Jump to content
Socol218

Руководства по миномету и стрельбе артиллерии

Recommended Posts

По вам летят снаряды... 
1. Если плотность огня высокая, сидим в окопе, пережидаем. 
Скорее всего, батарея, отработав начнет менять позицию. Это характерно для САУ и машин РСЗО. 
2. Если плотность невысокая - снаряд в 15-30 секунд (одиночная ствольная артиллерия, минометы и танки стреляющие с закрытой огневой позиции), то стоит задуматься о смене позиции вправо-влево, так как по закону случайных чисел, снаряд может залететь в окоп. 
При пристрелке арты по вашим позициям, достаточно отойти в сторону на 50-100 м. чтобы чувствовать себя спокойнее. Поверьте, разрыв в 10 метрах и в 100 метрах это две большие разницы. 
Итак, техника: 
1. Принимаем решение на смещение, озвучиваем всем. 
2. Ждём следующего прилета и, после разрыва, даём общую команду и быстро перебегаем в соседние окопы.

Как вести себя под обстрелом.
Логический вывод из двух предыдущих постов. 
1. Заранее принять для себя, что обстрел будет. Подготовить свой окоп. 
Первый выстрел всегда пристрелочный. Батарея противника всегда меняет позицию, погода и влажность всегда разные, а это значит, что любой артиллерийский расчет нуждается в корректировке своего огня. Первый выстрел идёт для засечки. Как правило он всегда в стороне на 100, 200, 300 м. Занимаем позицию и ждём. Если второй выстрел пришел ближе, это говорит о том, что вас срисовали и наблюдают, либо с воздуха, либо с земли. 
2. Не паниковать. Можно шутить, разговаривать с товарищами и тд (юмор творит чудеса). В этот момент важно понимать, что сидя в окопе вам, кроме контузии, ничего не угрожает. Если вы не обложили себя вокруг тяжёлыми вооружениями. 
3. Важно понимать, что смерть возможна только при прямом попадании в окоп, а это значит, что при любом раскладе просто погаснет свет и вы ничего не почувствуете. 

Во время обстрела важно сохранить самообладание, спокойствие и, в связи с этим, рабочее состояние.

Как выжить под артой. 
1. Подготовить окоп; 
2. Слушать выходы; 
3. Слушать приходы и быстро падать. 
Но это мелочи. Под артой нужно не только выживать, а ещё и работать. 
Рассказываю историю по мотивам прошлого боя: 
Нас накрыла арта и танк. Прятаться в окопах было просто нельзя, так как можно потерять контроль над ситуацией, а ситуация такая, что крупные силы противника перешли в наступление. 
 

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Особенности организации контрбатарейной борьбы в ходе СВО

Некоторые ситуации заставляют задуматься о роли российской артиллерии и о ее возможностях ведения контрбатарейной борьбы. У большинства читателей возникают вопросы: «Почему нет желаемого успеха в противоборстве с артиллерией противника? Неужели потеряны знания и навыки ведения контрбатарейной борьбы, завещанные предыдущими поколениями артиллеристов? И где же опыт локальных войн?».

К сожалению, данной проблематике в современной специализированной литературе уделено необоснованно мало внимания. Поэтому посредством настоящей статьи предлагаем разобраться в вопросе организации и ведения контрбатарейной борьбы (КББ) с позиции точки зрения опыта.

Особенности организации контрбатарейной борьбы в ходе СВО, изображение №1
 
 

Для начала необходимо выделить ряд моментов и особенностей, с точки зрения тактики артиллерии, организации и ведения современной КББ.

«Артиллерийская дуэль», именно так называют контрбатарейную борьбу в современных конфликтах. Она вошла в практику вооруженной борьбы уже давно и до сих пор рассматривается, как главнейшая боевая задача во всех видах боя. КББ представляет собой организацию и ведение артиллерийского огня по средствам ведения артиллерийской разведки и позициям артиллерии противника. Однако, надо отдать должное, что в локальных войнах двадцатого столетия существовал дисбаланс сил в сторону одной из воюющих сторон. Она, эта сторона, была просто сильнее. Следовательно, огневое превосходство уже было на ее стороне. 

При этом задача артиллерии состояла в том, чтобы как можно скорее засечь стреляющее средство противника и воспретить его деятельность. Вопросы же полноценного огневого противоборства в крупномасштабной войне с противником, оснащенным современными техническими средствами разведки, управления и связи давно перед нашей армией, не стояли. Следует учесть, что в СВО разведка у нашего противника организована натовскими специалистами и базируется не только на наземные, воздушные, но и на космические средства ведения. Следовательно, вопросы КББ сместились в трехмерное пространство: земля, воздух и космос. И бороться с артиллерией противника в КББ необходимо также в трехмерном пространстве.

А теперь, уважаемый читатель, обратимся к истокам. Ведущая роль в обеспечении КББ изначально отводилась разведывательно-корректировочной авиации, комплексам радиотехнической, звукометрической разведки и артиллерийским наблюдателям, в том числе из числа разведывательных, диверсионных и пехотных подразделений. В армейском корпусе еще Советской армии по штату находился разведывательный артиллерийский дивизион, а в армии впоследствии — разведывательный артиллерийский полк. Основным огневым подразделением (частью) в КББ являлась армейская артиллерия, как самая дальнобойная.

В дальнейшем, с развитием технических средств разведки, задачи по обслуживанию огневых средств контрбатарейной борьбы стали возлагаться на радиолокационные станции (РЛС) разведки позиций стреляющей артиллерии, разведывательно-корректировочную авиацию, ДпЛА и, конечно, на офицеров-корректировщиков. Основным огневым средством поражения батарей противника в КББ сочли дивизионные и армейские артиллерийские дальнобойные системы типа 152-мм СГ Мста-С. Однако, навыки выполнения задач в КББ и распределение функций в новом формате определены в полном объеме не были, а главное, — не было полноценной практики полевой работы с техническими средствами разведки.

Теперь проанализируем средства артиллерийской разведки, активно участвующие в КББ. Принцип таких РЛС предполагает обнаружение снаряда, мины или баллистической ракеты на траектории полета, проведение расчетов и, как результат, — определение координат двух точек — места выстрела (вылета) боеприпаса из канала ствола орудия (пуска ракеты) и места их падения. Технические возможности современных станций позволяют распознавать типы и калибр стреляющих систем, а также обеспечивать корректировку огня своей артиллерии.

Актуальность применения РЛС обусловлена следующими их основными достоинствами:

  • высокая мобильность (транспортабельность) РЛС;
  • обзор обширных участков местности на большой дальности;
  • возможность получения данных о целях в масштабе реального времени;
  • независимость от времени суток и погодных условий.

Уже не является секретом (даже Мин. Обороны освещало этот факт), что в специальной военной операции в ходе КББ и в целом обслуживания огня артиллерии основной радиолокационной станцией артиллерийской разведки является комплекс 1Л260 «Зоопарк-1М» (рис. 1). Этот комплекс не нов. На вооружении нашей армии он состоит с 2012 г. Этот комплекс смонтирован на шасси ГМ-5971 и получил новую РЛС 1Л261, оснащенную активной фазированной антенной решеткой с улучшенными характеристиками. За счет такого обновления были скорректированы характеристики станции по дальности разведки, точности обнаружения целей, помехоустойчивости и пр.

