Drew

военные рассказы

Recommended Posts

И вот - Сирия. Или, как уже было принято говорить - "юга", "Саратов" или "Артек". Уже месяц здесь. Уже есть "сирийский" опыт. Уже есть увеличение личного счёта. Есть горячее желание наказать тех, кто поднял руку на Красный Крест, кто убил наших девочек - медицинских сестер мобильного госпиталя. 
А дома его ждёт жена и маленькая дочь. Малышка смотрела отцу в глаза, плакала, и говорила: "папа, вернись быстрее". Он поцеловал дочь, жену и уехал. 
И ты никогда не знаешь, увидишь ли ты снова свою семью. 
Такова предначертанная судьба элитного спецназа. 
.................................................................................................................................. 
 
К утру буря стихла, и снайпера зашевелились, стряхивая с себя пылеобразный песок. Змей аккуратно выглянул из развалин, удовлетворенно отмечая, что их следы были надежно занесены песчаной пылью, а следовательно, снаружи нельзя было выявить их прибытие на огневую позицию. 
Бурый, с которым Змей работал в паре, пробрался на остатки первого этажа. Здесь под покосившейся от взрыва стеной, он разложил свой каремат, и установил "Манлихер" на сошку. Поле зрения из глубины развалин открывалось совсем небольшое, буквально полметра на треть метра, но этого вполне хватало, чтобы наблюдать в прицел участок местности, на котором находилось одноэтажное здание с окружающими его навесами. Там, по данным разведки, находился отряд боевиков, причастный к убийству российских медсестер мобильного госпиталя. Гасан и Бача, которые имели с собой крупнокалиберную винтовку АСВКМ, расположились в полуподвале - в помещении, смежном с тем, в котором пережидали ночную бурю. Их сектор наблюдения и стрельбы так же был очень узок. 
Вскоре Змей поставил трипод с прибором наблюдения и через щель в стене стал осматривать объект. Возле здания сновали вооруженные люди, под навесами располагались пикапы боевиков, на которых они привозили к месту атаки на госпиталь свои баллономёты и миномёт. Во всем чувствовалась расслабленность "воинов умеренной оппозиции" - у них даже не были выставлены посты, и ни одна машина, по всей видимости, не находилась в положении боевого дежурства. 
- Тысяча сто двадцать метров, - сказал Змей. 
- Есть, - ответил Бурый. 
- Я измерил тысячу сто восемнадцать, - сказал снизу Гасан, с юморком имитируя возмущение. 
- А сантиметры? - пошутил Змей. 
- Да ну их, - отозвался наводчик второй пары. - В другой раз посчитаю. 
- И то - верно, - усмехнулся Змей. 
Было слышно, как находящаяся внизу снайперская пара накручивает на своего крупнокалиберного монстра огромную банку тактического глушителя. В обычном режиме выстрел из АСВКМ следует производить исключительно в наушниках, иначе можно лишиться барабанных перепонок. Жаждущие невидимости "солнышки" еще месяц назад буквально в тупик поставили краснодарского мастера, предложив ему изготовить глушитель на крупнокалиберную винтовку. Тот долго считал объём расширения пороховых газов при выстреле, мудрил над устройством сепаратора, но в конечном итоге явил заказчику вполне работоспособный образец, который преобразовывал оглушительный грохот в слегка растянутый по времени хлопок, соизмеримый со звуком автоматного выстрела. Полигонные испытания вселили в "крупнокалиберных" снайперов уверенность в своей незаметности, чем они сейчас и не преминули воспользоваться. 
- Глушитель где? - спросил Змей своего стрелка. 
- Сейчас будет, - отозвался Бурый. 
Тактические глушители могут использоваться со штатным патроном, нисколько не влияя на его баллистику, но сильно рассеивая звуковую волну до степени невозможности установить направление на источник звука уже с двухсот-трехсот метров. Плюс ко всему такие устройства полностью исключают вспышку выстрела - что коренным образом решает успех обеспечения скрытности в процессе ночной стрельбы. При стрельбе с подобным глушителем на километровую дальность, звуковая и зрительная необнаружаемость снайперской позиции полностью гарантирована. 
Вопреки расхожему мнению, в снайперской паре наиболее подготовленным является не тот, который нажимает на спуск винтовки, а тот, который сидит рядом со стрелком, ведет наблюдение за целью и готовит данные для стрельбы. Работа наводчика - выявить цель, рассчитать поправки для производства точного выстрела в зависимости от факторов, влияющих на отклонение пули от теоретической траектории, определить для стреляющего установки прицела. Стрелок вносит в прицел сказанные ему поправки и производит выстрел. Наводчик, по хорошо видимым в прибор наблюдения турбулентным завихрениям воздуха, оставляемым летящей пулей, а так же по видимой точке попадания, корректирует следующий выстрел - и так, пока цель не будет поражена, или не выйдет из зоны поражения. При определенных условиях, правильно рассчитав все факторы, можно добиться поражения цели с первого выстрела даже на весьма значительных дальностях - к чему и стремятся все уважающие себя снайпера. 
Змей положил перед собой блокнот и стал карандашом заносить туда необходимые данные: записал измеренную дальность, температуру воздуха, размер деривации. 
Продолжив визуальное изучение объекта, за полчаса Змей насчитал всего двенадцать человек, обнаружил на крыше спутниковую антенну серьезной станции космической связи, которой у простых боевиков явно быть не должно, и кроме того, определил, что как минимум двое из наблюдаемых людей явно не были аборигенами - по манере держаться, по элементам снаряжения и цвету лица, это были не боевики. 
