Vladimir1997

Новороссия на сегодняшний день

Recommended Posts

«Сценарий Южной Осетии»: чем грозит признание Кремлем паспортов ДНР и ЛНР
Президентский указ в субботу фактически легализовал в России документы самопровозглашенных республик Донбасса. РБК разбирался в реакции сторон и возможных последствиях этого решения
Легализация паспортов
В субботу, 18 февраля сайт Кремля обнародовал указ президента Владимира Путина о временном признании в России документов, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства на территории отдельных районов в Донецкой и Луганской областях. Это правило будет действовать до урегулирования конфликта в этих регионах Украины.
Теперь в России признаются не только документы таких граждан, но и регистрационные знаки транспортных средств, говорится в указе. Эти меры объясняются «защитой прав и свобод человека и гражданина», при их принятии глава государства руководствовался «принципами и нормами международного гуманитарного права».
В первом пункте указа список легализованных в России документов: удостоверения личности, дипломы об образовании, документы о рождении и подтверждении профессиональной квалификации, бумаги о заключении и расторжении брака, свидетельства о смерти. Все эти документы могут быть выданы «соответствующими органами, фактически действующими на территориях указанных районов», то есть, фактически, структурами самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик.
Кроме того, говорится в тексте указа, граждане Украины и лица без гражданства могут въезжать по этим документам в Россию и выезжать из нее без оформления виз.
Российскому правительству поручено принять необходимые меры по реализации этого указа. Меры действуют «временно, на период до политического урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины на основании Минских соглашений».
В начале февраля вышло расследование РБК о негласном признании в России паспортов ДНР и ЛНР. После этого пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков подчеркнул, что речь идет «не об официальном признании паспортов», а «об отдельных решениях, которые могли приниматься муниципальными, местными органами власти, а также различными компаниями, исходя исключительно из гуманитарных соображений».
«Нормандский формат»
Указ Путина вышел в день проведения в Мюнхене переговоров в «нормандском формате» на уровне министров иностранных дел России, Украины, Франции и Германии. Первая с ноября прошлого года встреча министров иностранных дел «нормандской четверки» продолжалась около часа. Министры поддержали договоренности контактной группы по Украине о начале перемирия с 20 февраля, сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров.
Российский и украинский министр выразили приверженность плану, направленному на снижение напряженности в восточной Украине и согласились продолжить политические переговоры, завил по итогам встречи министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль. По его словам, без перемирия и отвода тяжелого вооружения, политический процесс вперед не двинется. Министры договорились провести встречу через несколько недель.
Перед началом встречи Лавров выступил на Мюнхенской конференции, где заявил, что восстановление контроля Киева над границей с Россией возможно только после выполнения минских соглашений. В Киеве ранее заявляли, что контроль над границей (часть ее контролируют ополченцы) должен быть передан украинской погранслужбе до того, как в «отдельных районах Донбасса» будут проведены выборы.
Внезапное решение

В Госдуме назвали решение Путина «важным свидетельством поддержки Россией ДНР и ЛНР». Как заявил член парламентского комитета по международным делам Сергей Железняк (фракция «Единой России»), это должно стать «серьезным подтверждением для разумной части украинского и международного сообщества бесперспективности попыток силового варианта решения конфликта на Донбассе» (цитата по сайту партии).
По словам источника РБК, близкого к российским дипломатическим кругам, «это решение — просто юридическое оформление того, что и так было». «О дальнейших шагах по признанию ДНР и ЛНР речи не идет», — подчеркнул он.
«По факту [в России] на документы и госномера [ДНР и ЛНР] и так все смотрели сквозь пальцы», — подтвердил РБК бывший начштаба минобороны ДНР Эльдар Хасанов.
Вопрос признания документов ДНР и ЛНР не обсуждался ни на каких переговорах, подчеркнул источник РБК, близкий к дипломатическим кругам. По его мнению, решение принималось в Кремле, без каких-либо консультаций.
То, что вопрос о признании документов не поднимался на встрече «нормандской четверки», подтвердил и Лавров. «Нет, вопрос не поднимался. Не думаю, что кто-либо усматривает в этом какое-либо изменение позиции (России в адрес республик Донбасса — прим. ред)», — процитировал ТАСС главу МИД.
Это логичный шаг российского президента в условиях продолжения Украиной «политики геноцида по отношению к жителям ДНР и ЛНР», заявил РБК политолог Алексей Чеснаков, близкий к помощнику российского президента Владиславу Суркову. По его словам, постоянные обстрелы ДНР и ЛНР со стороны украинской армии, экономическая и гуманитарная блокада республик, фактический отказ Киева от выполнения политических пунктов минских соглашений и «агрессивная риторика» украинских чиновников по отношению к жителям Донецка и Луганска привели к сегодняшнему указу Путина.
«Если украинская сторона не перестанет проводить прежнюю безответственную политику и не будет имплементировать Минские соглашения, Россия будет делать дальнейшие шаги навстречу ДНР и ЛНР. Не исключая их признания», — прогнозирует Чеснаков.