Рис. 1. Глубоко модернизированный комплекс 1Л260 «Зоопарк-1М»
 
Рис. 1. Глубоко модернизированный комплекс 1Л260 «Зоопарк-1М»

Комплекс ещё со времён операции по принуждению Грузии к миру имеет возможность определить не только откуда велась стрельба, но и какой калибр и какая артиллерийская система выполняла стрельбу.

В конце двухтысячных годов основной общевойсковой тактической единицей на поле боя стала рассматриваться тактическая группа. Главной целью формирования группы являлось обеспечение входящих в состав группы подразделений боевой самостоятельностью и автономностью в обеспечении, а также создание оптимальных условий взаимодействия между ними. Группа имела в том числе и задачи ведения самостоятельной борьбы с минометными подразделениями противника. Для выполнения подобных задач хорошо зарекомендовал себя компактный переносной комплекс сухопутной и артиллерийской разведки 1Л271 «Аистенок» (рис. 2). При помощи него разведчики могут следить за наземными и воздушными целями, засекать позиции артиллерии противника и обеспечивать корректировку огня нашей артиллерии. Год принятия на вооружение 2012 г.

Рис. 2. Станция 1Л271 «Аистенок» на позиции
 
Рис. 2. Станция 1Л271 «Аистенок» на позиции

«Аистенок» показал себя в ходе действий российских войск в САР достаточно эффективным и одновременно удобным средством разведки. По отзывам многих военных специалистов комплекс имеет хорошие перспективы для развития и применения в составе разведывательно-огневого комплекса (РОК) в тактическом звене.

В Советской армии в 1986 году приняли на вооружение автоматический звукометрический комплекс АЗК-7 «Мезотрон», размещенный на четырех машинах ЗиЛ. Комплекс сканировал звуковые сигналы стрельбы артиллерии и взрывов снарядов в своих звукоприемниках. Все данные приходили на командный пункт, где улавливаемые звуки анализировались и преобразовывались в сигналы для карто-носителя. Он и вычислял точку-источник звука.

Эффективность комплекса по тем временам оценивалась, как достаточно высокая. Поэтому, со временем, АЗК-7 модернизировали и в 2016 году на вооружение был принят усовершенствованный комплекс АЗК-7М (рис. 3). Теперь он представляет собой программно-аппаратный комплекс, оборудование которого размещается на четырех автомобилях Урал-43203. Новый комплекс получил более чувствительные звукометрические датчики и оборудование, проводящее анализ информации. Это позволило расширить фронт и глубину разведки, а также увеличить скорость и точность определения координат.

Рис. 3. Автоматический звукометрический комплекс АЗК-7М
 
Рис. 3. Автоматический звукометрический комплекс АЗК-7М

Существенным преимуществом модернизированного комплекса стала возможность применения его в тандеме с ДпЛА «Орлан-10». Точность разведки при использовании беспилотников существенно повысилась, как и дальность ее ведения. Теперь обнаружение стреляющих батарей противника стало возможно на дистанции более 15 км. Таким образом, появилась возможность применения комплекса в составе РОК. В условиях проведения СВО АЗК-7М получил заслуженное признание среди артиллеристов, поскольку имеет несколько значимых в рамках современных боевых действий качеств, среди которых достаточная для ведения огня артиллерии точность.

Интересный факт: 155-мм гаубица, как и любая иная артиллерия стран НАТО, имеет собственный акустический портрет и ее работа хорошо «слышна» комплексом АЗК-7М. Это связано с наличием особых параметров стрельбы американского орудия, которые позволяют не только отличить одну систему от другой, но и условный ствол от ствола, поскольку там есть переменные и постоянные величины, такие как длина ствола, калибр, тип используемого пороха и многое другое.

Совсем недавно в войска начал поступать современный комплекс звукотепловой разведки «Пенициллин» (рис. 4). Этот комплекс значительно облегчает обслуживание и ведение огня артиллерии в условиях КББ. Комплекс работает задействуя четыре звукоприемника, которые устанавливаются в определенном порядке на грунт. Они фиксируют звуки выстрелов и разрывов артиллерийских снарядов. Комплекс включает две машины на шасси «КамАЗ»: машина звукометрической и машина звукотепловой разведки. В этом комплексе звукометрия дополняется данными, полученными с помощью оптико-электронного модуля, улавливающего выстрелы, как в инфракрасном, так и в видимом спектре. Далее вся информация передается на компьютер, и, исходя из этой информации, корректируется огонь артиллерии по позициям противника. Вероятно, такие средства артиллерийской разведки и необходимы на Луганско-Донецком направлении.

Рис. 4. Станция «Пенициллин» на позиции
 
Рис. 4. Станция «Пенициллин» на позиции

Теперь, уважаемый читатель, поговорим о ДпЛА. Уроки горной войны в Нагорном Карабахе не прошли бесследно. Весь военно-инженерный мир заговорил о применении ДпЛА в современных операциях. В России были созданы современные специализированные дроны, но «рабочих лошадок» типа «Орлан-10» и «Элерон-3» к специальной военной операции было выпущено недостаточно. Архитекторы военных штатов не учли, что в период боевых действий этот результативный вид разведки является наиболее уязвимым, больше того, в штатах артиллерийских подразделений их не было вообще. О какой эффективности КББ могла идти речь? Даже сейчас, спустя несколько месяцев ведения боевых действий, организация взаимодействия по применению ДпЛА между артиллерией и мотострелками, а главное, между подразделениями национальной гвардии, которая отвечает в том числе за доставку гуманитарных грузов и артиллерией, проводится на не достаточном уровне.

С афганской войны повелось — идет колонна, должен быть офицер-артиллерист. Он отвечает за своевременный вызов огня по засадам противника. В современных условиях — с применением разведывательного ДпЛА, он может не только выявить засаду (засады) по пути движения колонны, но и воспретить огневое применение оружия со стороны противника, применяя вызов огня артиллерии по заранее спланированным целям.

Теперь, уважаемый читатель, вернемся к нашему противнику. Не к «славянину», как его преподносят отдельные идеологи, а к противнику, который не только пытается нас уничтожить, но и применяет бесчестные уловки, не совместимые с общепринятыми законами войны и конвенциями. Подразделения ВСУ, за предшествующие 8 лет, имея серьезную поддержку со стороны ряда европейских государств, накопили немалый опыт в организации огневого поражения, в том числе по вопросам организации и проведения КББ в трехмерном пространстве. Следует отметить, что в основе ведения ими военных действий лежит применение высокотехнологичных средств разведки и управления, которые им предоставили натовские «коллеги». Однако, у ВСУ и националистов их не очень много. Это облегчает процесс проведения огневого противоборства. К последним относятся зарубежные системы-терминалы CTOCW-а (Communication terminal for operational control of weapons) — это американские системы, позволяющие создавать закрытые локальные информационные сети для отдельно взятого подразделения — т.е. создавать многофункциональные сети управления в звене взвод-рота-батальон.

Что же касается средств разведки, то в основном это ДпЛА с увеличенным эшелоном и радиусом автономного полета, передачи сигнала, расширенным функционалом ориентирования, разведки и корректирования огня артиллерии. 

К средствам разведки противника мы относим и поставленные в апреле текущего года концерном SpaceX терминалы StarLink, которые позволяют обеспечить прямую связь и управление отдельными элементами космической разведки. Отмечаем, что подобных терминалов было поставлено всего несколько штук.

