Recommended Posts

Не знаю почему здесь нет этой бригады, хотя в структуру ГРУ она входила. Дислоцировалась в местечке Арвайхээр в группе советских войск в монголии, относилась к забайкальскому военному округу. Высота горного плато 2000 метров над уровнем моря, горно-пустынная местность. Состояла из 4-х отдельный разведывательных батальонов, один из них 1-й(542-й ОРБ) носил номер части вч 54264, у бригады номер части был 52757. В каждом батальоне был свой разведвзвод, артилерийская батарея, минометная батарея, в части была вертолетная часть, ми-8, с них прыгали. Погоны были у всех черные, эмблемы танковые, артилерийские, автобатовские. бригада была повашенной боевой готовности, тоесть каждый день готовы в бой. Разветбат был отдельной частью, батя комбат бог, царь отец родной . Батальоны на БМП -1 это с 2А-28 гром гладкоствол. по 10 машин на роту, одна управление, ротного, по три во взводах. В отделении по 5 человек, с учебки комод, мех, наводчик оператор, плюс 2 бойца с карантина. В караул ходили по очереди, 1 бат, 2 бат, и т.д.. Паек был горный, тоесть масло 2 раза в день. еще колбаса и сгущенка. Офицеры были из киевского училища, новосибирского, омского, из рязанки.для офицеров год шел за полтора. были офицеры с авгана, многих из 20-й посылали в афган.
В 2008 году часть выведена в союз и после этого переведена в пехоту.


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Скопировано с сайта "Братство Забво"

1. История.

Написать эти воспоминания нас подтолкнул телефонный звонок из г.Москвы. Звонили из Центрального Совета Всероссийского Союза общественных объединений ветеранов десантных войск «Союз десантников России». Уточнив фамилию, номер военного билета, номер войсковой части, место и время прохождения службы, нам сообщили, что по представлению «Союза десантников России» за участие в специальной операции, проводимой Советскими войсками в 1976-1977 г.г. на территории Монгольской Народной республики, мы представлены к награждению медалью «За верность долгу и Отечеству». Это неожиданное сообщение и всколыхнуло нашу память, вернув нас в те далёкие дни, в страну, на территории которой мы, верные присяге, честно выполняли свой солдатский долг.
Воспоминания о том времени пишутся не по горячим следам тех трудных дней и событий, которые пришлось испытать нам во время службы на территории Монгольской Народной республики. Прошло уже много лет, но видимо так устроена человеческая память, что интересные и важные события в жизни не стираются, не тускнеют, а с течением времени приобретают особо значимый смысл. Передать в одном рассказе все события, произошедшие с нами во время службы за границей на территории страны, имеющей интереснейшую тысячелетнею историю, не возможно. Ровно, как и дать полный анализ происходившему в то время на территории МНР, чей народ испокон века был дружествен нам, по просьбе которого наши войска вошли в эту страну. В наши дни политическая оценка ввода войск в МНР уже дана обеими сторонами. И нужно сказать, что даже сегодня, после 15 лет вывода Советских войск из МНР, все исследователи подчёркивают своевременность и правильность принятых в те годы решений. Как сейчас принято говорить, это была миротворческая операция. Советские войска защитили Монголию от территориальных претензий соседнего Китая. Только благодаря воинам Советской Армии, удалось сохранить целостность этого государства. Монголия и Китай имеют общую границу огромной протяжённости, и организовать охрану своих рубежей, у полутора миллионного монгольского народа, просто не было возможности. Советские войска были гарантом целостности этого древнего государства. Под защитой наших войск Монгольское государство в мирных условиях строилось и развивалось в течении более 20 лет.
Разумеется, что наши авторские оценки происходящих событий и сделанные нами выводы пристрастны, окрашены личностным отношением к описываемым событиям. Иначе и быть не могло. Это не строго исторический труд, где всё выверено и разложено по полочкам, а попытка личного осмысления. Мы не претендуем на исключительную точность описываемых событий. Это скорее небольшой срез интересных событий, участниками которых мы стали. Об истории нахождения Советских войск в Монголии будет написано ещё много. Это будут и личные воспоминания, и серьёзные исторические труды специалистов имеющих доступ к архивам. Нужна неизбежная временная дистанция, чтобы проанализировать и понять эти события. Наш рассказ это воспоминания о тяжёлом но очень интересном отрезке нашей службы, да наверное, и всей жизни.
До начало ниже описанных событий мы уже прослужили в Советской Армии более 9 месяцев. Из них 5 месяцев в 635 Отдельном электромонтажном батальоне связи в Монгольской Народной республике. Батальон относился к частям Окружного (ЗабВО) подчинения. Подчинялись мы непосредственно Командующему ЗабВО генералу армии П.А.Велику. 39 армии, расположенной в МНР, мы подчинялись только в части оперативных вопросов. Место постоянной дислокации штаба нашего батальона находилось в пригороде столицы МНР городе Улан-Баторе. Этот район назывался Амгалан. Непосредственно при штабе постоянно находилась только часть нашего батальона – автомобильная рота, рота технического и материального обеспечения и наша 2 рота специалистов связи. Первая рота находилась в г. Булган, третья рота недалеко от г. Чойер. Большую часть нашей службы мы проводили в командировках по всей территории Монголии.
Наша воинская специальность – монтажник связи кабельщик спайщик. Но кроме этой специальности мы имели опыт работы антенщика-мачтовника и электромонтажника. Основную часть службы мы занималась тем, что монтировали новые военные объекты связи: многоцелевые антенные поля, радиопередающие центры, автоматические телефонные станции и радиорелейные линии связи. Именно поэтому пополнение в нашу часть набирали из призывников имеющих специальное техническое образование. Это были ребята, закончившие техникумы радиосвязи, училища связи и даже студенты институтов связи.


