Drew

СГ
  • Сообщений

    6 849
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    404

Изменения репутации

  1. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Сан-Саныч# в Вопрос: полиграф ФСБ   
    Прохождение полиграфа целиком зависит от оператора. В принципе обмануть не возможно. Все сказки, что и как нужно делать, чтобы проскочить - для шпионских бестселлеров. Хуже - неискренность. Итог - вопрос оператора на ваш "грешок" и все.
  2. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Сан-Саныч# в Вопрос: полиграф ФСБ   
    Прохождение полиграфа целиком зависит от оператора. В принципе обмануть не возможно. Все сказки, что и как нужно делать, чтобы проскочить - для шпионских бестселлеров. Хуже - неискренность. Итог - вопрос оператора на ваш "грешок" и все.
  3. Плюс +
  4. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от 1210 в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    ОШИБКИ ПРИ НАЛОЖЕНИИ ШГУТА 
     
    Из опыта войны во Вьетнаме, Афганистане и Чечне сделан довольно грустный грустный вывод. 
     
    50% наложенных жгутов - наложены не по показаниям или с нарушением техники. Каждый второй пострадавший с повреждением крупных сосудов является потенциальной жертвой того, кто накладывает ему жгут. 
    У каждого второго раненого - после снятия жгута не диагностируется повреждения крупного магистрального сосуда. Достаточно было хорошей давящей повязки. В большинстве случаев это заканчивается потерей конечности. Что говорит о том, что у страха глаза велики... 
     
    Жгут - ЗЛО. Но без него никак, к сожалению. 
     
    1. Кровоостанавливающим является первый тур жгута. Крутанули и на секунду замерли. Не течет - молодцы, дальнейшие туры фиксирующие. Течет - переложите, чтобы не пытаться раздавить следующими турами сосуды и ткани. 
    2. Если есть под рукой маркер или что-то типа зеленки - галочку на лоб, яркую, чтоб видно было. Или прям слово пишите - ЖГУТ. Очень часто не замечают жгутов под одеждой, под одеялами на носилках. Результат такого промаха понятен. Знак на лбу привлечет внимание. (Это принцип сортировки ВПХ, согласен, что не все смогут понять, что у раненого с крестом или галочкой на лбу надо что-то искать - но это, как минимум, привлечет внимание). 
     
    3. Время - понятно. Записку под жгут или на лбу рядом приписать время. Все со школы знают - 2 часа. А теперь попробуйте положить здоровому человеку жгут на плечо и попросите его потерпеть минут 20. Он его зубами отгрызет - и жгут, и плечо. Ишемические боли такие сильные, что известны случаи, когда даже раненые медработники со жгутами, зная о том, что снимать нельзя, снимали его себе и умирали. Наркотики с ишемическими болями справляются очень плохо. 
     
    4. Следовательно, надо перекладывать жгут. Периодически. Как минимум на ширину жгута. И помнить, что ишемизирована не только конечность ниже жгута, но и непосредственно под жгутом. Не просто ишемизирована, а раздавлена фактически. 
     
    5. Точки пальцевого прижатия. Эх... Казалось бы, простая тема. Ткнул пальцем - и не течет. Ткните пальцем в бедро своего соседа - просто в бедро, не в сосуд, и попытайтесь удержать палец - да и всю свою руку - в таком состоянии хотя бы минут 5. Вывод - просто, да не совсем. На бедре надо прижимать кулаком и весом всего тела. 
     
    6. Если плечо эвакуации более 2 часов - надо стараться обойтись давящей повязкой. Идеально сейчас подходят повязки "Гемостоп", экспериментально останавливающие кровотечения даже из бедренной артерии. Они на основе вулканического пепла, очень гигроскопичны, напитываются кровью с выделением тепла и тромбируют большие ранения с высоким давлением истечения крови. (НЕ ЯВЛЯЮТСЯ методом окончательной остановки кровотечения - необходимо срочно обратиться к врачу!) 
     
    Источник: интернет
  5. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Сан-Саныч# в Чудо тюнинги оружия   
    Румынский полуавтоматический 7.62-мм DRACO, который классифицируется в США как пистолет

  6. Ха-ха
    Drew оценил Сан-Саныч# в Путь в спецназ   
    Если Вы найдете данное ведомство (которое не существует два года), то все равно нет.... Что за детский сад, вроде взрослые, а все в "Звездный десант".
  7. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от 1210 в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    ОШИБКИ ПРИ НАЛОЖЕНИИ ШГУТА 
     
    Из опыта войны во Вьетнаме, Афганистане и Чечне сделан довольно грустный грустный вывод. 
     
    50% наложенных жгутов - наложены не по показаниям или с нарушением техники. Каждый второй пострадавший с повреждением крупных сосудов является потенциальной жертвой того, кто накладывает ему жгут. 
    У каждого второго раненого - после снятия жгута не диагностируется повреждения крупного магистрального сосуда. Достаточно было хорошей давящей повязки. В большинстве случаев это заканчивается потерей конечности. Что говорит о том, что у страха глаза велики... 
     
    Жгут - ЗЛО. Но без него никак, к сожалению. 
     
    1. Кровоостанавливающим является первый тур жгута. Крутанули и на секунду замерли. Не течет - молодцы, дальнейшие туры фиксирующие. Течет - переложите, чтобы не пытаться раздавить следующими турами сосуды и ткани. 
    2. Если есть под рукой маркер или что-то типа зеленки - галочку на лоб, яркую, чтоб видно было. Или прям слово пишите - ЖГУТ. Очень часто не замечают жгутов под одеждой, под одеялами на носилках. Результат такого промаха понятен. Знак на лбу привлечет внимание. (Это принцип сортировки ВПХ, согласен, что не все смогут понять, что у раненого с крестом или галочкой на лбу надо что-то искать - но это, как минимум, привлечет внимание). 
     
    3. Время - понятно. Записку под жгут или на лбу рядом приписать время. Все со школы знают - 2 часа. А теперь попробуйте положить здоровому человеку жгут на плечо и попросите его потерпеть минут 20. Он его зубами отгрызет - и жгут, и плечо. Ишемические боли такие сильные, что известны случаи, когда даже раненые медработники со жгутами, зная о том, что снимать нельзя, снимали его себе и умирали. Наркотики с ишемическими болями справляются очень плохо. 
     
    4. Следовательно, надо перекладывать жгут. Периодически. Как минимум на ширину жгута. И помнить, что ишемизирована не только конечность ниже жгута, но и непосредственно под жгутом. Не просто ишемизирована, а раздавлена фактически. 
     
    5. Точки пальцевого прижатия. Эх... Казалось бы, простая тема. Ткнул пальцем - и не течет. Ткните пальцем в бедро своего соседа - просто в бедро, не в сосуд, и попытайтесь удержать палец - да и всю свою руку - в таком состоянии хотя бы минут 5. Вывод - просто, да не совсем. На бедре надо прижимать кулаком и весом всего тела. 
     
    6. Если плечо эвакуации более 2 часов - надо стараться обойтись давящей повязкой. Идеально сейчас подходят повязки "Гемостоп", экспериментально останавливающие кровотечения даже из бедренной артерии. Они на основе вулканического пепла, очень гигроскопичны, напитываются кровью с выделением тепла и тромбируют большие ранения с высоким давлением истечения крови. (НЕ ЯВЛЯЮТСЯ методом окончательной остановки кровотечения - необходимо срочно обратиться к врачу!) 
     
    Источник: интернет
  8. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от 1210 в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    ОШИБКИ ПРИ НАЛОЖЕНИИ ШГУТА 
     
    Из опыта войны во Вьетнаме, Афганистане и Чечне сделан довольно грустный грустный вывод. 
     
    50% наложенных жгутов - наложены не по показаниям или с нарушением техники. Каждый второй пострадавший с повреждением крупных сосудов является потенциальной жертвой того, кто накладывает ему жгут. 
    У каждого второго раненого - после снятия жгута не диагностируется повреждения крупного магистрального сосуда. Достаточно было хорошей давящей повязки. В большинстве случаев это заканчивается потерей конечности. Что говорит о том, что у страха глаза велики... 
     
    Жгут - ЗЛО. Но без него никак, к сожалению. 
     
    1. Кровоостанавливающим является первый тур жгута. Крутанули и на секунду замерли. Не течет - молодцы, дальнейшие туры фиксирующие. Течет - переложите, чтобы не пытаться раздавить следующими турами сосуды и ткани. 
    2. Если есть под рукой маркер или что-то типа зеленки - галочку на лоб, яркую, чтоб видно было. Или прям слово пишите - ЖГУТ. Очень часто не замечают жгутов под одеждой, под одеялами на носилках. Результат такого промаха понятен. Знак на лбу привлечет внимание. (Это принцип сортировки ВПХ, согласен, что не все смогут понять, что у раненого с крестом или галочкой на лбу надо что-то искать - но это, как минимум, привлечет внимание). 
     
    3. Время - понятно. Записку под жгут или на лбу рядом приписать время. Все со школы знают - 2 часа. А теперь попробуйте положить здоровому человеку жгут на плечо и попросите его потерпеть минут 20. Он его зубами отгрызет - и жгут, и плечо. Ишемические боли такие сильные, что известны случаи, когда даже раненые медработники со жгутами, зная о том, что снимать нельзя, снимали его себе и умирали. Наркотики с ишемическими болями справляются очень плохо. 
     
    4. Следовательно, надо перекладывать жгут. Периодически. Как минимум на ширину жгута. И помнить, что ишемизирована не только конечность ниже жгута, но и непосредственно под жгутом. Не просто ишемизирована, а раздавлена фактически. 
     