Некоторыми артиллерийскими подразделениями ВСУ применяются современные, поставляемые США и Нидерландами, подвижные радиолокационные станций контрбатарейной борьбы AN/TPQ-36 Firefinder (рис. 5), а так же некоторое количество AN/TPQ-48/49/50. Любопытно, что часть этих образцов уже снята с вооружения стран-производителей. Они предназначены для ведения разведки стреляющих артиллерийских орудий и минометов путем раннего обнаружения выстрелов и сопровождения снарядов в полете. Основное предназначение комплексов — обеспечение контрбатарейного огня (амер. термин).

Рис. 5. РЛС контрбатарейной борьбы AN/TPQ-36
 
Рис. 5. РЛС контрбатарейной борьбы AN/TPQ-36

Станция AN/TPQ-36 разработана совместно американскими компаниями Nortrop-Gruman и Reyteon. Она предназначена для работы на средних (до 24 км) дальностях. Станция имеет когерентную импульсно-доплеровскую антенну. Особенность такой антенны заключается в низкой возможности вскрыть ее работу средствами РЭБ. Аппаратная размещается в легком многоцелевом автомобиле повышенной проходимости типа «Hammer». Сама станция смонтирована на прицепе автомобиля и в ходе работы РЛС может находиться на удалении до 1 км от аппаратной. Обслуживается расчетом в составе четырех человек.

Станции AN/TPQ-48/49/50 во многом схожи по компоновке и функционалу с РЛС AN/TPQ-36, однако их характеристики более весомые. Например, дальность разведки «48»-го комплекса составляет — до 50 км, а сектор разведки — 110°. В настоящее время эти станции широко применяются при обстреле Донецка.

Однако, следует заметить, что необходимой автоматизации управления для применения указанных выше средств разведки в комплексе со средствами огневого поражения у ВСУ и вооруженных подразделений нацбатальонов практически нет. Именно эта автоматизация позволяет значительно сократить время реакции на обнаружение целей. Другими словами, она представляет из себя достаточно серьезный аргумент в эффективности всей КББ.

Новейшая история показывает, что боевые действия и КББ в них велись в условиях отсутствия сплошной линии фронта и позиционной борьбы. Каждый военный конфликт вносил свои предложения по артиллерийскому противоборству. СВО на Украине, в этом смысле, не стала исключением. Большое количество неприкрытых войсками участков (территорий) и непростреливаемых артиллерией «серых» зон вынудили противоборствующие стороны искать новые эффективные способы организации и ведения КББ.

Достаточно интересной с точки зрения тактики, нам показалась контрбатарейная борьба, проводимая подразделениями ВСУ и нацбатами. В ней мы четко увидели организацию разведки в системе «земля-воздух-космос». При этом тактика противника сводится к следующему.

Артиллерийское подразделение, предназначенное для ведения КББ численностью до 10 орудий ствольной или же реактивной артиллерии, распределяется на несколько блуждающих артиллерийских групп по 2-3 орудия. На рисунке 6 показан фрагмент видеонаблюдения с ДпЛА, по мнению авторов статьи, именно блуждающей группы артиллерии ВСУ. Каждой группе указывается свой район барражирования площадью до 100 кв. км.

Рис. 6. Блуждающая артиллерийская группа ВСУ
 
Рис. 6. Блуждающая артиллерийская группа ВСУ

Районы назначаются таким образом, чтобы обеспечивалось ведение огня из орудий преимущественно на максимальных, близких к предельным дальностях стрельбы. Перемещение орудий группы с одной огневой позиции на другую, но в границах своего района производится постоянно, вне зависимости от того велся огонь с позиции или же нет.

Смена огневой позиции выполняется самостоятельно, без разрешения на то старшего начальника. Командир группы только лишь уведомляет старшего начальника об очередной смене, указывая о необходимом для этого времени. Естественно, что каждая группа всегда имеет свое основное направление стрельбы, которое при смене огневой позиции, так же меняется, обеспечивая приоритетность в ведении огня группы в установленный район на территории противоборствующей стороны. В отдельных случаях направлений стрельбы блуждающей группе может быть назначено несколько. Заслуживающим внимания, с точки зрения авторов, является и то, что все артиллерийские группы в основном автономные. Тыловое, техническое, медицинское и целый ряд других видов обеспечения организуется старшим группы по принципу самостоятельного планирования — «снизу» в «верх». Отчетность о выполненных мероприятиях, расходе боеприпасов и горюче-смазочных материалов, поломках техники и вооружения и даже потерях среди личного состава учитывается старшим группы.

Группы объединены единым пунктом управления огнем, который также имеет свой район действий.

Каждая блуждающая артиллерийская группа и пункт управления оснащены соответствующими средствами автоматизации управления ведением огня. Средства представляют из себя специализированную аппаратуру с приборами непосредственного управления и связи — автоматизированными планшетами, работающими в единой информационной сети. Каждый планшет имеет программное обеспечение, позволяющее за несколько секунд рассчитать установки для стрельбы с точностью, установленной для полной подготовки данных. Основная задача пункта управления огнем подразделения сводится к тому, чтобы оперативно обеспечить артиллерийские группы едиными данными о цели и результатах ведения огня. Примечательным является и то, что огонь по цели открывается каждой группой самостоятельно, по готовности, после чего следует обязательная смена огневой позиции. То, что мы сейчас называем «противоогневым маневром».

Информация о цели на пункте управления появляется преимущественно от средств космической или же воздушной разведки. При наличии в подразделении станций КББ, данные о разведанной цели поступают и от нее. Достоверность данных переоценить сложно, поскольку появляются они практически в режиме реального времени.

В этом случае открытие огня артиллерийских групп противника по целям производится через 50-90 секунд, что достаточно быстро. Учитывая полетное время боеприпасов на предельные дальности стрельбы (например, у гаубиц М-777 это время составляет около 60-90 секунд) разрыв снаряда у цели произойдет примерно через 2-3 минуты после ее обнаружения. На рисунке 7показана схема организации контрбатарейной борьбы подразделениями ВСУ и нацбатальонов с задействованием средств космической и воздушной разведки.

Рис. 7. Организация КББ с применением средств воздушнойи космической разведки
 
Рис. 7. Организация КББ с применением средств воздушной
и космической разведки

Не многим больше (до 3-4 минут) требуется блуждающим группам противника для открытия огня по артиллерийским подразделениям противостоящей стороны с применением средств радиолокационной разведки. Напомним, что это могут быть комплексы AN/TPQ. Обратим внимание на то, что указанное время отсчитывается не от момента визуального обнаружения цели, а от засечки ее после производства выстрела, залпа. В этом случае, полагаем, у подвергшегося обстрелу подразделения артиллерии вероятность сохранить свою живучесть будет значительно выше. На рисунке 8 показана схема организации контрбатарейной борьбы подразделениями ВСУ и нацбатальонов с задействованием средств радиолокационной разведки.