- Пиндостанцы, - резюмировал Змей. - Справа второй, наблюдаешь? 
- Вижу, - Бурый слегка переместил ствол винтовки, тут же подобрался всем телом, чтобы не вытягиваться на цель силой мышц, а сохранить естественную точку прицеливания. - Гасим урода первым? 
- Ты же слышал, на постановке задачи, было особо указано - американцев не убивать. 
- "Не убивать" я слышал, - ответил Бурый. - Могу ранить в ногу. Пусть лежит и думает о своём поведении. Если сдохнет - видит Бог - я не хотел. Сам помер. Я стрелял только в ногу. 
- Обсудим, - кивнул Змей. 
- Командир, - раздался снизу голос Гасана. 
- Чего тебе, мой юный друг? 
- На крайней справа машине высокая антенна-куликовка. На ней привязан зеленый флажок джихада. Наблюдаешь? 
- Вижу, - Змей довернул свой прибор наблюдения и точно - небольшой кусочек зеленой материи безжизненно висел на трехметровой высоте наборной антенны - сигнализируя о полном отсутствии ветра на данном участке местности. 
- Прям подарок для нас, - съязвил снизу Бача. 
- Ага, - улыбнулся Змей. - Личный вклад от воинов джихада в свою собственную погибель. 
- Не в погибель, - встрял Бурый. - А в переход к гуриям... 
Все четверо расхохотались. 
Пронаблюдав за объектом еще пару часов, пришли к выводу, что враг никуда не торопится. Справа ожила примыкающая асфальтированная трасса - по ней стали ездить машины и даже двинулись пешеходы. До трассы было около километра, и это уже следовало учитывать - как бы оттуда не пришла помощь боевикам, начни снайпера уничтожать людей на объекте. Для этого Змей, побродив по развалинам, наметил еще две позиции, с которых можно было бы попытаться отразить атаку со стороны дороги. 
После полудня перекусили, немного отдохнули и стали готовиться к главному - к реализации справедливого возмездия. 
К "Манлихеру" у Бурого было четыре магазина по десять патронов - один магазин в винтовке, три он выложил перед собой. Еще пару пачек патронов он выложил ближе к Змею, предполагая, что с началом результативной стрельбы наводчику можно будет отвлечься на наполнение опустошаемых магазинов. Расположенный в полуподвале "главный калибр" имел два заряженных магазина по пять патронов и еще штук сорок в специальной сумке. Еще какое-то количество боезапаса находилось в рюкзаке, но Бача считал, что ему для выполнения задачи с лихвой хватит и того, что было под рукой. 
- Эй, двое, - Змей обратился к нижесидящим. - Вы пыль перед стволом размели? 
- Нет, - честно ответил Гасан. - Одну минуточку... а у кого спиннинг? 
- У меня к рюкзаку приторочен, - ответил Бурый, не отводя головы от щеки приклада. 
Гасан перебрался в "жилой" полуподвал, где лежало ненужное при стрельбе имущество, и достал телескопическую удочку, которая в сложенном виде была не больше полуметра. Закрепив на её конце специальную губку, Гасан вернулся на позицию, разложил удочку и стал с её помощью убирать пыль перед стволом АСВКМ. На это ушло несколько минут, за которые Бача успел своему наводчику предложить работу в клининговой компании "с хорошей зарплатой и соцпакетом". Бурый успел предложить Гасану произвести уборку в его квартире сразу по возвращению из "Саратова" в родные пенаты. Змей же успел обнаружить третьего иностранца в числе наблюдаемых боевиков. 
- А вот и третий. 
Его рассмотрели более внимательно. По всему чувствовалось, что он там всем заправляет. 
- Командир, - снизу раздался голос Гасана. 
- Чего тебе? 
- А знаешь, чем отличается русский снайпер от иностранного? 
- Национальностью? 
- Ну... не только. 
- Чем еще? 
- Тем, что он после выстрела лезет к убитому снимать дорогие натовские шузы. 
Все давно знали этот избитый снайперский анекдот, но всё же посмеялись - ведь Гасан старался, рассказывал. На самом деле по результатам боёв уже был издан ряд приказов, запрещающих снайперам выходить к врагу за подтверждением своего результата. Ибо находились и такие отчаянные парни - с которыми, судя по резкости приказов, определенно произошли какие-то неприятности. С недавних пор подтверждением результатов боевой работы признавалась видеозапись целей в момент их поражения - для чего появились и прицелы, и приборы наблюдения, оснащенные встроенными видеокамерами. Так же был и страхующий начальство бесконечно жизнерадостный приказ, запрещающий снайперам сил специальных операций приближаться к линии фронта ближе, чем на пятьсот метров - мол, работайте с безопасного расстояния, у вас замечательные, дальнобойные стволы... и повсеместно приказ этот нарушался. Впрочем, в данной ситуации этот приказ неукоснительно исполнялся - снайперская группа отстояла от линии фронта куда дальше, чем пресловутые пятьсот метров... 
- Начинаем, командир? - спросил Бурый. 
- Сейчас, - Змей привстал со своего места и осмотрел подходы к развалинам. 
В радиусе километра не было ни души. 
- Всем внимание! - Змей повысил голос. - Американцев не убивать. По готовности - огонь! 
Бурый загнал патрон в патронник, приложился к винтовке, немного пошевелился, выбирая положение, при котором появится естественная точка прицеливания - на конкретной цели, удаленной от него более чем на километр. 
- Боковая поправка - ноль, - сказал Змей. - Полное безветрие... 
- Есть, - ответил Бурый, удостоверившись, что маховичок горизонтальных поправок прицела выставлен на ноль. 