2. Как всё начиналось.

В первых числах августа 1976 года, утром на построение нашей роты прибыл командир батальона подполковник Воронков. Прибытие командира батальона на развод у всех вызвало интерес. До этого дня командование батальона на построение роты не приходило. Нам объявили, что для выполнения особо ответственного задания будет сформирована взвод с составе 3 отделений. Сформированный взвод будет направлен в длительную командировку. Командир нашей 2 роты капитан Головин предупредил, что служба предстоит ответственная, поэтому каждый кандидат пройдёт проверку по линии «особого отдела», медицинское обследование и профессиональный отбор, поедут самые лучшие специалисты имеющие хорошую физическую подготовку. Комиссию по отбору специалистов во взвод связи, выезжающий в командировку, возглавил подполковник из особого отдела 39 Общевойсковой армии. В группу были отобраны лучшие специалисты, имеющие опыт по монтажу оборудования связи и обслуживанию приёмо-передающих радиостанций. Мы гордились тем, что нас включили в отобранную группу и радовались, что вместе с нами едут наши друзья: сержанты Виктор Патраков, Михаил Казаков, ефрейтор Владимир Сидоров, рядовые Виктор Семиволков и Сергей Палагин. Возглавил сформированный взвод замполит нашей 2 роты капитан Геллер. Солдаты и сержанты уважали этого справедливого командира. Это был грамотный офицер, имеющий высшее техническое и юридическое образование. Зачисленным в группу было сообщено, что время отправления группы, с какой целью направляется группа, и место будущей дислокации является абсолютно секретной информацией. Всем, кто был отобран в группу, приказали написать родным о том, что изменяется номер полевой почты, и поэтому временно письма родным и близким отправляться не будут.
Накануне отъезда нас переодели в новое обмундирование. Из личных вещей разрешили взять только туалетные принадлежности. На машинах приказали закрасить все воинские опознавательные знаки, оставив только автомобильные номера.
Рано утром наши машины выехали из части. После выезда из Улан-Батора, на первой остановке, нас построили возле машин и зачитали приказ командования. В приказе указывалась, что наша группа, на период проведения специальной операции, придаётся в распоряжение 20 Отдельной Разведывательной Бригаде. Место дислокации штаба бригады - возле города Арвай–Хэрэ Увэрхангайского аймака. Разведывательные батальоны, входящих в состав 20 ОРБр, занимают позиции недалеко от границы с Китайской Народной республикой в высокогорной пустыне Гоби в Южногобийском и Среднегобийском аймаках. Наша основная задача - оказать помощь в монтаже новых объектов связи. Необходимо отметить, что в каждом батальоне разведывательной бригады имелся свой штатный взвод связи. Основной задачей этого взвода была организация бесперебойной связи с отдельными подразделениями разведывательных батальонов и связь со штабом Забайкальского Военного округа.




3. Дорога и описание места постоянной дислокации штаба 20 ОРБр.