Рис. 8. Организация КББ с применением средств радиолокационной разведки
 
Рис. 8. Организация КББ с применением средств радиолокационной разведки

Вполне очевидно, что наш противник — украинские артиллеристы расставили акценты в КББ на оперативное обеспечение точными и актуальными разведданными по целям, автоматическую обработку этих данных и определение установок для стрельбы, а так же широкое применение высокотехнологичных средств разведки, в том числе и для обслуживания стрельбы своей артиллерии. Кроме того, в качестве крайне необходимой рассматривается и маневренность артиллерийских подразделений, задействованных в ведении борьбы с батареями противостоящей стороны. Даже размещение своих орудий для ведения огня в жилых массивах, плотной гражданской инфраструктуре, в непосредственной близости с социально значимыми объектами: школами, больницами, магазинами и т.д., по всей видимости, рассматривается ими как повышение живучести.

Между тем, большинство военных экспертов отмечают, что точность, эффективность и живучесть украинской артиллерии на фронтах СВО не носит массовый характер. Фактически организовать эффективный огонь по артиллерии противостоящей стороны украинские артиллеристы могут только лишь на некоторых участках фронта, т.е. там — где слабая разведка и контрбатарейное противодействие. На остальных же участках фронта объекты «артиллерийского сопротивления» противника, пусть и с высокотехнологичным оружием и разведкой, становятся приоритетными целями в ходе контрбатарейной борьбы ВС РФ.

Что же противопоставляют Российские Вооруженные Силы и наши союзники артиллерии нацбатальонов и ВСУ?

Отвечая на этот вопрос, указываем на то, что определяющим фактором на полях сражений в рамках СВО России стал «вес артиллерийского залпа» — чем он больше, тем эффективнее оборона, наступление и контрбатарейная борьба.

Подобный термин только входит в лексикон современного артиллериста. Он понимается, как совокупность количественного и качественного состояния огня артиллерийского подразделения. Другими словами — это комплекс преимуществ отечественных артиллерийских систем и профессионализма артиллеристов России и союзных государств.

Среди таковых преимуществ артиллерии есть несколько наиболее неоспоримых и позволяющих достигать некоторого превосходства над противником в КББ:

  1. Превосходство артиллерийских систем России: в дальнобойности, скорострельности, по количеству возимого при вооружении запаса боеприпасов, маневренным возможностям. В таблице 1 представлены для сравнения основные характеристики артиллерийских систем, применяемых противоборствующими сторонами.

Здесь следует выделить и специальные возможности таких артиллерийских систем, как «Коалиция-СВ»:

1).Полная автоматизация процесса заряжания орудия, наведения в цель и производства выстрела. Это в значительной степени повышает скорострельность орудия и пропорционально снижает время его нахождения на огневой позиции после открытия огня. Обнаружить подразделение таких гаубиц комплексом AN/TPQ, ДпЛА или же любыми средствами космической разведки, конечно, возможно, однако, для поражения ее потребуется значительно больше усилий.

2).Возможность стрельбы орудием в т.н. режиме стрельбы «Шквал огня». Он предполагает ведение огня одним орудием по цели на разных углах возвышения ствола, при которых выпущенные снаряды прилетают к цели одновременно. Подобная «функция» системы способствует решению сразу нескольких задач:

создание необходимой плотности огня по артиллерийским подразделениям противника;

сокращение численности орудий подразделения для выполнения требуемой огневой задачи;

внезапность огня/залпа при минимальном количестве привлекаемых к ведению огня орудий.

Кроме того, необходимо отметить, что у всей отечественной артиллерии большой эксплуатационный ресурс техники. С этим согласны артиллеристы обеих противоборствующих сторон. Советские и российские орудия изначально конструктивно приспособлены для действий в самых разных условиях. Артиллерийские же системы западных стран таких конструктивных особенностей изначально не имеют, степень их пригодности для применения в тяжелых условиях определена лишь прочностью применяемых металлов и других материалов.

С появлением у противника французских Caesar, итальянских FH-70 и американских M-777 (рис. 9) в значительной степени обострило и без того сложный вопрос организации ремонта и эксплуатации вооружений. Ситуация даже с плановым ремонтом и наличием запасных частей к такой разнородной технике оказалась крайне непростой, а условия их применения явно вышли за допустимые эксплуатационные рамки.

Рис. 9. Гаубица М-777
 
Рис. 9. Гаубица М-777

Достаточно посмотреть на М-777: облегченный лафет аэротранспортабельной гаубицы имеет эксплуатационный ресурс в 1,5 раза ниже аналогичных средних значений российских артиллерийских систем; гаубица сильно нагревается при интенсивной стрельбе, особенно если используются усиленные заряды; каждые 50-100 выстрелов требуется обязательная проверка гидравлической системы; легкость орудия приводит его к большому смещению во время каждого выстрела. Такие характеристики приводят к снижению: скорострельности, темпа ведения огня и его точности — т.е. снижению всех тех характеристик, которые так необходимы в борьбе с противостоящей артиллерией. Тактико-технические характеристики М-777 значительно уступают самоходным и буксируемым российским гаубицам семейства «Мста». А сравнение ее с «Коалицией-СВ», вообще, следует считать некорректным .

  1. Разнородность артиллерийских систем и вооружений, позволяющая эффективно и рационально поражать высокоманевренные цели противника. Реактивные системы залпового огня — 122-мм «Град», 220-мм «Ураган» и 300-мм «Смерч». Конечно, некоторые системы разработаны и приняты на вооружение еще в 70-е годы ушедшего столетия, однако, они совершенно не теряют своей актуальности и в современном бою.

152-мм артиллерия представлена орудиями — «Акация», «Мста-С» (рис. 10) и «Гиацинт-С». Активно применяются 240-мм миномет «Тюльпан» и 203-мм орудие «Малка». Последнему в большинстве случаев, вообще, не страшна контрбатарейная борьба ВСУ и нацбатальонов — дальность его стрельбы обеспечивает относительную безопасность в аналогичных контрмерах противника. 122-мм «Гвоздика», 120-мм «Нона» и «Вена» выгодно дополняют этот список.

Рис. 10. 152-мм гаубица 2С19-М2 «Мста-С», являющаяся модификацией самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С»
 
Рис. 10. 152-мм гаубица 2С19-М2 «Мста-С», являющаяся модификацией самоходной артиллерийской установки 2С19 «Мста-С»

Приведем высказывание недовольного результатами операции «Анаконда» в Афганистане одного американского бригадного генерала. Вкратце оно сводится к тому, что ограниченное количество артиллерии и большой ресурс авиации не дали желаемого результата в горной войне с моджахедами. Он ссылался на то, что «советские», используя разнообразные калибры и типы артиллерии добивались больших результатов.

Напомним, что украинская сторона подобного разнообразия артиллерийских систем уже не имеет. Это обусловлено огромными потерями в технике с начала проведения СВО. А западные покровители обеспечить в таких количествах всевозрастающие потребности украинской артиллерии не в состоянии.

  1. Обеспеченность артиллерийских подразделений боеприпасами, в том числе высокоточными. Артиллерия союзных сил гораздо лучше обеспечена боеприпасами, что позволяет вести огонь практически круглые сутки с необходимыми нормами расхода снарядов и заданной эффективностью, а это достаточно важно. Дело в том, что классическое ведение контрбатарейного огня зачастую требует отстрела нескольких снарядов с максимальным темпом для поражения цели. Это связано с присущей снарядам неточностью — влиянием на их полет многочисленных условий стрельбы и другими факторами. Точность измеряется параметром, называемым круговое вероятностное отклонение. По своей сути, это диаметр круга, в который упадет 50 % выпущенных снарядов, т.е. чем больше радиус поражения, тем меньше точность и тем больше отклонение. Следовательно, стрельба большим количеством снарядов по конкретной цели повышает вероятность того, что достаточное их число попадет в цель или создаст накрывающую группу.

