Drew

Африка - континент непрекращающихся войн

Recommended Posts

В 17.01.2019 at 19:34, Drew сказал:

САСовец - человек отряд))

8CFBB45A-C201-4958-9C6B-A1481CE7C56D.jpeg

7DE683C9-20D1-413A-862A-3CB74546DBCB.jpeg

0DA67C47-DDE5-4A7F-A46D-A736E1C38F1F.jpeg

F69A0849-DA84-473A-B2E8-392326CC9222.jpeg

0BFF9E35-B449-4D6B-A359-F372F794AFD7.jpeg

CA2D55C6-79EC-40E4-9F0F-F3F90B641B58.jpeg

Во время нападения исламистов на отельный комплекс в Найроби военнослужащий британского подразделения SAS вывел из здания множество гражданских лиц. 
Теперь ему будет вручен Крест Георга – высшая гражданская награда в Великобритании и Британском Содружестве, которую выдают за мужественные поступки, совершенные не на поле боя. 

Военнослужащий, имя которого не раскрывают в целях безопасности, был в столице Кении в командировке – обучал местных силовиков. 15 января он ходил по магазинам в центре города. И когда услышал выкрики и стрельбу – тут же забрал из машины экипировку и ринулся на место событий. 

В это время исламисты из группировки "Аль-Шабааб" (крыло "Аль-Каиды") атаковали гостиничный комплекс. Британец взял на себя руководство спецоперацией, вошел внутрь комплекса и помог вывести оттуда десятки людей.

Жертвами теракта в Найроби, по последним данным, стал 21 человек, большинство из них кенийцы. Устроившие атаку боевики были убиты. 

Руководство спецназа озабочено тем, что личность отличившегося военного может быть раскрыта. Мужчина был в балаклаве, но кадры того, как он участвует в штурме отеля и выводит на улицу заложников, облетели весь мир.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
2 часа назад, Socol218 сказал:

Молодец, красавчик!

Согласен. Профессионал - всегда профессионал. Вне зависимости от гражданства.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:
5 часов назад, Socol218 сказал:

Молодец, красавчик! Я то думал старина Макклейн уже на пенсии

 

А мне сразу один главный гвардеец вспомнился)))

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Страх и ненависть в Алжире

Nq6lVgW4Vaw.jpg
 

Терроризм — явление не новое, но до сих пор не имеющее чёткого определения. По сей день ведутся споры о том, где заканчивается легитимная борьба за свободу или единство, а где начинается политика неоправданного насилия. Размытость границ между понятиями, как и нежелание разбираться в истинных причинах этого явления, вызывают смешанные чувства по отношению к таким организациям, как OAS. Для кого-то они герои, боровшиеся за единство Франции, для кого-то — преступники и позор нации.

ЧЧей Алжир?

Алжирскую войну принято считать борьбой колонии за независимость, однако колонией Алжир не был. Он состоял из трёх департаментов, считавшихся частью Франции, а все алжирцы были её гражданами, поэтому правильнее называть конфликт гражданской войной.

Справедливости ради стоит также отметить, что конфликты на алжирской территории вспыхивали с XIX века. Ещё до французского вторжения Алжир был частью так называемого Варварского берега. Основным промыслом здесь исконно было пиратство. Несмотря на плодородные почвы региона, земледелие считалось занятием недостойным. «Чтоб тебе землю пахать!» — примерно так звучало одно из местных оскорблений. Поэтому, когда на море «улов» был скудным, в стране мог начаться голод.

Отношение к земледелию мало изменилось и после присоединения к Франции. Основными землевладельцами французского Алжира были «черноногие» (pied-noir) — выходцы из Испании, Италии, Мальты, Бельгии, Швейцарии и Португалии. Было среди них даже немного русских эмигрантов первой волны. Несмотря на столь разный этнический состав, сами себя они называли алжирцами, а коренное население — «арабами» или «мусульманами».