Дорога до места назначения пролегала через высокогорную пустыню и небольшие горные хребты, полностью загруженные машины с трудом преодолевали стоящие стеной сопки со скальными породами на вершинах. Наиболее сложным оказался второй участок пути. Предстояло преодолеть несколько достаточно крутых перевалов. Днём нещадно палило солнце, а ехать ночью было опасно, так как машины могли свалиться под откос. Эти районы Монголии наименее заселены и лишь иногда нам встречались небольшие поселки, состоящие из нескольких улиц монгольских юрт.
Преодолев за 2 суток более 650 км дороги, мы прибыли в Айвай-Хэрэ. До этого дня мы уже отслужили в Монголии 10 месяцев, ездили в командировки по стране, многое узнали и повидали. Но так далеко на юг, в глубь высокогорной пустыни Гоби, в приграничные районы с Китаем никому из наших сержантов и офицеров бывать не приходилось. Климат этих мест резко отличался от климата центральной и северной части Монголии. Здесь практически не было никакой растительности. Каменистая земля была выжжена солнцем.
Гарнизон 20 ОРБр находился на обширном плато, высота более 2200 метров над уровнем моря. Днём от палящего солнца не было никакой возможности укрыться. Воздух был сухой и раскаленный. Контуры каменистой долины таяли и как будто плыли на горизонте, превращаясь в мерцание несуществующей воды. Небо было синее и абсолютно безоблачное. Днём температура воздуха в тени доходила до плюс 40 градусов. Ночью становилось так холодно, как будто это был не август, а ноябрь. Остро чувствовался недостаток кислорода. Теперь нам стало понятно, почему в группу отбирали специалистов, имеющих хорошую физическую подготовку. Оперативная группа штаба разведывательной бригады, размещалась в щитовых домиках, пилоты и техники эскадрильи вертолётов в небольшом офицерском городке. Для размещения личного состава одного батальона имелись казармы и объекты обеспечения. Остальные три батальона были размещены в непосредственной близости от китайской границы в Южногобийском и Средненгобийском аймаках. Через 2-3 месяца батальоны менялись местами. Нас, как приданную часть, разместили во временном палаточном городке. Питались в общей столовой, согласно очереди. Несмотря на отдалённость гарнизона, питание было хорошим. Да иначе и быть не могло. Те нагрузки, которые выпадали на личный состав разведывательных батальонов, мог вынести только физически подготовленные солдаты, получающие усиленное питание.
Рядом с гарнизоном находилась грунтовая взлётно-посадочная полоса, регулярно принимающая транспортные самолёты Ан-12 и Ан-26. Самолёты прилетали и после разгрузки улетали в основном ночью, если самолёт сразу не улетал, то его накрывали маскировочными сетями. Вообще маскировке уделяли большое внимание. В непосредственной близости от части находилась и вертолётная эскадрилья.




4. История формирования и состав 20 ОРБр.