Что же касается обеспеченности артиллерийскими снарядами орудий нацбатальонов и ВСУ, то они постепенно сходят на «нет». Это связано с тем, что некоторые склады боеприпасов находятся на уже освобожденной территории, а другие частично уничтожены. Страны североатлантического альянса производства артиллерийских боеприпасов калибров советского образца не имеют. Нет подобных производств и на Украине. Поставки боеприпасов натовских калибров и видов к поставляемым зарубежным артиллерийским системам крайне малы для организации в том числе эффективной КББ. Стандартный 155-мм снаряд имеет круговое вероятностное отклонение от 200 до 300 метров на средних дальностях стрельбы. Поэтому, для достижения желаемого результата потребуется ведение огня из нескольких орудий или же из одного орудия множество раз по одной и той же цели. Даже с автоматом заряжания это увеличивает время ведения огня, а, следовательно, и вероятность того, что блуждающая артиллерийская группа противника будет обнаружена и примет на себя ответный огонь союзной артиллерии.

Мы рассмотрели преимущества артиллерии в ходе СВО. Что же касается профессионализма артиллеристов, как условия достаточного «веса артиллерийского залпа»? Ответ на поставленный вопрос, уважаемый читатель, предоставим решить вам, приведя лишь один пример из СВО. Первые 155-мм гаубицы M-777, с которыми украинское руководство связывало большие надежды на перелом в ходе всей вооруженной борьбы на Украине, были уничтожены российской артиллерией в начале мая в районе населённого пункта Подгорное (ЛНР). Наш интерес вызвал тот факт, что сначала удар по позициям украинских артиллеристов был нанесен барражирующими ДпЛА типа «Куб», и только потом, при попытке сменить позиции, удар нанесли самоходными пушками «Гиацинт». Огонь артиллерии при этом осуществлялся по данным, полученным с применением космических средств разведки.

Вполне очевидно, что речь идет о применении достаточно необычного разведывательно-ударного комплекса, состоящего из эффективных средств огневого поражения, многофункционального управления и разведки. Последние выступили еще и в качестве средства первичного поражения, обеспечив оперативность уничтожения цели. Можно заключить, что тенденция обращения контрбатарейной борьбы к своей многомерности (земля — воздух — космос) в ходе СВО имеет место быть — кроме того, она, как показала практика, весьма эффективна.

Здесь, уважаемый читатель, напрашивается вывод о том, что любое применение артиллерии, будь то КББ или же борьба с танками и пехотой противника, будет максимально эффективным в случае применения ее в составе разведывательно-огневых (ударных) комплексов именно в трехмерном пространстве. Этот принцип применения назрел и требует дальнейшей проработки и испытания на практике в ходе СВО.

Авторы подчеркивают необходимость добиваться тесного взаимодействия средств разведки и поражения под единым управлением. Конечно же, и те и другие средства должны превосходить аналоги противника в характеристиках.

Добиться превосходства в средствах разведки, исходя из концепции ведения КББ в трехмерном пространстве, мы полагаем, возможно в том числе и с помощью их дублирования в самом РОК (РУК).

Например, ДпЛА применять для обеспечения данными по цели и контроля ведения огня, а АЗК-7м привлекать для обслуживания стрельбы артиллерийских средств РОК. Подразделения войсковой разведки с приборами обеспечения наведения высокоточных боеприпасов или ДпЛА типа «Орлан-30» будут весомо повышать эффективность такого РОК (РУК).

Вероятно, не будет лишена смысла и возможность создания РОК, в котором средства разведки будут не дублировать друг друга, а дополнять. Такая необходимость может возникнуть в условиях, например, нехватки необходимых огневых средств артиллерии для борьбы с батареями противника. На рисунке 11 показана примерная схема такого РОК.

Рис. 11. Схема организации РОК с несколькими средствами разведки
 
Рис. 11. Схема организации РОК с несколькими средствами разведки

В качестве основной формы тактических действий общевойсковых подразделений и артиллерии обычно рассматриваются разведывательно-ударные действия в сочетании с радиоэлектронным поражением, которые предполагается вести в назначенных зонах разведки и поражения. 

Мы же предлагаем (условно) такие действия разделить на три способа действий — борьба с артиллерией противника в ближней, средней и дальней зонах. Не сложно догадаться, что это обусловлено ведением огня по минометам противника, борьбу с дальнобойной артиллерией и поражение его РСЗО. Для каждой зоны необходимо «подбирать» свое, индивидуальное средство ведения разведки и огневого поражения. 

Главное преимущество этих сводных формирований огневых средств тактического звена с разведкой и средствами автоматизации является их быстрота выполнения огневых задач и высокая маневренность на поле боя. Умение общевойскового командира взаимодействовать с авиацией, управлять средствами РЭБ и артиллерией позволит противостоять положениям концепции «Многосферные операции» в тактической зоне вооруженной борьбы…

Для ведения КББ в ближней зоне наиболее эффективным с нашей точки зрения будет РОК, основу которого составляет 122-мм или 152-мм орудия 2С1 или 2С3 соответственно. В виде разведывательного средства мы считаем возможно применение РЛК «Аистенок» и в дальнейшем его аналоги.

В средней зоне действия потребуются средства огневого поражения, такие как 152-мм СГ «Мста-С», «Коалиция-СВ» и 152-мм СП «Гиацинт». В качестве средств разведки целесообразным, с нашей точки зрения будет применение РЛС «Зоопарк-1М», АЗК-7М и КЗТР «Пенициллин».

РСЗО противника M142 «Himars» (в дальней зоне действия РОК), на наш взгляд, может эффективно поражаться ракетным комплексом «Искандер», РСЗО «Ураган» или «Смерч». В этом случае данные по цели и корректировка ударов и огня могут обеспечиваться средствами космической разведки или же БПЛА «Форпост». Вероятно, назрела необходимость рассмотреть процессы автоматизации управления огневым поражением в условиях СВО.

Проведенный анализ применения артиллерийских подразделений в рамках современной контрбатарейной борьбы в ходе СВО позволяет сделать вывод о том, что проблемы этой ожесточенной борьбы остаются. Вопросы КББ — многогранны, но они весьма актуальны и требуют разрешения уже сегодня, так как гибнут не только военнослужащие, но и мирные люди, в том числе и в приграничных районах нашей Родины.

Изложенное в статье мнение не исчерпывает всего многообразия способов боевого применения артиллерии в контрбатарейной борьбе. Они лишь обозначают границы необходимых направлений развития российской артиллерии и способов ее применения в современном общевойсковом бою.

В дополнение необходимо осветить процесс управления огнем артиллерии общевойсковым командиром. Следует отметить, что основной упор в представленном ниже материале сделан на вопросе целеуказания при определении цели, пристрелки ее и переход на поражение в условиях динамики боя.

Общевойсковой офицер и управление артиллерией, изображение №1
 
 

В ходе боя часто общевойсковой командир сам принимает решение на поражение той или иной цели. Хорошо, когда рядом находится офицер — артиллерист, который в состоянии довести дело до конца на основе имеющихся специальных знаний и навыков. Однако, так бывает не всегда. Частенько в ходе боевых действий снайпера выбивают офицеров — корректировщиков артиллерийского огня и тогда, общевойсковой командир, как организатор боя — вынужден сам давать целеуказание, затем осуществлять пристрелку и в дальнейшем переходить к стрельбе на поражение.

