МРП на Северный флот были направлены офицеры, которым предстояло вести прием групп, подготовленных на Балтике, проводить их доподготовку и решать задачи по уничтожению БГАС. Я был назначен старшим группы, со мной выехали также старший водолазный специалист капитан 2 ранга Жаринов и специалист по радио- и радиотехнической разведке и спецрадиосвязи капитан-лейтенант Коваль. Наша группа приступила к работе и провела учение. В ходе него вскоре выяснилось, что из 18 водолазов-разведчиков, прибывших с Балтики, под воду могут идти только шесть. Из-за проблем акклиматизации до 70 процентов личного состава, прибывавшего на Север, имели простудные заболевания. Непривычно низкие температуры также оказывали негативное влияние на здоровье личного состава. Летом температура воды не поднимается выше +6 градусов, а зимой из-за повышенной солености она не замерзала даже при -2. Стало ясно, что в условиях войны это поставит под угрозу срыва боевую задачу. Для того чтобы избежать проблем с акклиматизацией, нужны были люди, которые бы нормально адаптировались к местным природным и погодным условиям. Мы предложили создать в составе Северного флота часть специального назначения. В результате было принято решение о формировании разведывательного пункта специального назначения, который бы комплектовался предпочтительно жителями Мурманской области. На разработку и создание пункта ушло полтора года. Эту идею поддержал начальник разведки Северного флота Юрий Петрович Квятковский. Предложения по формированию пункта легли на стол главкому ВМФ СССР адмиралу Чернавину. В 1985 году был утвержден штат вновь создаваемого разведпункта специального назначения — всего 185 военнослужащих. На должность командира разведпункта был назначен я, капитан 1 ранга Захаров. На должность начальника штаба пункта прибыл выпускник академии капитан 2 ранга Конев, ранее служивший на Каспии. Офицеры для замещения вакантных должностей прибывали со всего Северного флота, включая морскую пехоту и даже морскую авиацию. Требования при отборе кандидатов были жесткими. Основное внимание уделялось состоянию здоровья кандидатов. С каждым новым офицером проводилась индивидуальная беседа, определялась степень соответствия кандидата предлагаемой должности. В июне 1986 года несмотря на то, что в отряде еще оставались вакансии, был проведен смотр готовности части к выполнению учебных и боевых задач. Начавшаяся боевая учеба показала несовершенство штата РП. Дело в том, что в условиях низких температур Заполярья для обслуживания водолазного снаряжения, аккумуляторных батарей, подводных средств движения, радио- и гидроакустических станций, другой аппаратуры требовалось как минимум в два раза больше обслуживающего персонала, чем это было предусмотрено вначале. В состав РП входило два боевых отряда — водолазов-разведчиков и радио- и радиотехнической разведки (РРТР). По штату в каждом отряде было по три группы, но реально было только по одной. Впоследствии штаты пункта были изменены и насчитывали около трехсот человек. ОДНОЙ из основных проблем спецназа является вывод групп в тыл противника. Наличие собственных или постоянно закрепленных средств воздушного или морского вывода групп значительно повышает возможности данного подразделения специальной разведки. Однако на начальном этапе мы столкнулись с технической неготовностью атомных подводных лодок к выводу водолазов-разведчиков в тыл противника. Большие глубины Баренцева и Норвежского морей не позволяли выводить водолазов с грунта. Для того чтобы это стало возможным, лодка должна была встать на якорь в подводном положении. Однако три лодки 671-го проекта, предназначенные для вывода групп специального назначения в тыл противника, как и другие лодки, имели заваренные якоря и аварийные буи. Причины этого "усовершенствования" довольно прозаичны. Из-за несовершенства конструкции в штормовую погоду буи часто срывает, а за их потерю с командира лодки строго взыскивают, якоря же создают повышенный шумовой фон, что ведет к нарушению скрытности лодки. Поэтому, чтобы не иметь проблем, на всех лодках вопреки требованиям безопасности и буи, и якоря не отдаются, поскольку намертво приварены к корпусу. Несмотря на противодействие со стороны подводников мне удалось положительно решить эту проблему, и лодки стали вставать на подводный якорь для вывода водолазов через торпедные аппараты. В бригаде разведывательных кораблей Северного флота были размещены корабли и база 420-го РПСпН. Для обеспечения спусков под воду был назначен водолазный корабль ВМ-71, имеющий на борту специальное оборудование, включая барокамеру. А для выполнения учебно-боевых задач нам выделили торпедолов, развивающий скорость свыше 30 узлов. С НАЧАЛОМ боевой подготовки начался и сбор разведывательной информации, касающийся объектов вероятного противника, расположенных в Норвегии и Исландии. Всего таких объектов мы насчитали более сорока, из которых четыре были те самые береговые гидроакустические станции системы СОСУС. Против БГАС работал 1-й отряд. 2-й отряд действовал против авиации НАТО, которая базировалась на аэродромах Северной Норвегии. Объектом отряда РРТР был и пост дальнего радиолокационного оповещения, также расположенный в Северной Норвегии. По всем объектам были собраны аэрофотоснимки, а также снимки, сделанные из космоса. Кроме снимков имелась и другая информация об охране и обороне БГАС, полученная из агентурных источников. В целях повышения боевой готовности разведывательных групп спецназначения в части были созданы боевые посты приготовления РГСпН к выполнению задачи, где находилось все необходимое имущество группы. Создание таких постов позволило существенно сократить время приведения группы в полную боевую готовность. Для того чтобы группы имели возможность тренироваться на реальных объектах, на флоте были подобраны подобные объекты, имевшие похожее расположение и инфраструктуру. Боевая подготовка в условиях Заполярья связана прежде всего с тяжелейшими погодными и природными условиями. На начальном этапе учения были нацелены на изучение физических возможностей человека в этих условиях. Так, на первых учениях штатная группа имела задачу высадиться с вертолета с зависания и далее пройти на лыжах около двухсот километров по тундре. При совершении прыжков вертолет постепенно облегчается и поднимается все выше. Последним сбрасывали тюк с лыжами. По закону подлости он, падая, ударился о камень. Пришлось выполнять задачу на сломанных лыжах. И задача была выполнена. Группы учились выживать в условиях низких температур. Так, например, выполняя боевую задачу, строили иглу из снега и пытались в ней жить. Практика показала, что находиться в таком убежище более двух суток просто невозможно. Несмотря на то, что иглу была построена по всем правилам и имела вентиляционные отдушины, когда разводили внутри нее огонь, стены начинали таять. Спустя несколько часов все, что находилось внутри, становилось мокрым. В условиях Заполярья сырая одежда и снаряжение — это верная смерть. Изучалось