    5. Точки пальцевого прижатия. Эх... Казалось бы, простая тема. Ткнул пальцем - и не течет. Ткните пальцем в бедро своего соседа - просто в бедро, не в сосуд, и попытайтесь удержать палец - да и всю свою руку - в таком состоянии хотя бы минут 5. Вывод - просто, да не совсем. На бедре надо прижимать кулаком и весом всего тела. 
     
    6. Если плечо эвакуации более 2 часов - надо стараться обойтись давящей повязкой. Идеально сейчас подходят повязки "Гемостоп", экспериментально останавливающие кровотечения даже из бедренной артерии. Они на основе вулканического пепла, очень гигроскопичны, напитываются кровью с выделением тепла и тромбируют большие ранения с высоким давлением истечения крови. (НЕ ЯВЛЯЮТСЯ методом окончательной остановки кровотечения - необходимо срочно обратиться к врачу!) 
     
    Источник: интернет
  9. Нравится
    Drew получил плюс к репутации от blsniper007 в Материалы по инженерной подготовке   
  10. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от 1210 в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    ОШИБКИ ПРИ НАЛОЖЕНИИ ШГУТА 
     
    Из опыта войны во Вьетнаме, Афганистане и Чечне сделан довольно грустный грустный вывод. 
     
    50% наложенных жгутов - наложены не по показаниям или с нарушением техники. Каждый второй пострадавший с повреждением крупных сосудов является потенциальной жертвой того, кто накладывает ему жгут. 
    У каждого второго раненого - после снятия жгута не диагностируется повреждения крупного магистрального сосуда. Достаточно было хорошей давящей повязки. В большинстве случаев это заканчивается потерей конечности. Что говорит о том, что у страха глаза велики... 
     
    Жгут - ЗЛО. Но без него никак, к сожалению. 
     
    1. Кровоостанавливающим является первый тур жгута. Крутанули и на секунду замерли. Не течет - молодцы, дальнейшие туры фиксирующие. Течет - переложите, чтобы не пытаться раздавить следующими турами сосуды и ткани. 
    2. Если есть под рукой маркер или что-то типа зеленки - галочку на лоб, яркую, чтоб видно было. Или прям слово пишите - ЖГУТ. Очень часто не замечают жгутов под одеждой, под одеялами на носилках. Результат такого промаха понятен. Знак на лбу привлечет внимание. (Это принцип сортировки ВПХ, согласен, что не все смогут понять, что у раненого с крестом или галочкой на лбу надо что-то искать - но это, как минимум, привлечет внимание). 
     
    3. Время - понятно. Записку под жгут или на лбу рядом приписать время. Все со школы знают - 2 часа. А теперь попробуйте положить здоровому человеку жгут на плечо и попросите его потерпеть минут 20. Он его зубами отгрызет - и жгут, и плечо. Ишемические боли такие сильные, что известны случаи, когда даже раненые медработники со жгутами, зная о том, что снимать нельзя, снимали его себе и умирали. Наркотики с ишемическими болями справляются очень плохо. 
     
    4. Следовательно, надо перекладывать жгут. Периодически. Как минимум на ширину жгута. И помнить, что ишемизирована не только конечность ниже жгута, но и непосредственно под жгутом. Не просто ишемизирована, а раздавлена фактически. 
     
    5. Точки пальцевого прижатия. Эх... Казалось бы, простая тема. Ткнул пальцем - и не течет. Ткните пальцем в бедро своего соседа - просто в бедро, не в сосуд, и попытайтесь удержать палец - да и всю свою руку - в таком состоянии хотя бы минут 5. Вывод - просто, да не совсем. На бедре надо прижимать кулаком и весом всего тела. 
     
    6. Если плечо эвакуации более 2 часов - надо стараться обойтись давящей повязкой. Идеально сейчас подходят повязки "Гемостоп", экспериментально останавливающие кровотечения даже из бедренной артерии. Они на основе вулканического пепла, очень гигроскопичны, напитываются кровью с выделением тепла и тромбируют большие ранения с высоким давлением истечения крови. (НЕ ЯВЛЯЮТСЯ методом окончательной остановки кровотечения - необходимо срочно обратиться к врачу!) 
     
    Источник: интернет
  11. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Alejandro в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    интернет 

    Реальный бой, а особенно ножевой бой — очень и очень скоротечное событие, длящееся несколько секунд. Вальсирование вокруг друг друга, выпады, наскоки и отскоки, Фехтование на ножах — это всё для кино, показухи и спорта. В действительности схватка на ножах представляет из себя быстрое, кровавое и жестокое зрелище. Особенно когда ножом вооружен только один оппонент. И по–правде говоря, вправлять вывихи, останавливать кровь и тем более перевязываться будет некогда. 
     
    Поэтому совет дня: если увидел нож — беги, или хватай табуретку, урну, что угодно, и… Может повезёт… 
     
    Но тем не менее, кое–что знать надо. Просто чтобы повысить свои шансы выжить по время и после драки на ножах. Да и вообще немного о экстремальной медицине. Итак… 
     
    Экстремальная медицина: если ранили в драке или ножевом бою 
     
    Для начала определимся с терминами — что мы понимаем под экстремальной медициной? По нашему мнению, это не только стандартные и общеизвестные способы оказания первой или специализированной медицинской помощи пострадавшему в результате несчастного случая, природной или техногенной катастрофы, силового конфликта. Все эти способы направлены на помощь после завершения конфликта, например, добравшись до медицинского пункта полка, травм пункта, больницы или дождавшись приезда специалистов–медиков. На худой конец вы сами можете перебинтовать ранение, наложить шину на перелом или попытаться каким–либо иным способом нейтрализовать повреждения, нанесенные вашему телу. 
     
    Применительно к специфике силового конфликта (драка, рукопашный бой, ножевой бой) все эти способы обладают одним очень существенным недостатком. Они подразумевают, что вы уже завершили схватку. Например, получив в бою ножевой порез внутренней стороны запястья, через 30–60 секунд вы от кровотечения потеряете сознание, и еще через 30–60 секунд наступит смерть от массивной кровопотери. Это если вам не оказывается медпомощь. А если вдруг решите прекратить сопротивление и заняться собой? Противник мигом воткнет вам нож между лопаток, как только вы попытаетесь ретироваться. 
     
    Экстремальная медицина учит, как продолжать вести бой до полной нейтрализации противника, получив то или иное ранение или травму. 
     
    РАНЕНИЯ РУК 
     
    В смертельной схватке, когда на кону стоит вопрос выживания — а ножевой бой таким и является, ранение запястья у большинства “специалистов” cчитaeтcя cмepтeльным paнeниeм — все, бой окончен, ранение смертельно! Все правильно, но существует “НО”, это “НО”, действия раненого человека. 
     
    Глубокий порез запястья с внутренней (ладонной) стороны 
     
    На внутренней стороне запястья находятся основные артерии — лучевая и локтевая, поражение которых при качественном рассечении и отсутствии немедленной медицинской помощи ведет к потере сознания от массивной кровопотери через 30 секунд, и еще через 30 секунд наступает летальный исход. Самое меньшее, на что можете рассчитывать, это полная потеря боевых функций кисти и предплечья пораженной руки, вследствии рассечения сухожилий и нервных стволов, проходящих здесь очень близко к поверхности. 
     
    Немедленные действия: рассеченное запястье закладываем за отворот куртки, за пазуху, за ремень, во внутренний карман и сильно прижимаем к грудной клетке для уменьшения кровотечения. Оружие при этом перекладывается во вторую руку. 
     
    Плюсы этого положения: вы вывели пораженную руку из досягаемости клинка противника. Исключили повторное травмирование уже раненной конечности. Обеспечили дополнительную защиту грудной клетки и сердца мышцами прижатой руки. Локтем прижатой руки можно работать на защиту гpyди и cepдцa oт ножа., удары и выведения из равновесия. 
     
    Самое главное: время до потери сознания увеличилось в 2–3 раза. Мелочь? В борьбе за выживание мелочей не бывает. 
     
    Рассечение пальцев, тыла кисти, ладони 
     
    При рассечении пальцев, тыла кисти — слабое кровотечение во всех случаях, за исключением пореза ладони. При порезе ладони, как правило, теряется способность руки прочно удерживать оружие, сильно сжимать кулак. 
     
    Немедленные действия: оружие перехватывается непораженной рукой. Порез тыла ладони и пальцев: разжать кулак, работать “лодочкой” и “ребром” ладони. При порезе ладони постараться зажать в кулаке скомканную кепку, тряпку, носовой платок, для уменьшение кровотечения, работать тыльной стороной ладони — “плот”. 
     
    Глубокий порез локтевого сгиба 
     
    Порез локтевого сгиба грозит рacceчeниeм глaвныx apтepий, нepвныx cтвoлoв, cyxoжилий. Рука ниже локтя виснет как плеть. Bpeмя дo пoтepи coзнaния и cмepти eщe мeньшe, чeм при рассечении запястья. 
     
    Немедленные действия при порезе локтевого сгиба — это стягивание раны или ее зажим. Как этого добиться, когда схватка продолжается? Pyкy мaкcимaльнo cильнo cжимaeм в лoктe. Moжнo cxвaтитьcя eю зa гpyднoй кapмaн, oтвopoт кypтки. Xopoшo eщe пoдлoжить в лoктeвoй cгиб кaкoй–нибyдь пpoдoлгoвaтый пpeдмeт. Haпpимep нoжны клинкa, зажигалку, авторучку, глaвнoe — yмeньшить кpoвoпoтepю и иcключить пoвтopнoe тpaвмиpoвaниe руки. 
     