- На фоне стены стоит, справа от окна... - подсказал Змей первую цель, руководствуясь тем, чтобы в случае промаха первого выстрела, по попаданию пули в стену можно было судить о величине необходимой поправки. 
- Вижу. 
Бурый установил перекрестье "мил-дота" ровно в центр груди человека, неподвижно стоящего на фоне стены. Дальность он уже выставил, прокрутив маховичок вертикальных поправок. 
- Видео пошло, - сказал Змей, включив свой прибор наблюдения в режим видеозаписи. 
Он вскинул руку и посмотрел время. Надо запомнить для последующего отчета о проделанной работе... 
Бурый вывел параллакс в норму, включил видеокамеру и начал обработку спуска. На "Манлихере" SSG-08 устройство спускового механизма не подразумевает задержку спускового крючка на "предупреждение", и поэтому многие снайпера, считающие для себя "предупреждение" более комфортным фактором, сами дорабатывают свои винтовки. В частности Бурый под спусковой крючок на обычный суперклей приклеил кусочек школьной стирательной резинки, обрезав её таким образом, чтобы в последнюю долю миллиметра она обеспечивала упор в неё спускового крючка. Ощутив сопротивление спуска, снайпер понимал, что до выстрела остаётся лишь одно слабое шевеление указательного пальца. 
Тыщщщ! 
Глушитель растянул звук выстрела, а винтовка толкнула Бурого в плечо. Отработанным движением он тут же выбросил стрелянную гильзу, и загнал в ствол новый патрон. 
В свою оптику Змей увидел полёт пули - даже не саму пулю, а только возмущение воздушных масс, которые пришли в движение, пронзённые несущейся смертью. Турбулентный след стремительно приближался к ничего не подозревающему человеку, который, как ни в чем не бывало, продолжал стоять на месте. Спустя две секунды пуля достигла цели, пробив её насквозь и уже за человеком выбив из стены небольшое облачко пыли. 
- Цель, - подтвердил Змей попадание. 
Дальше снайпер уже сам выбирал, кого ему валить следующим. 
- На углу, - бросил Бурый. 
Змей увидел, как у здания застыл, видимо, от удивления, человек. Снова прозвучал хлопок выстрела. Через две секунды человек упал. 
- Цель, - снова подтвердил Змей. 
В стане врага началось движение. Кто-то нагнулся над первым подстреленным, и тут же лёг рядом от третьего точного попадания. Четвертый выстрел Бурый сделал в проём окна, куда неосторожно высунулся один из боевиков. 
Из здания выскочило еще несколько человек, куда-то в сторону затарахтел пулемет, двое бросились к ближайшей машине. 
Снизу громко прозвучал выстрел "главного калибра", и Змей увидел, как стоящий на крыше здания пулеметчик, вместе с прикрывавшей его кирпичной кладкой, был буквально сметён на землю, совершив эффектный кувырок в воздухе. 
Еще одного боевика Бурый упокоил сразу, как только тот замер за рулем автомобиля. 
В суете, царившей на базе боевиков, Змей видел, как мечутся трое американцев - по ним никто не стрелял. Они были на открытом пространстве, и при других раскладах уже давно бы раскинули мозгами. Но они оставались живы, лишь с ужасом наблюдая, как один за другим разлетаются на кровавые ошмётки местные боевики. 
- Это вам за Галю, - упоённо шипел после каждого выстрела 25-летний капитан сил специальных операций. - Это вам за Надю... 
Первыми десятью выстрелами Бурый сложил семь человек. Сменив магазин, он начал было выцеливать бок человека, торчащий из-за угла, как его остановил Змей. 
- Спутниковую антенну надо сбить... 
- Есть, - отозвался снайпер. 
Снизу снова грохнул крупнокалиберный монстр - а на базе боевиков запылал пикап. 
Тремя выстрелами Бурый добился прямого попадания в антенну, которая, развалившись на фрагменты, упала с крыши на землю. 
- Больше никого не вижу, - сообщил снайпер. - Кроме американцев. 
Змей обшаривал прибором базу боевиков - было понятно, что уцелевший враг скрылся в самом здании, за толстыми каменными стенами. Бача поджег оставшиеся машины, попутно завалив еще одного боевика, пытавшегося найти за пикапами укрытие. 
- Половину перебили, - сказал Змей. - Остальных сейчас будем выкуривать... 
Минуты три никого не было видно, потом в оконном проёме появилась голова. Змей, разглядев в ней боевика, громко спросил: 
- Бача, в окне голову наблюдаешь? 
- Наблюдаю, - подтвердил снайпер. 
- Бей по стене прямо под голову. Посмотрим, пробьёт или нет... 
- Есть... 
Раздался выстрел. Под окном взметнулось облако пыли, в небо полетели обломки стены. Когда пыль осела, все увидели зияющий проём. 
- Замечательно, - удовлетворенно сказал Змей. - А теперь пройдись по всему дому. Бурый, принимай, кто выбегать будет... 
АСВКМ стала методично ломать укрытие, и буквально после трех выстрелов из здания выскочил вначале один, потом еще двое - они побежали по накатанной дороге в сторону асфальтовой трассы, которая располагалась примерно в километре от базы. Всё это пространство было открыто, и очевидно, пытающиеся спастись люди уповали избежать смерти за счет скорости своего перемещения. 
- Первый боевик, следом американцы, - сообщил Змей. 
- Упреждение? - спросил Бурый. 
- Обожди пока, - ответил Змей. - Сейчас они слишком быстро бегут, сложно упреждение посчитать. Через минуту устанут, замедлятся, или вовсе остановятся, чтобы отдышаться, тогда их и сложим. В общем, терпение, мой юный друг, терпение... 
Бурый радостно хмыкнул. 
Из дома выскочили еще двое, и побежали вслед первым, с отрывом метров в сто. Бача сделал в доме еще две дыры, и тут на крышу выскочил какой-то человек с белым флагом. Он стал яростно размахивать полотнищем, озираясь во все стороны.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