Следует отметить, что в настоящее время определяющую роль в разведке противника и корректировке огня стали играть беспилотники (дроны) и это большой прогресс в современных технологиях. Но дроны, как и любая боевая техника, подвергаются воздействию противника, а тактическую задачу выполнять надо офицеру. Будем надеяться, что вот тогда и помогут наши советы.

Одним из важнейших элементов управления огнем артиллерии в бою является целеуказание. Без хорошо организованного целеуказания невозможна своевременная постановка огневых задач, гибкое управление огнем артиллерии, поддержание тесного взаимодействия с обслуживающими подразделениями артиллерийской и воздушной разведки.

Целеуказание — сообщение данных о характере, месте расположения и действиях цели. Осуществляется командирами, штабами, органами разведки и наблюдения. Целеуказание должно содержать сообщение данных о цели, а именно: о сути (группа пехоты, скопление техники, артиллерия на позиции и т.п.), характере действий и месте расположения цели. Все эти данные составляют понятие о целеуказании.

Целеуказание применяют при постановке задач подчиненным на доразведку целей, на подготовку и ведения огня; при докладах и передаче информации о целях и в ходе управления огнем артиллерии.

Целеуказание обеспечивается назначением единого ориентирного направления с КНП (НП) для всех КНП (НП); назначением (уяснением) единых ориентиров, положения их на местности и на карте, определением их местоположения наиболее точным способом с последующим нанесением их на карту с использованием приборов и других вспомогательных принадлежностей; установлением единых условных наименований местных предметов; своевременной подготовкой электронной рабочей карты (нанесением на нее своего местоположения и положения КНП (НП) взаимодействующих командиров подразделений, ориентиров, плановых целей и др.); изучением впереди лежащей местности с КНП (НП) при обязательном сличении ее с картой (аэрофотоснимком, фотопанорамой, электронным планшетом), умением ориентироваться на местности и работать с картами (в том числе электронными); изучением расположения противника и непрерывным наблюдением за его действиями. На рисунке 1 схематично показаны требования к обеспечению целеуказания.

Рис. 1. Требования к обеспечению целеуказания
 
Рис. 1. Требования к обеспечению целеуказания

Напомним, что ориентир — хорошо видимый и выделяющийся местный предмет или элемент рельефа, используемый в войсках для определения своего местоположения, направления движения, целеуказания, управления огнем, ударами и подразделениями в бою.

Ориентиры выбирают справа налево, по рубежам от себя к противнику. Количество ориентиров должно быть небольшим, каждому из них присваивается свой номер и условное наименование, указывается дирекционный угол и дальность до него в метрах.

В качестве ориентиров выбирают отдельные, неподвижные, ясно наблюдаемые невооруженным глазом днем и ночью местные предметы, наиболее устойчивые от разрушения и относительно которых легко передавать целеуказание.

Все ориентиры старшего начальника, наблюдаемые с данного наблюдательного (командно-наблюдательного) пункта, являются обязательными для подразделения разведки и за ними сохраняются номера, присвоенные старшим начальником.

В ходе наступления по мере продвижения вперед назначают новые ориентиры. В обороне ориентиры выбирают как перед передним краем, так и в ближайшей глубине обороны своих войск.

Для облегчения отыскания ориентиров (местных предметов) на местности, быстрой и надежной передачи (приема) целеуказания, для определения положения разведданных целей на местности относительно ориентиров, а также для передачи и приема докладов о разведанных целях на наблюдательном (командно-наблюдательном) пункте составляется схема ориентиров (рис. 2).

Рис. 2. Схема ориентиров (вариант)
 
Рис. 2. Схема ориентиров (вариант) 

В ходе афганской войны, а затем войны на Кавказе на схеме ориентиров рядом с дальностью до цели стали записывать и пристрелянный прицел с огневой позиции. Этот прием позволял при нахождения противника вблизи ориентира переходить к стрельбе на поражение, так как ошибки выстрела уже были выбраны в ходе пристрелки ориентиров.

Общевойсковому командиру следует знать, что тот, кто передает данные о положении, называется дающим целеуказание. Тот, кто принимает данные о цели, называется принимающим целеуказание. Совместные действия дающего и принимающего в ходе целеуказания заключаются в выполнении каждым из них конкретных обязанностей.

Задачи дающего целеуказание: выбрать способ целеуказания, используя который, принимающий смог бы быстро и точно определить положение цели на местности, нанести цель на карту (планшет); определить данные для целеуказания; передать целеуказание принимающему; убедиться, что принимающий правильно принял целеуказание и отыскал указанную цель на местности, если она наблюдаемая.

При целеуказании дающий указывает принимающему: кому адресовано целеуказание (если это необходимо); положение цели (данные о положении цели относительно ориентира, прямоугольные или полярные координаты и т.д.); наименование цели и ее признаки (например, «орудие в посадке (окопе), виден ствол»), данные о деятельности цели (например, «ведет огонь»); описание местности и предметов вблизи цели (например, «на темном поле желтый окоп»).

Целеуказание обычно является составной частью распоряжения или команды. В таких случаях, кроме того, указывается задача для принимающего (например, «наблюдать», «засечь», «доложить координаты», «подготовить огонь» и т.п.).

Пример. «Судья» (позывной командира артиллерийской батареи). Ориентир первый, вправо 40, выше 5, в посадке желтый окоп, в окопе орудие, ведет огонь, видны ствол и вспышки выстрелов, подготовить огонь управляемым боеприпасом».

Принимающий целеуказание должен не только отыскивать цель на местности, но и с необходимой степенью детализации давать подробности описания местности, характера и действий цели.

Целеуказание должно быть четким, кратким, понятным и обеспечивать быстроту отыскания цели на местности.

Задачи принимающего целеуказание: принять целеуказание и отыскать цель; доложить дающему целеуказание: «цель вижу», если он нашел цель на местности, «цель не вижу», если он не нашел цель на местности; «цель не понял», если он не понял данные о положении цели.

Для успешной передачи и приема целеуказания помимо твердого знания правил его выполнения и умелого их применения необходимо тщательно изучить с наблюдательных пунктов местность в полосе или секторе разведки, сличая ее с картой или с аэрофотоснимком, хорошо запомнить условные наименования местных предметов, ориентиры в полосе разведки и основное направление, внимательно изучить расположение противника и непрерывно наблюдать за его действиями.

Во время целеуказания дающий и принимающий могут находиться на одном или на разных наблюдательных пунктах (подвижных пунктах управления). В условиях, когда дающий и принимающий находятся на одном пункте, применяют следующие способы целеуказания: наведением прибора на цель; от ориентира (местного предмета); по отсчету прибора.

Когда пункты принимающего и дающего удалены друг от друга не более чем на 100 метров или когда цель находится в непосредственной близости от ориентира, целеуказание допускается производить способами, применяемыми при работе на одном пункте. В условиях, когда пункты удалены друг от друга на большее расстояние, а цель не находится непосредственно у ориентира, горизонтальные углы и угловое превышение цели для каждого из этих пунктов будут обычно разные. Поэтому при нахождении дающего и принимающего на разных пунктах применяют, как правило, следующие способы целеуказания: от ориентира (местного предмета) с пересчетом горизонтального угла; по измененному отсчету.