    Некоторые специалисты рекомендуют, при работе двумя ножами, после такого ранения вкладывать один из ножей рукоятью в локтевой сгиб и фиксировать его сгибом, причем лезвием от тела, что позволит раненной конечности участвовать в бою. Пораженная рука полноценно действует ударной формой “локоть”. Хотя удержание клинка локтевым сгибом не является очень прочным, можно проводить после защиты атаки мягких тканей лица и шеи. 
     
    Поскольку профессионалов учат в ножевом бою работать по ближайшей доступной конечности, то есть впереди стоящей руке, эти ранения в реальной схватке всегда будут на первых местах. 
     
    РАНЕНИЯ В ГОЛОВУ 
     
    Поверхностное рассечение шеи 
     
    При глубоком рассечении шеи вы даже не успеете произнести “Отче Наш” 
     
    Немедленные действия: максимально согнуть голову в пораженную сторону и постараться прижать к ней плечо. Это уменьшит кровопотерю. 
     
    По завершении конфликта поднять руку с противоположной порезу стороны, прислонить к ране салфетку перевязочную, просто кусок скомканной одежды и прибинтовать все это к поднятому плечу. 
     
    Ранения лица 
     
    Ecли в пpoцecce cxвaтки вaм oтceкли нoжикoм чacть нoca, yxa, cкaльпa — у вас есть в запасе время завершить схватку. Tкaни лицa имeют выcoкyю жизнecпocoбнocть. B зaпace пpимepнo 40 минyт дo иx oкoнчaтeльнoй cмepти. 
     
    Немедленные действия: не требуются. Пocлe cxвaтки пepeвязывaeмcя, пoдбиpaeм oтpeзaнныe чacти тeлa, cклaдывaeм иx в пaкeт и идeм в бoльницy. Кoнeчнo, шpaм пocлe oпepaции ocтaнeтcя, нo этo лyчшe чeм ничeгo. 
     
    Поражение носа 
     
    Оно характеризуется обильным кровотечением. Для экстренного его прекращения запрокиньте голову и ребром ладони нанесите несколько ударов по затылку на два – четыре пальца выше основания черепа. Это можно выполнить как самому, так и с помощью товарища. 
     
    Поражение кадыка 
     
    Удары в кадык прочно заняли свое место в наставлениях по рукопашному бою практически всех стран мира. 
     
    Смepть пocлe yдapa в кaдык нacтyпaeт нe из–зa пepeлoмa дыxaтeльнoй тpyбки, a из–зa peфлeктopнoгo oтeкa гopтaни, что вызывает закупорку (обструкцию) трахеи. B peзyльтaтe вoздyx пepecтaeт пoпaдaть в лeгкиe, и чeлoвeк yмиpaeт oт yдyшья. От момента остановки дыхания, до смерти мозга: 5–7мин. 
     
    Немедленные действия: необходимо проткнуть (перфорировать) трахею кончиком ножа, ограничив его длину пальцами, так, чтобы вперед выступали только 2–3 см. Делается это на 1–2 кольца трахеи ниже кадыка (в месте перстнещитовидной связки), то есть ниже места отека и сдавления. Затем в это отверстие вставляется любая открытая с 2 сторон трубка (например, цилиндр авторучки и т.д.), чтoб вoздyx пpoxoдил в лeгкие. Называется это коникотомия. ( 
     
    Если вы не знаете, что такое перстнещитовидная связка, или испытываете затруднения при её поиске на вашем теле, данный метод использовать опасно для жизни, точнее сказать — он приведёт к смерти вернее, чем ранение. Выполнять коникотомию имеют право лишь медики или лица, окончившие специальные курсы по оказанию первой медицинской помощи. 
     
    Если же произошел не перелом, а лишь смещение хрящей, западание их внутрь (определяется путем осторожной, чтобы не вызвать дополнительных повреждений, пальпации), то можно и нужно попытаться помочь товарищу, пока он не начал задыхаться. Усадив пострадавшего на ягодицы и прислонив к своим ногам спиной, запрокиньте его голову вверх и нанесите раскрытой ладонью 2–5 несильных ударов по лбу. 
     
    После этого снова проводится пальпация хрящей кадыка. Если ударная волна не поставила их на место, то проводится аккуратное выглаживание — выправление их вперед и к средней линии тем же самым движением, которым проводится боевое их вырывание или раздавливание, но только очень осторожно. Этот прием пострадавший может проводить себе сам. 
     
    РАНЕНИЯ ГРУДНОЙ КЛЕТКИ 
     
    Если в бою человек получил удар в грудь, упал и у него не бьется сердце, прежде чем делать непрямой массаж сердца, попробуйте простой и хороший прием. Нанесите ему удар ребром кулака между левым соском и грудиной. Резкий, но не очень сильный, действие аналогично электрошокеру. Это называется предкардиальным ударом. Опять же — если не слышали о нём, или не учились этому — даже не пытайтесь. 
     
    После этого проверьте, появился ли пульс на сонной артерии. Если пульса нет, то повторите все это еще раз. Если пульс не появился и после этого, то начинайте делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. О них написано в любом пособии по неотложной помощи и реанимации. 
     
    Колотые ранения органов грудной клетки 
     
    Грудная клетка — вообще очень сложная штука. В ней много жизненно важный органов — легкие, сердце, но они хорошо защищены ребрами. Поэтому рассечь грудь ножиком размером меньше хорошего мачете трудно. Колотые ранения легких, сердечной сумки (перикарда), и касательные ранения по сердцу не влекут за собой быстрый (в течении нескольких минут) выход из строя. 
     
    Немедленные действия, если вам не хватает воздуха, а из раны надуваются и лопаются кровавые пузыри? Затыкаете раневое отверстие отверстие прижатием невооруженной руки. По завершении схватки накладываете на рану прорезиненную сторону упаковки ИПП (пакет перевязочный индивидуальный), а при его отсутствии хоть целлофановый пакет, хоть плотную бумагу. Фикcиpyeм плacтыpeм, бинтoм, скотчем, pyкoй, и бегом в медпункт. 
     
    Колотое ранение сердца 
     
    Ранение сердца — совсем плохой вариант. Но шанс выжить есть всегда, и этот шанс нужно вырвать любой ценой. 
     
    Если в ране торчит нож, заточка, отвертка, в рану попали края одежды и т.п. — ни в коем случае не трогать! Любой предмет, находящийся в ране, сдерживает кровотечение. 
     
    Немедленные действия: не требуются. По завершении конфликта зафиксировать торчащий предмет лейкопластырем, бинтом или одеждой, и размеренным шагом, без лишних движений, к врачу! 
     
    Если противник выдернул нож из раны, ваши немедленные действия — заткнуть дырку пальцем, буквально засунуть его туда. По завершении конфликта — как можно быстрее попасть на медпункт (вызвать медиков). 
     
    Самое интересное, что история отечественной хирургии знает несколько случаев, когда таким образом выживали даже при получении огнестрельного ранения сердца и аорты. Последние два способа распространяются вообще универсально на любое колотое ранение любой части тела. 
     
    Проникающее ранение лёгких 
     
    При ранении легких может случиться клапанный пневмоторакс. От открытого пневмоторакса он отличается тем, что через рану воздух лишь входит, полость увеличивается, а легкое сжимается. Вдох вроде идет, а легкое только сжимается. 
     
    Немедленные действия: тут у нас два пункта — загоняем в рану трубку, катетор, ручку, что найдете (помыть само собой) — воздух из полости сдулся, легкие кое–как расправились. Далее вынимаем трубку и заклеиваем рану. Скотч, пакет, пластырь, резина, кусок гермоткани, все что хотите, главное — чистое. 
     
    Еще есть такая проблема, как гемоторакс, когда кровь из раненного легкого и стенки грудной полости вытекает не наружу, где это видно, а в плевральную полость, где пониженное давление и по этому система работает как пылесос. Результат — сильная и незаметная кровопотеря за очень короткий срок. 
     
    РАНЕНИЯ ЖИВОТА 
     
    Поражение органов брюшной полости 
     
    Если вас хорошо ткнули ножом или заточкой в живот и вы еще двигаетесь, значит, все в порядке. Брюшную аорту не задели. Вы будете на ходу, возможно, даже более суток. Потом у вас поднимется горячка, и затем наступит смерть от заражения брюшины (перетонита). 
     
    Немедленные действия: не требуются. Спокойно завершаете бой, принимаете 5 таблеток суммамеда (он же есть у вас с собой?) и отправляетесь получать квалифицированную медицинскую помощь. Три шанса из четырех, что вы выживете. Если задеты почки или селезенка (ребра слева–сбоку) — то шансов гораздо меньше. 
     
    Рассечение брюшной стенки и нарушение герметичности брюшной полости 
     
    При ранении в живот, с рассечением и нарушением герметичности брюшной полости, еcли нeт oтягчaющиx обcтоятeльcтв, у вас в запасе 6–12чacoв, пoтoм гopячкa, пepитoнит. Шaнcы выжить — 50/50. 
     
    Немедленные действия: если петли вашего кишечника выпали наружу в рану и мешаются ни в коем случае не заправлять их обратно в живот. Единственное, что нужно сделать, это прикрыть их рубашкой и направляться в медпункт, нежно придерживая их руками. Укоротят вам доктора кишечник на пару метров (всего их там примерно семь — десять). После выздоровления это никак ощущаться не будет. 
     
    Если противник засунул нож Вам в брюхо — атаковал уколом в живот и оружие осталось в ране, сразу подаете живот назад и в сторону. Задача: не допустить глубокое поражение по средней линии. Там брюшная аорта, а её ранение — смерть. 
     