На признание паспортов оперативно отреагировали главы ЛНР и ДНР. «Сегодняшний день еще на один шаг приблизил республику к мировому признанию нашего суверенитета», — считает лидер ЛНР Игорь Плотницкий. «Если Родина-мать громко и смело поддерживает нашу борьбу, значит наша борьба — справедлива. Значит, наши жертвы не напрасны», — сказал РИА Новости глава ДНР Александр Захарченко.
«Шокирующий эффект»
Решение России является нарушением международного права, заявил президент Украины Петр Порошенко. «Для меня это очередное доказательство и российской оккупации, и российского нарушения международного права», — сказал украинский президент по итогам переговоров с вице-президентом США Майком Пенсом в Мюнхене.
Российский указ опровергает заявление Пескова от 3 февраля о том, что Россия официально не признает паспорта ДНР и ЛНР, сообщил «Интерфакс-Украина» со ссылкой на Ирину Фриз, депутата Рады и бывшего пресс-секретаря украинского президента. «Такой шаг является свидетельством того, что социальная напряженность на оккупированных территориях растет вместе с недовольством российской политикой, и Кремль бросает кость, чтобы успокоить население оккупированных территорий», — считает нардеп.
То же самое заявил секретарь СНБО Украины Александр Турчинов. Владимир Путин «юридически признал квазигосударственные террористические группировки», которые, «как фиговый листок», прикрывали «оккупацию Россией части Донбасса», процитировала Турчинова его пресс-служба.
Информация произвела «шокирующий эффект» в Киеве, сказал РБК источник, близкий к одному из лидеров фракций Верховной рады. «Это точно не шаг к миру», — сообщил он, добавив, что это может привести к серьезному обострению ситуации.
Указ Путина — «де-факто признание двух сепаратистских республик», считает украинский политолог Владимир Фесенко. Как отметил политолог в комментарии РБК, «к военному обострению это вряд ли приведет, но это, безусловно, делает реализацию политической части минских соглашений фактически невозможной». Эксперт подчеркнул, что Украина никогда не признает этого указа Путина, что еще серьезнее усложнит и без того фактически забуксовавшие минские переговоры.
Риски санкций
ДНР и ЛНР не получили признания со стороны государств— членов ООН. Украина же признала эти образования «террористическими». Согласно указу президента США № 13 660 от 6 марта 2014 года, санкции и заморозка активов частных и юридических лиц грозят ответственным за «подрыв демократических процессов и институтов на Украине, а также за угрозу ее миру, безопасности, суверенитету и территориальной целостности».
Как ранее заявлял РБК юрист вашингтонской юридической фирмы Bryan Cave LLP Клиф Бернс, специализирующийся на вопросах санкций, признание паспортов ДНР и ЛНР может считаться подрывающим суверенитет Украины и служить основанием для санкций против российских должностных лиц и авиакомпаний, которые принимают эти документы. Хотя при новом президенте США Дональде Трампе более вероятно, что новых санкций против России вводиться не будет, уточнял Бернс.
«Европейский союз будет рассматривать это решение Путина как шаг на эскалацию конфликта, но у российской стороны есть достаточно много возможностей и времени доказать, что он был нужен и был сделан из гуманитарных соображений», сказал РБК научный директор Германо-российского форума Александр Рар. По его словам, гуманитарный аспект этого решения может предотвратить введение против России новых санкций.
Именно гуманитарными соображениями объясняются цели указа на сайте президента. И такими же соображениями расследование РБК о неформальном признании паспортов ранее комментировал источник в исполнительной власти.
Любое одностороннее решение в конфликте может привести к эскалации даже в случае рациональных аргументов в пользу такого решения, сказал в комментарии для РБК руководитель внешнеполитического направления Центра стратегических разработок Сергей Уткин. Есть риск не только обострения в зоне конфликта, но и, например, введения Украиной визового режима с Россией, предупреждает эксперт.
«Многое будет зависеть от того, как будет сторонами прочитан документ: в нем говорится, что мера носит временный характер и содержится указание на приверженность Минским договоренностям», — полагает Уткин.
Указ Кремля может быть ответом на недавние заявления Вашингтона насчет необходимости вернуть Крым Украине, предположил политолог Николай Миронов. По его мнению, Россия показывает, что готова интегрироваться с ДНР и ЛНР вплоть до признания республик. «В то же время мы готовы и договариваться, поэтому Кремль устами Пескова дал отповедь [главе ДНР Александру] Захарченко, допустившему резкие заявления [о готовности «дойти до Киева»]. Москва все еще «верит» в Трампа, но готова и на более жесткие шаги — вот суть указа», — рассуждает политолог.
Эксперт Московской юридической академии Пауль Калиниченко уточняет, признание Россией паспортов ДНР и ЛНР связано с ликвидацией безгражданства, а значит оно не должно повлечь санкций. «Чтобы вспомнить аналогии, нужно крепко призадуматься, потому что в основном Россия выдает свои паспорта гражданам Абхазии и Южной Осетии», — заявил Калиниченко.
По опыту Абхазии и Южной Осетии
16 апреля 2008 года президент России Владимир Путин дал поручение правительству относительно урегулирования отношений с Абхазией и Южной Осетией. Одной из принятых мер стало признание документов, которые выдавались физическим лицам фактическими органами власти Абхазии и Южной Осетии. В перечень вошли и паспорта, выдаваемые органами власти тогда еще не признанных республик своим гражданам.
Решение, как и в случае с паспортами ДНР и ЛНР, объяснялось соображениями гуманитарного характера. «За годы затянувшихся конфликтов жители этих непризнанных республик оказались в бедственном положении. Они фактически были лишены возможности реализовать универсальные права на достойную жизнь и устойчивое развитие», — говорилось в сообщении МИД.
«Признание паспортов, по существу, должно и означать признание нашей республики со стороны России. Не будем торопить события, но мы надеялись на такое последовательное, поступательное движение на пути к этой цели», — комментировал решение России 16 апреля 2008 года министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба.
Независимость Абхазии и Южной Осетии Россия признала в августе 2008 года после военного конфликта в Южной Осетии.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
В 18.02.2017 at 22:47, scaut911 сказал:

Конечно,очередной повод и случай с народа денег содрать.

 

10 часов назад, Drew сказал:

 

Мысли

 

Слов нет одни матерные выражения В первом случае паспорт ДНР хрен получишь уже сейчас усе по блату Ах военнослужащий в общую очередь и не вякай ))))))))))

Мюсли кстати слышал я что то там про работу авиагрупп в том числе с противорадарными ракетами да и не только у арт групп что то тоже такое есть То что фортификация у укров на уровне что есть то есть с привлечением гражданской техники огонь вести низзя Да и 22 области супротив плутора тоже сбрасывать нельзя а так все это нытье задолбало  А так ни у одной из группировок нет сил развить и закрепить наступление

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Взгляд с другой стороны

Некоторые моменты весьма показательны

 - Бля, пасторальная картина... трое военных пихают УАЗ-ик...ну, здравствуй любимое АТО...

  - Бодя, я бы на твоём месте особо не радовался, тебе тут минимум 3 месяца загорать, а то и все 6...

  - Та да... всегда мечтал ходить срать в дырку...и периодически шмалять из карамультука... хуй знаит куда.