Кроме того, независимо от места нахождения дающего и принимающего, целеуказание может передаваться: прямоугольными координатами; полярными координатами; по сторонам света; по кодированной карте; разрывами снарядов (мин); сигнальными ракетами, трассирующими пулями, по данным оператора БпЛА.

Рассмотрим эти основные способы целеуказания подробнее.

Целеуказание наведением прибора в цель. Проще всего понять и найти цель в том случае, когда дающий и принимающий целеуказание находятся вместе на одном и том же пункте (местность имеет для обоих один и тот же вид). В этом случае наводят прибор на обнаруженную цель и докладывают (передают), например, так: «Перекрестие прибора наведено в центр цели — бронетранспортер» или «От перекрестия прибора до горки, что влево 30, наступает до взвода пехоты». Принимающий целеуказание, подойдя к прибору, увидит цель (рис. 3).

Рис. 3. Целеуказание наведением прибора в цель
 
Рис. 3. Целеуказание наведением прибора в цель

Целеуказание от ориентира или местного предмета. Этот способ применяют, когда дающий и принимающий целеуказания находятся на одном наблюдательном пункте (удаление друг от друга не более 100 м), а также при нахождении цели вблизи ориентира (местного предмета). В этих случаях дающий целеуказание определяет и передает принимающему:

горизонтальный угол между целью и ближайшему к ней ориентиру («вправо или влево столько-то»);

разность дальностей до цели и ориентира в метрах («дальше или ближе столько-то) или, если принимающий находится на том же пункте, угловое превышение цели над ориентиром в делениях угломера («выше или ниже столько-то»).

Например: «Начальнику артиллерии, ориентир второй, вправо 20, ниже 10, развертывается минометный взвод. Засечь» (рис. 4).

Рис. 4. Целеуказание от ориентира (местного предмета)
 
Рис. 4. Целеуказание от ориентира (местного предмета)

Целеуказание по отсчету прибора. Целеуказание по отсчету прибора является наиболее быстрым и удобным способом, когда дающий и принимающий целеуказание находятся на одном наблюдательном пункте и используют одинаково ориентированные приборы. Дающий целеуказание наводит перекрестие своего прибора в цель, считывает (снимает) отсчет по цели, определяет угловое превышение цели над наблюдательным пунктом (дальность до цели).

Например: «Отсчет 44-05, ниже 7, у широкого куста орудие, виден ствол». Принимающий ставит на своем приборе указанный отсчет и отыскивает цель по ее признакам (рис. 5).

Рис. 5. Целеуказание по отсчету прибора
 
Рис. 5. Целеуказание по отсчету прибора

Целеуказание по сторонам света. Для целеуказания по сторонам света используют линии в направлениях «север — юг», «запад — восток». Этот способ является наиболее простым, не требующим особого приборного оснащения, и не зависит от взаимного расположения, дающего и принимающего целеуказание.

Обнаружив цель, общевойсковой командир наносит ее на карту, затем определяет местоположение цели от ближайшего ориентира в метрах по сторонам света. Для этого он проецирует точку цели на линии «север — юг», «запад — восток», проходящие через ориентир, от которого дает целеуказание, и определяет расстояние от ориентира до цели по направлениям «север — юг», «запад — восток», которые затем передает артиллерийскому командиру (корректировщику) (рис. 6).

Рис. 6. Целеуказание по сторонам света
 
Рис. 6. Целеуказание по сторонам света

Например: «Начальнику артиллерии, ориентир 2, север 100, восток 500, пятиэтажное здание, наблюдательный пункт, цель 20, подавить».

Целеуказание полярными координатами. Целеуказание данным способом может даваться относительно НП дающего целеуказание или относительно НП принимающего целеуказание.

В первом случае целеуказание готовят и передают (принимают) в следующем порядке.

Дающий целеуказание:

определяет дирекционный угол цели и если нужно угол места цели;

определяет дальность до цели в метрах;

передает целеуказание, указывая наименование своего НП, дирекционный угол цели, дальность от своего пункта до цели в метрах, угол места цели (если нужно), наименование цели и ее характерные признаки. При передаче целеуказания слова «дирекционный угол», и «дальность» могут не указываться.

Например, «Батальонный, 48-50, 3400, РЛС в окопе» или «Полковой, 34-40, 4860, угол места плюс 5, БМП в окопе, наблюдать»

Принимающий целеуказание наносит точку цели на карту, определяет для своего НП дирекционный угол цели, дальность до цели в метрах со своего НП, наводит прибор в направлении на цель и на указанной дальности отыскивает цель по ее характерным признакам.

Целеуказание в полярных координатах относительно НП принимающего готовят и передают (принимают) в следующем порядке.

Дающий целеуказание:

определяет положение цели на местности и наносит ее на карту;

определяет по карте для НП принимающего целеуказание дирекционный угол цели, дальность до цели в метрах и передает их принимающему целеуказание.

Например, «25-05, 2600, ПТРК на крыше дома, уничтожить»

Принимающий целеуказание устанавливает прибор по указанному дирекционному углу цели и на указанной дальности отыскивает цель.

Целеуказание по кодированной карте передают трехзначными группами цифр:

первые три цифры — закодированный номер квадрата по координатам икс или по координатам игрек (098 — закодированный номер квадрата по координатам икс, 804 — закодированный номер квадрата по координатам игрек)

вторые три цифры — значение координаты икс или игрек, указываемой точки в закодированном квадрате (500 — значение координаты икс, 100 — значение координаты игрек, указываемой точки в этом квадрате) (рис. 7).

Рис. 7. Целеуказание по кодированной карте
 
Рис. 7. Целеуказание по кодированной карте

Например, «Волга», я «Ворон» 091-750-800-800, артиллерийская батарея. На опушке урочища ЗУЕВ ЛЕС, подавить»

Иногда не всегда возможно определить точное местоположение цели и нанести ее на карту, а также передать ее точные координаты. В этих случаях квадрат карты дополнительно делят на 9 равных квадратов, которые нумеруют цифрами от 1 до 9 в определенном порядке («улитка»).

Например, «Амур», я «Маяк», наблюдаю диверсионно-разведывательную группу противника на привале, 091 812 6.

В 40 А в ходе боевых действий в Афганистане широко применялся способ передачи своего положения именно по кодированной карте. Перед выходом на «рейдовые действия» (термин, принятый в ДРА) заранее каждый квадрат карты кодировался названиями птиц или животных. У корректировщиков тоже была своя кодировка. Позывной офицера корректировщика в 108 мсд был «Трасса», далее следовали две цифры. К примеру 21. Когда офицер-корректировщик выходил в эфир он докладывал о своем положении старшему артиллерийскому начальнику следующим образом: «Удар 500. Прими мою картинку — СОВА 9. Я «ТРАССА»21» Это обозначало, что докладывает артиллерист -корректировщик, который находится во 2-м батальоне 1-й роты и его положение в закодированном квадрате СОВА по центру. Последняя цифра указывалась « по— улитке», а целеуказание имело следующий вид «Удар 500. Я «Трасса»21. Цель ДШК в пещере. Ведет огонь. Координаты «Беркут -7».