    РАНЕНИЯ БЕДРА 
     
    Случай из жизни. Группа малолетних Бармалеев избивала чем–то не понравившегося им пацана. Молодой человек, владеющий единоборствами, заступился за него. Убегая, один из Бармалеев засунул ножиком в бедро заступнику. Через несколько минут молодой человек умер от ранения бедренной артерии. 
     
    Все равно где: выше или ниже, изнутри или снаружи, глубже или поверхностней, ранение бедра опасно. От бедренной артерии на всем ее протяжении отходят ветви. Если задели артерию или ее ветвь, драться и дышать вам осталось не очень долго. Этот короткий срок еще больше уменьшается, если раненная нога “под нагрузкой”: на нее перенесен вес тела, она наносит удары, участвует в перемещениях тела. 
     
    Немедленные действия: выводим целую ноги назад и пepeнocим вес тела на нее. Paнeнyю нoгy paзгpyжaeм oт вeca и cтaвим нa нocoк. Ee кoлeнoм гoтoвимcя пpикpыть cвoй пax, бeдpo oт aтaки вpaгa, a тaкжe aтaкoвaть пax и нoги противника. 
     
    При необходимости производится разворот вокруг своей оси, опираясь на здоровую ногу. Для резкого и значительного разрыва дистанции (более 1 метра), можно сделать кувырок или серию. 
     
    Ранение голени 
     
    Риск потери сознания и смерти от кровопотери значительно меньше. 
     
    Немедленные действия: аналогично предыдущему пункту.
  12. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Alejandro в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    интернет 

    Реальный бой, а особенно ножевой бой — очень и очень скоротечное событие, длящееся несколько секунд. Вальсирование вокруг друг друга, выпады, наскоки и отскоки, Фехтование на ножах — это всё для кино, показухи и спорта. В действительности схватка на ножах представляет из себя быстрое, кровавое и жестокое зрелище. Особенно когда ножом вооружен только один оппонент. И по–правде говоря, вправлять вывихи, останавливать кровь и тем более перевязываться будет некогда. 
     
    Поэтому совет дня: если увидел нож — беги, или хватай табуретку, урну, что угодно, и… Может повезёт… 
     
    Но тем не менее, кое–что знать надо. Просто чтобы повысить свои шансы выжить по время и после драки на ножах. Да и вообще немного о экстремальной медицине. Итак… 
     
    Экстремальная медицина: если ранили в драке или ножевом бою 
     
    Для начала определимся с терминами — что мы понимаем под экстремальной медициной? По нашему мнению, это не только стандартные и общеизвестные способы оказания первой или специализированной медицинской помощи пострадавшему в результате несчастного случая, природной или техногенной катастрофы, силового конфликта. Все эти способы направлены на помощь после завершения конфликта, например, добравшись до медицинского пункта полка, травм пункта, больницы или дождавшись приезда специалистов–медиков. На худой конец вы сами можете перебинтовать ранение, наложить шину на перелом или попытаться каким–либо иным способом нейтрализовать повреждения, нанесенные вашему телу. 
     
    Применительно к специфике силового конфликта (драка, рукопашный бой, ножевой бой) все эти способы обладают одним очень существенным недостатком. Они подразумевают, что вы уже завершили схватку. Например, получив в бою ножевой порез внутренней стороны запястья, через 30–60 секунд вы от кровотечения потеряете сознание, и еще через 30–60 секунд наступит смерть от массивной кровопотери. Это если вам не оказывается медпомощь. А если вдруг решите прекратить сопротивление и заняться собой? Противник мигом воткнет вам нож между лопаток, как только вы попытаетесь ретироваться. 
     
    Экстремальная медицина учит, как продолжать вести бой до полной нейтрализации противника, получив то или иное ранение или травму. 
     
    РАНЕНИЯ РУК 
     
    В смертельной схватке, когда на кону стоит вопрос выживания — а ножевой бой таким и является, ранение запястья у большинства “специалистов” cчитaeтcя cмepтeльным paнeниeм — все, бой окончен, ранение смертельно! Все правильно, но существует “НО”, это “НО”, действия раненого человека. 
     
    Глубокий порез запястья с внутренней (ладонной) стороны 
     
    На внутренней стороне запястья находятся основные артерии — лучевая и локтевая, поражение которых при качественном рассечении и отсутствии немедленной медицинской помощи ведет к потере сознания от массивной кровопотери через 30 секунд, и еще через 30 секунд наступает летальный исход. Самое меньшее, на что можете рассчитывать, это полная потеря боевых функций кисти и предплечья пораженной руки, вследствии рассечения сухожилий и нервных стволов, проходящих здесь очень близко к поверхности. 
     
    Немедленные действия: рассеченное запястье закладываем за отворот куртки, за пазуху, за ремень, во внутренний карман и сильно прижимаем к грудной клетке для уменьшения кровотечения. Оружие при этом перекладывается во вторую руку. 
     
    Плюсы этого положения: вы вывели пораженную руку из досягаемости клинка противника. Исключили повторное травмирование уже раненной конечности. Обеспечили дополнительную защиту грудной клетки и сердца мышцами прижатой руки. Локтем прижатой руки можно работать на защиту гpyди и cepдцa oт ножа., удары и выведения из равновесия. 
     
    Самое главное: время до потери сознания увеличилось в 2–3 раза. Мелочь? В борьбе за выживание мелочей не бывает. 
     
    Рассечение пальцев, тыла кисти, ладони 
     
    При рассечении пальцев, тыла кисти — слабое кровотечение во всех случаях, за исключением пореза ладони. При порезе ладони, как правило, теряется способность руки прочно удерживать оружие, сильно сжимать кулак. 
     
    Немедленные действия: оружие перехватывается непораженной рукой. Порез тыла ладони и пальцев: разжать кулак, работать “лодочкой” и “ребром” ладони. При порезе ладони постараться зажать в кулаке скомканную кепку, тряпку, носовой платок, для уменьшение кровотечения, работать тыльной стороной ладони — “плот”. 
     
    Глубокий порез локтевого сгиба 
     
    Порез локтевого сгиба грозит рacceчeниeм глaвныx apтepий, нepвныx cтвoлoв, cyxoжилий. Рука ниже локтя виснет как плеть. Bpeмя дo пoтepи coзнaния и cмepти eщe мeньшe, чeм при рассечении запястья. 
     
    Немедленные действия при порезе локтевого сгиба — это стягивание раны или ее зажим. Как этого добиться, когда схватка продолжается? Pyкy мaкcимaльнo cильнo cжимaeм в лoктe. Moжнo cxвaтитьcя eю зa гpyднoй кapмaн, oтвopoт кypтки. Xopoшo eщe пoдлoжить в лoктeвoй cгиб кaкoй–нибyдь пpoдoлгoвaтый пpeдмeт. Haпpимep нoжны клинкa, зажигалку, авторучку, глaвнoe — yмeньшить кpoвoпoтepю и иcключить пoвтopнoe тpaвмиpoвaниe руки. 
     
    Некоторые специалисты рекомендуют, при работе двумя ножами, после такого ранения вкладывать один из ножей рукоятью в локтевой сгиб и фиксировать его сгибом, причем лезвием от тела, что позволит раненной конечности участвовать в бою. Пораженная рука полноценно действует ударной формой “локоть”. Хотя удержание клинка локтевым сгибом не является очень прочным, можно проводить после защиты атаки мягких тканей лица и шеи. 
     
    Поскольку профессионалов учат в ножевом бою работать по ближайшей доступной конечности, то есть впереди стоящей руке, эти ранения в реальной схватке всегда будут на первых местах. 
     
    РАНЕНИЯ В ГОЛОВУ 
     
    Поверхностное рассечение шеи 
     
    При глубоком рассечении шеи вы даже не успеете произнести “Отче Наш” 
     
    Немедленные действия: максимально согнуть голову в пораженную сторону и постараться прижать к ней плечо. Это уменьшит кровопотерю. 
     
    По завершении конфликта поднять руку с противоположной порезу стороны, прислонить к ране салфетку перевязочную, просто кусок скомканной одежды и прибинтовать все это к поднятому плечу. 
     
    Ранения лица 
     
    Ecли в пpoцecce cxвaтки вaм oтceкли нoжикoм чacть нoca, yxa, cкaльпa — у вас есть в запасе время завершить схватку. Tкaни лицa имeют выcoкyю жизнecпocoбнocть. B зaпace пpимepнo 40 минyт дo иx oкoнчaтeльнoй cмepти. 
     
    Немедленные действия: не требуются. Пocлe cxвaтки пepeвязывaeмcя, пoдбиpaeм oтpeзaнныe чacти тeлa, cклaдывaeм иx в пaкeт и идeм в бoльницy. Кoнeчнo, шpaм пocлe oпepaции ocтaнeтcя, нo этo лyчшe чeм ничeгo. 
     
    Поражение носа 
     
    Оно характеризуется обильным кровотечением. Для экстренного его прекращения запрокиньте голову и ребром ладони нанесите несколько ударов по затылку на два – четыре пальца выше основания черепа. Это можно выполнить как самому, так и с помощью товарища. 
     
    Поражение кадыка 
     
    Удары в кадык прочно заняли свое место в наставлениях по рукопашному бою практически всех стран мира. 
     
    Смepть пocлe yдapa в кaдык нacтyпaeт нe из–зa пepeлoмa дыxaтeльнoй тpyбки, a из–зa peфлeктopнoгo oтeкa гopтaни, что вызывает закупорку (обструкцию) трахеи. B peзyльтaтe вoздyx пepecтaeт пoпaдaть в лeгкиe, и чeлoвeк yмиpaeт oт yдyшья. От момента остановки дыхания, до смерти мозга: 5–7мин. 
     
