Jump to content

Drew

СГ
  • Сообщений

    9 800
  • Регистрация

  • Посл. посещение

  • Выиграл дней

    794

Все посты Drew

  1. Переброска подразделений талибов в провинцию Панджшер.mp4
  2. Drew

    Погоны

    Это кинокомедия - выдумка режиссера.
  3. Камуфляж из малярного скотча на парадной технике ВСУ))
  4. Новые заявление от Талибана: Выращивать наркотики, продавать или способствовать продаже наркотиков, отныне будет караться смертной казнью. Вся кровная месть отменена. Отныне все споры будут проходить через исламский шариатский суд, больше не существует легитимного способа решать споры кроме шариатского суда. Мы приглашаем инженеров, врачей и других специалистов со всего мира, чтобы восстановить Афганистан. Мы гарантируем им высокие зарплаты. Отныне гадание, привороты, прорицание, многобожие на могилах будет строго караться. Разврат Бача, насилие над молодыми парнями, будет караться смертной казнью. Исламский Эмират Афганистана будет сурово карать за разврат. Женщины вольны выходить из дома без сопровождения, хиджаб же становится обязательным! Исламский Эмират Афганистана запрещает любой вид деятельности связанные с процентами, все долги и проценты отменены.
  5. Колоритные хозяева Афганистана
  6. Drew

