flamberg

Борьба с терроризмом в Индии

1 пост в этой теме

Индия противостоит международному и внутреннему терроризму более полувека. Ее опыт интересен и важен для нас по множеству причин.

Во-первых, и в России, и в Индии значительная часть экстремистских организаций отождествляет себя с миром ислама, хотя не всегда является его подлинным представителем. Во-вторых, атаки боевиков, как в России, так и в Индии, нередко направлены против крупных мегаполисов: вспомним трагедию «Норд-Оста» и атаки террористов в Мумбаи в 2008 году. В-третьих, в обеих странах боевики выступают с требованиями отделения от метрополии и создания независимых государств, пользуясь сочувствием некоторой части местного населения (Чечня и Кашмир). В-четвертых, с некоторыми оговорками можно констатировать схожесть театра военных действий в наиболее горячих точках России и Индии (покрытые «зеленкой» горы и долины Северного Кавказа, штатов Джамму и Кашмир). В-пятых, обе державы являются многонациональными и многоконфессиональными, что порождает конфликты, в том числе и на этнорелигиозной почве. В-шестых, и Москва, и Дели категорически отказываются от международного посредничества при урегулировании вооруженных внутренних конфликтов. Наконец, в-седьмых, и там, и у нас сепаратисты пользуются поддержкой различных зарубежных структур, в том числе и государственных.

Нужно также принять во внимание огромные масштабы терроризма в Индии – от действий боевиков здесь ежедневно гибнут минимум три человека. В нашей стране такого, слава богу, нет, но где гарантии того, что получившие солидный боевой опыт солдаты ИГ (запрещенного в России) не попытаются активизировать сепаратистские движения в Поволжье и на Северном Кавказе, делая ставку на уже проверенную тактику террора? Напомним, что Нью-Дели всегда и безоговорочно поддерживал действия Москвы против чеченских сепаратистов, равно как и Кремль неизменно выступает за территориальную целостность Индии.
 

 


В начале XXI столетия обе страны предприняли конкретные шаги по координации совместных усилий, направленных против экстремистов. В частности, в 2002 году во время визита Владимира Путина в Нью-Дели в соответствии с двусторонним Меморандумом о взаимопонимании была создана российско-индийская рабочая группа по борьбе с международным терроризмом. Среди ее задач обмен знаниями и опытом в предупреждении и пресечении терактов, таких как захват заложников и угон самолетов, подготовка бойцов спецподразделений, совершенствование оружия и технической защиты. Иными словами, сотрудничество двух стран носит конкретный характер. По понятным причинам российских силовиков в первую очередь интересует противостояние их индийских коллег боевикам, именующим себя мусульманами.
Происхождение «борцов за веру»

В 1947 году Великобритания потеряла жемчужину свой короны, однако уход англичан повлек за собой раздел страны на собственно Индию и мусульманский Пакистан. Этот процесс носил неизбежный характер и стал следствием арабских завоеваний северо-западной части полуострова Индостан, в результате которого уже примерно к XI веку население долины Инда и Западной части Гималаев стало на 80 процентов мусульманским. В XIX столетии в этом регионе было образовано полунезависимое княжество Джамму и Кашмир. В 1947-м его жители должны были решить вопрос о присоединении к Индии или Пакистану. Разумеется, большинство проживавшего в регионе мусульманского населения высказались за вхождение в состав родственного в культурно-этническом плане Пакистана. Однако правящая элита княжества состояла из индийцев, поставленных в свое время британцами над местным исламским населением. Возглавлявший Джамму и Кашмир Хари Сингх первоначально пытался создать независимое государство, однако расположенные на территории княжества мусульманские войска выступили против этого. Кроме того, пакистанское правительство спровоцировало вторжение в Кашмир живших на его северо-западной границе воинственных пуштунских племен, также, как известно, исповедующих ислам. Угроза присоединения княжества к Пакистану заставила Сингха обратиться за военной помощью к Дели, предоставленную в обмен на вхождение Джамму и Кашмира в состав Индии. Сингх дал положительный ответ, что повлекло за собой начало кровавого конфликта, конца которому не предвидится.
 

Большая охота «Черных котов»



Три войны, полыхавшие между Индией и Пакистаном за спорные территории, не принесли решительной победы ни одной из сторон. Противостояние двух государств усугубляется еще и тем, что ислам и индуизм не просто разные религии, но и принципиально несовместимые с точки зрения системы ценностей, отношения к жизни и смерти, этнокультуры, носители которых к тому же не прекращают вооруженной борьбы друг с другом.