До этого дня о существовании 20 ОРБр никто из нас ничего не знал. Как связисты отдельного батальона связи окружного подчинения, мы много ездили и знали, что на территории Монголии расквартирована 39 Общевойсковая Армия в составе 2 Гвардейской Танковой дивизии (штаб в г. Чойболсан), 51 Танковой дивизии (г. Налайх), 12 Мотострелковой дивизии (г. Боганур), 41 Мотострелковой дивизии (г. Чойр), 149 Мотострелковой дивизии (г. Эрдэнэт). Также в состав 39 армии входили соединения и части Армейского подчинения. В середине 70-х годов в Монголии находились Советские войска численностью около 85 тыс. человек и более чем 10 тысяч различных советников, представителей и экспертов. Но о такой части как Разведывательная Бригада, даже наши офицеры ничего не слышали. Мы с интересом и даже с нетерпением ждали приезда на новое место службы, но то, что мы увидели, прибыв в распоряжение 20 ОРБр, удивило нас многократно. А удивиться было чему. 20 бригада – это было особое подразделение, не только среди воинских соединений размещённых на территории Монголии, но среди всех войск Советской Армии того времени. В первый же день нас познакомили с историей формирования бригады.
Бригада сформирована в 1972 году по приказу Министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко. Необходимо отметить, что в составе Группы Советских войск в Монголии были сформированы две особые бригады, нумерация которых стоит в одном ряду с номерами Бригад Специального Назначения, однако эти бригады получили наименование "Отдельных разведывательных бригад". В состав этих бригад вошли по четыре отдельных разведывательных батальона, вооруженных боевыми машинами пехоты, бронетранспортерами, ротой танков и подразделениями боевого обеспечения, что было обусловлено характером местности в их полосе ответственности. В каждой из этих бригад было как минимум по четыре "прыгающие" разведывательно-десантные роты (по одной на батальон), а так же в каждой бригаде была своя отдельная вертолетная эскадрилья. Скорее всего, создавая эти бригады, Генштаб пытался найти оптимальную организацию частей специального назначения, которым предстояло действовать в горно-пустынной местности Монголии для выполнения особых задач. В результате были сформированы 20-я и 25-я отдельные разведывательные бригады. Подобных формирований в Советской Армии больше никогда и нигде не было. Штаб 20 ОРБр находился в г. Арвай –Хэрэ Увэрхангайского аймака. Место постоянной дислокации 25 ОРБр г. Чойболсан в Восточном аймаке. Подчинялись обе разведывательные бригады Ставке направления и Забайкальскому военному округу. Управлению 39 армии, размещённому в Улан-Баторе, 20 ОРБр не подчинялась.
20 ОРБр по существу являлась отдельным соединением. В её состав входили:
- 4 отдельных разведывательных батальона,
- артелерийский дивизион "Градов",
- зенитный дивизион "Шилок" (Зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4),
- "Стрела" на БРДМ (Бронированная разведывательно - дозорная машина),
- отдельная разведывательная десантная рота на БРДМ-2,
- вертолётная эскадрилья (20 Ми-8 и 2 Ми-2 для начальника штаба и командира бригады),
- рота связи и рота материального обеспечения.
Батальоны в составе бригады имели порядковые номера 1-ый, 2-ой. 3-ий, 4-ый. При этом каждый из батальонов считался отдельной частью в составе бригады, имел знамя и собственный номер части, и соответственно свой номер полевой почты.
В состав батальона входили:
- 4 разведывательных роты (в составе роты 10 БМП-1) причём штат стандартного отделения
выглядел так: командир, наводчик оператор, механик водитель, гранатомётчик, пулемётчик и
пять стрелков. При этом стрелки хорошо стреляли из пулемёта и гранатомёта. В каждой роте
было не менее двух снайперов.
- танковая рота в составе 10 Т-62,
- минометная батарея (три 82-мм автоматических миномета 2Б9 «Василек»,
- шесть 120 мм миномета,
- взвод связи и взвод боевого и тылового обеспечения.


5. С какой целью была сформирована 20 ОРБр.