также состояние человека, пребывающего длительное время в условиях низких температур. Спустя трое-четверо суток у разведчика наступала полнейшая апатия. Один из офицеров разведпункта Игорь Астахов вспоминал, как его старшина, всегда отличавшийся трезвостью мысли и спокойствием, после длительного пребывания на холоде в состоянии полнейшей прострации разрубил на своей ладони банку сгущенного молока из сухого пайка, чудом не повредив себе руку. В банке, развалившейся пополам, был кусок заледеневшей сгущенки. Единственным средством, реально помогавшим выживать в этих условиях, было сало. Оно даже предохраняло от обморожения открытые участки лица. Достаточно было съесть несколько кусочков. Высокая энергетическая емкость этого замечательного продукта позволяла организму справляться с низкими температурами. Для того чтобы повысить боеготовность групп специального назначения, офицеры штаба и служб на учениях действовали в качестве командиров групп или отрядов. В процессе боевой подготовки я всячески избегал десантирования с воздуха. Дело в том, что в годы Великой Отечественной войны на Севере было всего две заброски разведывательных групп с парашютом. При этом одну из них из-за сильного ветра разбросало на большой площади, а командир погиб. Наиболее вероятным был признан морской способ вывода групп в тыл противника. Поэтому все время боевой подготовки было посвящено отработке этого способа действий. Выход на скальные участки норвежских фьордов весьма и весьма затруднителен. Даже когда удается подойти к берегу, из-за того что камни очень скользкие, невозможно зацепиться за берег. Для решения этой задачи придумали использовать складную саперную кошку, которую бросали в камни берега. Берега фьордов нависали отвесными скалами, высота которых достигала в некоторых местах 500 метров. Для их преодоления необходимы твердые навыки по горной подготовке. Базовый курс проходили в горном учебном центре в Кировакане в Армении. Совершенствовали навыки и на своих скалах. Нередко в ходе учений без всякого горного снаряжения, лишь используя саперные лопатки для вырубания ступеней, преодолевали обледенелый, почти отвесный подъем высотой более ста метров. Стоит особо подчеркнуть, что несмотря на экстремальные природные условия и чрезвычайно напряженный характер проводимых тренировок, в 420-м разведпункте не было ни одного ЧП, связанного со смертельным исходом. Дело в том, что перед каждой задачей я разрабатывал плановую таблицу действий личного состава в аварийных и других внезапно возникающих ситуациях на период проведения учений или других мероприятий, связанных с риском для жизни. В ней моделировались все, даже самые невероятные ситуации, с которыми могли столкнуться наши разведчики. Кроме этого в таблице четко указывалось, что должны делать в таком случае руководитель и военнослужащий, попавший в неприятную и опасную ситуацию. Я добивался от своих подчиненных досконального знания "своего маневра" и умения действовать в самых трудных условиях, что не один раз спасало человеческие жизни. Решая задачи боевой подготовки, разведчики пункта систематически работали над повышением уровня охраны и обороны военно-морских баз Северного флота. Они умело вскрывали недостатки в системе охраны и жизнеобеспечения баз, проникая на объекты и минируя их. Естественно, что к следующим учениям моряки устраняли свои огрехи, но разведчики выявляли и использовали новые. Не обходилось и без спецназовских приколов. Однажды группа из 14 человек на учениях действовала против бригады ракетных катеров. Разведчики проникли на объекты, которые охраняли часовые, вооруженные автоматами с боевыми патронами, и "заминировали" их. После этого посредник пошел докладывать комбригу о том, что воинская часть выведена из строя. Тем временем командир группы "заминировал" свинарник и канализационную колонку, чем вывел из строя часть по-настоящему. Хотя это "безобразие" длилось недолго и канализацию вскоре разминировали, но получить от командира части взыскание разведчик успел. (взято с официального сайта журнала "Братишка")
  3. Краповый берет

  4. Что-то я помню, что десантными у них были бригады, у которых техника могла десантироваться, типа на БМД, а остальные высоко обильные)
  5. Росгвардия

    Что это ещё за слухи?
  6. ПБС-1.

    ПБС-1. Прибор для беззвучной и беспламенной стрельбы из 7,62-мм модернизированных автоматов Калашникова (АКМ и АКМС). Описание, характеристики, фотографии. Краткое описание: Разработан в НИИ-61 Принят в 1962 г. на вооружение разведывательно-диверсионных частей специального назначения и подразделений войсковой разведки. Прибор ПБС-1 предназначен для ведения беззвучной и беспламенной стрельбы из 7,62-мм модернизированных автоматов Калашникова АКМ и АКМС специальными патронами "УС" - с уменьшенной начальной скоростью пули. Специальные патроны УС позволяют вести из АКМ с прибором действительный прицельный огонь на дальностях до 400 м. Для наведения автомата в цель при стрельбе патронами УС с прибором для беззвучной и беспламенной стрельбы вместо штатной прицельной планки с хомутиком на автомат устанавливается специальная прицельная планка с хомутиков, с помощью которой обеспечивается также наведение автомата в цель и при стрельбе обыкновенными 7,62-мм патронами обр. 1943 г. без прибора. В ночных условиях прицельная стрельба патронами УС из АКМ может вестись с комплектом ночного стрелкового прицела НСП-2. Прибор ПБС-1 получил индекс ГРАУ - 6Ч12. Является модернизированным вариантом изделия ПБС для АК. Наименование модификаций автоматов АК, в которых применяется ПБС-1: АКМБ - комплекс АКМ+ПБС-1 АКМСБ - комплекс АКМС+ПБС-1 СГК "Тишина" - комплекс АКМБ(АКМСБ)+ПБС-1+БС-1(РГО-86) Краткие сведения об устройстве прибора (принцип устройства) Беззвучность выстрела обеспечивается конструкцией самого прибора, являющегося глушителем звука выстрела, с применением специальных патронов УС, имеющих уменьшенную (дозвуковую) начальную скорость пули. При выстреле пуля по выходе из канала ствола пробивает резиновый обтюратор. Резина, сжимаясь, препятствует прорыву пороховых газов в корпус прибора. Газы, успевшие прорваться вслед за пулей, попадают в отсеки, образуемые перегородками, расширяются, теряют скорость и не вызывают звука. Кроме того, отсеченные резиновым обтюратором газы создают в канале ствола давление, необходимое для работы автоматики АКМ. ПБС-1. Прибор для беззвучной и беспламенной стрельбы из 7,62-мм модернизированных автоматов Калашникова (АКМ и АКМС). Руководство службы. Министерство обороны СССР. Военной издательство. Издание второе. 