  - Хули, позиционная война...

  - Это позиционная хуйня, а не война... мой юный друг...

- Майор, у меня всего один вопрос...

  - Я весь - внимание...

  - Кто принял решение взорвать железнодорожную ветку...?

  - Я, лично...

  - А ты не ахуел часом...а?

  - Есть немного, товарищ полковник, особенно тогда, когда увидел лично, как с коксохима местного к сепарам вагоны катаются...

  - Блядь, я не в том смысле...

  - А я как раз в том...

 - Це що зараз було...?

  - 122-е...

  - нехуйово... а як же мінські домовленності...?

  - им похуй...

  - а нам...?

  - и нам тоже... но только в отдельных случаях..

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
2 часа назад, ЗТП сказал:

Взгляд с другой стороны

Там в конце статьи

Цитата

  Вместо послесловия, от себя(П.С.):

1410764913_117.jpg.f02a00b177ad2c77081ed5c7716e1d45.jpg

 

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Полковник ВСУ: Мы проиграли войну, Донбасс должен стать независимым 
 
Украина проиграла войну за Донбасс, жители ДНР и ЛНР не хотят быть «освобожденными», единственный выход для Украины – это признание независимости Донбасса. Об этом в инревью украинскому изданию «Онлайн» заявил «герой Иловайска», полковник ВСУ, заместитель директора Украинской военно-медицинской академии Всеволод Стеблюк. 
 
Отвечая на вопрос по поводу шансов на «освобождение» Донбасса, Стеблюк признал, что жители ЛНР и ДНР не хотят быть «освобожденными». 
 
«Имею сомнения в том, что там очень хотят освобождения. Смотрите, те, кто реально поддерживали Украину на той территории – они давно все здесь. Те, кто за ДНР — они там. И они реально довольны. Я же общаюсь с людьми, которые туда ездят, общаюсь с журналистами. Жители ДНР-ЛНР в большинстве довольны тем, что у них там происходит. Они чувствуют себя героями. Они исповедуют культ Захарченко, Моторолы – там портреты их по городу везде висят... Они ненавидят нас. Мы ненавидим их. И мы пока изменить эту ситуацию не можем», - заявил полковник. 
 
«Прекратить эту войну чьему-то решению или дипломатическим путем – невозможно. Пойти освобождать силой? То это будут колоссальные жертвы. Чтобы освободить оккупированные территории Донбасса и Крым – это надо делать зачистку, как россияне в свое время делали в Грозном: просто ровняли с землей. Разве нам это нужно? Да никто и не даст этого делать – мир нас бы просто не понял», - добавил он. 
 
На вопрос журналиста, «что же делать», Стеблюк ответил предложением признать независимость Донбасса. 
 
«Единственный нормальный путь, который может быть, это сказать: да, мы признаем, что вы теперь – независимые республики. Мы устанавливаем границу, устанавливаем четкие правила пересечения границы. Мы устанавливаем таможенные правила перемещения любых товаров вне таможенным оформлением – контрабанда! Со временем мы подумаем, устанавливать с вами дипломатические отношения. Но мы четко разделяем: это иностранное государство. Мы прекращаем финансировать вас, мы прекращаем выплаты социальной помощи. И мы с себя снимаем ответственность за восстановление, за содержание того, что там есть. Вы хотели независимости? Вы хотели с Россией? Пожалуйста! Проводите выборы, живите сами себе», - заявил он. 
 
При этом офицер ВСУ подчеркнул, что Украина проиграла войну за Донбасс. 
 
«Нам всем будет лучше, если мы это прекратим. Если найдем в себе мужество признать поражение. Сказать: да, мы проиграли эту войну. Мы проиграли ее тогда, когда «баюкали» советскую идею «избранности» донбасского пролетариата, когда не смогли противодействовать пропаганде в 2004 году, когда было запущено чучело «украинского национализма», «руки Госдепа США»... Помните – карта Украины, разделенная на три сорта... Мы проигрывали эту войну когда не смогли реализовать на практике те золотые слова: Восток и Запад вместе... Много причин, но мы реально проиграли эту войну за Донбасс еще до ее начала», - констатировал Всеволод Стеблюк.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
6 минут назад, Socol218 сказал:

Видео подрыва миссии ОБСЕ

 

Как бы невзначай оказалась именно на этом месте группа журналистов и снимала деревню и лесополосу))

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
1 час назад, Socol218 сказал:

Видео подрыва миссии ОБСЕ

"Случайно попало на видеорегистратор"? "Юный видеорепортер"? - ждали, знали.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Ну все взрослые люди, тем более некоторые в 404-й были. Ясно же, что это агенты Путина, сняли как агенты Путина взрывают агентов Путина.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
В 07.05.2017 at 08:43, Socol218 сказал:

Видео подрыва миссии ОБСЕ

Такое создается впечатление, что "тренировка" была, не удивлюсь если скоро появятся видео "случайного оператора"

На дороге к Саур-Могиле в ДНР произошли взрывы перед проездом Захарченко

На дороге к кургану Саур-Могила в Донецкой народной республике (ДНР), куда направлялся ее глава Александра Захарченко, прогремели два взрыва. Об этом сообщили «Новости Донецкой республики».
По данным издания, Захарченко направлялся на курган, чтобы посетить одноименный мемориальный комплекс. Взрывы произошли за несколько минут до того, как по дороге должна была проехать колонна с журналистами. По этой же дороге должен был двигаться кортеж Захарченко, отмечает издание. В результате взрывов никто не пострадал.
Власти ДНР назвали официальной версией произошедшего теракт, передает «Интерфакс».
Саур-Могила — курган в Шахтерском районе Донецкой области. После Великой Отечественной войны на Саур-Могиле был создан мемориальный комплекс.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

А что,инженерная разведка в условиях угрозы действия укропских ДРГ уже не актуальна?

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
(отредактировано)

Истории, рассказы ополченцев

Маленько о 2014 -15 разные места разные люди..