Понимая, что добиться независимости Джамму и Кашмира от Индии или вхождения этих штатов в состав Пакистана посредством восстания не представляется возможным, ряд организаций, именующих себя мусульманскими, сделали ставку на террор. Среди них наиболее сильная – базирующаяся в Пакистане «Харакат-уль-Муджахедин», что переводится как «Движение борцов за веру». Название соответствует целям, которые ставят перед собой лидеры организации: защита интересов мусульман во всем мире. С точки зрения руководства «борцов за веру», парламентаризм, равноправие мужчин и женщин, демократия в ее западном понимании неприемлемы для исламского общества. Таким образом, «Харакат-уль-Муджахедин» представляет опасность в том числе и для России. Примечательно, что созданная в начале 80-х, эта группировка ставила перед собой целью борьбу против советских войск в Афганистане. Позже при ее помощи талибы захватили Кабул и свергли режим Наджибуллы. Один из источников финансирования «Движения борцов за веру» – пожертвования, собираемые для нее в мусульманских странах – Саудовской Аравии прежде всего. Организация носит международный характер, в ее рядах сражаются выходцы из многих исламских государств.

Важно отметить, что «Харакат-уль-Муджахедин», во-первых, занимает крайне негативную позицию относительно любых мирных контактов Индии и Пакистана по поводу решения кашмирского вопроса, во-вторых, выступает за передачу Исламабадом ракетных технологий другим мусульманским странам. Западные и индийские спецслужбы установили, что «Движение борцов за веру» пополняется и за счет бывших военных, в том числе высокопоставленных. Так в свое время «Харакат-уль-Муджахедин» возглавлял Хавед Насир, экс-руководитель пакистанской разведки.

Активную поддержку мусульманским экстремистским организациям в Кашмире оказывают афганские моджахеды – в основном талибы. Еще в 1993 году они инициировали объединение крупнейших исламистских организаций Кашмира в единый «Харакат ул-Ансар», целью которого является борьба не только за независимость Кашмира, но и против всех антиисламских сил.

Характерной чертой действующих против Индии – и, как показал опыт двух чеченских войн, против России – террористических группировок, отождествляющих себя с исламом, является их многонациональность. В расположенные на территории Пакистана лагеря прибывают мусульмане из Америки, Африки, но главным образом из арабских стран. Нужно отметить, что сосредоточенные на северо-западе Индии экстремистские организации делятся на две части.

К числу первых относятся группировки, состоящие собственно из кашмирцев-мусульман, среди них следует выделить наиболее многочисленную «Хезб-уль-муджахедин», а также менее значимые: «Армия освобождения Кашмира», «Аль-Джихад», «Муслим джанбаз форс», «Исламский фронт». Ко второй группе относятся имеющие, как мы уже отметили, интернациональный состав «Харакат-уль-Муджахедин», «Джайиш-и-Мухаммад», «Лашкар-и-тойиба».

В целом рубеж третьего тысячелетия Индия переступила с багажом примерно в полтора десятка экстремистских организаций. Они осуществляют теракты главным образом на территории Кашмира, куда боевики проникают из Пакистана, и на восточном направлении – на границе с Бангладеш. Это если не считать базирующихся в Индии террористических организаций марксистского и маоистского толка, а также сикхских экстремистских группировок.

Какова тактика террористов на территории Индии? По словам российского индолога, редактора издающегося в Дели журнала New Theme in Russian-Indian Affairs Ирины Козыревой, схема сотрясших Индию за последнее десятилетие терактов отражает уже привычную логику террористов: нанесение ударов в местах максимального скопления людей.

В Кашмире экстремисты ориентированы на акции против немусульманского населения с тем расчетом, что рано или поздно индусы начнут покидать спорные территории, это создаст этнический дисбаланс и станет дополнительным аргументом в пользу сторонников присоединения к Пакистану. Обратим внимание, что примерно той же тактики придерживались в отношении русского населения действовавшие в Чечне бандформирования. Атаки боевиков в местах большого скопления людей влекут за собой огромные жертвы, в том числе среди женщин и детей, причем не только среди индусов, но и среди мусульман. И вновь мы видим явные аналогии с Северным Кавказом.

Нередко подвергаются нападениям индийские военные городки, что приводит к гибели военнослужащих и членов их семей. Террористы также занимаются захватом гражданских автобусов, похищением индийских офицеров и иностранцев, главным образом европейцев. Многие из них были убиты.

В 1999 году боевики «Харакат-уль-Муджахедин» в аэропорту непальской столицы Катманду похитили самолет и заставили экипаж лететь в Кандагар. Тогда правительство Индии пошло на уступки террористам – редкий случай – и в обмен на жизни 154 заложников освободило троих боевиков. Еще раз подчеркнем, что по характеру действий террористы в Индии немногим отличаются от «коллег» в России – вспомним повлекшие большие жертвы взрывы в столичном метро, аэропорту Домодедово.

Принципиальная разница в том, что, во-первых, у нас в стране экстремисты, совершающие преступления, далеко не всегда берут на себя ответственность за них. Во-вторых, действующие в Чечне боевики в большинстве своем не занимались похищением иностранных граждан, поскольку старались придать себе на Западе имидж борцов за свободу. Хотя и здесь были исключения.
Наставник неизвестен

Спецназ (коммандос) в Индии был создан британцами в самом начале Второй мировой войны. По сути им стали парашютно-десантные войска, прекрасно зарекомендовавшие себя в боях на севере страны против японцев и в Средиземноморье. Основу индийских десантных подразделений составляли сикхи и гуркхи. С обретением страной независимости коммандос приняли активное участие в боях против пакистанской армии и в противостоянии мусульманским и сикхским террористам.