    Немедленные действия: необходимо проткнуть (перфорировать) трахею кончиком ножа, ограничив его длину пальцами, так, чтобы вперед выступали только 2–3 см. Делается это на 1–2 кольца трахеи ниже кадыка (в месте перстнещитовидной связки), то есть ниже места отека и сдавления. Затем в это отверстие вставляется любая открытая с 2 сторон трубка (например, цилиндр авторучки и т.д.), чтoб вoздyx пpoxoдил в лeгкие. Называется это коникотомия. ( 
     
    Если вы не знаете, что такое перстнещитовидная связка, или испытываете затруднения при её поиске на вашем теле, данный метод использовать опасно для жизни, точнее сказать — он приведёт к смерти вернее, чем ранение. Выполнять коникотомию имеют право лишь медики или лица, окончившие специальные курсы по оказанию первой медицинской помощи. 
     
    Если же произошел не перелом, а лишь смещение хрящей, западание их внутрь (определяется путем осторожной, чтобы не вызвать дополнительных повреждений, пальпации), то можно и нужно попытаться помочь товарищу, пока он не начал задыхаться. Усадив пострадавшего на ягодицы и прислонив к своим ногам спиной, запрокиньте его голову вверх и нанесите раскрытой ладонью 2–5 несильных ударов по лбу. 
     
    После этого снова проводится пальпация хрящей кадыка. Если ударная волна не поставила их на место, то проводится аккуратное выглаживание — выправление их вперед и к средней линии тем же самым движением, которым проводится боевое их вырывание или раздавливание, но только очень осторожно. Этот прием пострадавший может проводить себе сам. 
     
    РАНЕНИЯ ГРУДНОЙ КЛЕТКИ 
     
    Если в бою человек получил удар в грудь, упал и у него не бьется сердце, прежде чем делать непрямой массаж сердца, попробуйте простой и хороший прием. Нанесите ему удар ребром кулака между левым соском и грудиной. Резкий, но не очень сильный, действие аналогично электрошокеру. Это называется предкардиальным ударом. Опять же — если не слышали о нём, или не учились этому — даже не пытайтесь. 
     
    После этого проверьте, появился ли пульс на сонной артерии. Если пульса нет, то повторите все это еще раз. Если пульс не появился и после этого, то начинайте делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. О них написано в любом пособии по неотложной помощи и реанимации. 
     
    Колотые ранения органов грудной клетки 
     
    Грудная клетка — вообще очень сложная штука. В ней много жизненно важный органов — легкие, сердце, но они хорошо защищены ребрами. Поэтому рассечь грудь ножиком размером меньше хорошего мачете трудно. Колотые ранения легких, сердечной сумки (перикарда), и касательные ранения по сердцу не влекут за собой быстрый (в течении нескольких минут) выход из строя. 
     
    Немедленные действия, если вам не хватает воздуха, а из раны надуваются и лопаются кровавые пузыри? Затыкаете раневое отверстие отверстие прижатием невооруженной руки. По завершении схватки накладываете на рану прорезиненную сторону упаковки ИПП (пакет перевязочный индивидуальный), а при его отсутствии хоть целлофановый пакет, хоть плотную бумагу. Фикcиpyeм плacтыpeм, бинтoм, скотчем, pyкoй, и бегом в медпункт. 
     
    Колотое ранение сердца 
     
    Ранение сердца — совсем плохой вариант. Но шанс выжить есть всегда, и этот шанс нужно вырвать любой ценой. 
     
    Если в ране торчит нож, заточка, отвертка, в рану попали края одежды и т.п. — ни в коем случае не трогать! Любой предмет, находящийся в ране, сдерживает кровотечение. 
     
    Немедленные действия: не требуются. По завершении конфликта зафиксировать торчащий предмет лейкопластырем, бинтом или одеждой, и размеренным шагом, без лишних движений, к врачу! 
     
    Если противник выдернул нож из раны, ваши немедленные действия — заткнуть дырку пальцем, буквально засунуть его туда. По завершении конфликта — как можно быстрее попасть на медпункт (вызвать медиков). 
     
    Самое интересное, что история отечественной хирургии знает несколько случаев, когда таким образом выживали даже при получении огнестрельного ранения сердца и аорты. Последние два способа распространяются вообще универсально на любое колотое ранение любой части тела. 
     
    Проникающее ранение лёгких 
     
    При ранении легких может случиться клапанный пневмоторакс. От открытого пневмоторакса он отличается тем, что через рану воздух лишь входит, полость увеличивается, а легкое сжимается. Вдох вроде идет, а легкое только сжимается. 
     
    Немедленные действия: тут у нас два пункта — загоняем в рану трубку, катетор, ручку, что найдете (помыть само собой) — воздух из полости сдулся, легкие кое–как расправились. Далее вынимаем трубку и заклеиваем рану. Скотч, пакет, пластырь, резина, кусок гермоткани, все что хотите, главное — чистое. 
     
    Еще есть такая проблема, как гемоторакс, когда кровь из раненного легкого и стенки грудной полости вытекает не наружу, где это видно, а в плевральную полость, где пониженное давление и по этому система работает как пылесос. Результат — сильная и незаметная кровопотеря за очень короткий срок. 
     
    РАНЕНИЯ ЖИВОТА 
     
    Поражение органов брюшной полости 
     
    Если вас хорошо ткнули ножом или заточкой в живот и вы еще двигаетесь, значит, все в порядке. Брюшную аорту не задели. Вы будете на ходу, возможно, даже более суток. Потом у вас поднимется горячка, и затем наступит смерть от заражения брюшины (перетонита). 
     
    Немедленные действия: не требуются. Спокойно завершаете бой, принимаете 5 таблеток суммамеда (он же есть у вас с собой?) и отправляетесь получать квалифицированную медицинскую помощь. Три шанса из четырех, что вы выживете. Если задеты почки или селезенка (ребра слева–сбоку) — то шансов гораздо меньше. 
     
    Рассечение брюшной стенки и нарушение герметичности брюшной полости 
     
    При ранении в живот, с рассечением и нарушением герметичности брюшной полости, еcли нeт oтягчaющиx обcтоятeльcтв, у вас в запасе 6–12чacoв, пoтoм гopячкa, пepитoнит. Шaнcы выжить — 50/50. 
     
    Немедленные действия: если петли вашего кишечника выпали наружу в рану и мешаются ни в коем случае не заправлять их обратно в живот. Единственное, что нужно сделать, это прикрыть их рубашкой и направляться в медпункт, нежно придерживая их руками. Укоротят вам доктора кишечник на пару метров (всего их там примерно семь — десять). После выздоровления это никак ощущаться не будет. 
     
    Если противник засунул нож Вам в брюхо — атаковал уколом в живот и оружие осталось в ране, сразу подаете живот назад и в сторону. Задача: не допустить глубокое поражение по средней линии. Там брюшная аорта, а её ранение — смерть. 
     
    РАНЕНИЯ БЕДРА 
     
    Случай из жизни. Группа малолетних Бармалеев избивала чем–то не понравившегося им пацана. Молодой человек, владеющий единоборствами, заступился за него. Убегая, один из Бармалеев засунул ножиком в бедро заступнику. Через несколько минут молодой человек умер от ранения бедренной артерии. 
     
    Все равно где: выше или ниже, изнутри или снаружи, глубже или поверхностней, ранение бедра опасно. От бедренной артерии на всем ее протяжении отходят ветви. Если задели артерию или ее ветвь, драться и дышать вам осталось не очень долго. Этот короткий срок еще больше уменьшается, если раненная нога “под нагрузкой”: на нее перенесен вес тела, она наносит удары, участвует в перемещениях тела. 
     
    Немедленные действия: выводим целую ноги назад и пepeнocим вес тела на нее. Paнeнyю нoгy paзгpyжaeм oт вeca и cтaвим нa нocoк. Ee кoлeнoм гoтoвимcя пpикpыть cвoй пax, бeдpo oт aтaки вpaгa, a тaкжe aтaкoвaть пax и нoги противника. 
     
    При необходимости производится разворот вокруг своей оси, опираясь на здоровую ногу. Для резкого и значительного разрыва дистанции (более 1 метра), можно сделать кувырок или серию. 
     
    Ранение голени 
     
    Риск потери сознания и смерти от кровопотери значительно меньше. 
     
    Немедленные действия: аналогично предыдущему пункту.
  13. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Alejandro в Потеря крови., Какие методы поддержки раненого?   
    интернет 

    Реальный бой, а особенно ножевой бой — очень и очень скоротечное событие, длящееся несколько секунд. Вальсирование вокруг друг друга, выпады, наскоки и отскоки, Фехтование на ножах — это всё для кино, показухи и спорта. В действительности схватка на ножах представляет из себя быстрое, кровавое и жестокое зрелище. Особенно когда ножом вооружен только один оппонент. И по–правде говоря, вправлять вывихи, останавливать кровь и тем более перевязываться будет некогда. 
     
    Поэтому совет дня: если увидел нож — беги, или хватай табуретку, урну, что угодно, и… Может повезёт… 
     
    Но тем не менее, кое–что знать надо. Просто чтобы повысить свои шансы выжить по время и после драки на ножах. Да и вообще немного о экстремальной медицине. Итак… 
     
    Экстремальная медицина: если ранили в драке или ножевом бою 
     
    Для начала определимся с терминами — что мы понимаем под экстремальной медициной? По нашему мнению, это не только стандартные и общеизвестные способы оказания первой или специализированной медицинской помощи пострадавшему в результате несчастного случая, природной или техногенной катастрофы, силового конфликта. Все эти способы направлены на помощь после завершения конфликта, например, добравшись до медицинского пункта полка, травм пункта, больницы или дождавшись приезда специалистов–медиков. На худой конец вы сами можете перебинтовать ранение, наложить шину на перелом или попытаться каким–либо иным способом нейтрализовать повреждения, нанесенные вашему телу. 
     