Почти все франкоалжирцы были ярыми католиками. Возможно, это было связано с жизнью в окружении мусульман. «Черноногие» считали, что европейское происхождение, цвет кожи и вера ставят их на ступень, а то и две выше арабов-мусульман. Коренное население, поддерживавшее французское правительство и принявшее католическую веру, называли «эвольве» (evolvés) — «эволюционировавшие».

Из девятимиллионного населения Алжира примерно полтора миллиона составляли «черноногие». Большинство из них никогда не покидали своей малой родины, они всегда были активными и порой излишне импульсивными. Все «черноногие» имели оружие и, самое главное, умели им пользоваться. Когда Фронт национального освобождения (ФНО, Front de Libération Nationale — FLN) в борьбе за независимый социалистический Алжир начал взрывать бомбы и убивать белое население, Париж предпочёл оставить эту проблему военным, «черноногим» и сотням тысяч профранцузски настроенных арабов.

«Алжир французский!» — звучало с одной стороны. «Чемодан или гроб!» — отвечали с другой. Всё это сопровождалось звуками взрывающихся кафе и домов, стонами раненых в уличных боях женщин и детей. Алжирская война 1952–1960 гг. стала одним из самых кровавых конфликтов второй половины XX века, причём каждая из сторон запятнала свою репутацию. Все считали, что сражаются за свой дом, за своё будущее, и готовы были идти с этой верой до самого конца.

ФНО и его сторонники потерпели сокрушительное поражение, повстанческое движение было обезглавлено в прямом и переносном смысле — до 1981 года во Франции казнили на гильотине. Согласно статистике, за период с конца 1958 по конец 1959 года ФНО потерял больше людей, чем за четыре предыдущих года. К 1960 году Франция фактически одержала военную победу.

uLbWLFaWQLk.jpg
 
Алжир свободен! Один из самых известных снимков (https://www.causaoperaria.org.br)

Однако Шарль де Голль, пришедший к власти в 1959 году, решил дать Алжиру независимость. Он цинично заявил: «Если Алжир останется французским, то Франция станет арабской. Мне такая перспектива не нравится. Если мы не можем дать Алжиру равенство, то лучше предоставить ему свободу». На общенациональном референдуме большинство европейских французов проголосовало за алжирское самоопределение. Но независимость Алжира означала изгнание для миллиона «черноногих», поколениями живших на этих землях, да и сотням тысяч профранцузских арабов это также не сулило ничего хорошего.

РРубикон де Голля

Как и все исторические события, война Секретной вооружённой организации (OAS — Organisation de l'Armée Secrète) за Алжир не так однозначна, как может показаться при беглом знакомстве. OAS некорректно причислять к ультраправым или неофашистским организациям — большинство её членов участвовало во французском Сопротивлении, хотя, как и в любой подпольной организации, там присутствовали люди разных убеждений и взглядов.

4SAJnDxf7kI.jpg
 
Плакаты Секретной вооружённой организации: «OAS не бросит!» (https://ripostelaique.com)

В боевых подразделениях организации состояло множество арабов, которые сами были ветеранами войны. Но помимо военного подразделения, состоящего примерно из 4000 человек, у организации было огромное количество гражданских активистов и сочувствующих из числа мирного населения по обеим сторонам Средиземного моря. Среди них были даже депутаты парламента. В сумме число тех, кто ассоциировал себя с OAS, было в разы больше, чем всё Сопротивление времён Второй мировой!

В январе 1960 года «черноногие» и профранцузски настроенные арабы из страха за свою дальнейшую судьбу подняли восстание против политики Парижа. На центральных улицах Алжира возвели баррикады. Но на этот раз франкоалжирцы защищали себя не от радикалов из ФНО, а от своих же армии и полиции, которым было приказано подавить мятеж любой ценой. Несмотря на симпатию или, как минимум, сочувствие к тем, кто вышел отстоять свой дом, приказ силовиками был выполнен. В результате столкновения 200 человек с обеих сторон получили ранения, а восемь «черноногих» и 12 жандармов погибли. Это момент можно назвать отправной точкой — днём, когда французы открыли огонь по французам.