1972 г. Оглавление Назначение и боевые свойства прибора Краткие сведения об устройстве прибора (принцип устройства) Устройство прибора и специальной прицельной планки Устройство прибора Специальная прицельная планка с хомутиком Разборка и сборка прибора Общие указания Разборка прибора Сборка прибора Постановка на автомат специальной прицельной планки с хомутиком Осмотр прибора и специальной прицельной планки с хомутиком Осмотр прибора в собранном виде Осмотр прибора в разобранном виде Осмотр специальной прицельной планки с хомутиком Подготовка автомата и прибора к стрельбе Общие указания Установка прицела для стрельбы из автомата патронами УС с прибором Замена обтюратора Причины нарушения нормальной работы механизмов автомата при стрельбе патронами УС с прибором Общие меры предупреждения и устранения задержек Характерные задержки, которые могут возникнуть при стрельбе из автомата с прибором Приведение автомата с прибором к нормальному бою при стрельбе патронами УС Общие указания Порядок приведения к нормальному бою автомата с прибором и специальной прицельной планкой при стрельбе патронами УС Проверка боя автомата с прибором при стрельбе патронами УС Установка прицела специальной прицельной планки при стрельбе из автомата патронами УС Приведение автомата с прибором и комплектом ночного стрелкового прицела НСП-2 к нормальному бою патронами УС Рекомендуемые установки прицела НСП-2 для стрельбы из автомата с прибором патронами УС Чистка и смазка прибора и автомата Общие указания Порядок чистки и смазки прибора Боеприпасы Особенности боеприпасов Укупорка патронов и обтюраторов скачать Разработан в НИИ-61 Принят в 1956 г. на вооружение разведывательно-диверсионных частей специального назначения и подразделений войсковой разведки. Прибор ПБС предназначен для ведения беззвучной и беспламенной стрельбы из 7,62-мм автоматов Калашникова АК и АКС специальными патронами "УС" - с уменьшенной начальной скоростью пули. Специальные патроны УС позволяют вести из АК с прибором действительный прицельный огонь на дальностях до 400 м. Для наведения автомата в цель при стрельбе патронами УС с прибором для беззвучной и беспламенной стрельбы вместо штатной прицельной планки с хомутиком на автомат устанавливается специальная прицельная планка с хомутиков, с помощью которой обеспечивается также наведение автомата в цель и при стрельбе обыкновенными 7,62-мм патронами обр. 1943 г. без прибора. В ночных условиях прицельная стрельба патронами УС из АК может вестись с комплектом ночного стрелкового прицела НАП-1 и НСП-2. Является ранней моделью ПБС1, который разработали и приняли на вооружение в 1962 г.. Краткие сведения об устройстве прибора (принцип устройства) Беззвучность выстрела обеспечивается конструкцией самого прибора, являющегося глушителем звука выстрела, с применением специальных патронов УС, имеющих уменьшенную (дозвуковую) начальную скорость пули. При выстреле пуля по выходе из канала ствола пробивает резиновый обтюратор. Резина, сжимаясь, препятствует прорыву пороховых газов в корпус прибора. Газы, успевшие прорваться вслед за пулей, попадают в отсеки, образуемые перегородками, расширяются, теряют скорость и не вызывают звука. Кроме того, отсеченные резиновым обтюратором газы создают в канале ствола давление, необходимое для работы автоматики АК. Корпус состоит из двух полуцилиндров соединенных между собой осями. В полости каждого полуцилиндра имеется 12 перегородок с полукруглыми вырезами в центре для прохода пули. Первая перегородка несколько толще остальных и является упором для обтюратора. На наружной поверхности полуцилиндров имеется резьба для соединения корпуса с головкой. Для предотвращения самоотвинчивания корпуса к одному из полуцилиндров приклепана защелка в виде пластинчатой пружины
  7. Соревнования "Лучший Снайперский Расчет Европы 2017" Cоревнования были организованы Седьмым Центром Подготовки Армии США в Европе и проходили с 24 по 28 сентября в Германии. Страны приславшие участников: Бельгия, Болгария, Канада, Чешская Республика, Германия, Италия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Португалия, Испания, Швеция, США и Великобритания. Первое место: Бельгия Второе место: Швеция Третье место: Чехия Отдельно немцы, американцы, испанцы и итальянцы
  8. Работа полиции (разные страны)

    Контртеррористическая подготовка полиции Нового Южного Уэльса (Австралия)
  9. Категория опер разрешает иметь среднее специальное образование
  10. Текста нормативного правового акта пока в открытом доступе пока нет, на данный момент опубликовано лишь уведомление о начале разработки: Распространение на всех военнослужащих ограничений, аналогичных тем, что определены для служащих органов безопасности и органов государственной охраны, а именно, запрещение размещать в информационно-телекоммуникационной сети Интернет сведений о себе или других военнослужащих, позволяющих определить их ведомственную принадлежность, о своей служебной деятельности либо служебной деятельности других военнослужащих, о деятельности воинских частей, организаций и подразделений, в которых военнослужащие проходят военную службу. далее тут
  11. Всех сотрудников, ветеранов, и причастных с этим большим и светлым праздником!! УРА!!!)) Всем спасибо за поздравление!
  12. Военная служба по контракту

    Иван Викторович, а зачем фото с страйкбольным оружием?
  13. По данным СМИ боевики пытались прорваться из России на территорию Украины. Боевиков было два, они попытались пересечь границу вне пункта пропуска, но заметили патруль. Нарушители спрятались в пустующем доме. Первым, чтобы проверить документы, в здание вошел кинолог. По нему открыли огонь без предупреждения. Пограничник погиб на месте. Началась перестрелка. Человек, убивший пограничника, пытался кинуть в наряд гранату, но подорвался на ней. Его сообщник задержан. 3 октября, в Курске на Мемориале павших воинов состоялись похороны погибшего пограничника. Это 36-летний старший прапорщик Сергей Широбоков. На службу в погранотряд он пришёл сразу после армии на должность кинолога. В 2013 году Сергей со своей немецкой овчаркой Елгавой обеспечил команде Курского пограничного управления 1-е место на всероссийских соревнованиях кинологов Пограничных управлений ФСБ России Центрального подчинения. В 2014 году обеспечивал безопасность на Олимпийских играх в Сочи. У Сергея остались жена и двое детей. Источник
  14. В Курской области совершено нападение на пограничников, один военнослужащий погиб, сообщил в воскресенье источник в экстренных службах региона. Как пояснили в пограничном управлении ФСБ России по Курской области, официальный комментарий по нападению может быть дан в понедельник во второй половине дня. Между тем источник в экстренных службах подтвердил факт нападения, передает ТАСС. «Совершено нападение на пограничников, один человек погиб», — сообщил источник. Сообщается, что нападение произошло в районе поселка Теткино во время проведения операции «Нелегал», когда группа пограничников проверяла сарай. Внутри прятались злоумышленники, которые застрелили на месте пограничника-кинолога. Затем произошло боестолкновение, в ходе которого трое открывших огонь были ликвидированы. Отмечается, что прятавшиеся в сарае боевики могли попасть в область с территории Украины. Предполагается, что через Украину они возвращались в одну из российских северокавказских республик из Сирии, где воевали в составе незаконных вооруженных формирований.