    Короновирус

    Пандемия или ....
  7. Что означает победа «Талибана» в Афганистане Боевики-талибы мирно вошли в сдавшийся им Кабул 15 августа. Многолетняя борьба США и их союзников с терроризмом в Афганистане завершилась победой «Талибана». В воскресенье боевики вошли в Кабул практически без сопротивления и объявили о полном контроле над страной. Почему столь стремительно пали брошенные американцами местные власти и чего можно ожидать от нового правления «Талибана»? В воскресенье боевики запрещенного в России движения «Талибан» со всех направлений окружили и вошли в столицу Афганистана Кабул, окончательно захватив власть в стране. Штурмом или взятием города это назвать было сложно. Если не считать нескольких перестрелок с верными правительству военными в северных и южных районах Кабула, падение законного режима президента Ашрафа Гани Ахмадзая (которого до недавнего времени поддерживали штыки американского контингента) произошло безболезненно. Делегация боевиков прибыла во дворец президента Гани и начала переговоры фактически о капитуляции кабульского правительства. Сдача власти движению «Талибан», которое в России и многих других странах признано террористическим, проходила под контролем американцев. Как сообщила иранская газета Tehran Times, американские военные сменили афганскую охрану президентского дворца в момент переговоров. У дворца стоят в ожидании три вертолета ВВС США – по всей видимости, на случай спешного бегства Гани из страны. Американских дипломатов и других сотрудников посольства США в Кабуле эвакуировали в последний момент при первых известиях о входе талибов в город. Сейчас в Афганистане и за его пределами с сарказмом вспоминают заявление, которое в июле сделал президент США Джо Байден: «Ни при каких обстоятельствах вы не станете свидетелями сцен, когда людей будут эвакуировать с крыши посольства Соединенных Штатов в Афганистане». Не прошло и нескольких недель – и американцев спасали как раз с крыши посольства вертолетами, как в 1975 году из Сайгона. Последний оплот западного присутствия в стране – аэропорт Кабула, где эвакуацию военных и гражданских прикрывает трехтысячный американский контингент. Как сообщил ТАСС, сюда успела бежать группа высокопоставленных чиновников режима Гани, в том числе советники президента. Войска талибов, которые ранее без боя заняли аэродром Баграм (бывшую базу советских, а затем американских ВВС), окружили гражданский аэропорт, но огонь ни по американцам, ни по скрывающимся «бывшим» не открывают. Обстановку в Кабуле, впрочем, не назовешь нормальной. При первых же известиях о приближении талибов в городе вспыхнула паника. Жители столицы осаждали офисы банков в надежде снять деньги. Панику подогрели перестрелки на окраинах, а затем известие о том, что талибы взяли штурмом главную городскую тюрьму Пули-Чархи и освободили тысячи единомышленников. На выезде из Кабула образовались колоссальные пробки из желающих бежать из столицы. К воскресенью все границы страны оказались под контролем «Талибана» и единственным «окном» остается все тот же кабульский аэропорт. «Ситуацию усугубляет то, что Кабул наводнили беженцы из провинций, которые заняли талибы. Гостиницы, частные дома, даже школы переполнены беглецами. Все это в совокупности заставило правительство идти на переговоры с талибами», – рассказал газете ВЗГЛЯД руководитель российского Центра по изучению современного Афганистана Омар Нессар. Тем временем из президентского дворца пришла новость: главой переходного правительства страны объявлен экс-руководитель МВД Ахмад Джалали. Но в Кабуле ожидают, что даже де-юре руководить Афганистаном ему останется недолго. Как отмечает ТАСС, поползли слухи о том, что из Катара на родину прилетел глава политического крыла «Талибана» мулла Абдель Гани Барадар – ему прочат титул правителя возрожденного «Исламского эмирата Афганистан». Так называлась страна во времена режима талибов 1996-2001 годов. Талибы, впрочем, опровергают сообщения о возвращении муллы Барадара, обещают создать «инклюзивное правительство» – и вообще, как отмечают наблюдатели, пока что победители ведут себя намного сдержаннее, чем во время первого триумфа в середине 1990-х. Символом первого взятия Кабула талибами в 1996 году стала расправа над экс-лидером просоветского режима Мохаммадом Наджибуллой – боевики ворвались в миссию ООН, где тот скрывался, и публично казнили. Сейчас от имени «Исламского эмирата Афганистан» всем желающим бежать из страны гарантируют коридор безопасности до аэропорта. Оставшимся чиновникам бывшего режима придется присягнуть на верность эмирату. Талибы заверяют в том, что обеспечат безопасность иностранных дипломатов, в частности посольства России в Кабуле. В нашем диппредставительстве подтвердили, что сотрудники вне опасности, эвакуация не требуется. Хотя обстановка в городе остается напряженной, добавили в посольстве. Талибы уверяют, что больницы и школы продолжат нормальную работу. Более того, в отличие от времен первого режима «Талибана», женщинам даже разрешат получать образование – при условии, если те будут закрывать лицо. При этом признаки перемены власти налицо – как сообщил в своем Telegram-канале военный корреспондент Юрий Котенок, в Кабуле начали закрашивать «харам» – греховные изображения женщин с открытыми лицами. «Жесткий захват Кабула мог бы спровоцировать немедленную конфронтацию с США, а талибам это не нужно. Со своей стороны, американцы опасаются, что Гани может разделить трагическую судьбу Наджибуллы», – полагает Нессар. В любом случае вопреки заявлениям американских президентов, начиная с Джорджа Буша – младшего, операция США и их партнеров по НАТО 2001-2014 годов и последующая военная поддержка кабульского режима завершилась не разгромом «Талибана», а его победой. «В принципе, после стремительного отступления США и союзников из этой страны, к которому более применим термин «бегство», иного развития ситуации вряд ли можно было ожидать. Удивляет разве что стремительность происходящего», – отметил в Facebook вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев. Действительно, после