После Второй мировой войны и по сей день в ходу шутки про боевые качества французов. Однако для них самих капитуляция стала настоящим позором, который заложил основы национального комплекса вины, наподобие того, что испытывают целые поколения немцев. По этой причине многие восприняли освобождение Алжира как очередную капитуляцию, а правительство Шарля де Голля стали ассоциировать с режимом Виши. Не желая, как они считали, повторять ошибки прошлого, несогласные ушли в подполье.

3 декабря 1960 года группа активистов из тех, кто принял участие в «неделе баррикад» в начале года, и военные — противники нового курса Франции — встретились в Мадриде. В ходе долгих дискуссий был заключён так называемый «Мадридский договор», который ещё называют антиголлистским. Было решено вести вооружённую борьбу за Алжир в составе Франции. Официально этот день стал днём рождения OAS.

h5V7c59--Gs.jpg
 
Плакаты Секретной вооружённой организации. Лозунг слева говорит о братстве, плакат справа предупреждает: «OAS карает кого она хочет, где она хочет и когда она хочет» (https://ripostelaique.com)

Мадрид был выбран не случайно. Франко — последний диктатор Западной Европы — дал убежище в Испании всем, кого на родине преследовали за убеждения. Среди них OAS смогла найти сторонников и покровителей. К тому же, многие «черноногие» происходили из этой страны, поэтому имели там родственные и дружеские связи. OAS получила поддержку со стороны правоохранительных органов и испанских элит — в частности, бунтовщиков поддержал Рамон Серрано Суньер, шурин Франко и некогда глава МИД Испании. Так был поднят флаг вооружённой борьбы.

РРождение OAS

С января по март 1961 года OAS ещё не имела чёткой структуры и лидера. Однако это не помешало организации провести ряд мероприятий во Франции и Алжире. 25 января от её рук погиб Пьер Попье — либеральный политический деятель, ярый приверженец независимости Алжира. Это произошло на следующий день после его заявления по телевидению: «Французский Алжир мёртв! Это говорю вам я, Пьер Попье». Рядом с телом политика нашли записку: «Пьер Попье мёртв! Это говорю вам я, французский Алжир!» 21 апреля боевики OAS взорвали здание банка Ротшильда в Париже.

Однако стоит отметить, что большинство акций в тот период заканчивалось провалом. Ярким примером может служить покушение на де Голля. OAS выдала 20 млн франков своему оперативнику, чтобы он организовал убийство президента, но тот не просто скрылся с деньгами, но и предупредил полицию.

kIWZt1LFBnI.jpg
 
«Франция остаётся». Надпись на дороге в Алжире (http://tenes.info)

OAS также отметилась в путче генералов. В ночь на 22 апреля 1961 года ряд высокопоставленных французских офицеров в Алжире, в числе которых были лидеры организации генералы Рауль Салан и Эдмон Жуо, поднял восстание. Их поддержали бойцы Иностранного легиона и части французской армии. В Париже стали реально опасаться высадки десанта мятежников. Де Голль даже ввёл в действие статью конституции, дающую ему неограниченные полномочия. Тем временем OAS провела ряд терактов: прогремели взрывы в аэропорту Орли, а чуть позже бомбы взорвались на Лионском и Аустерлицком вокзалах.

Путч изначально был обречён на провал, так как среди его лидеров не было согласия. Например, в отличие от Салана и Жуо, остальные генералы на дух не переносили «черноногих», считая их мещанами и основной причиной эскалации конфликта. Поэтому Жан-Жаку Сюзени, лидеру «черноногих» и будущему «политическому мозгу» OAS, было отказано в сотрудничестве. В итоге путч не получил поддержки со стороны мирного населения по обеим сторонам моря. Номинальный глава путчистов Морис Шаль при всей своей браваде не был готов применить силу против французских силовиков.

В итоге мятеж подавили через пять дней и почти всех его лидеров арестовали, но Салану и Жуо удалось скрыться. Теперь они официально были вне закона и полностью ушли в подполье. Однако они получили ценный опыт того, как не надо поднимать восстания. Также OAS за время царившей в стране анархии успел ограбить несколько банков и правительственных учреждений Алжира — на эти средства организация и просуществовала большую часть времени.