Взгляд с другой стороны

Бой под Ямполем 2014 русский перевод

оригинальный источник на украинском

Настоящее время 

Ещё раз про Желобок, или лучше один раз увидеть

исправлено: ЗТП
добавление информации

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

без писем жж

еще один годный жж о войне на Донбассе .Многие посты написаны в ироническом ключе,но хоть и изменено но правда особенно про пионерлагерь :ipb_biggrin:причем  имеются отзывы на вышедшие книги и мемуары о войне .

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Old да выдают сапоги юфтевые форма пиксель быстрогорящая и подсумок и работай а забыл еще советников паркетных войск Арбатского военного округа ..Плачем смеемся но работаем Вот кстати структура армии ДНР Уж не помню где то в инете выловил Есть неточности конечно но 

Armia_DNR.txt

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Из плена. Узники украинских тюрем вспоминают. 
Материалы Луганского Информационного Центра опросившего узников украинских тюрем, выпущенных по недавнему обмену военнопленными в районе Майорска. 
Истории трех человек. чьи судьбы сломал евромайдан. 
СОВЕТСКИЙ ДЕСАНТНИК, РОВЕНЬКОВСКИЙ ШАХТЕР 
Хирургическое отделение Луганской Республиканской клинической больницы. Сюда доставили всех освобожденных из украинского плена в ходе предновогоднего обмена удерживаемыми лицами. Многие из них нуждаются в квалифицированной медицинской помощи. 
На входе в отделение на двух стульях примостилась парочка. Мужчина лет за сорок и не отрывающая от него завороженного взгляда женщина. Он улыбается, пытается шутить, что-то рассказывает. Крепкий, явно сильный, обычный донбасский мужик, в глубине глаз - невыразимая отметина пережитого. А женщина… Она, замерев, держит его за руку и молчит. И смотрит… смотрит и смотрит… и не может оторваться. Ополченец Михаил Федоров, чудом выживший в плену, перенесший под пытками две клинические смерти и обмененный буквально в последний момент, скупо и неторопливо рассказывает свою историю. 

Родился и вырос Федоров в Ровеньках. Активный, спортивный, боевитый – мастер спорта по боксу. Еще в советское время успел поступить в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. Служить довелось уже при Украине. Участвовал в миротворческих миссиях в Югославии и Сомали. Окончил службу в звании майора в 39-й бригаде, базирующейся во Львовской области. Летом 2014 года десантники из этой бригады, переименованной в 80-ю аэромобильную, принимали активное участие в боях в районе луганского аэропорта. 

- Довелось прободаться с бывшими однополчанами, - невесело улыбается Михаил. 

Уволившись по семейным обстоятельствам, Федоров вернулся в родные Ровеньки. Идёт в горняки. Сначала на шахте имени Дзержинского, потом перевелся на 71-ю. Достаточно быстро становится бригадиром проходчиков. Жена, дети, все как у всех. Так и работал, пока в его дом не пришла война. 
- Активные боевые действия у нас начались под Дьяково и Зеленопольем. Я продолжал уголёк рубить. Помню, мы, горняки, тогда говорили: "Майдан скачет – мы работаем". Так и упирались до последнего, пока в наш рабочий автобус по дороге со смены не прилетела минометная мина. ВСУшники к тому времени уже заняли точки под Дьяково и Зеленопольем и начали обстреливать окрестности. Там же важная для обороны и наступления магистральная трасса идёт Ростов – Харьков. Вот они там и засели. Поля все спалили полностью с урожаем. Мы в тот день, отработав смену, ехали домой, и вот по нам прилетела с Зеленополья мина. Много шахтёров пострадало, я получил свою первую контузию. Но самое страшное, что ребята погибли, похоронили мужиков. И я ушёл в ополчение – во второй казачий батальон, в контрразведку – начальником службы безопасности этого батальона. Затем уже простым снайпером участвовал в боях за аэропорт – тогда каждый боец был на счет, не до штабной работы, как говорится, - вспоминает Михаил. 

ЗАХВАТ 

После дебальцевских событий в январе 2015 года Федоров увольняется – тяжело заболела мать. Сбор денег, проблемы в расколотой семье, попытки удаленно помочь не удаются. Мать Михаила переводят в больницу в Ровенской области, куда он переправил её к старшему брату. Но брат выгоняет мать оттуда. Нужно было, что-то решать, везти деньги - и Федоров, полагаясь на свой опыт и удачу, едет в Полтаву. 

- Забрал семью и повёз их в Полтаву к тёще, мать как раз там уже лежала. Я понимал, что рискую ехать на ту сторону, но мать для меня дороже всего. Мы приехали 19 июля 2015-го. 20 числа я успел передать деньги на лечение. А уже 21-го в шесть утра пришли "гости". Зашли они хорошо, можно сказать "красиво" - ворота завалили, две двери синхронно вынесли. Кино, грубо говоря, взяли дом штурмом. Возможно, они посчитали, что офицер спецназа будет отбиваться, отстреливаться. Был бы сам один, то еще посмотрел, как они зашли бы. Ну, а тут куда, если в доме ребёнок и две женщины?! Сопротивления никакого не оказывал, сидел спокойно в коридорчике. Тут жена заскакивает, мол, дом оцепили, что делать?! Ну, я ей и говорю: "Что делать?… собираться!". 
Дальше начался кошмар. Михаилу явно тяжело дается этот рассказ и воспоминания. 
- Влетели, вынеся двери, ну и "приняли" меня – я минут двадцать в воздухе висел, не успевал до земли долетать. Среди них был житель моего города, сейчас он работает на них. Короче: избили, заковали полуживого в наручники, надели мешок на голову, кинули в "бусик" и повезли. На протяжении 12 часов, что везли, постоянно били в затылок. У меня до сих пор он (затылок) немой. Несколько раз, сколько не помню, со счету сбился, выводили расстреливать: ставили на колени, щёлкали затвором, стреляли из ПМ (пистолет Макарова) над головой в дерево, слышно было, как сыплется труха, а уж ПМ я не спутаю ни с чем. 