  15. Чудо тюнинги оружия

    За основу взята мосинка
  16. от них там уже не много что будет зависеть..партия сказла: Надо, пионеры скали : Есть
  17. это все для общественности, здается дело тут в другом
  18. В рамках прошедшего 19-22 мая в Далласе, штат Техас, международного симпозиума по легкому и стрелковому оружию представители Конгресса США, Пентагона и ряда оборонных компаний призвали командование американских сухопутных войск отказаться от закупок карабинов М4 на бесконкурсной основе. Об этом сообщает Army Times. По мнению многих выступавших, в тендерах на поставку автоматического стрелкового оружия должны принимать участие все заинтересованные компании-производители, что позволит выбрать для американских солдат действительно лучшие из имеющихся на данный момент образцов. В последнее время Армия США все чаще сталкивается с критикой своей безоговорочной приверженности не отличающемуся надежностью карабину М4 компании Colt Defense. Одним из наиболее веских аргументов в пользу необходимости отказа от него стали проведенные в ноябре минувшего года сравнительные испытания нескольких видов автоматического оружия, по итогам которых изделие Colt Defense по степени надежности заняло последнее место. Количество сбоев карабина М4 превысило суммарное количество отказов трех других участников испытаний - автоматических винтовок XM8 и HK416 компании Heckler&Koch, а также SCAR компании FNH USA. Однако, несмотря на полученные результаты, американское армейское командование заявило, что карабин М4 хорошо зарекомендовал себя в боевых условиях, а количество его отказов в результате внешних воздействий оценивается как незначительное. В то же время Армия США признает необходимость внесения изменений в конструкцию магазина М4 и ведет работы по усилению его пружинного механизма для устранения сбоев при подаче патронов. Испытание доработанного карабина намечено провести летом текущего года. Следует отметить, что позиции карабина М4 пошатнулись уже несколькими годами ранее. Так, в 2004 году специальное подразделение Армии США Дельта Форс перешло на автоматические винтовки HK416, которые продемонстрировали большую надежность. Командование сил специальных операций также пересмотрело свои требования к стрелковому оружию и в ноябре 2004 года подписало контракт с компанией FN Herstal на поставку доработанных автоматических винтовок SCAR для замены карабинов семейства М16. Карабин М4 был принят на вооружение в 1994 году и, фактически, представляет собой винтовку М16А2 с укороченным стволом и телескопическим прикладом. Существенных изменений в конструкцию М4 за минувшие годы не вносилось. На данный момент Армией США закуплено около 300 тысяч карабинов М4 на несколько сотен миллионов долларов. В 2008-2009 финансовых годах армейское командование планирует выделить на закупку очередных партий М4 более 300 миллионов долларов. Затем Армия США получит от компании Colt Defense права на всю техническую документацию по карабину
  19. КАВКАЗСКИЙ ДВОРИК» Согласно устоявшемуся стереотипу, любой офицер спецназа ФСБ есть непременно сотрудник «Альфы». Когда в январе 2005 года во время специальной операции, проводившейся в Махачкале против банды террористов Расула Макашарипова, из боя не вышел капитан Андрей Скрябин из Ессентуков,— пресса сообщила об этом трагическом факте как о смерти «альфовца». Подполковника Геннадия Карманова, возглавлявшего группу сопровождения оперативных мероприятий УФСБ по Курской области, тоже приписали к «Альфе». Он погиб 10 марта 2005 года в Чечне во время крушения вертолета Ми-8. «Последние полгода Карманов (единственный человек из Курска ) служил в Центре специального назначения ФСБ России, более известном как «Альфа»,— сообщил местный еженедельник «Друг для друга». — По сути, люди правы,— говорит президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», депутат Московской городской Думы полковник Сергей Гончаров.— Ведь региональный спецназ ФСБ скроен по «альфовскому» лекалу. Одновременно эти и другие трагические истории еще раз показывают, что в российском обществе «Альфа» есть нечто большее, чем просто отряд элитного спецназа ФСБ. Конечно, наши товарищи действуют не одни. По ходу специальных операций они тесно взаимодействуют с самыми разными силовыми структурами, представляющими ФСБ, МВД, Министерство обороны. Но в сознании людей борьба с терроризмом прочно ассоциируется с именем «Альфы». Думаю, в этом нет ничего удивительного. Просто идеология спецподразделения, подкрепленная реальными боевыми операциями, проведенными в сложнейших условиях, среди которых Белый дом, Будённовск, «Норд-Ост» и Беслан,— такая державная идеология отвечает интересам консолидирующейся России, чаяниям людей, которые хотят жить в мире и спокойствии. Уважая себя и уважая других. На первый взгляд, структура спецназа ФСБ весьма запутана, и стороннему человеку практически невозможно разобраться, что к чему. Однако на поверку она вполне логична и «заточена» под конкретные цели и задачи. Головной профильной структурой является Центр специального назначения ФСБ, дислоцированный в Москве и Балашихе. В его состав входят два управления, «А» и «В», а также Служба специальных операций (ССО)— бывшее подразделение 6 го управления КГБ СССР. Региональный спецназ ФСБ ведет свою родословную от Хабаровской «Альфы», созданной в 1984 году в штате Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР. Весной 1990 года, согласно приказу № 0031 от 3 марта за подписью В. А. Крючкова, к филиалу на Дальнем Востоке добавилось еще пять— в Екатеринбурге, Краснодаре, Алма-Ате, Киеве и Минске. Их история подробно описана в 4 м издании книги Героя Советского Союза генерал-майора Зайцева Геннадия Николаевича «Альфа— моя судьба» и не требует пересказа. Иное дело— отряды антитеррора, появившиеся после 1991 года. Характерен вопрос читателя, почерпнутый на форуме наиболее популярного в своей области журнала «Братишка»: «Можно ли считать бойцов РОСО и РОСН «альфовцами»? В 90 х годах, когда боевики практически беспрепятственно совершали рейды по югу России, было принято решение создать в наиболее крупных регионах страны собственные отряды спецназа. Масштабы «обнажившегося ядра империи», как тогда откровенно называли Российскую Федерацию либералы-космополиты и радикальные демократы, просто физически не позволяли «Альфе» и «Веге» (бывшему «Вымпелу», к тому моменту фактически уничтоженному после событий октября 1993 года) быстро оказываться на месте очередного ЧП. С учетом того, что обстановка в государстве была далека от мира и стабильности, этот шаг президента Бориса Ельцина безнадежно запаздывал. После Будённовска то! Свою «прописку» РОСО получили в Владивостоке, Воронеже, Иркутске, Красноярске, Мурманске, Нижнем Новгороде, Новосибирске… Их главными задачами стала борьба с терроризмом, освобождение