Грабёж банков (в основном во Франции) был основной статьёй доходов OAS. Ещё одним источником средств был сбор «налогов» с «черноногих». Добровольность уплаты таких податей вызывает сомнения, так как известны случаи «взыскания задолженностей», однако обходилось без убийств — чаще страдало имущество. Эта тактика была позаимствована у ФНО. Как и они, OAS вводила ряд ограничений для франкоалжирцев. Если у мусульман ограничения касались табака и алкоголя, то OAS запрещала сочувствующим выезд из Алжира. В случае чего нарушителю не отрезали нос и губы, как делал ФНО, а накладывали денежный штраф.

Что касается структуры OAS, то здесь был применён опыт антифашистского сопротивления. Верховный комиссар Солан и его заместитель Жуо стояли во главе, далее следовал Верховный комитет, в который входили: полковники Жан Гард и Ив Годар, писатель Жан-Клод Перо, лидер франкоалжирских студентов Сюзени и генерал Поль Гарди. В организации было три отдела:

  • ODM — занимался вербовкой, созданием конспиративных квартир, сбором средств, изготовлением документов, отвечал за внутреннюю безопасность и подготовку боевиков. Им руководил Гард.
  • ORO — вотчина Годара и Перо. Этот отдел занимался сбором разведданных и организацией террористических акций. Кулаком отдела был отряд «Дельта», которым командовал лейтенант Роже Дегельдр. В отряд входило 500 человек. Это подразделение и занималось проведением операций.
  • APP — отдел Сюзени. Под его началом были пропаганда и идеологическая подготовка кадров. Отдел издавал два ежемесячника, организовывал регулярные радиопередачи, печатал брошюры, листовки и плакаты.

Благодаря родственным связям «черноногих» сеть охватывала почти всю Центральную Европу. В Бельгии располагались склады с боеприпасами, там же проводились встречи верхушки OAS. В Италии находились учебные центры и мастерские по изготовлению документов. Конспиративные квартиры и вспомогательные структуры OAS также находились на территории Испании и ФРГ.

Большая часть ячеек OAS, особенно боевых, действовала автономно от центра и друг друга. Но при всех плюсах такой способ организации увеличивал риск потери контроля. Случалось, боевики принимали решения по устранению того или иного человека без ведома Комитета или Верховного комиссара, а порой и вопреки линии руководства.

С другой же стороны, такое поведение помогало дистанцироваться Солану в глазах общественности от действий своих же людей. Например, после покушения на де Голля в сентябре 1961 года он опубликовал в газете «Ле Монд» открытое письмо, где осудил поступок боевиков. Такие действия также порождали слухи о существовании помимо OAS других террористических организаций, сражающихся за французский Алжир против «предателя де Голля».

ММы сделаем это без жалости!

31 мая 1961 года оперативники из «Дельты» Клод Пиегц и Альбер Довекар должны были ликвидировать комиссара французской полиции в Алжире Роже Гавури. Для того, чтобы избежать ненужных жертв среди мирного населения и не поднимать шума, они вооружились лишь ножами. Однако Гавури заметил неладное раньше, чем оперативники успели приблизиться. После непродолжительной погони, во время которой комиссар отстреливался из пистолета, Пиегц и Довекар настигли и закололи свою жертву.

Боевики OAS считались настоящими экспертами в вопросах насилия. Как правило, это были бывшие солдаты французской армии или выходцы из Иностранного легиона. Арсенал организации варьировался от лёгкого стрелкового до тяжёлого вооружения, имелись собственная артиллерия и вертолёты. Всё это удалось добыть благодаря связям в армейских кругах и, конечно же, деньгам, вырученным от грабежа банков. При наборе не делалось различий по половому и расовому признаку, важны были лишь убеждения. Благодаря этому организация имела возможность проводить операции любой сложности — от сбора информации и диверсий до небольших войн.

За первые четыре месяца своего существования OAS организовала 1190 взрывов, убила 137 человек и ранила 385. За этот же период члены OAS совершили 109 ограблений на общую сумму 4 млрд франков. К первой годовщине организации за ними числилось 1600 убитых и 5000 раненых. Среди жертв были как члены ФНО и сторонники независимого Алжира, так и мирные граждане.