того, как в мае было объявлено об окончательном выводе войск США из страны, наступление талибов на районы, удерживавшиеся правительством (в основном столицы провинций и их ближайшие окрестности), приняло обвальный характер. Только за последние сутки «Талибан» взял под контроль оставшиеся не занятыми центры провинций Балх, Лагман, Пактика и Джелалабад, после чего и взяли Кабул в кольцо. О том, что дела афганского правительства безнадежны, можно было судить еще раньше, когда в Узбекистан бежал Рашид Дустум – единственный маршал в Афганистане и фактический хозяин северо-западных и северных регионов страны, отметил полковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане Анатолий Матвийчук. «Этнический узбек Дустум и его войска были главной ударной силой «Северного альянса» – противника талибов в 1990-х и начале 2000-х, – напомнил собеседник. – Другой лидер северных народов Ахмад-Шах Масуд давно мертв, ничего подобного «Северному альянсу» нет, и уже некоторое время назад можно было констатировать полное господство «Талибана» над страной». Матвийчук предполагает – теперь талибы, наученные горьким опытом прошлого правления, попытаются укрепить свою власть, армию, наладить дипломатические отношения с окружающими странами. «По крайней мере, я не прогнозирую открытого наступления на территории центральноазиатских республик. Но влияние «Талибана» в регионе очень сильно окрепнет»,– отметил военный эксперт. Одной из первых задач «Талибана» после занятия Кабула будет выстраивание отношений этого (в большинстве своем пуштунского) движения с теми народами, которые в свое время составляли основу «Северного альянса»: таджиками, узбеками, хазарейцами и другими этносами севера страны, полагает Матвийчук. «Удастся ли это, пока непонятно. Можно прогнозировать как воссоздание централизованного государства, так и новую гражданскую войну. В любом случае в местах проживания таджиков и узбеков возможны стычки», – отметил собеседник. Также не следует забывать, что «Талибан» – неоднородная сила, указал востоковед Нессар. «Есть серьезные различия между политическим крылом, которое представляет катарский политофис движения, и полевыми командирами на местах», – отметил эксперт. По мнению собеседника, политическое руководство «Талибана» действительно может пойти на создание «инклюзивного» или коалиционного правительства, и при этом группы талибов могут остаться не у дел. «Если часть этих радикалов останется недовольной, то повышается риск того, что те, кто остался за бортом, могут присоединиться к запрещенным «Исламскому государству*» или «Аль-Каиде», – отметил Нессар. Напомним, что в середине 2000-х талибы, укрепившиеся в регионе Вазиристан на границе Афганистана и Пакистана, взаимодействовали со скрывавшимися там же ячейками «Аль-Каиды» (организация признана террористической и запрещена в России). Замглавы МИД России Олег Сыромолотов в интервью «Интерфаксу» в минувший четверг констатировал: в Афганистане активен региональный филиал ИГ* – «Вилайят Хорасан» численностью от тысячи до полутора тысячи боевиков. По словам замминистра, руководство этой группировки рассматривает территорию Афганистана в качестве отправной точки для распространения своего влияния на Центрально-Азиатский регион. «В случае, если какие-то группы талибов начнут сотрудничество с террористами, не исключено начало новой американской операции в стране», – полагает Нессар. По мнению сенатора Косачева, России в новой ситуации следует, во-первых, наращивать дипломатические усилия. «Это касается не только союзников по ОДКБ и ЕАЭС, но и всех региональных структур и игроков – Китая, Индии, Пакистана и других. Нужна единая линия поведения при любом из возможных сценариев развития событий в Афганистане», – указал парламентарий. Второе направление работы – укрепление взаимодействия в рамках блока ОДКБ, подчеркнул Косачев. «Это касается и сотрудничества в сфере антитеррора, противодействия наркотрафику, а также мер по предотвращению идеологического воздействия радикалов на население прилегающих районов», – добавил Косачев. В-третьих, необходимо усилить взаимодействие с США по линии антитеррористической борьбы. Президент Байден накануне приказал американским вооруженным силам и разведсообществу внимательно следить за ситуацией, чтобы не допустить роста терроризма на территории Афганистана, напомнил сенатор Косачев. «Думаю, здесь наши интересы пересекаются, и не только с Америкой», – констатировал парламентарий. Но главное, по словам Косачева, «возвращать в эту историю ООН». «Формально силы международной коалиции (читай – американцы) находились все это время в Афганистане по мандату ООН, – напомнил сенатор. – Но... американцы делали там что хотели и в соответствии со своим, а не коллективным пониманием миссии. Получили. А вслед за ними, миссию провалившими, получает Афганистан, получает весь мир. Так больше не должно быть». * Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"
  8. Кандагар пал. Талибы полностью заняли еще одну провинциальную столицу, город Кандагар, после бегства правительственных сил. С утра над городом подняли белый флаг Исламского Эмирата.