заложников и силовое обеспечение контрразведывательных операций УФСБ. То есть классическая «альфовская» тема. Название отделов говорило лишь о географическом месте нахождения того или иного отряда. Например, мурманскому РОСО, он же отряд «Касатка» (по эмблеме отдела) предстояло действовать также на территории Республики Коми, Архангельской области и Ненецкого автономного округа. Новосибирский РОСО взял по контроль четыре области— свою, Омскую, Томскую и Кемеровскую, а также Республику Алтай и Алтайский край. Еще не существовало ФСКН, и целью создания в Новосибирске оперативно-боевого подразделения стала не только болезнь новейшего времени— терроризм, требующий и соответствующего лечения, но и попытки международной наркомафии сделать из Сибирского региона перевалочную базу для транзита наркотических веществ из Средней Азии в европейские страны. Воронежцы же раскрыли «антитеррористический зонтик» над территорией Центральной России. Нижегородцы курируют пять республик и семь областей Поволжья. С 1999 года РОСО называются региональными отделами специального назначения. Помимо них в структуре спецназа ФСБ «на местах» были созданы две региональные службы специального назначения, в Северной столице и в Краснодаре (на базе кубанской «Альфы») с отделами в Новороссийске и Сочи. И через некоторое время третья служба— Оперативно-координационного управления ФСБ по Северному Кавказу. (В феврале 2006 года ОКУ, в подчинении которого находился и отряд «Горец» Мовлади Байсарова, было упразднено.) Летом 2005 года в Дагестане, где обстановка желает лучшего, после посещения республики президентом Владимиром Путиным было сформировано региональное подразделение Центра специального назначения ФСБ по Южному федеральному округу. В марте 2007 года недалеко от Махачкалы, на берегу Каспийского моря директор ФСБ Николай Патрушев открыл уникальный комплекс для тренировок сотрудников спецподразделений, в котором они на практике отрабатывают действия в условиях города и сельской местности. Внешне Специальный учебный центр ФСБ, он же «Кавказский дворик»— это обычный дом с высоким забором, внутри же он представляет настоящую крепость, с подземными переходами и схронами. Как говорят, практически точная копия одного из убежищ Шамиля Басаева. На 25 гектарах «Кавказского дворика» компактно расположены многофункциональный комплекс с тремя спортивными залами, новейшими тренажерами и тиром. Сложнейшая полоса препятствий, несколько уникальных тренировочных полигонов, мощный трансформатор. Для отработки действий спецназа создана разнообразная обстановка: 1 й этаж— «продовольственный магазин», 2 й— «промтоварный магазин», 3 й— «детский сад», 4 й— «квартира с планировкой 70 х годов». Кроме того, здесь можно отрабатывать элементы промышленного альпинизма. Да, если бы подобная инфраструктура создавалась в начале 90 х годах, то скольких жертв удалось бы избежать. Вместо этого провели первую «чеченскую» войну на костях простых ребят— солдат и офицеров, брошенных на Северный Кавказ как пушечное мясо Большой кремлевской политики. РЕГИОНАЛЬНЫЕ «АЛЬФЫ» Питерская Служба «Град» ведет свою историю с 12 августа 1993 года. В этот день приказом начальника питерского Управления Министерства безопасности В. В. Черкесова была создана нештатная структура. Тогда родилось и название: «Град»— группа активных действий. В 1997 году в Санкт-Петербурге появляется региональное подразделение Антитеррористического центра ФСБ. Вполне закономерным выглядело решение объединить две эти профильные структуры в единый и боевой кулак. К слову, «Град» создавался на основе другого спецназа— нештатной группы «Балтика», сформированной еще в конце 80 х годов при УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области. «Под крылом нашей службы оказался весь северо-запад России,— рассказывал бывший командир «Града».— Безусловно, мы многому научились на примере операций, проведенных «Альфой». Особенно в первые годы существования «Града». Мне довелось побывать на учениях Группы «А» и своими глазами увидеть легендарных ребят в деле. Должен сказать, они— удивительные люди, настоящие мужики и их уникальный опыт для нас дорогого стоил». При управлениях ФСБ остальных субъектов Российской Федерации имеются группы или отделы (отделения) сопровождения оперативных мероприятий, своего рода мини-«Альфы». Это тоже спецназ, но сформированный из физически крепких оперативников управлений, финансируемый в рамках штатов УФСБ. Основные задачи ОСОМов, в том числе и ставропольского, созданного в 1995 году, в котором служил погибший в Махачкале капитан Андрей Скрябин,— проведение силовых операций, которые связаны с захватом или задержанием лиц, находящихся в разработке оперативных подразделений. Иначе говоря, создание безопасных условий для работы оперативников и следователей, локализация угроз, возникающих в отношении сотрудников управлений ФСБ других направлений. Опыт показал, что именно такие отряды могут противостоять экстремистам, действующим жестко, внезапно и агрессивно. Вообще то первые мини-«Альфы» появились еще в период существования КГБ по приказу Ю. В. Андропова. Антитеррористические оперативно-боевые группы изначально создавались как нештатные подразделения для борьбы с проявлениями терроризма на воздушном транспорте. Но постепенно круг их задач заметно расширился. Бойцы начали принимать участие в задержании криминальных авторитетов, торговцев оружием, наркотиками, рэкетиров и других разномастных преступников. Таким образом, в ФСБ существует два уровня региональной сети антитеррора, которые существенно отличаются друг от друга— и по количеству сотрудников, и по качеству подготовки личного состава, что понятно, и по техническому оснащению. В целом, региональному спецназу ФСБ приходиться решать порой самые разные, смежные вопросы. Так, например, в сентябре 2003 года бойцы Хабаровского РОСН освободили и вернули родителям ребенка, похищенного группой китайцев у своего же земляка. За него преступники требовали выкуп в размере трех тысяч долларов. На счету сотрудников Нижегородского РОСН операция по задержанию разведчика одной из стран Юго-Восточной Азии. Он был обезврежен в момент получения секретных материалов от завербованного агента (кстати, силовой захват предателей являлся в середине 80 х годов одним из «фирменных» коньков Группы «А»). В истории же Новосибирского РОСН есть операция, в ходе которой удалось разом «накрыть» четверть тонны героина, который провозили из Таджикистана в «тетрапаках» под видом обычного сока. Богатый послужной список у сотрудников Мурманского РОСН. В одном только 1998 году «Касатки» дважды решали сложнейшие задачи. 