Даже из простого перечисления сил входящих в 20 ОРБр понятно, что это была мощная, маневренная часть на тяжелой бронетехнике, задача которой следовать перед основными силами наступающего объединения и, выполняя роль тактической (войсковой) разведки, быть готовой для выполнения специальных задач локального характера - захвата и удержания до подхода основных сил объектов стратегического значения. Это было не необходимо в условиях высокогорной пустыни Гоби - ведь разведка на гусеницах, или колесах, куда маневреннее, чем пешие группы спецназа. Тем более что темпы наступления в пустыне всегда выше, чем в лесу. А в случае боевого соприкосновения такое соединение, да ещё с собственной вертолётной поддержкой, было способно решать задачи стратегического значения, даже находясь в отрыве от основных сил.
Это были действительно уникальные войсковые части. Соответственно задачи им ставились особые, не только в разрезе Военного округа, но и всех Вооружённых сил Советской Армии. Место создания бригад и дислокация подсказывали, что бригады созданы для использования в высокогорной пустыни Гоби на территории Монголии и Китайской Народной Республики. Не лишним будет напомнить, что в то время отношения с Китаем были крайне сложными. С начала 70-х годов руководство Китая вело с СССР не только идеологическую борьбу, но и вступило на путь военной конфронтации, выдвинув претензии на 1,5 млн. км территории СССР. Находясь в одном лагере стран, объявивших о строительстве Социализма, СССР и КНР рассматривали друг друга как потенциальных противников. Во второй половине семидесятых годов прошлого столетия отношения с Соединёнными Штатами Америки, да и вообще со странами входящими в блок НАТО были достаточно спокойными. Во всяком случае, провокаций и территориальных претензий со стороны европейских государств – не было. Лозунг «О мирном сосуществовании двух систем» успешно внедрялся в межгосударственные отношения. С Китаем всё было намного сложнее. Не секрет, что 39 Общевойсковая армия, развёрнутая в Монголии для защиты от Китая, была усилена мощными, полностью укомплектованными танковыми дивизиями именно после известных военных столкновений с Китайской армией на острове Доманский. (До этого времени в Монголии был развёрнут стрелковый корпус под командованием генерала Г.П.Яшкина в составе двух неполных дивизий). О серьёзности военной угрозы со стороны Китая говорит и то, что в 70 годы вдоль границ СССР с Китаем была создана линия укреплённых районов (УР) и специальных заграждений – «Стальной пояс» - протяжённостью свыше тысячи километров и глубиной от 5 до 10 километров. В укрепрайонах в местах возможного продвижения китайских войск были построены бетонные бункера-доты. На боевом дежурстве стояли, в специально оборудованных траншеях, тяжёлые танки ИС-2 и Т-10. Между укрепрайонами были построены укрепления полевого типа с траншеями полного профиля. Наш одноклассник Бакуменко Сергей Николаевич с 1975 по 1977 г.г. служил механиком водителем танка Т-62 в одном из таких Укрепрайонов в восточной части границы с Китаем.
Крайне непредсказуемой и сложной создавалась и обстановка внутри Китайской Народной республики. Вопреки призыву IX съезда компартии Китая к единству, страна оказалась расколотой на враждующие группировки, между которыми часто возникали вооружённые столкновения. В эти годы особенно обострились межнациональные конфликты в Тибете, Внутренней Монголии, Синьцзяне и в других автономиях. Недостаток энергетических и водных ресурсов только усиливал экономический кризис. Именно в середине 70-годов в Китае была принята концепция стратегических границ жизненного пространства, которые было необходимо расширить за счёт ближайших соседей МНР и СССР. Политический кризис усиливался из-за отхода от власти «великого кормчего». Информация о болезни Мао Цзэдуна была широко известна. Ему уже исполнилось 82 года. Официально он отошёл от политики, передав пост председателя КПК Чжоу Эньлаю, который вместе с Дэн Сяопином возглавлял фракцию «прагматиков», делавших упор на экономическое строительство и нормализацию отношений с СССР. Но влияние на политику партии и государство у Мао Цзэдуна и его «семьи» оставалось огромным. Всё более откровенно рвались к власти «радикалы» во главе с супругой «великого кормчего» Цзян Цинн. В её фракцию входил зять Мао Цзэдуна идеолог КПК Яо Вэньюань, а также близкие к «семье» Чжан Чуньцао и Ван Хунвэнь.
Глубокая депрессия в экономике и ошибки в политике требовали проведения реформ. Все понимали, что реформы будут возможны только после скорой смерти Мао Цзэдуна. Но никто не знал, куда пойдут эти реформы: на укрепление власти лидеров компартии Китая, поддерживающих политику «радикалов» во главе с Цзян Цинн, или на проведение демократических реформ в политике и экономике предлагаемых «прагматиком» Дэн Сяопином. Вместе с тем Китай это ядерная держава. И кто получит доступ к ядерному оружию, и против каких стран оно будет направлено – это очень интересовало Руководство СССР. И поэтому за происходящим в Китае наблюдали очень внимательно, анализирую происходящее и готовясь к любым событиям. Нет сомнения, что вопрос контроля за стратегическими ядерными объектами волновал не только Советский Союз, но и НАТО во главе с США. Причём в вопросе нераспространения ядерного оружия и контроля за ядерными технологиями наше государство и США были союзниками.
На первом же политзанятии, которое проводил офицер особого отдела штаба ЗабВО, нам сообщили, что обстановка в Китайской Народной республике крайне сложная, возможна гражданская война и как следствие распад государства. В этом случае, основной задачей поставленной перед 20 ОРБр, является ввод разведывательных батальонов на территорию Китая, с целью взятия под контроль Китайского Ядерного полигона «Лабнор», расположенного в высокогорной пустыне Гоби недалеко от южной границы Монголии. Операция по вводу соединений 20 ОРБр в северную часть Китая для охраны Ядерных объектов должна пройти в возможно короткие сроки. Принимая во внимание сложность горно-пустынной местности, удалённость от основных сил 39 Общевойсковой армии, бригаде предстояло выполнять задачу, рассчитывая только на свои силы. В случае развязывания Китайской армией провокационного вооружённого конфликта основной задачей бригады становилась отражение агрессии и прикрытие развёртывания частей 29 и 36 общевойсковых армий ЗабВо расположенных на территории СССР и Группы Советских войск в Монголии в составе 39 Общевойсковой Армии. Авиационную поддержку округа осуществляла 23-я Воздушная армия, а воздушное прикрытие -54-й отдельный гвардейский корпус ПВО.