А ПОТОМ Я УМЕР 

Как потом оказалось, эти попытка эмоционально сломать арестанта были невинной шалостью по сравнению с другими методами подавления человека, используемых украинскими карателями. 
- Приехали в Северодонецк, меня вытянули из машины, сняли мешок, завели в СИЗО. Вначале пообщались со мной по-доброму, спокойно. Все они были в балаклавах, уже потом я понял, что это были уголовный розыск и контрразведчики ВСУ. Я даже узнал по голосам ребят из моего города. Поговорили где-то с час и в камеру завели около девяти вечера. Даже, скорее, не камера - была надпись "комната для отдыха конвоя", даже был душ и одноместные нары, - вспоминает Михаил. 
- В 10 часов ко мне пришли трое в балаклавах. Врезали в живот, красиво уложили на пол. Намочили вафельное полотенце и положили на голову. А потом я умер. Это был разряд тока, и описать его я вам не могу, - Михаил на какое-то время умолкает. 

- Это невозможно описать. Это даже не дикая боль - это нельзя назвать болью, это уже ощущение смерти, когда ты понимаешь, что уже – всё. Такое ощущение, что у тебя закипает мозг, как кипятильник внутрь засунули, взрывается всё. После разряда я отключался. У меня лопались сосуды, кровь шла из ушей. Сколько раз они били разрядом, не знаю. Тогда я очнулся уже на нарах. После этих пыток на груди напротив сердца остались две дырки, замазанные йодом. Как потом объяснили, это мне делали внутрисердечные уколы адреналина - делали прямой укол в сердце, когда оно останавливалось. Первый раз я сутки лежал, не мог встать. Во второй раз пришли, опять та же самая процедура. Счастье, что у меня во второй раз сгорела розетка. Когда они пришли в третий раз, то замешкались, а не сразу начали, и тут девочка медсестра им заявила, мол, в третий раз я ему сердце не заведу и в этом участвовать не буду. Девчонка молодая была. А им было наплевать, но в третий раз меня уже током не пытали. Полгода после этого у меня на висках не было шкуры, начисто сожгли", - вспоминает бывший пленный. 

Дознаватели Федорова ни о чем не спрашивали и ничего у него не выпытывали, просто пытались раздавить, сломать человека, целенаправленно уничтожали волю и душу. 
- Через три дня, 23 июля, они привезли жену и дочь сюда, завели ко мне в камеру, но перед этим предупредили, мол, попробуй что-то сказать – они отсюда не уедут. А ты, говорят мне, пиши признательное, что был на блокпосту. Я же им ответил, что, когда моя жена и дочь будут дома, и я услышу по телефону, что у них всё в порядке, то я вам подпишу всё, что угодно и что сами напишите. Так оно и произошло. Им было важно хоть в чём-то меня официально обвинить, поэтому нужны были признательные показания. Уже 24 числа меня повезли в суд и дали мне два месяца ареста, поместив в КПЗ, - рассказал мужчина. 
Попав в камеру Федоров убедился, что пыточный конвейер, через который прошел он, еще не самое страшное, что может ждать человека в украинских застенках. 
- Ребята из наших, из ополченцев, в камере все были сплошь чёрные – одна сплошная гематома на все тело, вот до такой степени их там забивали (Михаил непроизвольно крестится). Всякого наслушался об их мытарствах - от полиэтиленовых мешков на головы, которыми их душили, до угроз в изнасилованиях. Кстати, сидели мы и с уголовниками, но они к ополченцам очень хорошо относились, а вот укропов блатные, как выяснилось, просто ненавидят. По слухам, в самом начале, в 14-м году, урки наших просто убивали, но потом воры разобрались, кто чего стоит, и теперь ВСУшникам лучше на зоны не попадать, - говорит он. 

НА ЗОНЕ 

Потом был суд и колонии. 
- Потом был суд, как говорится, скорый и неправый. Мне присудили четыре года по статье 260, часть вторая – участие и создание бандформирований. Реальных доказательств никаких не было, всё шито белыми нитками, но никто и не напрягался. Посидеть успел на 12-й зоне (Диканевская исправительная колония №12) в Харькове – это, как говорится, "красная зона" (колония, контролируемая в основном администрацией и активом). Потом за неповиновение меня отправили в полтавскую 64-ю "чёрную зону" (колония, порядки в которой в значительной степени контролируются уголовными авторитетами и воровским активом). Просидел я там четыре месяца, а всего у меня вышел срок заключения больше года. При этом ко мне больше десяти раз приходили СБУшники - уговаривали, чтоб я шёл сотрудничать с ними, обучать их солдат на полигоне в обмен на свою свободу. Причем, что интересно, все это время от ареста до обмена и охранники, и военные с ментами с нами и меж собой общались практически всегда на русском – когда-никогда мову услышишь, - отмечает он. 
Потом у Федорова началась эпопея с обменом. Прошение на помилование он писать отказался, так как такое прошение подразумевает раскаянье и признание вины. Он же ни в чем каяться перед своими палачами не собирался. В результате руководство лагеря заставило от имени Михаила написать прошение другого заключенного. При этом Федоров согласился подписать согласие на обмен, указав в графе "причина" тяжёлое состояние здоровья матери. 

ОБМЕН 

Процедура обмена прошла не без эксцессов. Больше всего его возмущает выходка официальных представителей Киева. 
- С той стороны постоянно провоцировали на драку, на скандал во время обмена, чтобы получить таким образом формальный повод для отказа. Очень по-хамски с нами обошлись официальные лица из Киева. (Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия) Лутковская и эта, вторая… (нецензурно) Геращенко (Ирина Геращенко - первый заместитель председателя украинского парламента). Ввалились к нам в камеру, что-то там начали доказывать, пытались сфотографировать нас. Ну, мы их послали. Культурно, конечно, - вспоминает Михаил. 
Обмен несколько раз откладывался, судьба Федорова висела на волоске, но, в конце концов, все обошлось и, даже, в отличие от многих других украинских заложников, ему вернули часть документов. 
- Сейчас всё хорошо, нас тут кормят, лечат, супруга ко мне приехала, я её не видел с 2015 года. Только хочу пожелать, чтобы наше руководство больше внимания уделяло семьям тех ребят, которые ещё сидят, - сказал на прощание Михаил.
================
Братья Лужецкие: "Мы были уверены, что нас везут убивать" 