5 сентября они освободили семь учителей и сорок школьников, захваченных пятью вооруженными дезертирами— матросами срочной службы, уроженцами Дагестана— на архипелаге Новая Земля, в средней школе поселка Рогачево. А 11 сентября не дали свершиться чудовищному замыслу матроса Александра Кузьминых, который, застрелив восьмерых сослуживцев, грозил взорвать атомную подводную лодку Северного флота «Вепрь» на военно-морской базе в Скалистом. — В настоящее время в отделе работают профессионалы трех направлений,— объясняет начальник РОСН полковник Игорь Кондаков,— боевые пловцы, парашютисты и альпинисты-горняки. И вышестоящим руководством не раз отмечалась их подготовка. Мурманский отдел спецназа УФСБ признан одним из самых лучших в России. Наши альпинисты знакомы не только с северными Хибинами, но и с горами Кавказа, и почти все имеют первый спортивный разряд. Парашютистам нет равных в прыжках на точность (четко заданный небольшой участок: корабль, крыша здания). Мурманские ребята— единственные из спецназа, кто приземлялся с парашютом на точку Северного полюса и с аквалангами опускался под лед на вершине планеты. Еще пример, на этот раз из послужного списка РССН «Град». В апреле 2006 года ее сотрудники накрыли в поселке Верхние Осельки подпольную типографию, размещавшуюся в частном доме и выпускавшую фальшивые купюры достоинством в сто долларов и сто евро. Как хвастливо заявил задержанный «технолог», его подделки— «лучшие в Петербурге, а может, и в России». Одних напечатанных, но еще не разрезанных банкнот насчитали на два миллиона долларов. ПО ЛЕРМОНТОВСКИМ МЕСТАМ Особо стоит отметить, что в период второй «чеченской» войны весь личный состав регионального спецназа ФСБ неоднократно обкатали Северным Кавказом. Подобно тому, как все бойцы «Альфы» прошли в 80 х годах по указанию председателя КГБ Ю. М. Андропова «боевую стажировку» в Афганистане. Именно сотрудники спецназа ФСБ составляли костяк сводных специальных групп, каждая из которых имела свои конкретные зоны ответственности. Полтора-два месяца командировки, потом смена, и так круглый год: 2000 й, 2001, 2002 й… 2008 й. 1 августа 1993 года в засаду террористов попала машина, в которой находился вице-премьер России Виктор Поляничко, являвшийся руководителем Временной администрации в зоне ЧП. Прикрывая его, погиб сотрудник Екатеринбургской «Альфы» старший лейтенант Виктор Кравчук и еще один офицер РОСО— младший лейтенант Андрей Кондратьев— получил тяжелое ранение. — В Екатеринбурге,— рассказывает полковник Виктор Шептий, ныне руководитель депутатской группы «Единая Россия» в Палате Представителей Законодательного Собрания Свердловской области,— я до 2004 года работал в отделе специального назначения ФСБ «Альфа». Служба в «Альфе» связана с постоянным риском для жизни. Но, если ты пошел туда, то не имеешь права отказываться от выполнения задач, которые перед тобой ставят. Хотя известно, что при их выполнении можно погибнуть, но— не выйти из боя. Если отказываешься, ты должен уйти и все, кто служат в подразделении, это хорошо знают. Конечно, бывает отсев. Когда началась война в Чечне, то один из офицеров (его фамилию я называть не буду) посмотрел по ТВ сюжет о том, как пленным там отрезают головы,— и написал рапорт. У нас тогда собиралась как раз команда в Грозный… так что, он поступил честно, и никто ему ни слова не сказал. В августе 1996 го бойцы пермского спецназа ФСБ (группа «Щит») вместе с коллегами из других городов несколько дней держали в Чечне оборону республиканского управления госбезопасности. Под шквальным огнем, смертельно уставшие, без воды и без связи они ответили решительным отказом на предложение боевиков сложить оружие. Одна из блестящих операций пермяков— розыск архива Департамента госбезопасности («ичкерийского Гестапо»). За ним охотились и федеральные силы, и противоположная сторона. В составе сводной оперативно-боевой группы ФСБ бойцами «Щита» архив был обнаружен. На счету бойцов Воронежского РОСН— находка в январе 2001 года архива «чеченского Геббельса» Мовлади Удугова, который насчитывал более 150 видеокассет с записями казней российских военнослужащих, проводимых как в первую, так и во вторую кампанию на Северном Кавказе. На видеоотчетах отчетливо были видны лица палачей… 12 марта 2000 года в поселке Новогрозненский была проведена классическая операция— задержание Салмана Радуева. Примечательно, что по «Титанику» работала сводная группа ЦСН, в которую входили сотрудники Управления «А», бойцы из Краснодара и Хабаровска. Адрес просчитали заранее. Силовая фаза спецоперации заняла несколько минут, «без шума и пыли»— главарь «Армии генерала Дудаева» даже ботинки не успел надеть. «Альфа» перевела Радуева в положение «сидя»,— подытожила в те дни газета «Труд». Как и в ЦСН, региональные подразделения имеют свой скорбный мартиролог. 4 июня 2000 года в Чечне, в одном из предгорных селений, при проведении операции по ликвидации банды, входящей в состав формирования Шамиля Басаева, смертельное ранение получил лейтенант РОСН УФСБ по Красноярскому краю Константин Филиппов. Враги оказали ожесточенное сопротивление. Открыв плотный огонь из автоматов, они предприняли попытку прорваться через заслоны группы спецназа. Лейтенант Филиппов мгновенно оценил обстановку: гранатой и автоматным огнем он уничтожил главаря и одного из террористов, а сам получил смертельное ранение. Благодаря его смелым и решительным действиям удалось не допустить прорыва и уничтожить боевиков. В 2000 году в Чечне в рукопашной схватке с боевиками погиб начальник ОСОМ УФСБ по Ростовской области полковник Анатолий Гладков. На его теле потом насчитают двадцать восемь ножевых ранений. 10 мая 2001 года в Грозном возле здания местного университета во время проведения праздника бандиты выстрелили из толпы людей в спины сотрудникам РОСН УФСБ по Свердловской области. Майор Дмитрий Животков и старший лейтенант Александр Гуменюк от полученных ранений скончались на месте. Точно также, в спину, в январе 1991 го был застрелен в Вильнюсе боец Группы «А» Виктор Шатских, с той лишь разницей, что в него целились литовские националисты. 4 сентября 2001 года в Гудермесе получил тяжелое огнестрельное ранение офицер РОСН УФСБ по Нижегородской области 24 летний капитан Александр Майоров. Через два дня, 6 го сентября, он скончался от ран в госпитале на базе в Ханкале. Товарищи называют Александра ведущим спортсменом города Сарова, и теперь в его память региональным отделом спецназа ежегодно проводится открытый междугородный турнир по рукопашному бою. 17 ноября 2007 года прошел очередной, четвертый по счету. 