6. О днях службы в 20 ОРБр.

Прибыв в распоряжение штаба 20 ОРБр, и узнав, какая трудная и ответственная задача поставлена перед этим соединением, мы осознали, что стали участниками очень важных и ответственных событий.
Тяжёлая, напряжённая служба началась с первого дня приезда. Никто, никаких поблажек нам не делал, требовали от нас также как и от солдат основного состава бригады. Подготовка и учения не прекращались ни на минуту. И днём и ночью и в субботу и воскресенья. В первые дни мы уставали так, что нас буквально качало от напряжения. Нам было сложнее и тяжелее уже потому, что кроме боевой подготовки нам приходилось заниматься монтажом и настройкой нового оборудования связи поступающего на вооружение 20 ОРБр. Днём из-за высоких температур воздуха аппаратура связи часто выходила из строя, и нам приходилось восстанавливать её по ночам без сна и отдыха. А утром снова начинались учения.
Степень готовности была у бригады одна - повышенная, как только она объявлялась, так все подразделения срывались из гарнизона. После ухода подразделений на скрытые позиции, рота охраны выгоняла «Шилки» (Зенитные Самоходные установки ЗСУ-23-4) и занимала круговую оборону вокруг военного городка и аэродрома. Маскировке и защите военных объектов бригады придавали большое значение. Были даже построены доты. Всё, что было можно, было закопано в землю и накрыто маскировочными сетями. Перед бригадой до самой границы с Китаем частей Советской Армии не было, стояли только радио батальоны специального назначения.
По программам боевой подготовки с подразделениями, входящими в состав 20 ОРБр, в разведывательных батальонах непрерывно шли ротно-тактические учения с боевой стрельбой, в ходе которых отрабатывались вопросы приведения подразделений в боевую готовность, совершение марша в район боевого предназначения, действия в рейдовом отряде, забрасываемом в тыл противника на вертолётах, захват и удержание горных перевалов и стратегических объектов, отражение атак предполагаемого противника. От личного состава основных и приданных подразделений добивались слаженности практических действий в звене рота–батальон, повышения практических навыков боевых расчётов и поддержанием взаимодействия между подразделениями батальона.
В ходе учений особо тщательно отрабатывались вопросы переброски войск за пределы Монголии в Китай. Для этого проходили учения по десантированию личного состава с применением вертолётов Ми-8, после десантирования личный состав совершал марш бросок по пересечённой местности до 5 км в учёбные районы предназначения с боевой стрельбой и отработкой навыков блокирования и зачистки населенного пунктов и специальных военных и гражданских объектов. Отрабатывались и приёмы десантирования разведывательных рот на парашютах с вертолётов Ми-8. Белые парашюты на синем безоблачном небе смотрелись очень красиво. Кроме практических занятий шла и теоретическая подготовка и учёба. На картах и схемах подробно изучались места расположения китайских стратегических объектов, в том числе Китайского Ядерного полигона «Лабнор» в северо-западной части Китая в пустыни Гоби. За учениями внимательно следили представители штаба округа. Все замечания анализировались и сразу же устранялись.
Через 2 недели наш взвод разделили, и мы в составе 12 человек отправились в место дислокации одного из разведывательных батальонов в небольшой монгольский посёлок Абот Хурал. Там прямо на границе с Китаем стояли, тщательно замаскированные, Радиолокационные Станции. Обслуживал локаторы Радио батальон Особого Назначения. Ближе чем на километр к данным объектам никого не подпускали. Со стороны границы объекты прикрывали разведывательные роты 20 ОРБр. Аналогичные локаторы стояли вдоль всей границе, в местах расположения остальных разведывательных батальонов.
Особое значение в учёбе войск придавалась политической и идеологической подготовке солдат и сержантов к выполнению предполагаемых военных задач. Для укрепления боевого духа на всех политзанятиях нам говорили об исключительной важности выполняемой нами миссии. В настенной печати и боевых листках не скрываясь, писали - "Воин помни твой враг китайский солдат! До границы ... километров". Все знали, что по данным разведки, на наш гарнизон была нацелена специально подготовленная китайская дивизия.
Не скрывали от нас и то, что в случае перехода границы мы столкнёмся с заблаговременно подготовленной, хорошо продуманной системой обороны и огня в высокогорной пустыне, хорошо обученными, отличающимися высокой стойкостью китайскими солдатами. Опыта проведения военных операций в условиях высокогорья и глубокого проникновения на территорию другого государства у Советской Армии ещё не было. По разработкам оперативного отдела штаба 20 ОРБр, решающую роль должны были сыграть воздушные тактические десанты по захвату господствующих высот, вдоль предполагаемого продвижения механизированных разведывательных подразделений.