- Я верю, что ты сможешь выполнить свою работу. Но чтобы ты вернулся обратно живым, ты должен не только уметь стрелять, но и знать возможности врага. И это... сходи в библиотеку части, подними подшивки "Зарубежного военного обозрения" за последние пятнадцать лет - там есть много информации по средствам разведки снайперских позиций. Жаль, что мы игнорируем изучение вражеской техники. Это знание спасло бы много жизней. Всё, иди домой. 
Паша вышел. 
................................................................................................................................... 
 
Паша протянул Валере бутылку, хваля себя за догадливость. Валера подставил к нему ближе две рюмки, и Паша налил по полной. 
- Подняли, - предложил подполковник. 
Паша взял рюмку двумя пальцами и поднял на уровень подбородка. 
- За что пьём? - спросил он. 
- Ты знаешь, почему я такой пьяный? - спросил Федяев, качнув рукой так, что чуть не выплеснул содержимое рюмки. 
- Никак нет, - мотнул головой Шабалин. 
- Вчера в Сирии погиб мой однокашник, вместе училище закончили... там он был советником в танковой бригаде, фактически руководил этой частью... полевой пункт управления, где он находился, попал под обстрел. Прямо на них упал баллон со взрывчаткой. Порвало в клочья. Даже хоронить нечего. 
Паша уже был наслышан про применяемые в Сирии так называемые баллономёты, с помощью которых антиправительственные силы вели огонь газовыми баллонами, заполненными взрывчаткой и оснащенные примитивными взрывателями. Такой баллон при взрыве имел огромную разрушительную силу, что в условиях городских боёв влекло очень тяжелые последствия. Паша встал, Федяев тоже поднялся и они молча, не чокаясь, выпили. Поковыряв вилкой в салате, Федяев посмотрел на Шабалина. 
- Я тебя сюда пригласил для того, чтобы рассказать, куда тебе предстоит ехать... 
- Про Сирию? - спросил Паша. 
- На Донбассе, в период основных боёв, - сказал Валера, проигнорировал вопрос собеседника, - имел место случай массовой гибели сразу трех снайперских пар. Снайпера были не войсковые, а спецы - "солнышки" и "кубинцы". Очень опытные парни. С очень большим настрелом. Но все они погибли. Их внезапно накрывали огнём миномётов и АГС. Причем накрывали точечно, четко зная, где они находятся. Я лично одну такую пару вытаскивал. Вернее то, что от них осталось. Мы полгода не могли понять, как такие опытные снайпера давали себя обнаружить... 
Валера ненадолго замолчал, роясь в своём смартфоне. Паша осмотрелся - он знал, что супруга с детьми уже уехала к новому месту службы Федяева - в Мурманскую область. И сейчас Валера свои последние дни в этой должности предавался мужским посиделкам, четко зная, что такой возможности уже больше никогда не будет. Среди офицеров бригады морской пехоты он пользовался непререкаемым авторитетом, за участие в боевых действиях был награжден несколькими боевыми орденами и медалями, и что было особенно важно, свой накопленный боевой опыт старательно передавал молодому поколению. Валера практически не вылезал с полигонов бригады, одним своим присутствием создавая там обстановку, близкую к боевой - что самым лучшим образом отражалось на уровне боевой подготовки морских пехотинцев. Отношение к нему со стороны офицеров было сложное - он не терпел слабодушие, и всеми силами старался искоренять в людях пороки и недостатки, которые, по его мнению, могли способствовать разложению моральных основ российского офицера. Под его чутким руководством расхлябанность и безответственность улетучивалась из людей очень быстро. 
- Вот, смотри, - Валера протянул телефон. - Смотри! 
Паша увидел фото, где на плащ-палатке было разложено какое-то помятое радиоэлектронное оборудование - несколько блоков в защитной раскраске. 
- Что это? 
- Станция радиотехнической разведки переднего края, - пояснил Валера. - Американского производства. Состоит на вооружении армии США, некоторых армий стран НАТО, есть на Ближнем Востоке. В комплект комплекса входит три приёмника, которые расставляются по фронту в один километр. На дальность порядка восемьсот метров этот комплекс гарантированно обнаруживает наличие любых радиоэлектронных устройств - всех вот этих вот ваших радиостанций, приборов ночного видения, тепловизоров, телефонов, планшетов, ноутбуков, навигаторов, электронных наручных часов, лазерных дальномеров, я уже не говорю про носимые каждым бойцом элементы "Стрельца". В общем, всего того, что имеет хотя бы малейшее электромагнитное поле. Точность определения координат - две угловые минуты по фронту и два-три метра в глубину. Этой точности, как ты понимаешь, вполне достаточно для нанесения миномётного удара. Вместе со станцией мы тогда захватили штатовского инструктора, годного для допроса, вот он и поведал нам о назначении комплекса, и обо всех обнаружениях целей, которые он передавал на огневые позиции. Всё состыковалось до мелочей. 
Паша приблизил фото, но что-либо рассмотреть, кроме обломков электронных плат, да вмятин на корпусах блоков, ему больше не удалось. 
- Шабалин, - Валера повысил голос. - Ты меня услышал? 
- Так точно, товарищ полковник, - быстро ответил Паша, возвращая ему телефон. - Я всё услышал. 
- Через несколько месяцев тебе предстоит воевать против сильного и технологически очень совершенного врага. Ты не думай, что будет легко. Снайперская рота северян вон, вернулась на днях с войны. С пятьсот сорока восьмью подтвержденными попаданиями. Меньше десяти ни один из снайперов не отработал. Ходят все важные. Носы задрали, мол, супермены, да и только! Ничего, я сейчас приеду и спесь им быстро собью. Напомню, что им просто повезло - против обычных крестьян воевали. Как в тире эту душманскую босоту расстреливали - ничего сложного, да и головами своими практически не рисковали - практически во всех случаях стрельбу вели поверх боевых порядков сирийских подразделений. Если бы против них "блэкуотер", "сасовцы" или "зеленые береты" вышли - несдобровать было бы. А они там есть. Вон, с пятой бригады снайпера ракетой убили - кто пускал "Джавелин"? Мы считаем, что его американцы отработали. Разведка фиксирует их пребывание на территории Сирии, и не только в районах, контролируемых коалицией, но и в составе террористических группировок. Поэтому, Паша... - Валера зафиксировал свой взгляд, и Паша понял, что количество выпитого сейчас не имело никакого значения - взгляд Федяева был строг и тверд, как всегда, - ты должен сделать из этого правильные выводы! 