15 апреля 2002 года в Чечне, в окрестностях населенного пункта Танги-Чу Урус-Мартановского района в ходе операции по задержанию главаря местного «джамаата» Аслана Дукузова погибли два сотрудника Мурманского РОСН: капитан Андрей Николаев и прапорщик Андрей Дрозд, прикрывавший эвакуацию раненого товарища с поля боя. 22 февраля 2002 года в столице Чечни боевики обстреляли машину с сотрудниками ФСБ, работавшими в республике. От полученных ран на месте скончался сотрудник РОСН майор Владимир Ермолин и двое контрразведчиков. Летом 2007 года на стрельбище Внутренних войск МВД, расположенном недалеко от уральского города Ревды, прошли региональные соревнования снайперских пар подразделений спецназа памяти «альфовца». Когда в ночь на 22 июня 2004 года банды террористов напали на столицу Ингушетии, в отражении участвовал и сводный отряд ЦСН. Сотрудники из Новосибирского РОСН получили приказ выдвинуться на «броне» для обеспечения огневого прикрытия атакованных коллег. Следуя по ночным улицам Назрани, в условиях ограниченной видимости, экипаж БТРа подавил несколько огневых точек террористов. На подъезде к объекту бронетранспортер попал в засаду, при этом погиб один из военнослужащих группы, двое получили ранения. В завязавшейся перестрелке прапорщик Александр В. прицельным огнем из штатного оружия уничтожил пулеметный и гранатометный расчеты боевиков и прикрыл товарищей, выносивших раненых. В ходе боя от попадания нескольких гранат бронетранспортер загорелся. Несмотря на это, Александр В. умело, корпусом горящей машины, создал подвижную защиту и до отказа двигателей прикрывал товарищей от огня нападавших. Затем он покинул БТР и, заняв выгодную позицию, огнем из автомата сорвал попытку боевиков атаковать бойцов группы. При прибытии подкрепления Александр продолжал вести боевые действия, обороняя свой сектор. За проявленное мужество сотрудник сибирской «Альфы» был награжден медалью «За отвагу». 10 марта 2005 года группа из Хабаровска, находившаяся на борту вертолета, попала в авиационную катастрофу. Это произошло в районе Алхан Калы. Вот имена погибших сотрудников Хабаровской «Альфы»: подполковники Владимир Колесников и Александр Есягин, майоры Дмитрий Гассан, Андрей Косарь, Антон Щербаков и Игорь Петренко, капитаны Алексей Сипанов и прапорщик Эдуард Питихин. В своей книге «Альфа— моя судьба» Г. Н. Зайцев приводит часть откликов, пришедших после трагической гибели хабаровчан: «Вечная вам память, мужики: Спасибо за все, что вы сделали для России. Мы помним о вас и ваших подвигах. Светлая память всем бойцам «Альфы», погибшим, защищая нас от пуль». «Крепости духа и стойкости оставшимся в строю. Не обращайте внимания на высказывания различных «специалистов». А тем более не ввязывайтесь в дискуссии с тыловыми деятелями. Горжусь, что работал с вами плечом к плечу под Аргуном, Алхан Калой, Гудермесом и Грозным весной и летом 2000 года. О том времени самые теплые воспоминания. Бывший боец ССО ЦСН ФСБ России «Бармалей». «Вечная память героям, положившим жизнь за Родину! В Евангелии сказано: нет большей той любви, если кто положит душу свою за други своя. Мы вас любим и победим!» УЧЕБНЫЕ ШТУРМЫ Каждые год в разных регионах России проходят масштабные учения с участием спецназа ФСБ. Так, в 2007 году сотрудники нижегородского РОСН совместно с летчиками из Авиации ФСБ участвовали в крупномасштабных маневрах на территории республики Марий Эл, отрабатывая алгоритм действий в случае возникновения угроз террористического характера. Географическое соседство региона с республиками Северного Кавказа, как правило, само диктует возможные сценарии учений силовых ведомств. В мае 2007 го бойцы волгоградской группы сопровождения оперативных мероприятий освобождали четырех пассажиров, сотрудников РЖД, захваченных тремя «террористами»,— такова, собственно, была основная задача спецназовцев, под прикрытием снайперов штурмовавших вагон поезда на узловой станции имени Максима Горького, что в пятнадцати километрах от Волгограда. Их коллеги из Мурманска в конце мая штурмовали военно-транспортный самолет, где в руках четырех вооруженных «преступников» находилось шестеро заложников— члены экипажа. Учения, длившиеся четыре часа, проводились на одном из военных аэродромов Северного флота в районе Североморска. Годом раньше волгоградцы были задействованы в учениях по плану «Набат», разработанному, кстати, в Группе «А» еще в начале 80 х годов. По сценарию двум террористам удалось захватить самолет Як-40, вылетающий рейсом Волгоград-Москва. На борту находились 32 пассажира. Преступники под угрозой взрыва самолета требовали один миллион долларов и воздушный коридор за рубеж. Кстати, когда в 2000 году схожие учения проходили в аэропорту Воронежа на самолете Ан-24, то бойцы РОСН «до конца операции не знали о том, что это всего лишь тренировка». Во всяком случае, так было сообщено прессе. Пошутили, видимо. Иначе кто бы стал рисковать жизнями «террористов»— всякое в горячке может случиться. А 23 марта впервые в Мурманской области прошли командно-штабные учения, на которых отрабатывались «действия по пресечению террористического акта на объекте массового пребывания людей». Учения собрали подразделения МВД, МЧС, ФСО, воинские части Мурманского военного гарнизона и военно-морского гарнизона, другие ведомства, а также органы исполнительной власти региона. В качестве наблюдателей присутствовали представители Норвегии. Согласно сценарию, в дежурные службы УВД и УФСБ поступили сигналы о том, что группа неизвестных лиц захватила заложников во время занятий в спортивном зале гимназии № 9. В ОВД Ленинского округа приступил к работе оперативный штаб. Милиционеры и военнослужащие оцепили и блокировали территорию. На место ЧП прибыла оперативно-боевая группа РОСН. Поскольку переговоры с «террористами», которые выдвинули неприемлемые политические требования и вели себя крайне агрессивно, угрожая расправой над заложниками, ни к чему не привели, операция вступила с силовую фазу. Ее итог: один из условных террористов «ликвидирован», двое получили «ранения». Заложники не пострадали. Во время эвакуации из спортивного зала на крыше здания возник пожар. С ним пришлось бороться специалистам групп пожаротушения и аварийно спасательных работ под руководством представителя МЧС. После этого саперы Мурманского военного гарнизона провели в гимназии инженерную разведку. И прямо возле центрального входа обнаружили предмет, похожий на самодельное взрывное устройство. Взрывотехники УФСБ тут же обследовали его и обезвредили с помощью биоробота. В Вологде осенью 2007 года «группа неустановленных лиц в масках» совершила вооруженное нападение на автомобиль инкассации, перевозивший крупные денежные средства. Ответным огнем работников «Росинкаса» один из нападавших был ранен и задержан нарядом милиции на месте преступления. Его сообщникам удалось скрыться. Они заблокировались в здании СКК «Спектр», где взяли в заложники пять человек, но в итоге с ними разобрались сотрудники питерского «Града». — Проведение таких учений преследует несколько основных задач,— объясняет Герой Советского Союза генерал-майор Геннадий Зайцев, лично руководивший многими специальными операциями по освобождению заложников.