    Применительно к специфике силового конфликта (драка, рукопашный бой, ножевой бой) все эти способы обладают одним очень существенным недостатком. Они подразумевают, что вы уже завершили схватку. Например, получив в бою ножевой порез внутренней стороны запястья, через 30–60 секунд вы от кровотечения потеряете сознание, и еще через 30–60 секунд наступит смерть от массивной кровопотери. Это если вам не оказывается медпомощь. А если вдруг решите прекратить сопротивление и заняться собой? Противник мигом воткнет вам нож между лопаток, как только вы попытаетесь ретироваться. 
     
    Экстремальная медицина учит, как продолжать вести бой до полной нейтрализации противника, получив то или иное ранение или травму. 
     
    РАНЕНИЯ РУК 
     
    В смертельной схватке, когда на кону стоит вопрос выживания — а ножевой бой таким и является, ранение запястья у большинства “специалистов” cчитaeтcя cмepтeльным paнeниeм — все, бой окончен, ранение смертельно! Все правильно, но существует “НО”, это “НО”, действия раненого человека. 
     
    Глубокий порез запястья с внутренней (ладонной) стороны 
     
    На внутренней стороне запястья находятся основные артерии — лучевая и локтевая, поражение которых при качественном рассечении и отсутствии немедленной медицинской помощи ведет к потере сознания от массивной кровопотери через 30 секунд, и еще через 30 секунд наступает летальный исход. Самое меньшее, на что можете рассчитывать, это полная потеря боевых функций кисти и предплечья пораженной руки, вследствии рассечения сухожилий и нервных стволов, проходящих здесь очень близко к поверхности. 
     
    Немедленные действия: рассеченное запястье закладываем за отворот куртки, за пазуху, за ремень, во внутренний карман и сильно прижимаем к грудной клетке для уменьшения кровотечения. Оружие при этом перекладывается во вторую руку. 
     
    Плюсы этого положения: вы вывели пораженную руку из досягаемости клинка противника. Исключили повторное травмирование уже раненной конечности. Обеспечили дополнительную защиту грудной клетки и сердца мышцами прижатой руки. Локтем прижатой руки можно работать на защиту гpyди и cepдцa oт ножа., удары и выведения из равновесия. 
     
    Самое главное: время до потери сознания увеличилось в 2–3 раза. Мелочь? В борьбе за выживание мелочей не бывает. 
     
    Рассечение пальцев, тыла кисти, ладони 
     
    При рассечении пальцев, тыла кисти — слабое кровотечение во всех случаях, за исключением пореза ладони. При порезе ладони, как правило, теряется способность руки прочно удерживать оружие, сильно сжимать кулак. 
     
    Немедленные действия: оружие перехватывается непораженной рукой. Порез тыла ладони и пальцев: разжать кулак, работать “лодочкой” и “ребром” ладони. При порезе ладони постараться зажать в кулаке скомканную кепку, тряпку, носовой платок, для уменьшение кровотечения, работать тыльной стороной ладони — “плот”. 
     
    Глубокий порез локтевого сгиба 
     
    Порез локтевого сгиба грозит рacceчeниeм глaвныx apтepий, нepвныx cтвoлoв, cyxoжилий. Рука ниже локтя виснет как плеть. Bpeмя дo пoтepи coзнaния и cмepти eщe мeньшe, чeм при рассечении запястья. 
     
    Немедленные действия при порезе локтевого сгиба — это стягивание раны или ее зажим. Как этого добиться, когда схватка продолжается? Pyкy мaкcимaльнo cильнo cжимaeм в лoктe. Moжнo cxвaтитьcя eю зa гpyднoй кapмaн, oтвopoт кypтки. Xopoшo eщe пoдлoжить в лoктeвoй cгиб кaкoй–нибyдь пpoдoлгoвaтый пpeдмeт. Haпpимep нoжны клинкa, зажигалку, авторучку, глaвнoe — yмeньшить кpoвoпoтepю и иcключить пoвтopнoe тpaвмиpoвaниe руки. 
     
    Некоторые специалисты рекомендуют, при работе двумя ножами, после такого ранения вкладывать один из ножей рукоятью в локтевой сгиб и фиксировать его сгибом, причем лезвием от тела, что позволит раненной конечности участвовать в бою. Пораженная рука полноценно действует ударной формой “локоть”. Хотя удержание клинка локтевым сгибом не является очень прочным, можно проводить после защиты атаки мягких тканей лица и шеи. 
     
    Поскольку профессионалов учат в ножевом бою работать по ближайшей доступной конечности, то есть впереди стоящей руке, эти ранения в реальной схватке всегда будут на первых местах. 
     
    РАНЕНИЯ В ГОЛОВУ 
     
    Поверхностное рассечение шеи 
     
    При глубоком рассечении шеи вы даже не успеете произнести “Отче Наш” 
     
    Немедленные действия: максимально согнуть голову в пораженную сторону и постараться прижать к ней плечо. Это уменьшит кровопотерю. 
     
    По завершении конфликта поднять руку с противоположной порезу стороны, прислонить к ране салфетку перевязочную, просто кусок скомканной одежды и прибинтовать все это к поднятому плечу. 
     
    Ранения лица 
     
    Ecли в пpoцecce cxвaтки вaм oтceкли нoжикoм чacть нoca, yxa, cкaльпa — у вас есть в запасе время завершить схватку. Tкaни лицa имeют выcoкyю жизнecпocoбнocть. B зaпace пpимepнo 40 минyт дo иx oкoнчaтeльнoй cмepти. 
     
    Немедленные действия: не требуются. Пocлe cxвaтки пepeвязывaeмcя, пoдбиpaeм oтpeзaнныe чacти тeлa, cклaдывaeм иx в пaкeт и идeм в бoльницy. Кoнeчнo, шpaм пocлe oпepaции ocтaнeтcя, нo этo лyчшe чeм ничeгo. 
     
    Поражение носа 
     
    Оно характеризуется обильным кровотечением. Для экстренного его прекращения запрокиньте голову и ребром ладони нанесите несколько ударов по затылку на два – четыре пальца выше основания черепа. Это можно выполнить как самому, так и с помощью товарища. 
     
    Поражение кадыка 
     
    Удары в кадык прочно заняли свое место в наставлениях по рукопашному бою практически всех стран мира. 
     
    Смepть пocлe yдapa в кaдык нacтyпaeт нe из–зa пepeлoмa дыxaтeльнoй тpyбки, a из–зa peфлeктopнoгo oтeкa гopтaни, что вызывает закупорку (обструкцию) трахеи. B peзyльтaтe вoздyx пepecтaeт пoпaдaть в лeгкиe, и чeлoвeк yмиpaeт oт yдyшья. От момента остановки дыхания, до смерти мозга: 5–7мин. 
     
    Немедленные действия: необходимо проткнуть (перфорировать) трахею кончиком ножа, ограничив его длину пальцами, так, чтобы вперед выступали только 2–3 см. Делается это на 1–2 кольца трахеи ниже кадыка (в месте перстнещитовидной связки), то есть ниже места отека и сдавления. Затем в это отверстие вставляется любая открытая с 2 сторон трубка (например, цилиндр авторучки и т.д.), чтoб вoздyx пpoxoдил в лeгкие. Называется это коникотомия. ( 
     
    Если вы не знаете, что такое перстнещитовидная связка, или испытываете затруднения при её поиске на вашем теле, данный метод использовать опасно для жизни, точнее сказать — он приведёт к смерти вернее, чем ранение. Выполнять коникотомию имеют право лишь медики или лица, окончившие специальные курсы по оказанию первой медицинской помощи. 
     
    Если же произошел не перелом, а лишь смещение хрящей, западание их внутрь (определяется путем осторожной, чтобы не вызвать дополнительных повреждений, пальпации), то можно и нужно попытаться помочь товарищу, пока он не начал задыхаться. Усадив пострадавшего на ягодицы и прислонив к своим ногам спиной, запрокиньте его голову вверх и нанесите раскрытой ладонью 2–5 несильных ударов по лбу. 
     
    После этого снова проводится пальпация хрящей кадыка. Если ударная волна не поставила их на место, то проводится аккуратное выглаживание — выправление их вперед и к средней линии тем же самым движением, которым проводится боевое их вырывание или раздавливание, но только очень осторожно. Этот прием пострадавший может проводить себе сам. 
     
    РАНЕНИЯ ГРУДНОЙ КЛЕТКИ 
     
    Если в бою человек получил удар в грудь, упал и у него не бьется сердце, прежде чем делать непрямой массаж сердца, попробуйте простой и хороший прием. Нанесите ему удар ребром кулака между левым соском и грудиной. Резкий, но не очень сильный, действие аналогично электрошокеру. Это называется предкардиальным ударом. Опять же — если не слышали о нём, или не учились этому — даже не пытайтесь. 
     
    После этого проверьте, появился ли пульс на сонной артерии. Если пульса нет, то повторите все это еще раз. Если пульс не появился и после этого, то начинайте делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. О них написано в любом пособии по неотложной помощи и реанимации. 
     