- Я сделаю, - кивнул Шабалин. 
- Сделай их сейчас. А то вернёшься домой без головы. 
- Я буду учитывать наличие у врага таких станций. 
- Этого мало, - мотнул головой Валера. - У пары, находящейся на переднем крае, не должно быть с собой ничего электронного или излучающего. 
- Товарищ полковник, - запротестовал Паша. - А как же поправки считать? Вон, у всех моих контрактников и офицеров в смартфонах программа "Стрелок+" стоит... я думаю, что выход на позицию без калькулятора - это уже перегиб. 
- Перегиб? Шабалин, хочешь выжить на войне - забудь это слово! А как раньше люди данные для стрельбы считали? Во время войны не было смартфонов, в Афганистане и Чечне - тоже их не было. Всё в голове считали. В блокнотик записывали. Умножали столбиком. Синусы по таблице смотрели или по логарифмической линейке рассчитывали. Это сейчас вы все радостные ходите, понаставили программ разных на смартфоны, и думаете, что всё у вас прекрасно. А если смартфон отключится, а? Что тогда? Если у него просто батарейка сядет? Всё что ли? Снайперская пара обезврежена? Не должно так быть, Паша. Каждый твой снайпер должен уметь все вычисления в голове делать - только тогда станции вот эти, американские, безвредны для вас будут. Только тогда ты сможешь потерь напрасных избежать. Пойми это раз, и навсегда! И сделай из этого правильные выводы. 
- Я понял, - кивнул Паша. - Будем учиться. 
- Если понял, тогда налей. 
Шабалин налил. Они чокнулись и выпили. 
- Кстати... - Федяев снова достал телефон. - Запиши номерок... 
Паша достал свой телефон. Валера продиктовал цифры и пояснил: 
- Завтра позвони по этому номеру, скажи, что от меня, представься и обсуди с ним вопрос приобретения на роту тактических глушителей для своих винтовок. Зовут его Денис, или коротко - Дыня. Он в своём гараже, в Краснодаре, для всей армии глушители точит. Фэбосы его периодически принимают, но потом им звонит какой-нибудь командующий округом или флотом, интересуется, как снайпера в Сирии будут давать результат без тактических глушителей. Еще спрашивает, не у Дыни ли делали свои глушители региональные отряды спецназа ФСБ, после чего чекисты извиняются, ломают уголовное дело, Дыню отпускают, возвращая весь изъятый производственный задел - не находя в нём уголовных деяний. 
- Глушитель на СВД? - с удивлением спросил Паша. - Зачем? 
- Да, - кивнул Валера. - Глушитель на СВД! 
- Под глушитель нужен специальный патрон... да и дальность стрельбы снижается... 
- Это под нормальный глушитель нужен специальный патрон, а под тактический ничего не надо. Стреляешь обычными боеприпасами. Тактический глушитель на баллистику пули не влияет, но тридцать-сорок процентов звука снимает. По громкости выстрел из СВД с тактическим глушителем примерно как выстрел из пистолета Макарова. 
- И что даст такое слабое глушение? 
- Невидимость. 
- В смысле? 
- На поле боя источник звука выстрела ты определяешь на слух с точностью до тридцати пяти градусов - а потом в этом секторе уже в бинокль или прицел находишь сам источник звука. Выстрел с тактическим глушителем размывается до ста восьмидесяти градусов, в итоге ты можешь только определить сторону, с какой стреляли - спереди или сзади. Не более. Представь, насколько это позволяет действовать более скрытно! В Сирии сейчас практически все снайперские подразделения перешли на стрельбу с тактическими глушителями. 
Паша слышал, что снайпера "студенческого строительного отряда" за свои деньги покупают и ставят на штатное оружие тактические глушители, но особо значения этому не придавал, считая это какой-то бравадой со стороны высококвалифицированных специалистов. Но сейчас, слушая заместителя комбрига, он вдруг заинтересовался этой темой. 
- Сколько стоит? 
- Было двенадцать рублей, - ответил Федяев. - Сколько сейчас - не знаю. Завтра поинтересуешься. Только не забудь про разницу во времени - звони ему в конце рабочего дня. И проведи среди своих офицеров и контрактников разъяснительную работу - чтобы тоже заказали себе глушители. Не пожалеете. 
- Хорошо, - кивнул Паша. 
- Всё, - хозяин квартиры встал. - Иди домой. Поздно уже. А мне не выспавшиеся офицеры на службе не нужны. 
Паша поднялся и направился в прихожую - обуваться и одеваться. Валера встал в пороге кухни, и когда Паша обулся, сказал: 
- Я верю, что ты сможешь выполнить свою работу. Но чтобы ты вернулся обратно живым, ты должен не только уметь стрелять, но и знать возможности врага. И это... сходи в библиотеку части, подними подшивки "Зарубежного военного обозрения" за последние пятнадцать лет - там есть много информации по средствам разведки снайперских позиций. Жаль, что мы игнорируем изучение вражеской техники. Это знание спасло бы много жизней. Всё, иди домой. 
Паша вышел. 
Идя по улице сквозь пронизывающий ветер, Шабалин вдруг подумал, что Федяев мог это фото показать ему в любой другой момент - ведь по службе они пересекались практически ежедневно. Но почему-то подполковник дождался именно такого стечения обстоятельств: прошедшая пьянка, холодный ветер, глубокая ночь. Паша улыбнулся про себя - старый и опытный воин нашел нестандартный способ объяснить своему подчиненному такую простую и одновременно очень сложную вещь. Объяснить так, чтобы это объяснение можно было запомнить сразу по нескольким ассоциациям - что гарантировало глубокое отложение этой информации в самые надежные уголки памяти. 
 