Хирургическое отделение Луганской Республиканской клинической больницы. Сюда доставили всех освобожденных из украинского плена в ходе предновогоднего обмена удерживаемыми лицами. Многие из них нуждаются в квалифицированной медицинской помощи. 
Крепкие, позитивные, уверенные в себе парни. Они близнецы, точнее, двойняшки, но совершенно друг на друга не похожи. Дмитрий повыше и заметно крепче, гладко выбрит. Ярослав хоть и уступает брату в габаритах, на его фоне слабым отнюдь не выглядит, плюс аккуратная бородка придает ему ещё и некий восточный шарм. При этом Ярослав старший – появился на свет раньше Дмитрия "на целых 15 минут". Разговаривая с ними, невольно ловишь себя на ощущении парадоксальности всего, что связано с освобожденными из плена братьев Лужецких. Выросшие, что называется, в цитадели свидомой Украины, они стали последовательными противниками "революции гидности". Начав чернорабочими на стройке, умудрились построить в Тернополе серьезный бизнес с филиалами во Львове и в Киеве. Пройдя трехсуточный пыточный марафон и отсидев без малого три с половиной года в одиночных камерах, они не сломались и преисполнены веры друг в друга, в любящие семьи и в своё будущее. 

КРЕМЕНЧУГ-ТЕРНОПОЛЬ-ЛЬВОВ 

Родившиеся в Кременчуге, в восьмилетнем возрасте братья переехали жить к отцу, создавшему к тому времени новую семью. Но там тоже не заладилось, и Лужецкие воспитывались у родни в поселке под Тернополем. Еще в Кировограде мальчики учились в украинской школе, где уроки проходили на украинском языке. Однако на новом месте этого оказалось мало.

"Хотя мовой мы уже тогда владели вполне сносно, в школе были сплошные конфликты. Все ученики, да и многие педагоги, были против нас - и мы всё это время прошли "спиной к спине". Мы не старались под кого-то подстроиться, мы такие были и есть", - вспоминает Ярослав. 
После школы парни пошли работать простыми рабочими на стройку. Женились рано - в 20 лет. К 2014 году Лужецкие построили вполне успешный бизнес, связанный с благоустройством территорий и ландшафтным строительством. Помимо этого, их компания получала серьезные подряды – строили торговые и бизнес центры. Кроме базового офиса в Тернополе, компания Лужецких открыла представительство во Львове и начала процедуру открытия офиса в Киеве. В личной жизни тоже все складывалось благополучно – по два сына у каждого. 

МАЙДАН 

К началу активной протестной фазы работать стало совершенно невозможно. Помимо производственного паралича, раскола в коллективе и общей нестабильности в слетевшей с катушек стране, начались поборы и вымогательства со стороны новоявленных патриотов. Очень быстро от просьб и "наездов" активисты перешли к действиям. 
"Когда начался майдан, мы уже не могли ни работать, ни спокойно на всё это смотреть, - рассказывает Дмитрий. - Работать стало просто невозможно: кто-то из наших сотрудников пошёл на майдан, кто-то на антимайдан, притом, что многие из них уроженцы Западной Украины. Мы тоже ушли на антимайдан, когда стали свидетелями того, как евромайдановцы в одну ночь стали забрасывать "коктейлями Молотова" спящих в палатках людей". 
"Заметьте, - добавляет Ярослав, - пока мы занимались бизнесом, нас политика вообще не интересовала. Мы не вникали в политическую жизнь, а занимались семьями и работой. Нас интересовал успех в бизнесе, мы долго шли к открытию офиса в Киеве. Но тут, как говорится, когда ты не интересуешься политикой, политика сама придёт к тебе". 
"Вот именно так и получилось, – подчеркивает Дмитрий. - Ещё с 2013 года к нам в компанию во Львове стали приходить непонятные люди, называли себя "самооборона майдана", "автомайдан", еще какие-то активисты. Поначалу приходили выпросить денег. Кстати, так тогда ходили по всем бизнесменам. Мы один раз им отказали, второй, а когда нас не было, то нам тупо сожгли офис во Львове. Произошло это вечером, просто через окна закидали "коктейлями Молотова". Нам соседи позвонили и говорят: "Ребята, у вас офис горит!". 
"Мы уже в то время видели, что это ничем хорошим не закончится, - рассказывает Ярослав. – Как-то у нас произошел разговор, и я говорю: "Брат, как жить дальше?". Так мы стали участниками антимайдана, приезжали, поддерживали ребят. Тут, в Тернополе, была ситуация, когда на местном майдане один человек заговорил на русском, и на него набросились - начали бить, потом просто добивать уже лежачего. Мы с Дмитрием вступились за него, вытянули из толпы и забрали. Со временем все украинские новости показали нас. Это всё всерьез раскручивалось как "сепаратисты братья Лужецкие", и дошла эта ситуация до того, что уже в Киеве на нашу квартиру пришли радикалы из тернопольских отморозков". 
"Да, ребята, которые у нас когда-то работали, кстати, - вспоминает Дмитрий. - Они позвонили Ярославу, мол, срочное дело. Ну, говорим, приходите, коль надо… дали адрес. А они просто влетели в квартиру и начали её громить. Пока мы с двумя боролись, остальные громили. Цель была ясна – запугать! После этого нам начали уже постоянно угрожать, как активным антимайдановцам". 

ОТ СЛОВ К ДЕЛУ 

Братья, понимая, что долго так продолжаться не может, начали готовиться к эвакуации семей и активов, но события развивались быстрее расчетов. 
"Нам надо было вывозить за границу механизмы, ведь мы помимо строительства занимались еще и ландшафтным благоустройством, - рассказывает Ярослав. - Это такой себе мини-парк техники: маленькие погрузчики, катки, различные вибромашины и такие маленькие тракторы, без которых не сделать штучных (искусственных) озер. Но всё осталось на Украине, нам не получилось ничего спасти…" 
"У нас тогда была очередная бизнес-встреча в кафе, но, когда мы оттуда выходили, нас захватили "правосеки", - вспоминает Дмитрий. - Закинули автобус и, пока возили, заставляли переписать свой бизнес на них. За прошедшие три с половиной года мы старались не прокручивать эти воспоминания в голове. Это было страшно, именно когда нас впервые взял "правый сектор" и, тем паче, потом, когда нас взяло СБУ. Эти люди – звери. Когда нас взяли первый раз, то с пакетами на голове, забив в наручники, увезли в неизвестном направлении. Они хотели отжать бизнес, чтобы мы переписали на них все свои предприятия. Такое в то время не только с нами случалось. Они как делали: захотели забрать квартиру – забрали, захотели машину – забрали, чей-то бизнес захотели - и ты либо им платишь, либо тебя вывезут и больше родные тебя не увидят. Тогда они нас долго возили по Киеву, мы им предложили долю в бизнесе, они согласились и отвезли нас назад. После чего мы уехали вообще из Украины. Еще была надежда, что мы сохраним бизнес и вывезем оборудование за границу". 