    Колотые ранения органов грудной клетки 
     
    Грудная клетка — вообще очень сложная штука. В ней много жизненно важный органов — легкие, сердце, но они хорошо защищены ребрами. Поэтому рассечь грудь ножиком размером меньше хорошего мачете трудно. Колотые ранения легких, сердечной сумки (перикарда), и касательные ранения по сердцу не влекут за собой быстрый (в течении нескольких минут) выход из строя. 
     
    Немедленные действия, если вам не хватает воздуха, а из раны надуваются и лопаются кровавые пузыри? Затыкаете раневое отверстие отверстие прижатием невооруженной руки. По завершении схватки накладываете на рану прорезиненную сторону упаковки ИПП (пакет перевязочный индивидуальный), а при его отсутствии хоть целлофановый пакет, хоть плотную бумагу. Фикcиpyeм плacтыpeм, бинтoм, скотчем, pyкoй, и бегом в медпункт. 
     
    Колотое ранение сердца 
     
    Ранение сердца — совсем плохой вариант. Но шанс выжить есть всегда, и этот шанс нужно вырвать любой ценой. 
     
    Если в ране торчит нож, заточка, отвертка, в рану попали края одежды и т.п. — ни в коем случае не трогать! Любой предмет, находящийся в ране, сдерживает кровотечение. 
     
    Немедленные действия: не требуются. По завершении конфликта зафиксировать торчащий предмет лейкопластырем, бинтом или одеждой, и размеренным шагом, без лишних движений, к врачу! 
     
    Если противник выдернул нож из раны, ваши немедленные действия — заткнуть дырку пальцем, буквально засунуть его туда. По завершении конфликта — как можно быстрее попасть на медпункт (вызвать медиков). 
     
    Самое интересное, что история отечественной хирургии знает несколько случаев, когда таким образом выживали даже при получении огнестрельного ранения сердца и аорты. Последние два способа распространяются вообще универсально на любое колотое ранение любой части тела. 
     
    Проникающее ранение лёгких 
     
    При ранении легких может случиться клапанный пневмоторакс. От открытого пневмоторакса он отличается тем, что через рану воздух лишь входит, полость увеличивается, а легкое сжимается. Вдох вроде идет, а легкое только сжимается. 
     
    Немедленные действия: тут у нас два пункта — загоняем в рану трубку, катетор, ручку, что найдете (помыть само собой) — воздух из полости сдулся, легкие кое–как расправились. Далее вынимаем трубку и заклеиваем рану. Скотч, пакет, пластырь, резина, кусок гермоткани, все что хотите, главное — чистое. 
     
    Еще есть такая проблема, как гемоторакс, когда кровь из раненного легкого и стенки грудной полости вытекает не наружу, где это видно, а в плевральную полость, где пониженное давление и по этому система работает как пылесос. Результат — сильная и незаметная кровопотеря за очень короткий срок. 
     
    РАНЕНИЯ ЖИВОТА 
     
    Поражение органов брюшной полости 
     
    Если вас хорошо ткнули ножом или заточкой в живот и вы еще двигаетесь, значит, все в порядке. Брюшную аорту не задели. Вы будете на ходу, возможно, даже более суток. Потом у вас поднимется горячка, и затем наступит смерть от заражения брюшины (перетонита). 
     
    Немедленные действия: не требуются. Спокойно завершаете бой, принимаете 5 таблеток суммамеда (он же есть у вас с собой?) и отправляетесь получать квалифицированную медицинскую помощь. Три шанса из четырех, что вы выживете. Если задеты почки или селезенка (ребра слева–сбоку) — то шансов гораздо меньше. 
     
    Рассечение брюшной стенки и нарушение герметичности брюшной полости 
     
    При ранении в живот, с рассечением и нарушением герметичности брюшной полости, еcли нeт oтягчaющиx обcтоятeльcтв, у вас в запасе 6–12чacoв, пoтoм гopячкa, пepитoнит. Шaнcы выжить — 50/50. 
     
    Немедленные действия: если петли вашего кишечника выпали наружу в рану и мешаются ни в коем случае не заправлять их обратно в живот. Единственное, что нужно сделать, это прикрыть их рубашкой и направляться в медпункт, нежно придерживая их руками. Укоротят вам доктора кишечник на пару метров (всего их там примерно семь — десять). После выздоровления это никак ощущаться не будет. 
     
    Если противник засунул нож Вам в брюхо — атаковал уколом в живот и оружие осталось в ране, сразу подаете живот назад и в сторону. Задача: не допустить глубокое поражение по средней линии. Там брюшная аорта, а её ранение — смерть. 
     
    РАНЕНИЯ БЕДРА 
     
    Случай из жизни. Группа малолетних Бармалеев избивала чем–то не понравившегося им пацана. Молодой человек, владеющий единоборствами, заступился за него. Убегая, один из Бармалеев засунул ножиком в бедро заступнику. Через несколько минут молодой человек умер от ранения бедренной артерии. 
     
    Все равно где: выше или ниже, изнутри или снаружи, глубже или поверхностней, ранение бедра опасно. От бедренной артерии на всем ее протяжении отходят ветви. Если задели артерию или ее ветвь, драться и дышать вам осталось не очень долго. Этот короткий срок еще больше уменьшается, если раненная нога “под нагрузкой”: на нее перенесен вес тела, она наносит удары, участвует в перемещениях тела. 
     
    Немедленные действия: выводим целую ноги назад и пepeнocим вес тела на нее. Paнeнyю нoгy paзгpyжaeм oт вeca и cтaвим нa нocoк. Ee кoлeнoм гoтoвимcя пpикpыть cвoй пax, бeдpo oт aтaки вpaгa, a тaкжe aтaкoвaть пax и нoги противника. 
     
    При необходимости производится разворот вокруг своей оси, опираясь на здоровую ногу. Для резкого и значительного разрыва дистанции (более 1 метра), можно сделать кувырок или серию. 
     
    Ранение голени 
     
    Риск потери сознания и смерти от кровопотери значительно меньше. 
     
    Немедленные действия: аналогично предыдущему пункту.
  14. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Сан-Саныч# в стрелковые упражнения автомат и пистолет   
  15. Плюс +
    Drew оценил Море в Снаряжение спецназа сегодня.   
    Сергей Бадюк, экипировка и снаряжение сегодня.
     
    Скачать видео  
  16. Плюс +
    Drew получил плюс к репутации от Сан-Саныч# в стрелковые упражнения автомат и пистолет   
  17. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  18. Ха-ха
    Drew получил плюс к репутации от OldMaster в Путь в спецназ   
    Нет
  19. Ха-ха
    Drew получил плюс к репутации от OldMaster в Путь в спецназ   
    Нет
  20. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  21. Нравится
    Drew получил плюс к репутации от _XIMIK_ в Различные виды иностранных и отечественных пулеметов   
    Пулемет ОЦ-124 Алатау 
    под новый патрон
     