Целеуказание разрывами снарядов или мин дает старший начальник, когда нет возможности быстро и надежно указать цель другими способами, или когда он предполагает сосредоточить огонь нескольких батарей (дивизионов) по цели, пристрелянной одной батареей. Дающий целеуказание указывает район, где следует наблюдать разрывы, признаки цели и подает для привлекаемой к пристрелке батарее команды, по которым она выпускает 2...4 снаряда беглым огнем орудия или батарейный залп при сосредоточенном веере, или дымовой снаряд. Например, «Сокол», наблюдать разрыв дымового, бронированная колонна противника» (рис. 😎.

Рис. 8. Целеуказание разрывами снарядов
 
Рис. 8. Целеуказание разрывами снарядов

ающий целеуказание предупреждает принимающего целеуказание словом «Выстрел».

При необходимости может указываться полетное время снарядов (мин). Если по району цели ведут огонь и другие батареи, то принимающий целеуказание может перепутать разрывы. В этом случае дающий целеуказание может указать цель с помощью воздушных разрывов. 

Убедившись, что воздушные разрывы замечены принимающим целеуказание, он подает стреляющей батарее команду опустить разрывы до горизонта цели, после чего указывает цель и 2–4 выстрелами орудия или батарейным залпом осколочно-фугасным снарядом уточняет ее положение для перехода в последующем к ее поражению. Принимающий целеуказание поступает так же, как и при целеуказании разрывами ударных снарядов. Например, дающий целеуказание сообщает «Лощина «Зеленая», наблюдать четыре воздушных разрыва» — и затем предупреждает принимающего целеуказание словом «Выстрел». Принимающий докладывает: «Разрывы вижу» (или «Разрывов не вижу»). Убедившись, что принимающий видит разрывы (или добившись этого путем изменения высоты разрывов), дающий целеуказание передает «Наблюдать четыре наземных разрыва в том же районе, пехота в окопах».Принимающий целеуказание отыскивает разрывы, а по ним и цель и докладывает «Цель вижу».

В афганской войне и войне на Кавказе для передачи целеуказания широко применяли дымовые снаряды, особенно при ведении боевых действий в горной местности.

Целеуказание ракетами или трассирующими пулями. Этот способ целеуказания применяется в общевойсковых подразделениях, взаимодействующих с артиллерией. Эти подразделения, обнаружив цель, дают пулеметную очередь трассирующими пулями или пускают сигнальные ракеты в направлении цели. Наблюдатели артиллерийских подразделений уясняют положение цели и докладывают ее местоположение своему командиру. Например, «КНП по траектории трассы» (рис. 9).

Рис. 9. Целеуказание трассирующими пулями
 
Рис. 9. Целеуказание трассирующими пулями

В нашем примере целеуказание поступает непосредственно исполнителю-начальнику артиллерии.

Целеуказание и корректирование огня с применением беспилотных летательных аппаратов (дронов) нашло в настоящее время широкое применение в ходе СВО с обеих воюющих сторон. 

Наши рекомендации при применении этого средства:

Во-первых. Целеуказание и даже координаты цели определяет оператор БпЛА. Работая от ориентиров (ориентира), оператор захватывает цель и ориентир (координаты которого известны) в поле видимости камеры, установленной на БпЛА. Оператор наблюдает в свой монитор и оценивает взаимное расположение цели и ориентира. На основании своего наблюдения, и зная координаты ориентира оператор с картинки монитора дает координаты цели. Следует учесть, что чем хуже подготовлен оператор и хуже метеоусловия— тем ниже будет точность координат цели.

Вывод: артиллерия должна обязательно проводить пристрелку цели, К поражению цели на основе полной подготовки эти координаты не годятся. Пристрелка требует времени, а значит нахождение артиллерии на огневых позициях затягивается, что влечет ответное огневое поражение со стороны противника.

Например.

Цель наблюдается оператором БпЛА подразделения Росгвардии, обеспечивающего охрану транспортной гуманитарной колонны, выполняющей логистические задачи. Обнаружена цель — танк в окопе и группа пехоты. Диверсионная группа приготовила засаду. Своими силами подразделение Росгвардии уничтожить танк не может. Значит необходимо немедленно передать целеуказание артиллерийскому подразделению, которое его поддерживает. Таким образом, командир подразделения Росгвардии будет выступать «ретранслятором» передачи целеуказания артиллеристам. В ходе движения вряд ли будут выбираться ориентиры и конечно координаты цели будут даны с искажениями. А это время!

В ходе войны в Афганистане в каждую автомобильную колонну назначался артиллерийский корректировщик, который отвечал за проход колонны к месту назначения. Он имел карту с заранее нанесенными плановыми целями по ходу движения колонны и позывные артиллерийских батарей на маршруте движения. При обнаружении засады, он вызывал огонь ближайшей батареи по плановой цели вблизи засады, а затем корректировал его непосредственно по противнику. Быстрота выполнения огня нарушала планы противника. Противник либо отходил, либо нес потери, отказываясь от выполнения задачи. Главное-атака на колонну успеха не имела.

Во-вторых. Если, оператор БпЛА сможет организовать полет прямо над целью, тогда он получит полные координаты со своего монитора. В этом случае точность будет зависеть от качества навигационной системы беспилотника. Эти данные подходят для артиллерии для выполнения задачи без пристрелки цели. Но, эта задача пересекается с живучестью самого беспилотника и будет, вероятно, выполняться в отдельных случаях. Сложность заключается еще и в том, что целей может быть несколько и над каждой не пролетишь. Вывод: необходимо назначать район разведки и обслуживания стрельбы и в этом районе должны барражировать не один, а несколько дронов-разведчиков.

В-третьих. Один из лучших вариантов, когда на БпЛА установлен бортовой дальномер. При наличии на борту дрона гиростабилизированной оптико-электронной системы и лазерного дальномера, навигационная система отрабатывает прямоугольные координаты и угол прохода дрона, а лазерный дальномер определяет дальность до цели. В этом случае оператор решает в принципе задачу получения полярных координат цели, которые с успехом можно перевести в прямоугольные. При наличии современной навигационной аппаратуры возможно целеуказание и работа по нескольким целям. Вывод: способ рационален и применим на практике.

В-четвертых. Имея современную навигационную аппаратуру, оператор БпЛА снимает в полете дрона несколько азимутов по цели. Зная координаты дрона оператор легко может вычислить с достаточной точностью для артиллерии координаты цели. Работа возможна с несколькими целями в ходе полета БпЛА.

Вывод: способ рационален и применим на практике.

Например.

Обнаружена цель с высокой степенью точности дроном командира мотострелковой роты. Цель — артиллерийская батарея 155-мм гаубиц М 777. Однако средств для поражения артиллерийской батареи в роте нет, но эта цель смело может транспортироваться в верхнюю инстанцию для ее поражения за счет точных координат.

В этой статье мы затронули лишь основные способы целеуказания в интересах взаимодействия общевойскового командира и артиллеристов. Отдельные положения этой статьи взяты из недавно вышедшего учебного пособия «Общевойсковой офицер и управление артиллерией».

Поделиться


Ссылка на пост
Поделиться на этих сайтах:

Зарегистрируйтесь или войдите для ответа

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе, чтобы оставить сообщение

Зарегистрироваться

Зарегистрируйтесь в нашем сообществе. Это легко!

Создать новый аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Входите.

Войти

  • Тему читают:   0 пользователей

    Никто из зарегистрированных пользователей не просматривает эту страницу.

×