КАЗНЬ 

Спасти свой бизнес Лужецким не удалось. Площадка во Львове, где содержались механизмы компании, была разграблена. Родственница львовского судьи, в качестве гаранта безопасности введенная в долю компании, лишь улыбаясь, развела руками. Пришла пора спасать семьи. 
"23 июля 2014 года мы прилетели во Львов забрать семьи, - рассказывает Ярослав. - У меня как раз родился младший сын, ему был месяц. И, судя по всему, нас уже ждали. Это мы теперь уже знаем, что с самого первого дня, когда мы спустились с трапа самолёта, нас вела контрразведка". 
"А 25-го (июля) нас уже арестовали, - вспоминает Дмитрий. - Как выяснилось, активная гражданская позиция - уже преступление! Да, мы могли собрать митинг протеста, оказывали посильную поддержку людям Донбасса – собирали помощь детям, на помощь раненым. И в этом власть видела нашу опасность. Того, что уничтожили наш бизнес, им показалось мало, им надо было уничтожить нас физически". 
"Дело тогда было так, - рассказывает Ярослав. - Мы встретились с человеком по поводу митинга на Западной Украине. Не политического митинга, кстати, чисто по социальным вопросам. И вот в процессе разговора, он вдруг сказал, что у него, якобы, есть люди, которые хотят попасть в ополчение. И вот тут, во время этого разговора, всё и произошло. Я даже не успел сообразить, что происходит и как я оказался на полу, лицом в луже собственной крови. Мурыжили нас там три часа, а потом надели на голову чёрные мусорные пакеты и повезли порознь". 

"Расскажу за себя, - говорит Дмитрий. - Надели пакет, посадили в микроавтобус, заломили назад забитые в наручники руки. Как-то затянули кулёк так, что мне нечем было дышать. Я его незаметно прогрыз, потому что просто задыхался. Они это тут же заметили, надавали мне по голове и поверх надели ещё один кулёк. Но я и его прогрыз. Приехали, остановились, вышли, согнули пополам и просто без слов начали бить ногами по ребрам, груди, животу и везде по телу. Адвокат после фиксировал у меня всё тело чёрное вот здесь (показывает на себе). Потом поставили на колени, и я увидел возле себя брата". 
"Ещё когда мы находились на той летней площадке, все происходящее казалось мне нереальным, что так вообще не может быть, - отмечает Ярослав. - Мы общались, пили пиво, и тут залетают быки в масках с автоматами: "Все на пол! СБУ!". Такое же ощущение, что снимается кино, я им говорю: "Ребята, вы ошиблись!" - тут же получаю прикладом в голову и темнота, потерял сознание". 
"Пришёл в себя, лежу, уткнувшись в лужу собственной крови, - продолжает Ярослав. - Слышу над головой: "Откачай его, а то окочурится!". Я опять же не могу осознать, что это с нами на самом деле происходит, говорю им: "Где мой адвокат?". После второго удара я не стал больше дергаться, понял, что мне просто проломят голову. Потом он еще ногой вдавил мне лицо в брусчатку. Так я пролежал около часа. Сзади в наручники забили по максимуму, а сверху на меня ещё сел один. Потом поставили на колени, начали фотографировать, наверно хотели оставить на память, показать какие они герои. Ну, как на охоте: бравые охотники и добыча". 

"Подняли, поставили в угол, я пытался глазами найти брата – мы двойнята, переживаем друг за друга, больше чем за себя. И каждый раз, когда я поворачивал голову, меня били по почкам. А когда посадили в машину, я понял, что его забрали совсем в другое место. В отличие от Димы, я не догадался прогрызть пакет. Когда ты в этом пакете, у тебя пот идёт, после побоев кровь из носа, губы кровят, ты всем этим дышишь или не дышишь, захлёбываешься, задыхаешься и такое оглушённое, полуобморочное состояние", - вспоминает Лужецкий. 
"Всю дорогу мы были уверены, что нас везут убивать. Так как мы знали Тернополь, мы понимали, что нас везли не в СБУ, а за город. Началась непонятная дорога с ямами. Я всю дорогу молился, читал 90-й псалом ("Живый в помощи"), а их это ещё больше раздражало, прям корёжило бесов. Наконец, мы остановились, меня вывели, сняли пакет, чтобы я смотрел, как бьют Диму. Его били непрерывно, он был в пакете у самого обрыва. Нас, оказывается, вывезли в песчаный карьер. Пришла мысль, что нас привезли казнить, чтобы я смотрел, как будут убивать моего брата", - рассказал Ярослав. 
"Как я понял, они хотели, чтобы мы взяли на себя покушение на (мэра Львова, лидера украинской партии "Самопомощь"Андрея) Садового", - уверен Дмитрий. 
"Да, именно так… и тут с него сняли пакет, поставили лицом к обрыву, - вспоминает Ярослав. - И меня поставили возле него также лицом к обрыву, не снимая наручников. Мы понимали, что это расстрел. Со слезами на глазах я посмотрел на него, а у нас договорённость, что если с кем-то из нас что-то происходит, то у второго не два, а четыре сына. И, глядя друг другу в глаза, мы сказали "прости-прощай". В этот момент прогремел выстрел, я потерял сознание и упал. Когда пришёл в себя, надо мною стояли СБУшники и опять фотографировались. А я всё не мог понять, неужели смерть так изнутри выглядит. Они в тот момент ещё и прикалывались с нас, говорят, мол, смотри – дохлые сепары валяются". 