Алжирские радикалы предпринимали ответные действия. За один только ноябрь всё того же года они взорвали шесть кафе, в которых собирались члены организации. В результате погибло множество гражданских.

Немаловажным фактором успеха OAS в Алжире была молчаливая поддержка со стороны рядовых силовиков. Хотя порой их машины забрасывали «коктейлями Молотова», а командиров убивали на тесных алжирских улочках, они продолжали бездействовать. Начальник французского генштаба генерал Шарль Аллерет, один из непримиримых противников организации, во время своего доклада заявил, что лишь 10% его солдат реально готовы стрелять в боевиков OAS. По его словам, всё дело было в том, что от рук организации чаще гибли сторонники ФНО и те, кто им симпатизировал, нежели мирные граждане и полицейские. По этой циничной логике OAS была для полиции союзником, а не врагом. Стоит также отметить, что в отличие от бомбистов-самоучек из ФНО, многие оперативники «Дельты» некогда прошли обучение в рамках программ НАТО, что позволяло им действовать эффективнее арабских радикалов.

Понимая, что ситуация теряет контроль, правительство Франции решило прибегнуть к методам, опробованным в Алжирскую войну — пыткам. Только в этот раз француз пытал француза. Всех подозреваемых в сотрудничестве или симпатиях к OAS подвергали «особому» допросу. Начавший говорить после нескольких дней истязаний выводил полицию на других, а те — на третьих и т.д. Например, 12 октября 1961 года после пыток один из жандармов вывел силовиков на конспиративную квартиру. Когда началась облава, там было шесть оперативников «Дельты» — всех их ликвидировали. Казалось, практика особых мер начала давать результаты, но теракты не прекратились.

Тогда власти решили пойти ещё дальше и создали свою тайную организацию, которая, не будучи официальной, могла действовать вне правового поля. Так были созданы отряды так называемых барбузов (Les Barbouzes — «бородатые»). Их вербовали из числа голлистов нефранцузского происхождения. Барбузов забрасывали в Алжир, где они входили в контакт с OAS, а затем ликвидировали её членов поодиночке. Также они должны были организовывать пропаганду против OAS.

Среди барбузов был Джим Альчеик, который происходил из еврейской семьи, перебравшейся в Париж из Туниса. Альчеик был чемпионом по карате и поклонником де Голля. Вместе с такими же каратистами-голлистами он добился неплохих результатов, но его вычислили. По иронии судьбы, бомба была заложена в тот самый пресс, на котором печатались пропагандистские листовки голлистов. Этот правительственный эксперимент закончился полномасштабной осадой отеля, в котором 25 барбузов отстреливались от бойцов «Дельты» — полиция при этом просто стояла в стороне, не желая вмешиваться.

Бородачи-барбузы были не единственными, кого забросили в Алжир. Здесь действовал и «Отряд С» — секретное подразделение из 200 человек, которых отбирал лично глава французской уголовной полиции Мишель Хака, он же и руководил ими. Они устранили около 100 симпатизантов и членов OAS, а также около 600 арестовали. Очень интересно выглядит «вахтовый метод» работы сотрудников этого отряда: они проводили в Алжире по паре месяцев и возвращались в Европу. Возможно, Хака, памятуя о словах Аллерета, боялся, что его люди проникнутся идеологией OAS и переметнутся к врагу.

ТТеррором на террор

Любая террористическая организация обречена на гибель, если за неё берётся централизованное государство. Как только прошёл слух, что в скором времени Алжир всё-таки станет независимым, террор OAS стал тотальным. С 15 января по 11 февраля 1962 года было проведено 107 акций. В Париже за сторонниками де Голля велась настоящая охота.

Чем ближе было окончание войны, тем чаще проводились теракты. В свою очередь, это означало нарушение режима конспирации. В итоге 25 марта 1962 года был схвачен Жуо, правая рука Салана. В день начала судебного процесса над ним OAS организовала 84 покушения, в результате которых погибло 67 человек и ещё 40 было ранено. По словам одного из очевидцев, боевики просто ходили по улицам и стреляли в первых попавшихся мусульман.