7. Конец эпохи Мао Цзэдуна.

Особо напряжённые дни начались после смерти Мао Цзэдуна 9 сентября 1976 года. За 2 дня до этого события мы вернулись из командировки на границу с Китаем и находились при штабе бригады в Арвай-Хэрэ. И хотя в начале нам никто ничего не сообщал, по напряженным лицам старших офицеров и объявления повышенной боевой готовности мы поняли, что произошло что-то очень важное. Напряжение не спадало целую неделю. Учения с выездом на полигоны не проводились, но при этом, все находились на боевых постах. Только на пятый день, на политзанятии нам сообщили о смерти Мао Цзэдуна. И хотя напряжённость по сравнению с первыми днями уменьшилась, подготовка войск только усилилась. С этого дня до ноябрьских праздников мы не знали отдыха. Правда жара во второй половине сентября и в октябре заметно спала, и стало немного легче. Мы уже обвыклись, познакомились с солдатами из других подразделений. Кто-то даже нашёл земляков. Повезло и нам – в одной из поездок мы остановились возле колодца, что бы отдохнуть и набрать воды и вдруг к нам подбежал загорелый и худой сержант с петлицами связиста. Это был наш одноклассник Винцевич Владимир Каземирович. Он служил в роте «Засекречивающей Аппаратуры Связи» (ЗАС) в радио батальоне специального назначения. И хотя встреча была не долгой, мы были очень рады. Было чувство, как будто мы побывали дома. Позже виделись ещё несколько раз и при возможности созванивались по ночам делясь новостями из п. Тарко-Сале.
До начала ноября обстановка в Китае оставалась сложной. Более месяца после похорон Мао Цзэдуна оба противоборствующих лагеря готовились к решающей схватке, начатой 10 октября Дэн Сяопином с призыва, опубликованного газетой «Жэньминь жибао» к народу, «объединиться вокруг ЦК КПК во главе с товарищем Хуа Гофэном», премьером Госсовета и министром госбезопасности. К концу октября вдова «великого кормчего» Цзян Цин и ее ближайшее окружение (зять Мао Цзэдуна Яо Веньюань, заместитель председателя ЦК КПК Ван Хунвэнь и заместитель премьера Госсовета Чжан Чуньцяо) призывающие к продолжению конфронтации с СССР были объявлены «бандой четырех», арестованы и заключены в тюрьму. Новое руководство Китая во главе с Дэн Сяопином выступило за нормализацию отношений с соседними государствами. Единственным отступлением от этой политики, был инцидент на границе Китая и Вьетнама. В феврале 1979 г. руководство Китая, за свержение Вьетнамом «пропекинского» режима Пол Пота и Иенг Сари в Кампучии, попыталось «преподать урок» Вьетнаму, вторгшись в его приграничные провинции. При этом 160 тысячная китайская армия была разбита не регулярными вьетнамскими войсками, а народными ополченцами, которые не использовали тяжелое вооружение и авиацию. Потерпев поражение, враждебный Советскому Союзу Китай, стал более осторожен в своих территориальных претензиях к своим соседям - Монголии и СССР. Сдерживающим фактором на руководство Китая послужило и укрепление военно-морской базы на территории Вьетнама в бухте Камрань.
В начале декабря 1976 года мы, впервые после приезда в 20 ОРБр, получили день отдыха. Несмотря на то, что боевая учёба оставалась на прежнем уровне, общая обстановка становилась всё более спокойной. Офицерам разрешили выезжать в отпуска, своевременно без задержки ушли в запас солдаты и сержанты, отслужившие 2 года. И хотя мы слились с личным составом 20 ОрБр и уже считали себя членами этого особого военного братства, мы всё чаще вспоминали друзей из родного Отдельного батальона связи. Там в батальоне нас ждали наши друзья, письма от родных и близких. Все работы по монтажу оборудования были закончены, необходимости в усилении штатной роты связи, не стало. Мы стали готовиться к обратной дороге в родной 635 Отдельный электромонтажный батальон связи.