ГЕСТАПО В СБУ 

Избитых, находившихся в полуобморочном состоянии братьев вновь бросили в автомобили и на трое суток, снимая с головы пакеты лишь в момент допросов, отправили в СБУ. 

"В СБУ мы пробыли 72 часа, пока суд не дал санкцию на наш арест, - рассказывает Дмитрий. - Все эти 72 часа нас периодически отводили в подвал и там пытали. Если одним словом, то СБУ - это гестапо. Мне несколько раз совали иголки под ногти. Но самое страшное было, когда клали тряпку на лицо и лили воду. Пишут, что это, мол, эффект утопления. На самом деле, когда тебя поливают водой, то ты не можешь ни дышать, ни захлебнуться ты тоже не можешь – ты просто умираешь и сходишь от этого с ума". 
"А меня электрошокером били по пяткам, - вспоминает Ярослав. - Отдаётся в почках и ощущения такие, словно у тебя все внутренние органы сжигаются, сжимаются и вот-вот лопнут". 
"Все эти 72 часа нам не давали ни воды, ни еды и мы не спали, - подчеркивает Дмитрий. - Я один раз уснул на столе с застёгнутыми руками, просто вырубился. Пришел в себя от того, что кто-то выбил табурет из-под меня и сказал: "Вам спать нельзя". После этого скотчем или какой-то лентой мне приклеивали веки, чтобы я не смог закрывать глаза. От этого голова просто разрывается". 
"Когда его допрашивали, приводили и меня, - вспоминает Ярослав. - Я слышал его крики, ведь человек не железный, он не может терпеть такое, такую дикую боль, когда тебя так пытают. Тем самым пробовали на меня ещё больше надавить. Но мы ничего так им и не подписали". 
"Важное скажу, - перебивает брата Дмитрий. - После этого расстрела нам уже было ничего не страшно. Не то, что в прямом смысле не страшно боли и пыток. Нет, страшно, конечно. Но ты уже не боишься смерти, будто бы ты её уже пережил, уже умер и ты не боишься, что дальше произойдёт. А они не могли этого понять. Интересовались: "Кто вас готовил к допросу?" Не могли понять, как мы держались все эти сутки". 
"Один раз встретились", - напомнил Ярослав. 

"Да! Был такой момент! – поддерживает его Дмитрий. - Нас вывели в туалет один раз одновременно, и, думаю, специально. Я смотрю - у него вот это всё в крови, но я сказал ему: "Братик! 63-я!". Имея в виду 63-ю статью Конституции Украины, по которой ты имеешь право не давать показания на себя и своих близких. Они даже в протоколах отмечают, что, мол, ты знаешь свои права. Не знаю, на какой эффект эсбэушники рассчитывали, сведя нас, но я был рад, что увидел его и успел сказать за 63-ю". 
"Еще мы очень переживали за семьи", - вспоминает Ярослав. 
"Да. У нас у всех провели обыски к моменту задержания, - отмечает Дмитрий. - Когда проводили допрос, один из старших группы начал говорить, что у тебя, мол, дети маленькие и жена молодая. Так что - либо ты нам говоришь, то, что нам надо, либо дети сейчас будут смотреть, как их мать будут насиловать…" 

ПРИГОВОР 

Через 72 часа пыток в застенках СБУ Лужецких повезли в суд. 
"Меня умыли, чуть-чуть подмарафетили, - вспоминает Ярослав. - А на камеру и до этого, с момента задержания, все время записывали с одной, с выгодной стороны, чтобы не снимать побоев. И вот привезли нас в суд, и тут случилась встреча с семьей. Когда меня жена увидела, она испугалась. У неё на руках был месячный ребёнок. А это всё снимали украинские СМИ. И во время вынесения вердикта, когда ушли судьи, я всё время смотрел на жену и ребёнка, произносил одними губами: "Держись!". Я не знал, что именно столько лет придётся держаться. Пришёл судья и дал санкцию на арест – два месяца. Выходя из зала, я прорвался сквозь журналистов и впервые увидел своего второго сына, а он вдруг осознано посмотрел и улыбнулся мне. Месячный ребёнок как будто хотел сказать: "Папа, держись! Всё будет хорошо…". Я запомнил этот взгляд, первое время в СИЗО мне помогало это воспоминание, я понимал, что не имею права сдаться (с трудом сдерживает слёзы), как будто этот месячный ребёнок за тебя молится". 

"Нам каждые два месяца продлевали санкцию, - продолжает рассказ Дмитрий. С октября 2014 года по февраль 2016 у нас шли суды, а мы сидели всё это время в одиночных камерах. 16 февраля 2016 года нас повезли на суд с температурой – у нас обоих началось воспаление лёгких, чему было подтверждение врача – нам вызывали "скорую". Это, как говорится на тюремном жаргоне, была "уработка" – они так давили на нас: столько время непрерывно находиться в одиночке очень тяжело, человек сходит с ума. Все наши ходатайства суд отменял. И тогда сказал: "Зачем вы нас вообще сюда возите, если отменяете все наши ходатайства?!". Тогда нас просто удалили из зала суда, после чего заседания проходили без нашего присутствия. 19 февраля нас привозят в суд, в боксы для содержания заключённых в подвале, вот мы там просидели, а судья даже не вызвала нас, чтобы зачитать приговор. А потом 22 февраля опять везут в суд, и секретарь тупо вручает приговоры: мне – 15 лет, брату – 14". 

Однако братья не сдавались. Была подана апелляция, и в июле 2016 года приговор был отменен. 
"В ходе следствия были нарушены все возможные права, - вспоминает Дмитрий. - Нас осудили по целой пачке статей уголовного кодекса. Точнее, по третьей части 109-й статьи (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти). Потом, по второй части 110-й (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). По 111-й (государственная измена). И вдобавок по нескольким частям 258-й статьи – создание террористической организации, содействии совершения терактов и финансирование терроризма. Потом посмотрели, что да как присудили, и, видимо, посчитали, что если мы дойдём до Европейского суда, то у них будут большие проблемы".

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!

Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.

Войти


  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.