SnrbqwLkVY8.jpg
 
Улица Исли, Алжир, 26 марта 1962 года (http://tenes.info)

Для противодействия Франция тоже решила прибегнуть к методам устрашения. 26 марта гражданские активисты OAS проводили мирную демонстрацию в Алжире. Против них были стянуты части правительственных войск, состоящие исключительно из арабов. Они перегородили демонстрантам путь на улице Исли и открыли огонь. Погибло 85 человек и больше 200 получили ранения. Вскоре в Алжир прибыло около 20 000 французских солдат. При поддержке танков и вертолётов они начали охоту на OAS.

7 апреля 1962 года был арестован Роже Дегельдр, а через две недели и сам Салан. Лишившись верховного командования, организация раскололась. Гард и Сюзени при поддержке «черноногих» планировали сложить оружие. 17 июня они подписали документ, по которому в обмен на признание независимости Алжира боевиками франкоалжирцам предоставлялись гарантии безопасной жизни. Но несогласные и неподконтрольные оперативники сорвали это соглашение, продолжив убивать мусульман.

Не в силах вести войну с армией, организация развалилась. 15 июля 1962 года последние подразделения OAS были эвакуированы из Алжира. Роже Дегельдру, Клоду Пиегцу и Альберту Довекару были вынесены смертные приговоры, остальным назначили тюремные сроки, но позже амнистировали. Рауля Салана и других участников путча восстановили в армии. Так закончилась непродолжительная, но кровавая история OAS.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:


Португальские десантники участвовали в столкновениях вокруг города Бамбари Центральноафриканской Республики в период с 17 по 19 января, сообщили представители Вооруженных сил Португалии.
Десантники столкнулись с многочисленым противником в последние недели сообщил Генеральный штаб португальских Вооруженных сил в воскресенье, 20 января.

Португальские войска были в числе сил, развернутых 10 января в Бамбари , миссии Организации Объединенных Наций в ЦАР, для защиты гражданских лиц и восстановления порядка после того, как были убиты двое полицейских перед запланированным визитом президента страны.

Генеральный штаб португальских Вооруженных Сил сообщил, что их силы также действовали в Боколобо, в 60 км к юго-востоку от Бамбари, описывая его как главный бастион и командный пункт терорристов.
В релизе говорится, что изображения, полученные португальскими войсками с беспилотных летательных аппаратов показали “движение от 30 до 40 бойцов террористической организации”, которые пытались предотвратить продвижение португальского спецназа, но позже под натиском португальцев отступили в лес.
Португальские силы быстрого реагирования уничтожили восемь пикапов и захватили 11 противотанковых гранатометов, автоматические винтовки, пистолеты, обмундирование и документацию.
Португальские десантники также захватили в плен пятерых членов терр.органзиции, одного из которых подозревали в том, что он является лидером группы.
По данным Publico, 50-часовая акция в Боколобо была проведена в минувшие выходные, во время операции португальские снайперы на борту пакистанского вертолета Ми-17 поражали цели на дороге между Бамбари и Боколобо, где повстанцы пытались устроить засаду силам ООН.

 

 

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Последствия атаки боевиков Аль-Каиды на базу чадского контингента ООН в Мали. В ходе нападения были убиты 10 миротворцев и повреждён бронеавтомобиль Bastion.

cDXJlSx7ZZ8.jpg

fLXcMwtoyMM.jpg

ImoCyjYrAnE.jpg

qHRGCKaeC_Y.jpg

Vx7WKdqtlJc.jpg

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Пипец. Этих смело можно на календарь, выглядят круче тщедушных гигнов.

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Сотрудник британского спецназа SAS(справа) во время теракта в Кении. Газета Dailymail подтверждает, что это инструктор кенийского спн, который пошел в бой вместе со своими подопечными. 
Очень активно участвовал. Руководил, выводил заложников, и принял участие в бою.

eul8nN1f1Pg.jpg

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!

Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.

Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.