— Во-первых, приобретение практических навыков руководящим составом силовых органов на местах по управлению действиями их структурных подразделений при возникновении ЧП. Во-вторых, отработка личным составом отрядов спецназа практических действий по пресечению будь то угона воздушного судна, транспортного средства или, скажем, захвата учебного заведения. В-третьих, повышение эффективности проводимых в рамках специальных операций комплексных мероприятий. Учения— это, конечно, всегда серьезный экзамен для каждого бойца. Ему предшествует изнурительная работа на базе и в полевых условиях, постоянный процесс оттачивания профессиональных навыков: тактико специальная, минно-подрывная и огневая подготовка, рукопашный бой. Сотрудники регулярно выезжают на сборы для совершенствования своего мастерства— стреляют из разного оружия, прыгают с парашютом, проходят легководолазную и альпинистскую подготовку. Это аксиома, без него спецназ— одно название, бутафория. И когда в кино демонстрируют очередной фильм про крутой спецназ ФСБ или ГРУ, то почему то за кадром оказывается изнурительный труд, «седьмой пот», травмы и кровь. В рамках комплексных оперативно-тактических учений «Атом-2005» сотрудники Екатеринбургской «Альфы» провели показательную силовую акцию— штурм Белоярской АЭС. И хотя условными террористами тоже выступали отнюдь не гражданские люди, тем не менее, бойцы с задачей справились, обезвредив «преступников» и освободив «заложников». Очевидно, что подобные «показательные выступления» предполагают высочайший уровень профессионализма. ПОД КРЫШЕЙ ЦСН Конечно, в подобные подразделения случайные люди не приходят. Каждый понимает, где он будет служить и чем заниматься. Ведь кто то должен делать такую работу, особенно сейчас. За отличной физической формой бойцов стоят километры изнурительных кроссов с полной боевой выкладкой. Практикуются скрытые марш-броски для отработки навыков выживания на местности. Как уже отмечалось, много времени уделяется тренировкам по освобождению заложников в железнодорожных вагонах, автобусах, самолетах, речных и морских судах, по пресечению актов диверсий на стратегически важных объектах промышленности, энергетики и водоснабжения. Что касается личного состава, то если раньше в региональный спецназ ФСБ подбирали преимущественно оперативных сотрудников управлений, то по мере усложнения задач, особенно после первой «чеченской» войны, появилось много выпускников военных учебных заведений, в которых готовят офицеров спецназа. «Так уж сложилось, что на 80 % наше подразделение состоит из армейских и флотских офицеров,— рассказывал в 2002 году корреспонденту газеты «Золотой Рог» командир РОСН из Приморья Роман Владимиров.— Поскольку из за специфики региона мы имеем «морскую» направленность, то предпочтение отдается выпускникам военных институтов по спецподготовке: ВДВ, морской пехоты, специалистам взрывного дела, подводникам, боевым пловцам, связи, радиоэлектронной борьбы, пограничникам. Подбор ведется очень скрупулезно, и отсев достигает 98 %! По словам командира: «Это обусловлено большой психологической и физической нагрузкой, которую сотрудники в дальнейшем должны выдерживать при выполнении боевых задач, не забывая при этом о законности. В прошлом году, например, из 20 кандидатов— офицеров различных спецподразделений конкурс прошел лишь один. Иногда вступает в силу семейный фактор. Для четверых кандидатов служба в нашем подразделении закончилась после общения с их женами. В этом году из 10 кандидатов пока прошли отбор только двое». Возникает вопрос: быть может, имеет смысл включить региональный спецназ ФСБ в состав единой структуры, собрать в один кулак? — Идея, на первый взгляд, красивая,— отвечает вице-президент Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» полковник Сергей Поляков, возглавлявший в начале 1990 х Хабаровскую «Альфу».— Но только на первый взгляд. В оперативном плане РОСН, по сути, и так подчиняются Москве. Начальник Центра специального назначения ФСБ Герой России генерал-полковник Тихонов Александр Евгеньевич практически этими силами и руководит: ставит задачи, определяет направления работы, кто и как будет использоваться. Если же речь идет об объединении организационном, тот тут, при ближайшем рассмотрении, возникает много вопросов. Структура получится достаточно громоздкая, большая, что, соответственно, скажется на ее управляемости. И материально все это будет не просто «вытащить», организовать. А так как ЦСН проводит не масштабные операции, а наносит точечные удары, то нынешняя практика позволяет решать поставленные задачи без ущерба для конечного результата. Что касается Центра специального назначения, куда входят управления «А» и «В» и Служба специальных операций, то у него вполне достаточно сил и средств, чтобы решать очень сложные задачи, как это, например, было в Театральном комплексе на Дубровке и в Беслане. В любой момент руководство ФСБ и начальник ЦСН имеют возможность привлекать (и привлекают) региональный спецназ ФСБ для проведения силовых акций на Северном Кавказе и в других местах,— заключает полковник Поляков. …Капитана Скрябина предали земле на малой Родине, в Минеральных Водах. Похороны прошли при большом стечении народа, с отданием полагающихся в таких случаях воинских почестей. «В газетах и телепередачах обычно не называют имен офицеров спецподразделений,— писала в те дни газета «Вечерний Ставрополь».— Пока они живы и служат. Интервью без маскировочной сетки дают только вышедшие в отставку. И еще в одном случае широкой общественности называют имена «вымпеловцев» и «альфовцев»— если они погибают. Теперь вот мир узнал, что ставропольского парня из села Анжиевского звали Андрей Скрябин. Вчера в Минераловодском районе прошли его похороны. Он был офицером «Альфы». А в Курске 29 октября 2005 года на Мемориале павших в годы Великой Отечественной войны открыт памятник подполковнику УФСБ Геннадию Карманову— «ведущему специалисту Центра спецназначения ФСБ России, более известного как «Альфа» (цитата). Весной 2007 года всероссийский мемориал его памяти, который станет традиционным, собрал в спорткомплексе Технического университета многих именитых самбистов. Испанская газета Corriere Della Serra в 2004 году опубликовала статью, посвященную «Альфе». Материал изобиловал неточностями, ошибками и откровенными нелепостями. Но «запев» был такой: «Для русских они— начало всего, для террористов— начало конца. «Альфа» является одним из самых известных антитеррористических подразделений в мире, наряду с британским SAS и американской Delta Force. Ее участием были отмечены самые серьезные кризисы последних двух десятилетий и так же, как и Россия, она пережила моменты и славы, и опалы». Что ж, с подобной оценкой, которую по праву можно отнести и к региональному спецназу ФСБ, трудно не согласиться. ссылка