http://artofwar.ru/s/sukonkin_a_s/text_1050.shtml

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Он трудный самый... 
...................................................................................................................... 
Один из снайперов привел в боевое положение пулемет "Печенег" и доложил об этом своему командиру. Внизу раздавался топот ног - к своим боевым позициям бежали и снайпера, и садыки, и четверо "подсолнухов" - которым расторопный комендант так же выделил фронт обороны на случай внезапного нападения. 
- Да их тут... - вдруг испуганно сказал снайпер. - Сотни... 
В этот момент у Паши ёкнуло сердце. Ну, один, ну, два - это безнаказанные цели для снайпера, но сотня - это уже серьёзная проблема, решить которую своими силами вряд ли удастся так же безнаказанно. 
Шабалин вдруг подумал, что не запомнил имеющиеся здесь ориентиры, и не сможет в ходе боя правильно управлять огнем, о чем тут же сообщил Стешину: 
- Денис, я не знаю ориентиры! 
- Понял, командир! - нервно ответил взводник. 
Он уже крутил маховик, направляя АГС в известную ему точку. 
- Спокойно! - Паша постарался придать своему голосу больше железа, успокаивая скорее себя, чем Стешина. 
- Командир, - к Паше подскочил снайпер. - Карточка огня! 
- Молодец, Федосов! - машинально похвалил его ротный. - Вовремя! 
В Паше сейчас боролось две сущности - или он в этом бою будет снайпером, или командиром роты. То есть, или он человек, специально подготовленный для управления боем, будет работать по своему предназначению, чему он учился несколько лет, или же он, взяв в руки винтовку, превратится в обычного снайпера, утратив управление своим подразделением, но, возможно, нанесет врагу какой-то вред. 
Мальчишеские нотки требовали уже сейчас открыть огонь, и бить врага до полной победы, но в тоже время зачатки командирской мудрости требовали перейти к приборам наблюдения, вооружиться радиостанцией и карточкой огня и приступить к управлению не только огнем снайперов, но и заняться наведением огня артиллерии, которая в нескольких километрах отсюда, он был в этом уверен, уже заряжалась и жаждала точного целеуказания. 
Отставив аккуратно винтовку, Паша поднялся и перешел за столик, на котором стоял ЛПР-4 - лазерный прибор разведки, позволяющий выполнить все задачи, которые возникали перед Шабалиным, принявшим решение встретить врага не снайпером, а командиром. 
- Денис, - крикнул Паша. - АГС привязан к основному направлению? 
- Да, - надрывно ответил Стешин в готовности открыть огонь, похоже, больше по наитию, чем по конкретным координатам. - Флагшток блокпоста, отметка тридцать-ноль-ноль. 
- Есть, - ответил Паша, отмечая в приборе направление на флагшток, параллельно наблюдая силуэты десятка человек, идущих по дороге ускоренным шагом. 
- Денис! Угломер тридцать один - ноль-ноль. Прицел... пять гранат - огонь! 
Бах-бах-бах-бах-бах! Пять раз полыхнуло пламя над позицией. Спустя несколько секунд Паша увидел разрывы, которые перелетели цель метров на сто. 
- Ближе... прицел... угломер тот же... - скомандовал Паша установки прицела. - Пять гранат - огонь! 
АГС снова озарился вспышками выстрелов. 
- Ну, а вы что молчите? - крикнул Шабалин, поняв, что снайпера ждут его команды. - Федосов, бросай пулемет, работай винтовкой! Пока они далеко, работаем винтовками! Огонь! 
Снайпера открыли редкий, но точный огонь из своих СВДС. Паша знал - на дальности в пятьсот метров промахов у них не будет. 
Новая порция гранат разорвалась в центре групповой цели, и в ЛПР Шабалин увидел, как повалилось несколько человек. Другие же припустили вперед. Прикинув упреждение, Паша скомандовал Денису новые установки прицела, которые тот мгновенно выполнил и послал в ночь сразу десять гранат. 
Очевидность разнонаправленной атаки давила на психику - враг оставался в большинстве своём не виден, но он стремительно приближался к опорному пункту, угрожая сблизиться настолько, что невозможно будет применить артиллерию. Перспектива встретить игиловцев врукопашную никого не радовала. 
Паша обшарил местность прибором, чувствуя, как по спине потек холодный пот - без преувеличений и метафор - ему стало реально страшно. Впервые он допустил шальную мысль, что в его жизни настают последние минуты - отчего захотелось взвыть. Пока это чувство было еще неконкретным, предположительным, ибо и враг пока еще был далеко, но страх стал нарастать, заставляя думать о бегстве с позиции - пока еще не поздно. 