8. Прощание с 20 ОРБр

10 января 1977 года нас построили возле штаба бригады. Командир бригады зачитал приказ о возвращении нашей группы на место постоянной дислокации в Улан-Батор. За успешное выполнение задания командования нам, от имени командующего Забайкальским Военным округом генерала армии П.А. Велика, объявлялась благодарность, присваивались очередные воинские звания и предоставлялся отпуск на выездом на родину сроком на 10 дней без дороги. На следующий день, на общем построении бригады, мы прошли почётным строем возле частей и подразделений, с которыми мы честно несли свою службу более 120 дней. В 20 ОРБр у нас осталось много настоящих, проверенных тяжёлой службой, друзей. Большая часть из личного состава бригады прошли трудными дорогами Афганистана. Уже в первый год ввода войск из бригады в Афганистан перевели треть командного состава. Офицеры и сержанты, переброшенные из Монголии в Афганистан, покрыли себя неувядаемой славой. Абсолютное большинство из них было награждено высокими государственными наградами. Об этих воинах подробно написано в книге писателя Сергея Козлова «Спецназ ГРУ».
До конца службы осталось ещё почти год. За этот год мы многое узнали и увидели, но то, что произошло с нами осенью 1976 года, особенно запомнилось в нашей памяти. Это были трудные и очень ответственные дни службы. И вместе с тем это были самые интересные и запоминающиеся месяцы нашего пребывания на территории Монголии. Военное братство соединило нас с самыми замечательными воинами нашей армии – разведчиками 20 Отдельной Разведывательной Бригады. С тех пор я с гордостью считаю себя частицей этого особого элитного рода войск.


9. Стихи, услышанные в период службы в пустыне Гоби. Сентябрь 1976 год.


Марш бросок

Нас дожимал соленый жар,
мы пылью знойною дышали
но впереди бежал сержант
и мы, что было сил бежали.
Стучала гулко кровь в висок
и не нестерпимо пить хотелось,
стал этот трудный марш бросок
броском из юношества в
зрелость.

*****Все взято из статьи в газете.


Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
(отредактировано)

djek4, назовите позывной 20ОРбр. Я сержант взвода связи 639го ОРБ, 41 МСД 39А. Позывной "Сагиз". Место дислокации батальона г. Сайн-Шанд, годы моей службы 1973-75 ноябрь.  Прочитал все ваше, нашел значительные несоответствия. Очень обидно что вы пренебрежительно, как к некоторому пустяку, отнеслись к событиям февраля-марта 1979 года. По этому "пустячку" прочитайте фрагмент воспоминаний одного генерала, главное в этом я выделил красным цветом. Я участник этих событий, ибо оказался мобилизованным в первые же сутки как Китай напал на Вьетнам а подразделение, о котором могу сказать что это была отдельная разведрота, со штатным офицерским составом и рядовым и сержантским составом из Особого списка запаса , рано утром переодетые к обеду уже были вооружены, я получил свой ранец в комплекте Р-131 и "обкашлял" её на предмет исправности. После обеда со мной случился казус такого типа. Подошел ко мне ротный и сказал: "Студентам дают отбой, они могут остаться только на добровольной основе, для этого подписав некоторые документы" Я ответил что остаюсь. Сходил в штаб и там я, не читая,  что то подписал. Поздно вечером наша техника, а это БРДМ-2, (кстати БРДМ это Боевая Разведывательно Дозорная Машина, а не Бронированная как вы пишите), несколько мотоциклов и ещё кое что, грузилось в брюхи нескольких Ан-12, туда же мы стаскали ящики боеприпасов и тесно разместившись в брюхе Анушки вповалку пытались вздремнуть, ибо после посадки предстояло немало хлопотных дел. В общем застряли мы под Эрлянским выступом у западной его границы буквально в 200х метрах от неё. Портрясающее в том событии было то, что, как вспоминает этот генерал, 6! военных округов ВС СССР было поднято по Боевой готовновсти, забыв почему то упомянуть, что готовность была 4ой степени. При такой готовности не бывает никаких учений, только в бой, кровавый и решительный. Оказавшись там, мы и слова такого не слышали, "УЧЕНИЯ". Мы знали, что нас приташили сюда выполнять боевые задачи да и каждая минута нашего пребывания там  гласила именно об этом и все ждали красную ракету, а я вслушивался в говор морзянки боясь пропустить условный сигнал для нашей ОРР

КитВьетВойна1.jpg

(Продолжаю), и уже ближе к ночи вылетели в Монголию, под Эрлянский выступ по его западному окрайку....

исправлено: Сергей Лобыцин

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!

Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.

Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.