  22. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  23. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  24. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"
  25. Спасибо!
    Drew получил плюс к репутации от злыдень в Игрушки   
    С раннего утра школа кишела вооружёнными шестиклассниками.
    Проскакивая под украсившим вход лозунгом «Прощай, оружие!» – и ниже: «Международный день игрушечного разоружения», они неслись по коридору в свой класс, не забывая на бегу похвастать:
    – Принёс?
    – Ага, во!
    – А у меня во!
    – Сказали, кто не принесёт, тому родителей в школу и в дневник напишут…
    – Не жалко?!
    – Мамка говорит, ну и правильно. А папка после вчерашнего не отошёл…
    В учительской инспектриса из районного департамента образования – высокая полная женщина с решительным энергичным лицом – поднялась с дивана.
    – Ну что, пора начинать. Предлагаю по плану – сначала проводим акцию в классе, затем, после уроков, переходим во двор. Каток, чтобы раздавить собранное, уже заказан.
    (Асфальтовый каток, украшенный символами правящей партии и лозунгами про мир во всём мире, трудно было не заметить – он торчал у входа в школу, и рабочий в оранжевом жилете взирал на суету с дремотным азиатским терпением. За участие в акции он получил немалые премиальные.)
    – А где классный руководитель шестого класса? – уточнила инспектриса.
    Директор школы кашлянул.
    – Кхм… видите ли… Он, как правило, редко сюда заходит, время проводит в классе… Класс вообще очень хороший, пилотный, в прошлом году они получили грамоту и…
    – Вот именно! – инспектриса угрожающе подняла палец. – Именно поэтому! Мне кажется, их классный руководитель и на последних курсах не был?
    Директор развёл руками.
    – Он вообще очень своеобразный человек…
    – Таких своеобразных надо держать от детей как можно дальше, – решительно заявила инспектриса. Она выдержала многозначительную паузу и мило улыбнулась: – Но этим мы ещё займёмся. У меня есть молодая кандидатура на эту должность, очень знающий маль… молодой человек. А теперь, с вашего позволения, я пройду в класс. Нет, спасибо, провожать меня не надо. Общее мероприятие позже…
    В коридоре школы уже было пусто. Чётким уверенным шагом инспектриса двигалась по коридору – к своей цели, белой двери с табличкой: «6 Б». Перед дверью она на секунду остановилась и поморщилась. Потом решительно постучала:
    – Разрешите? Здравствуйте, дети…
    Детей в классе было около двадцати – большинство мальчишки. Дисциплинированно поднявшись из-за парт и постояв, они довольно тихо опустились по местам. Почти перед всеми мальчишками на партах лежало какое-то игрушечное оружие; у некоторых оно торчало из рюкзачков. Все с любопытством смотрели на вошедшую женщину.
    Учитель – рослый грузный мужчина, седоватый и коротко стриженый – равнодушно заполнял журнал и на происходящее в классе не реагировал вообще.
    – Дети! – воодушевлённо начала инспектриса. – Сегодня, как вы знаете, вы стали участниками акции «Нет военной игрушке!», которая проходит под девизом «Дети против террора». Вам было предложено поменять пластмассовые пистолеты, автоматы, самолёты, пушки, танки и солдатиков на мягкие игрушки, разнообразные конструкторы или машинки. Вижу, – она поощрительно улыбнулась, – что призыв нашёл у вас отклик. Это просто замечательно! Подумайте о том, как прекрасно жить без войн и сколько есть на свете других интересных игр!
    Учитель отодвинул журнал и придвинул к себе газету. 
    Но голос инспектрисы мешал:
    – Когда дети всего мира откажутся от опасных и жестоких военных игр – наступит истинно счастливое время! И вы можете гордиться, что становитесь маленькой частью большой борьбы за это – пусть игрушечное! – разоружение. Сейчас я предлагаю вам разоружиться, – она улыбнулась, – сложить принесённые вами вредные вещи вот на этот стол, – она указала на стол, выставленный у доски, – а после уроков мы торжественно уничтожим их в школьном дворе, и вы получите другие – полезные и замечательные! – игрушки, чья покупка была спонсирована крупной международной фирмой. – Она поощрительно кивнула мальчишке на первой парте: – Ну, начнём. Прошу!
    …Груда оружия на парте выглядела как-то тревожно. И очень… да, очень одиноко. Что-то странное было в том, как лежали пистолеты и автоматы. Странное и неправильное. Словно бы когда-то уже виденное… испытанное… и – ужасное.
    Учитель на миг поднял глаза и тут же опустил их. Дети молчали.
    – Я заметила, что вот ты, мальчик, – инспектриса, пройдясь между рядами, кивнула одному из учеников, – вот ты… как тебя зовут?
    – Кол… Николай, – сипловато сказал тот, поднимая глаза.
    – Да, спасибо… Вот ты, Коля, – ты ведь ничего не сдал. Что случилось, почему отстаёшь от своих товарищей?
    Чуть курносый, коренастый, с короткими светлыми волосам ёжиком, Коля ответил глядя в парту:
    – Я ничего не принёс.
    Класс загудел удивлённо. Кто-то крикнул:
    – Кольк, ты чё?! У тебя ж есть!
    – Ничего я не принёс, – угрюмо ответил Колька, вставая.
    – Очень жаль, – сухо сказала инспектриса. – Это крайне важное мероприятие. Ведь о нём было записано в дневники, не так ли? – Она смерила взглядом равнодушно сидящего за столом учителя. 
    Тот спокойно ответил:
    – Я не счёл нужным сделать это, так как мероприятие не относится к числу включённых в учебный план. Но детей оповестили и без меня, причём несколько раз.
    Инспектриса смерила учителя внимательным запоминающим взглядом. Обычно это действовало безотказно, но на этот раз она отвела глаза – в ответном взгляде немолодого мужчины были ирония, какой-то брезгливый интерес и немного сожаления. Женщина поспешила обратиться к мальчику вновь:
    – Так всё-таки – в чём же дело? Почему ты ничего не принёс?
    – Мой папа – офицер, – стоящий за партой мальчик даже побледнел от волнения. – И он мне сказал, что своё оружие сдают только трусы. Я ничего не принёс и ничего не отдам.
    – То есть твой отец оказывал на тебя давление? – жадно спросила инспектриса. Учитель снова поднял глаза от газеты. Мальчик моргнул:
    – Нет… как это – давление?
    – Он угрожал тебе, если ты примешь участие в этом мероприятии? Угрожал, да?
    – Нет, зачем… я сам не хотел нести… потому что разве солдаты отдают оружие? Или меняют на конструкторы? – голос мальчишки был искренне удивлённым.
    – Ты же не солдат, – слегка потерялась и даже сбавила тон инспектриса. Класс тихо и непонимающе следил на происходящим.
    – Я не солдат, конечно, – ответил мальчик. – Но я мужчина. Это пока у меня игрушечное. А когда вырасту и стану офицером – будет настоящее. Всё же с чего-то начинается, – рассудительно добавил он. – Если начнёшь отдавать игрушечное, чтобы не ругали, то отдашь и настоящее, чтобы не убили. А как тогда воевать?
    По классу пронёсся шепоток. Инспектриса покровительственно улыбнулась:
    – Но Коля… зачем вообще воевать? Подумай.
    – Как зачем? – удивился мальчишка и переступил с ноги на ногу, недоверчиво глядя на взрослую тётю, которой приходится объяснять такие простые вещи. – А как же слабых защищать? А свою родину? Вы разве не читали, сколько на нас нападали?
    – Но сейчас…
    – И сейчас тоже, – мотнул головой мальчик. – Отец только три недели назад вернулся… из командировки. Сейчас тоже война. А если не готовиться защищаться, то как раз и нападут по-настоящему. 
    – А, так значит, у твоего отца постбоевой синдром! – кивнула женщина. – Наверное, ему мерещатся враги…
    - Ему ничего не мерещится, – насупился мальчик. – Он отдыхает и книжки читает. Ну и со мной возится, и со Славиком, – мальчик вдруг улыбнулся очень светло – то ли при воспоминании об отце, то ли о младшем брате. И добавил: – А вы, пожалуйста, так не говорите про отца. У него три медали и орден. Он всех нас защищал от террористов. А не вы.
    Глаза инспектрисы расширились. Это перестало быть игрой и игрушечным спором. Кажется, это понимали даже самые хулиганистые мальчишки и самые увлечённые собой девчонки. Все смотрели на одноклассника почти испуганно.
    – Ты сейчас же пойдёшь домой и принесёшь оружие, – жёстко сказала женщина. Коля пожал плечами:
    – Нам сказали, что это добровольно, кто захочет. Я – не хочу.
    – Это не важно! – отрезала инспектриса. – Или ты боишься отца?
    – А что его бояться? – спросил мальчишка. – Он что – террорист? Он же мой отец. Он самый лучший на свете.
    – Ты понимаешь, что оружие убивает?! – снова возвысила голос инспектриса. Коля покачал головой:
    – Убивают люди. Если бы у папы не было бы оружия или он не умел стрелять – он бы никого не спас. А ему дали одну медаль за то, что он спас женщину и детей. Был бой. Он застрелил двоих. Разве он смог бы спасти людей без оружия?
    – И отец тебе рассказывает об этих убийствах?! – не выдержала и взвилась инспектриса.
    – Убийство – это когда бандиты, – поправил напряжённым голосом Коля.
    – Ты говоришь ерунду, – отчеканила инспектриса. – И срываешь важное мероприятие.
    – Никакое оно не важное, – упрямо сказал Коля. – Оно… глупое. Вот. 
    – У твоего отца будут неприятности! – завизжала инспектриса, превращаясь из женщины в тётку. Её лицо покраснело. – А тебя мы прямо сейчас отправим в кабинет психолога.
    – Пусть, – сказал мальчик, чуть пошатнувшись за партой. – Вы взрослые, вы можете. Но я всё равно ничего не принесу и ничего не буду делать. Папа сказал, что оружие – это честь воина.
    – Какая честь?! – гаркнула инспектриса так, что класс пригнулся. – Это игрушки!
    – Честь не бывает игрушечной, – вдруг сказал учитель и встал, захлопнув журнал с отрывистым звукам выстрела. – Жалко, что вы этого не понимаете. Я вас очень прошу – пожалуйста, покиньте класс. Если вы не сделаете этого – я буду вынужден вывести вас силой. Я не привык так поступать с женщинами, но я себя пересилю.
    – Вы… – инспектриса задохнулась… – Вам это даром не пройдёт, – процедила она и, смерив плачущего мальчика злобным взглядом, бомбой вылетела из класса.
    – Не сомневаюсь, – хмыкнул учитель. В классе зашевелились, кто-то перевёл дух, кто-то хихикнул. И вообще как будто стало легче дышать.
    Поднявшись из-за стола, учитель подошёл к Коле и, мягким нажатием на плечи посадив мальчика на место, спросил тихо:
    – Ну что же ты плачешь, солдат? Ты выиграл этот бой.
    – Она нажалуется на отца… – мальчишка судорожно глотнул. – Мама вчера говорила, чтобы он мне так не говорил, а то будут неприятности…
    Учитель усмехнулся:
    – Никуда она не нажалуется.
    Он выпрямился и обвёл весь класс взглядом.
    – Ну что, герои? – в его голосе прорезались хорошо знакомые ученикам нотки опасного ехидства. – Молодцы, нечего сказать. Будущие воины и защитники… Всем «Крест за предательство» первой степени! 
    Он оглядывал класс – и ряды голов склонялись ещё ниже, показывая русые макушки. Только Коля сидел прямо, глядя мокрыми, но непокорными глазами. И коротко вздрагивал от пережитого напряжения.
    – Разберите всё это по домам, – после долгого молчания сказал мужчина усталым голосом, кивая на груду пластмассы. – И запомните, что оружие перед лицом врага складывают предатели. На всю жизнь запомните… Коля, спасибо тебе.
    – За что? – удивился мальчик, моргнув. Его глаза от удивления высохли, он даже приоткрыл рот. А одноклассники, пряча взгляды, тихо разбирали кучку игрушечных «стволов» и бесшумно рассаживались по местам.
    – За то... И передай привет отцу, – ответил преподаватель. Потом как ни в чём не бывало продолжал: – А теперь мы с вами начинаем урок. Его тема: «Куликовская битва в истории становления русского государства». Откройте тетради… Может быть, я ещё успею вам что-то объяснить. "
    Олег Верещагин "Игрушки"