  9. Что известно о талибах? «Талибан», который становится все ближе к тому, чтобы если и не стать единовластным правителем Афганистана, то, как минимум, получить весомую роль в формировании новых органов власти, проделал достаточно долгий путь, полный взлетов и падений. В то же время говорить о том, что движение в настоящее время представляет собой совсем другую организацию, чья идеология стала значительно более гибкой, чем она была в 90-е годы, вряд ли возможно. В целом идеологические и религиозные установки этого движения остались неизменными. Другой вопрос, что теперь само движение стало воздерживаться от тех шагов, которые, собственно, и привели к военной кампании США и их союзников против него. Речь идет об отказе талибов от поддержки иных международных террористических организаций и сепаратистских движений. Что же касается самого признания существующего мирового порядка и системы международных отношений талибами, то они, в отличие от «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (ДАИШ), и раньше не выступали за демонтаж нынешнего мироустройства, но лишь желали вписаться в него, делая это, правда, крайне агрессивно, провоцируя как ведущих мировых игроков, так и соседей на негативную реакцию на те или иные инициативы (такие как признание талибами Ичкерии или же предоставление убежища «Аль-Каиде» и «Исламскому движению Узбекистана»). В период существования «Исламского эмирата Афганистан» (государства талибов) «Талибан» поддерживал дипломатические отношения с Пакистаном, ОАЭ и Саудовской Аравией. Из СНГ наиболее близко к признанию талибов подошел Туркменистан, возглавляемый на тот момент Сапармуратом Ниязовым, который хотел построить через Афганистан газопровод в Пакистан и Индию и готов был обсуждать вопрос безопасности проекта с талибами. Но американское вторжение в Афганистан свело на нет подобные планы. Таким образом, талибы никогда не разделяли идеологию «Исламского государства» и не стремились к мировому господству или утверждению «всемирного халифата». «Талибан» был и остается в первую очередь афганским национальным движением, возникшим на волне исламизации афганцев по итогам войны против СССР и просоветского режима. Кроме того, талибы опираются прежде всего на афганских пуштунов, которые доминируют в движении. Несмотря на присутствие в отрядах «Талибана» многочисленных групп таджиков, узбеков и других народов Афганистана (и даже небольшого числа шиитов-хазарейцев) пуштуны по-прежнему занимают ведущие позиции в организации. Талибы являются убежденными приверженцами традиционной для Афганистана ханафитской правовой школы Ислама (ханафитский мазхаб), и их позиция в этом вопросе абсолютно прозрачна – на переговорах в Катаре представители организации настаивали на том, что афганская государственная правовая система должна опираться исключительно на ханафитский мазхаб, который будет главенствующим во всех сферах законодательства. При этом однако следует учитывать, что сами талибы во время правления страной часто выбирали наиболее жесткие трактовки ханафитского мазхаба, с которыми далеко не всегда были согласны большинство авторитетных представителей этой школы. Например, это касается практически полного запрета на обучение женщин и т.д. (старше 8 лет, хотя в настоящее время талибы заверяют, что они готовы обеспечить процесс образования для девочек и женщин, но как это будет на практике, неизвестно). Кроме того, талибы использовали и до сих пор продолжают использовать тоталитарные методы управления, которые касаются контроля за всеми аспектами жизни афганцев, поощряя доносительство на тех, кто нарушает те или иные религиозные предписания и прочие установки движения. Если принадлежность талибов к ханафитской школе права не оспаривается, то их следование богословской школе матуридизма иногда ставится под сомнение. В частности, во многих пакистанских медресе, где учились талибы и откуда они вышли, матуридизм постепенно вытеснялся асаритской (ханбалитской) школой богословия (акыда), привнесенной туда арабскими преподавателями из стран Персидского залива. В то же время насколько она получила распространение в самом движении, сказать сложно. По крайней мере, главарь «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири особо подчеркивал, что лидер талибов Мулла Омар был ханафитом и придерживался именно матуридитской акыды. Отношение «Талибана» к суфизму было и остается неоднозначным, это связано прежде всего с неоднородностью самого движения, где представлены различные внутренние течения, чьи идеологические установки несколько разнятся. Многие талибы сами имели суфийское прошлое и по-прежнему с уважением относятся к своим шейхам и продолжают следовать определенным суфийским практикам. Однако в целом руководство талибов видит в суфизме конкурирующий проект, который может воспрепятствовать утверждению тех установок и взглядов на ислам, которые талибы считают предпочтительными. Поэтому «Талибан» пытался минимизировать роль суфийских орденов в религиозных делах контролируемых им областей и, как минимум, не приветствовал сохранение связей своих членов с суфийскими тарикатами. Таким образом, можно говорить о том, что талибы никак не связаны с суфизмом и каким-либо суфийским тарикатом. Скорее, наоборот, талибы хотели бы, чтобы афганцы руководствовались не наставлениями своих суфийских шейхов, но следовали бы исключительно тому, что проповедуют сами талибы. Поэтому во многих районах, которые находятся под контролем «Талибана», деятельность суфийских братств подавлялось. В то же время говорить о том, что талибы пытаются полностью запретить суфийские тарикаты или, что талибы считают суфийские практики недопустимыми с точки зрения ислама, также было бы ошибочным. В высказываниях талибов можно найти как комплиментарные к суфизму заявления, так и, наоборот, содержащие критику. И это, несмотря на отсутствие непосредственной связи между талибами и суфийскими тарикатами, все высшие улемы в нынешней структуре «Талибана» в той или иной мере склонны к суфийским обрядам и убеждениям, исторически распространенным в Афганистане, а их публикации, призванные служить руководством к действию, пестрят цитатами суфиев различных времен, как, например, из книги «Муджахедино та де Амир уль-Муменин Ларшоуэне» авторства верховного лидера движения Хайбатуллы Ахундзада. При этом талибы не являются и убежденными противниками шиитов. Наоборот, в рядах самих талибов действовали шиитские формирования из числа хазарейцев. Особый интерес в данном контексте представляет назначение шиита-хазарейца Маулави Махди губернатором теневого правительства «Талибана» в районе Балхаб, провинция Сари-Пул на севере Афганистана. Махди был духовным лидером местных шиитов и возглавлял их ополчение, поддерживающее талибов в борьбе с правительством в Кабуле. Примечание: движение Талибан запрещено в РФ.
  10. мины КПОМ-2.pps КСФ-1.pps ОЗМ-72.pps ПМД-6М.pps ПМН-2.pps ПМН-4.pps ПМН.pps ПОМ-2.pps ПФМ-1.pps
×