- Так! - криком Паша старался успокоить и себя, и как ему казалось, всех остальных. - Угломер тридцать пять - тринадцать, прицел ... 
Денис уже крутил маховик, разворачивая АГС левее. 
- Три гранаты - огонь! 
Увидев разрывы, Паша внес поправку и второй очередью Денис накрыл еще одну группу боевиков. Шабалин отчетливо увидел, как упали два человека, а остальные быстро рассыпались по сторонам, создавая бессмысленность дальнейшей стрельбы по ним из АГС. 
Денис лихорадочно менял "улитку" на гранатомете, а Паша схватил "Акведук" в попытке выйти по связи на артиллерию группировки: 
- Цунами, я Барс, прошу огня... координаты... цель: открыто расположенная живая сила... 
В это время между элеватором и блок-постом уже начали рваться снаряды - артиллерия подключилась к отражению атаки, очевидно, подумал Паша, наводимая "подсолнухами". 
- Барс, я Цунами, - отозвалась радиостанция. - Вы на элеваторе? 
- Так точно! 
- Управление огнем ведёт Мажор, у него приоритет. 
- Принял, - отозвался Паша. 
- Координируйте с ним ваши действия. 
- Принял, - снова сказал Шабалин, а когда абонент отключился, проговорил: - И где мне искать этого Мажора? 
- Командир, куда? - крикнул Денис. - Я готов! 
- Сейчас... - Паша прильнул к прибору. 
Шаря взглядом по местности, Шабалин видел множество бегущих к нему фигур, но все они были сильно рассредоточены, тем самым не образуя целей, достойных для работы автоматическим гранатометом. Измерив до одной из бегущих фигур дальность, Паша снова почувствовал, как страх врывается в сознание - прибор показал триста метров до цели. Через несколько минут вся эта орава боевиков, жаждущая расправы над гяурами, будет здесь, на элеваторе... и тогда уже будут востребованы отнюдь не снайперские навыки... 
- Денис! Прицел... угломер... с рассеиванием по фронту... всю ленту - огонь! 
Понимая свою наступившую бесполезность, как управленца, Паша бросился на каремат, где стояла его винтовка. Времени на правильную и удобную изготовку уже не было, на выцеливание точки попадания - тоже. Поэтому, как только первая движущаяся фигура нарисовалась в прицеле, Шабалин подвел метку по центру корпуса и утопил спуск. 
Бегущий человек упал, словно запнувшись, и Паша тут же повел стволом дальше, ища следующую цель. 
Боковым зрением, хотя нет, наверное, даже не зрением, а каким-то шестым чувством, Паша почувствовал, как Денис, оставив пустой АГС, примостился над мешком с песком со снайперской винтовкой, воя от злости и ярости из-за теряемого драгоценного времени, необходимого для включения ночного прицела. 
Второго боевика Паша тоже снял на бегу, третий стоял с гранатометом на плече - выстрел - и он тоже завалился на землю. 
- А! Твари, - заорал Шабалин. - Получайте! 
В прицеле оказалось сразу двое, и Паша выстрелил в середину двойной фигуры - кого-то, да свалит снайперская пуля. И точно: один упал, второй оставался на ногах, но и он вскоре свалился от следующего выстрела. 
- Где? - Паша уже не контролировал свои крики, словно сознание, отвечающее за голосовые связки, ушло куда-то в сторону, отделилось от той части разума, которая сейчас занималась выживанием - уничтожением врага. - Кто еще? 
До врага было уже не более двухсот метров. Затвор застыл в заднем положении, и Шабалин на нервах даже пару раз надавил спуск, удивляясь, почему цель не падает. Лишь злость заставила его осознать, что всего лишь нужно сменить магазин. 
В поле снова начались разрывы снарядов, но они гремели где-то в стороне, не принося вреда тем, кто наступал на участке, находящимся в поле зрения Шабалина. Паша снова и снова находил цели и делал точный выстрел, который заставлял бегущего по полю человека падать. 
- Так вам, твари! - орал капитан, чувствуя как безумный страх, прежде зовущий к бегству, заменяется чем-то другим, ранее не испытанным. 
- Да сколько вас тут будет! 
Паша, подстрелив очередного, и увидев, как он беспомощно упал, от нестерпимой внезапной боли, тут же свернувшись в позу эмбриона, почувствовал, как что-то запылало в его сердце. Враг, минуту назад внушавший ему бесконечный ужас, и вот-вот способный обратить Шабалина в бегство, вдруг оказался ничуть не страшнее картонной мишени, коих он за свою жизнь перестрелял тысячи... 
Это было как щелчок в голове. 
Раз, и Шабалину стало совершенно безразлично - умрёт он сейчас, или нет - а вот уничтожение врага приобрело какой-то другой смысл. Нельзя сказать, что это было удовольствие, но при очередном попадании Паша понял, что теперь, после того, как слетел этот безумный страх, от точного выстрела он вдруг получил удовлетворение. 