В Кашмире спецназ проводит главным образом контрпартизанские операции небольшими группами, как правило, по шесть человек. В их задачи входят проникновение на контролируемую экстремистами территорию, корректировка действий военной авиации, а также уничтожение опорных пунктов боевиков, для чего спецназовцы нередко действуют под видом террористов.

Этот опыт индийцы приобрели в Шри-Ланке, когда коммандос в униформе тамильских боевиков отправлялись в глубокие рейды по территории противника. В тактические задачи индийского спецназа также входит минирование дорог, по которым осуществляется снабжение террористов и передвижение их боевых групп.

За полвека борьбы с боевиками индийский спецназ доказал свою эффективность, однако ему так и не удалось разгромить экстремистские организации и не только потому, что они базируются на территории сопредельного Пакистана. Проблема в том, что действия террористов имеют под собой прочную идеологическую базу. Несмотря на существенные потери, ряды фанатично настроенных боевиков постоянно пополняются.

Как это ни странно будет звучать, но подразделение, специализирующееся исключительно на борьбе с терроризмом, появилось в Индии только 1984-м. В тот год две тысячи сикхов захватили расположенный в столице Пенджаба Амритсаре Золотой храм. Переговоры ни к чему не привели, и тогда президент Индира Ганди отдала приказ на штурм.

Начались ожесточенные бои, продолжавшиеся два дня. В самой крупной в мировой истории антитеррористической операции «Голубая звезда», закончившейся полной победой правительственных войск, разумеется, участвовали и спецподразделения. Потери среди них оказались относительно невелики – 17 бойцов (всего погибли 80 военнослужащих), боевиков уничтожено порядка 500 человек. Однако после завершения операции индийские спецназовцы выразили недовольство тем, что их использовали не по назначению.

Критика была справедливой: хорошо сражающиеся в условиях горно-лесистой местности Кашмира коммандос оказались мало приспособлены к боям в изобилующем подземными коммуникациями густонаселенном мегаполисе, где каждый дом превращен в опорный пункт. Правительство согласилось с претензиями и спустя год приняло закон о национальной безопасности, по которому было создано элитное спецподразделение National Security Guard (NSG), более известное как «Черные коты». Название укоренилось из-за цвета формы, которую носят бойцы NSG. Кто обучал спецназовцев, точно сказать невозможно, процесс формирования и подготовка данного подразделения держатся в строжайшем секрете по сей день. Сошлюсь на Евгения Гройсмана: «В то время с израильтянами и американцами, сыгравшими существенную роль в подготовке индусов в 90-х, тесных контактов еще не было. Немцы же не очень стремятся делиться опытом. По всей видимости, помощь оказали англичане – либо действующие сотрудники SAS, либо ветераны».

Вскоре «Черным котам» представилась возможность показать себя в деле: в 1988-м сикхи вновь захватили Золотой храм, но на этот раз в ходе антитеррористической операции «Черный гром» коммандос действовали более грамотно, о чем свидетельствует отсутствие потерь среди них.

Бойцы NSG участвовали во многих операциях и против мусульманских, и против сикхских боевиков. Как правило, они действуют группами по десять человек, которые сами планируют действия по нейтрализации боевиков. Однако основное предназначение «Черных котов» – освобождение заложников. Именно для этого готовят бойцов. Любопытная деталь: индийские коммандос, в том числе и подразделение «Черные коты», на 10 процентов состоят из женщин, в задачу которых входит, помимо прочего, сопровождение самолетов на тревожных рейсах в должности воздушных маршалов – крайне актуальный и для нас опыт.

Сотрудничество российских и индийских спецподразделений носит довольно тесный характер и выражается в совместных тактико-специальных антитеррористических учениях «Индра», которые проходят в наших странах с 2003 года попеременно. Например, проводившиеся в 2007-м тренировки под Псковом включали десантирование и действие совместных групп в лесистой и пересеченной местности с задачей уничтожения условных баз боевиков. Собственно, этим и занимаются в горах Чечни российские, Кашмира – индийские спецназовцы.

Двумя годами ранее бойцы нашего 104-го гвардейского парашютно-десантного полка принимали участие в аналогичных, но более масштабных учениях в Индии в присутствии министров обороны двух стран. Взаимодействие и обмен опытом упрощается наличием в двух армиях одинакового вооружения. В частности, обе страны располагают транспортными самолетами Ил-76, вертолетами и схожими парашютными системами.

К относительно слабым сторонам индийского спецназа следует отнести его недостаточную техническую оснащенность, текучесть кадров и отсутствие единой структуры, которая координировала бы действия спецподразделений. Тем не менее названные проблемы постепенно решаются, растет эффективность действий коммандос, плодотворное сотрудничество с российскими коллегами приносит несомненную пользу обеим странам.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!


Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.


Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.