Как от хорошо проделанной работы. 
- Ну, вот и поговорили... - сказал Паша, вставляя третий магазин. 
В этот момент в небе зажглись несколько осветительных ракет, очевидно запущенных кем-то из обороняющихся, а первые бегущие к элеватору боевики стали снимать растяжки минного заграждения, и взрывы мин тут же остановили их неудержимый бег. 
Наткнувшись на эту смертельную преграду, боевики стали группироваться перед минным полем, определяя его начертания по разрывам мин, вызванным своими же погибающими при этом товарищами. Мгновенно Паша понял - этот момент упускать нельзя. Винтовка тут, конечно, хороша, но все же для групповой цели есть инструмент получше... 
- Денис! К гранатомету! 
Вдвоём они подскочили к столу, на котором стоял АГС, Стешин быстро сменил "улитку". Паша выкрутил маховик прицела на прямую наводку, и ухватился за ручки: 
- Погнали! 
Распределив ленту на несколько коротких очередей, в свете горящих "люстр", с упоённым удовлетворением Шабалин наблюдал разрывы гранат прямо среди людской массы. Оттуда слышались вопли боли и ужаса, но остановиться Паша уже не мог. 
Кто-то начал стрелять "Шмелями" и штурмовыми гранатами, сбоку взревел двигатель БМП, и "бэха" вышла из укрытия, феерично поливая врага трассирующими пулями. 
Полминуты - и в наступающих полетела еще одна "улитка", заставляя их снова рассредоточиться - но уже для того, чтобы ринуться обратно в пустыню. Федосов молотил духов из "Печенега", громко при этом нецензурно выражаясь в адрес запрещенной в России террористической организации, члены которой сейчас падали под его непрерывным огнём. 
Паша снова бросился к винтовке, но из-за ярких "люстр" стрелять с ночным прицелом было уже невозможно. Сделав несколько выстрелов открытым прицелом, Шабалин прекратил это занятие - оно, как оказалось, не доставляло никакого удовольствия, в сравнении со стрельбой через "ночник". 
Накал огня стал спадать. Где-то война еще продолжалась, но на снайперском посту наступило затишье. 
- Прогнали, - сказал Денис, вытирая со лба капельки пота. - Эй, снайпера, все живы? 
- Я, кажется, жив, - первым отозвался Шабалин. 
Снизу и со сторон стали раздаваться голоса, подтверждающие свою живучесть. 
В поле снова начали рваться снаряды - артиллерия работала добросовестно, на результат. 
Паша посмотрел на часы - с момента начала боя прошло полтора часа, а по ощущениям - словно пять минут. 
На посту появился возбужденный Сагитов. Как оказалось, он был ранен, и пока Паша накладывал ему повязку на предплечье, майор коротко рассказал: 
- Похоже, они новую тактику испробовали на нас - не группируясь, к означенному времени вышли в указанный район и одновременно атаковали. Поэтому разведка их и проворонила. 
- А они по нам разве стреляли? - спросил Шабалин, мотая бинт. - Я, признаться, пока труса праздновал, внимание на это не обратил... да и сейчас ход боя наверное не вспомню... 
- Стреляли, - кивнул Марат. - Из минометов, из безоткаток, из пулеметов и гранатометов, когда ближе подошли. Но вы молодцы, из агээса грамотно их накрыли перед минным полем. Прямо во как грамотно! И в нужный момент! Это их, похоже, и окончательно обратило в бегство. 
- Я, - сказал Паша. - Кажется, еще и из винтовки стрелял... 
Марат повернулся и посмотрел на ротного в свете новых "люстр", горящих высоко в небе. 
- Первый раз в такой зарубе? 
- Первый, - кивнул Шабалин. 
- Тогда понятно, - рассмеялся Сагитов. - Со всеми такое бывает. 
В этот момент Паша вдруг почувствовал острое желание рассмеяться, но его опередил Стешин, заржав как конь. 
Шабалин секунду помедлил, и подхватил хохот от всей души... 

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

сегодня продолжение вышло, в обще поглядывайте

Часть 12а Живая рекогносцировка

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Вот свежее нашлось... Загорцев А.В. Псих часть1

начал читать, заинтересовало....

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

..... интересно как получилось, выше "читали" Суконкина, рассказ "Деривация" уже 14 глав, а тут в первой части пересечение с ГГ "Барс"(командир роты снайперов МП ТОФ) оттуда.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!

Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.

Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.